The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1533-1536 » В Вулфхолле!


В Вулфхолле!

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

1535 год. Его Величество с Чарльзом Брендоном после охоты заезжают в имение Сеймуров. Там король впервые встречает Джейн Сеймур.
Участники: Генрих Тюдор, Джейн Сеймур, Чарльз Брендон, Джон Сеймур (профиль Судьба), Элизабет Сеймур, Эдвард Сеймур

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-07-11 14:13:40)

0

2

В Англию пришла весна. Она наполнила деревья зеленью, небо пронзительным голубым цветом, а сердца всех юных англичан ожиданием волшебных и удивительных встреч. Всё, что совсем недавно казалось тусклым и унылым, теперь снова дышало упоительной новизной.
Генрих всей грудью втянул свежесть весеннего воздуха и ощутил, как растекается и бурлит в крови эта волшебная сладость новой жизни. Он оглянулся на своего спутника и звонко расхохотался:
- Догоняй, Чарльз!
Пришпорив коня, король устремился вперёд. Что может быть лучше таких моментов, когда олень почти загнан, собаки цепко держат след, рядом верный друг, а вокруг царит пъянящая зелень весеннего леса?! Перелетев ручей, Генрих оказался на тенистой прогалине и поймал взглядом беззащитный бок оленя. Лук, зажатый в руке монарха, взметнулся в одну секунду - весело просвистев, стрела настигла свою цель. Олень споткнулся и с видимой тяжестью скрылся за деревьями.
- Ты видел? Каков выстрел? - азартно выкрикнул Генрих герцогу Саффолку, но заметив, что тот устремился вперёд, снова рассмеялся. - Даже не думай, Чарльз, это моя добыча!
Они вылетели к упашему телу почти одновременно. Самец оленя в безуспешной попытке подняться уперся в землю ветвистым рогом и беспомощно вспарывал дёрн задней ногой. Генрих, не теряя ни мгновения, выскочил из седла, на ходу выхватывая охотничий нож. Оттолкнув косматую морду гончей, сунувшейся было ему под руку, король крепко схватил оленя за рога и запрокинул ему голову. Нож перерезал шейную артерию в одно движение и Генрих завороженно наблюдал, как с пульсирующим потоком крови, оленя покидает жизнь. Животное всхрапнуло, дёрнулось в последний раз и затило. Только тогда король медленно обернулся к Брэндону и широко улыбнулся:
- Отличная вышла охота, а, Чарльз?

Отредактировано Генрих Тюдор (2011-16-08 21:03:55)

+2

3

Брендон одобрительно склонил голову.
-Прекрасная охота, Генрих. Ваша меткость как всегда поразила достойную мишень. Огорчает одно, Ваше Величество, возвращаться нам далековато, и оленину  придется грумам нести на плечах -  та еще работенка...  Жаль людей!
Чарльз оглянулся вокруг, но их окружала  только зелень раскидистых дубов и ясеней. По лицу Брендона было видно: он напряженно думал. Шанс отведать оленины с жару- пылу пьянил охотников не меньше, чем сама охота на оленя.
Герцог Саффолкский прекрасно знал слабости короля, а потому сейчас был намерен  для общего блага воспользоваться одной из них.
Красоты весеннего леса - это хорошо. Но Чарльз все отчетливее ощущал, как  его сосет под ложечкой. Несомненно, разгоряченный охотой и свежим воздухом, король в скорости почувствует то же самое.
-Ваше Величество, а что бы Вы сказали, если бы через  некоторое время Вы сидели бы  с отличным ломтем жареной оленины в одной руке, кубком доброго вина - в другой, а вокруг Вас кружили внимательные хозяева уютного замка и потакали Вашим желаниям?
Увидев недоумение короля, Брендон поспешил продолжить, одновременно пытаясь успокоить гарцующую лошадь.
- Я объясню, Вашему Величеству, что имею ввиду. - Чарльз улыбнулся своей излюбленной кривоватой улыбкой, как улыбался всегда, когда затевал что-то каверзное - Здесь неподалеку находится замок Вулфхолл, имение лорда Сеймура. Он предан Вашему величеству, и для него будет огромной честью принять своего короля, да еще с собственным охотничьим трофеем. Если Вы пожелаете, не пройдет и часа, как мы доберемся до Вулфхолла и еще через час отведаем оленины. Ну, что скажете, Генрих?

