The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Первая встреча


Первая встреча

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1536 год. Королева приезжает к принцессе Мэри, чтобы ближе познокомиться с ней.
участники:Джейн Сеймур,Мэри Тюдор,Генрих Vlll Тюдор

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-13-08 18:12:31)

0

2

Приехав на место, королева вышла из кареты и посмотрела на высокое здание, в которое ей нужно было зайти... она подумала:
Бедное дитя, она живет в этом дворце.
Джейн очень хотелось познакомиться с Мэри, но она немного боялась, что не понравится ей.
Смелым шагом она зашла вовнутрь..
Ее встретили фрейлины и провели к Мэри.
Мэри, я приехала к тебе с визитом, чтобы познакомиться с тобой поближе и стать твоим другом, - немного дрожащим голосом произнесла она.
- Хочу подарить тебе вот это..
Она достала маленький конвертик и, развернув его, вынула от туда очень красивые бусы.
Очень надеюсь, что тебе понравится.... и еще вот письмо от короля..

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-05-07 14:28:40)

0

3

Мэри ожидала визита новой королевы  не без волнения, до нее доходили слухи, что королева Джейн прикладывает все усилия, чтобы примирить ее с отцом,  и вернуть ее ко двору. Но что скрывалось за участием и добротой новоявленной мачехи? Это предстояло выяснить.
-Ваше Величество! – приветствовала она, вошедшую, склоняясь перед ней в низком реверансе.
Внимание, которое проявила к падчерице  новая мачеха, глубоко тронуло бывшую принцессу. На глазах  появились непрошеные слезинки. И впервые за много лет это было слезы радости!
-Я благодарю вас Ваше Величество!-расстроганым от волнения голосом поблагодарила Мэри свою королеву.

0

4

Джейн отослала своих фрейлин, чтобы поговорить с принцессой наедине.
Взгляд Мэри растрогал новую королеву.Она потеряла мать и отлучена от отца, так нельзя оставлять, - подумала Джейн.
В голове у королевы крутился разговор с испанским посланником, в котором была затронута тема леди Мэри.
- Ваше Высочество, я много наслышана о вас. Ваше положение заставило меня задуматься. Думаю вам достаточно сидеть здесь и пора показаться в обществе.
И еще, Мэри, думаю, вам стоит прочитать письмо от отца!

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-12-08 15:12:22)

0

5

Туманным взором старшая дочь  Генриха Тюдора  наблюдала, как фрейлины, склонившись в полупоклоне, заторопились,  шурша юбками,  оставить мачеху и падчерицу наедине. Кажется, или она уже переживала нечто подобное? В свое время всесильная тогда Анна Болейн, также явилась к новоявленной падчерице и обещала посодействовать примирению с отцом. Но гордая принцесса  отказалась принять подобную милость. Для нее она навсегда осталась лишь любовницей отца,  по роковой случайности сумевшей занять трон.
Вкрадчивый голос королевы Джейн заставил Мэри очнуться от  воспоминаний и старые призраки прошлого,  мучавшие нещадно свою жертву, растворились в небытии, уступая свое место в душе девушке вновь зарождающейся надежде.
Взяв письмо  от отца из рук Джейн, Мэри  дрожащими пальцами вскрыла его, не решаясь читать.  Ведь это не клочок бумаги  нет, сейчас она держит в руках свою судьбу. Да будет Господь к ней милостив.

0

6

За письмо Генрих садился задумчивым. Любимая Джейн собиралась отправиться навестить его старшую дочь и король знал, что ничто так не обрадует его новую жену, как восстановление добрых отношений с принцессой Марией.
Отчего же так скребёт внутри, отчего мысли не желают собираться в слова?
Воспоминания о событиях прошедших лет сжигали короля изнутри, не давая скрытому чувству вины пролиться на бумагу.
Несправедливо отвергнутая... Объявленная незаконнорожденной... Дочь моя, Мария...
Генрих тряхнул головой, прогоняя эти проявления слабости, и уверенным летящим почерком начертал:
"Возлюбленная дочь моя, принцесса Мария!
Надеюсь, что вы пребываете в добром здравии, в то время как мы скорбим о вашем редком появлении при дворе.
Я и королева Джейн выражаем искреннее желание, чтобы отныне вы являлись украшением нашего двора и утешением наших сердец.
Ваш отец, Генрих VIII Тюдор".

Отредактировано Генрих Тюдор (2011-16-08 21:51:17)

0

7

Подойдя к окну, Джейн вспомнился разговор с Генрихом про Мэри. Он хотел вернуть дочь ко двору, так как чувствовал, что неправильно поступил с ней. Наверное, именно это он написал ей в письме. После этого разговора он вручил Джейн письмо.
Королева очнулась от воспоминаний, услышав шорох бумаги. Она обернулась и увидела, что Мэри распечатала письмо, но не прочитала его.
Может быть, она боится читать письмо? - подумала Джейн. Ей казалось, что Генрих искренне написал письмо для своей дочери и предложил вернуться ко двору! Но королева не знала, что скрывается на бумаге.

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-15-08 15:15:43)

0

8

Пауза затянулась, и как бы не было Мэри страшно читать письмо, но знакомство с ним было неизбежно. Откладывать было нельзя, да и королева Джейн вероятно хотела, чтобы она прочитала королевское письмо в ее присутствии.
И вот, перед глазами заплясали, складываясь  в заветные строки буквы. Мэри узнала руку отца. Как же долго она ждала этого часа, ждала и  надеялась, а теперь  она держит в руке заветный клочок бумаги так отчего же такая опустошенность? Почему она ничего не чувствует? Точно что-то надломилось внутри, стеснило грудь.   Голова закружилась, все поплыло перед  глазами, письмо выпало из руки, упав к ногам девушки.
Принцесса  не видела этого, густой туман заволок глаза, и в следующее мгновенье  Мэри поглотила пустота…

0

9

Джейн смотрела на принцессу в ожидании ответа. Через секунду она увидела, что письмо упало из рук принцессы.
Королева подбежала к Мэри, но девушка ничего не замечала вокруг себя. Джейн подняла письмо, которое лежало у ног принцессы и прочла его. Она сразу поняла реакцию Мэри. В этом письме было столько искренних слов, столько того, что девочка лишилась в детстве. И наконец отец написал ей такие теплые слова и пригласил ко двору.
- Мэри, с вами все в порядке? - немного дрожащим голосом спросила Джейн.

0

10

Король Англии, откинув расшитую серебром занавесь, наблюдал, как его молодая жена в окружении щебечущих фрейлин усаживается в карету. Недавно он лично вручил ей письмо для своей старшей дочери, и теперь королева отправлялась с визитом в замок Хансдон, где опальная принцесса Мария жила по настоянию отца.
Генрих отошёл от окна и измерил шагами комнату – его снедало беспокойство. Его Джейн, нежное и полное доброты создание, собиралась подружиться с падчерицей, упрямой и гордой дочерью Екатерины Арагонской.
«Конечно, она упряма, - в ней течёт кровь Тюдоров, моя кровь! - напомнил сам себе Генрих. – Как долго она сопротивлялась моей воле, не желала признать незаконность брака с её матерью… Но теперь всё изменится, она подписала документ о повиновении, а у меня появилась возможность простить свою дочь!" – Генрих пальцами выбил дробь по уставленной неоконченным завтраком столешнице и постарался не думать о главной причине своего беспокойства – простила ли Мария его самого.
Сперва король пытался заняться делами – выслушал длинный и невероятно запутанный доклад Кромвеля про аббатства в северных провинциях, просмотрел бумаги о состоянии верфей – но делал всё это рассеянно и даже раздражительно.
«К дьяволу дела! – В конце концов, решил Генрих, заметив, как только что задумчиво смял прошение об увеличении выплат на судостроительство. – Я хочу видеть их обеих! Знать, о чём они говорят!»
И уже через четверть часа король, в сопровождении скромного эскорта придворных, стремительно мчался в направлении Хансдона. Путь был неблизкий, но Генрих проделал его со всей скоростью, на которую был способен его великолепный берберский скакун. Прибыв в замок, король, не глядя, бросил поводья суетливому подобострастному конюшему и без доклада направился к дочери.
Толкнув массивную дверь, Генрих застыл на пороге – картина, представшая его глазам, оказалась столь неожиданной, сколь и подтверждающей правильность его решения о внезапном визите. Принцесса с бледным, ни кровинки, лицом осела прямо на видавший виды ковёр – одна рука на груди, другая, сжимающая лист бумаги, откинута в сторону. Джейн, не менее бледная и взволнованная, метнулась от окна, опустилась рядом с Марией на колени, и осторожно извлекла из пальцев принцессы смятый лист, в котором король, наконец, признал своё письмо.
- Лекаря, - отрывисто бросил Генрих через плечо столпившимся за его спиной придворным и быстрым шагом вошел в комнату. Приобняв за плечи изумленно вскинувшую на него глаза Джейн, король мягко отодвинул жену и склонился над дочерью. Прошло больше пяти лет с момента, когда он видел её в последний раз.
- Как сильно ты повзрослела, - невольно шепнул монарх, бережно заключая тело принцессы в объятья и устраивая её голову на своём широком плече. – Ну, что же ты, Мэри? Очнись, девочка моя…
В голове короля вихрем пронеслись воспоминания о частых докладах про нездоровье Марии, от которых он так легко отмахивался все эти годы. Мучимый чувством вины, Генрих нежно коснулся белой, как алебастр, щеки дочери. Радость вспыхнула в нём, когда в ответ на прикосновение, принцесса прерывисто вздохнула, а ресницы её задрожали.

Отредактировано Генрих Тюдор (2011-13-09 10:31:27)

0

11

Подняв глаза, королева увидела перед собой мужа. На лице читалось волнение. Отправив слугу, он быстро пересек комнату, приближаясь к Джейн и Мэри. Легким движением руки, Генрих отодвинул Джейн и занял её место рядом с дочерью. Он наклонился и начал шептать, чтобы та очнулась. Письмо, от которого принцессе стало дурно, смятое лежало в руках у Джейн. Это была прекрасная картина. Отец, после долгой разлуки с дочерью, сейчас сидит и беспокоится о её здоровье. Вдруг в комнату ворвался лекарь и быстрым шагом пересек комнату. Устроившись рядом с принцессой и королем, начал готовить снадобье, чтобы веруть прицессу к нормальному состоянию.  Джейн присела рядом и взяла в свои руки руку Мэри и прошептала:
-Мэри, как ты?Слышишь?

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-02-10 09:20:11)

0

12

На лице девушка возникла улыбка, ей грезилось, что  она маленькая  девочка и отец, легко подхватив ее на руки, кружил ее, называя своей маленькой жемчужиной. А рядом мать  с умилением и гордостью наблюдает за их игрой…
Сейчас она откроет глаза, и они оба исчезнут. Нет, постойте, подождите, не оставляйте меня! –взмолилась Мэри и открыла глаза. Увидев перед собой  склонившееся озабоченное лицо короля, она поначалу  приняла его за видение, но это видение не собиралась растворяться в воздухе как мыльный пузырь, и плечо на котором покоилась голова принцессы, не было чем-то эфемерным, готовым  в каждый миг исчезнуть…
Чем явственнее она это осознавала, тем  сильнее менялась в лице от недоверия  и страха до удивления и дочерней радости, вся гамма чувств,  промелькнула на  лице принцессы, прежде чем она окончательно позволила  поверить своим глазам и рукам: ее отец здесь!
Он приехал!
Увидев обеспокоенное лицо Джейн  Сеймур обращающейся к ней:
-Мэри, как ты? Слышишь?
Девушка улыбнулась ей, и согласно кивнув головой, прошептала: Благодарю мне уже лучше, -затем повернувшись к отцу добавила – Ваше Величество, извините за причиненное беспокойство, я не хотела….

0

13

Джейн выдохнула. -Слава Богу с принцессой все хорошо!-сказала сама себе королева.Взгляд её перескочил на короля. На лице появилась легкая улыбка. Лицо короля уже придавалось нормальному оттенку, не то что некоторое время назад.
-Мы очень испугались за вас леди Мэри!-взяв в свою руку руку принцессы, дружелюбно сказала Джейн.Щечки Её Высочества приняли легкий румянец.-Нужно оставить её с отцом хоть на чуть-чуть.Джейн поднялась с колен, и посмотрела на семью. На свою семью.
-Ваше Величество! Леди Мэри! Прошу простить меня, я оставлю вас на несколько минут.-она присела в реверансе и немного смущенно улыбнулась Мэри.

0

14

«Как хрупкий цветок, распустившийся не в сезон, - подумал не лишённый поэтической жилки английский монарх, глядя, как на лице его дочери расцветает неуверенная, почти робкая улыбка. – Что делает с нами жизнь, моя бедная малышка? Знал ли я раньше, что ты станешь так измученно улыбаться мне?»

Генрих торопливо перелистал в памяти образы принцессы. Вот она, ещё совсем малышка, сидя на руках Екатерины Арагонской, широко, по-детски искренне, улыбается ему, огромному, блестящему золотым шитьём кафтана, мужчине, без предупреждения нагрянувшему в покои своей жены.  А вот, уже чуть старше, стоит надув щёчки и выпятив от обиды нижнюю губу, исподлобья глядит на потерявшего от её толчка равновесие французского дофина, мальчишку, стеснявшегося принять поцелуй от юной, только что представленной, английской невесты. Как же Генрих тогда смеялся… А вот ей двеннадцать. Волосы украшены нитями жемчуга, детская фигурка затянута в платье почти взрослого покроя – принцесса кружится в танце под руку с испанским посланником и изо всех сил старается принять по-королевски важный  вид, но её глаза искрятся такой безудержной радостью, что все вокруг начинают улыбаться. Видел ли он её счастливой после? В памяти только смазанные тусклые образы дочери, тёмные наряды, бледное лицо, плотно сжатые губы и опущенные глаза…
«Я запретил тебе видеться с матерью… Я хотел сделать больно, но не тебе, а ей. О тебе, малышка, я почти совсем тогда не думал… - устало перебирал воспоминания Генрих.  – Ты даже не смогла увидеть Екатерину перед смертью. Впрочем, меня ты тоже почти не видела и с непреклонным упрямством отказывалась признавать мой новый брак. А я не желал смотреть на тебя, моя девочка, моё напоминание о том, как я поступил с твоей матерью…»

Нет, ничего из этого король Англии не произнёс вслух. Генрих Тюдор уже не мог признавать свои ошибки даже среди самых близких ему людей. Только в мыслях, только перед самим собой или Господом он иногда исповедовался в том, что бывает не прав. Вот и сейчас, легко подхватив на руки всё ещё бледную принцессу, монарх громогласно заявил:
- Моя дочь стоит беспокойства, Мария! Ты, верно, совсем не следишь за своим здоровьем, если при визите королевы падаешь в обморок! Ты не должна так пугать ни меня, ни мою Джейн! – Король обвёл медленным взглядом комнату, нерешительно топчущегося рядом лекаря, обеспокоено перешёптывающихся у дверей придворных. Кивнул взволнованной жене, просящей позволения ненадолго покинуть покои. – Хотя неудивительно, что ты так слаба. Это место запущенно, будто поместье какого-нибудь провинциального мещанина!
Впрочем, обитое плюшем кресло показалось Тюдору вполне достойным его дочери, и он бережно устроил в нём ослабшую Марию, а сам принялся расхаживать перед ней, меряя комнату размашистыми шагами.
– Почему мне никто не доложил о состоянии замка, где живёт принцесса? – Гневный взгляд в сторону притихших придворных.
– Почему ты сама не написала мне об этом? – Генрих остановился перед дочерью и голос его теперь звучал спокойно, почти укоризненно.

Отредактировано Генрих Тюдор (2012-21-04 12:54:39)

+1

15

Тюдор, выказывающий расположение  своей старшей дочери, картина которую приближенные или правильнее надзиратели Мэри,  ожидали и страшились, как страшного суда. Король был быстр на расправу, падение его бывшей фаворитки, а позднее законной жены  и королевы Анны Болейн, были ярким тому  примером. А главное, Генрих, никогда не признает своей вины он будет плакать и жаловаться, обвинять нерадивых слуг, лекарей, приставленных к Мэри фрейлин, которых он сам выбрал в свое время для нее, чтобы те докладывали о каждом шаге принцессы, и они  покорно докладывали. Никто не осмеливался идти  против монаршей воли.  И сейчас все это забыто? Генрих всякий раз когда в нем просыпалась совесть и чтобы заглушить чувства вины, предпочитал все начинать с начала, с чистого листа,  вычеркнув из памяти неугодное ему прошлое и выбросив как черновик в корзину, мало интересуясь, а желают ли другие забывать? Мэри знала отца и любила его, но вычеркнуть навсегда из памяти пережитый ею кошмар, она никогда не сможет. Простит ли она его? Простит но не забудет, и отныне между Мэри и ее отцом будет стоять невидимая преграда. Которую бедное дитя будет стремиться преодолеть всю жизнь, чтобы все было как раньше, как в ее беззаветном детстве…
-Отец, Вам писали! – все еще слабым голосом произнесла Мария. – Писали! – твердо заключила она, а потом примирительно добавила  - Впрочем, возможно Вы и не получали их…

0

16

Глядя на свою старшую дочь, Генрих только диву давался – когда он успел пропустить её взросление? Малышка превратилась в юную девушку, детскую угловатость сменила гордость осанки и властность движений, присущие особе, рождённой повелевать. Даже сейчас, сжавшись в просторном кресле (добрая половина которого осталась свободной), с залитыми бледностью щёчками и покрытым лёгкой испариной лбом, Мария говорила так, словно распоряжалась в тронной зале. Тюдор с весёлым удивлением подмечал в ней, юной девушке, собственные черты. Ему немедля захотелось закатить по случаю примирения с дочерью грандиозный праздник, утопить её в изысканных винах и добротно приготовленных кушаньях, ошарашить роскошью и закружить в самом замысловатом танце. Он ещё покажет, что Генрих VIII может быть не только строгим, но и весьма заботливым отцом! Кстати, о строгости…
– Не сомневайся, виновные в попустительстве к королевской дочери будут наказаны! – пророкотал Тюдор и даже спиной почувствовал волну ужаса, прокатившуюся среди придворных и отправившуюся гулять по всему Хансдону – с сегодняшнего дня все, от кастеляна замка до младшего помощника конюха, будут трястись за свою голову. –  А ты, Мария, постарайся скорее поправиться.
Король опёрся руками о подлокотники кресла, склонился к дочери и, едва не касаясь губами её виска, прошептал:
–  Всё, что было - дурной сон, навеянный чёрным колдовством одной ведьмы и поддержанный твоим упрямством. Я рад, что ты от него проснулась. Что мы оба смогли проснуться… А пока готовь свои ножки к самым умопомрачительным танцам и свои плечики к тяжести украшений.
Монарх выпрямился и громогласно заявил:
–  Я и королева Джейн будем счастливы видеть нашу дочь Марию при дворе не позднее конца этого месяца! В её честь будет устроено празднество с фейерверками и маскарадом! 
Генрих едва заметно подмигнул принцессе, круто развернулся и решительно направился прочь из комнаты. Нерасторопный придворный, не успевший вовремя убраться от дверного проёма, заработал весьма болезненный толчок королевским локтем. А в монаршьей голове уже зрели замыслы бьющих вином фонтанов и театральных представлений, наполненных прекрасными служительницами Талии в полупрозрачных античных туниках.

+2


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Первая встреча