Отредактировано Чарльз Брэндон (2011-16-08 18:59:29)

0

4

Король испытуще взглянул на герцога Саффолкского. Картина, которую тот красочно описал, сейчас же представилась взбудораженному охотой воображению Генриха. Но что же мешает сию секунду принять заманчивое приглашение? Лоб монарха напряженно нахмурился.
"Анна, - царапнулось в душе беспокойство, ставшее в последнее время уже привычным. - Если я не вернусь к вечеру, она опять начнёт подозревать меня в измене, устроит сцену ревности, станет сыпать обвинениями..." Король осмотрелся вокруг - лес был по-прежнему полон чарующим круговоротом весны.
- Лорд Сэймур? - переспросил он ожидавшего ответа герцога и неожиданно оживился. - Я помню его! Он был с нами во Франции, при взятии Теруанны и Турне.
Воспоминания об удачной военной кампании подстегнули начавшую мутнеть радость Генриха. "К чёрту возвращение, к чёрту Анну с её непредсказуемыми выходками! Хитрюга Брэндон, как всегда, знает на каких струнах сыграть свою партию! Вино и оленина куда приятнее очередной истерики жены!" - и Генрих небрежно обтёр испачканное кровью лезвие ножа о свой рукав.
- Так чего же мы ждём, друг Брэндон? - весело поинтересовался король, вскочив на ноги. - Стань же моим проводником в эту гостеприимную обитель отдыха!

0

5

- Только предупреждаю, Ваше Величество, у Сеймура дочь-девица на выданье. Какова она собой - не знаю. Все говорят, что кожа ее молочно-белая. Но утверждать не стану. Как бы не случился конфуз, Генрих. Вдруг девица сия придется Вам по нраву? Что мы тогда скажем королеве Анне? - с улыбкой проговорил Брендон, прекрасно осознавая, в какую благодатную почву он сеет семена.
С неизменной улыбкой наблюдая, как король вскакивает в седло и подает знак грумам следовать за ними, Брендон мысленно прикидывал расстояние до Вулфхолла.
Да , час езды, не меньше. Но если все сложится - Генрих будет счастлив этим визитом. И кто знает, какой сюрприз преподнесет старик Сеймур в виде своей дочери. Только бы она была не кривая и не горбатая, а то Генри этого не переживет.  Однако, если она красавица, отчего Сеймур прячет ее от двора?
Процеесия двинулась с места в направлении имения Сеймуров. На душе у Брендона становилось все веселей. Он старался не обращать внимания на урчавший желудок с наслаждением думая о том, что скоро они все будут лакомиться замечательной олениной.
Кинул взгляд на Генриха. Тот, казалось, уже мысленно пировал в Вулфхолле.
- А что ты скажешь Анне? - Спросил Брендон у своего царственного друга и вопросительно поднял взгляд на короля. - Она ж взбесится, Ваше Величество, когда узнает, что мы свернули с известного ей маршрута.

+1

6

- Ты ничуть не меняешься, Чарльз! Разбуди тебя в середине ночи, ты и тогда без запинки расскажешь, где искать любую девицу на выданье! – Пришпорив коня, король шутливо погрозил своему другу пальцем. – Молочно-белая кожа? Да, это красиво. А ты сам знаешь, что во всей Англии не найти большего ценителя красоты, чем я! Пусть же при этом у неё окажутся чёрные волосы и выразительные глаза… - Генрих запнулся, неожиданно поймав себя на мысли, что описывает собственную жену, королеву Анну. – Нет, пусть она лучше будет блондинкой. Прекрасной блондинкой с голубыми глазами и приятными формами! – решительно подвёл итог раздосадованный король.
Богатое воображение монарха уже принялось рисовать какой-то волнующий образ белокурой красавицы, как его вытеснило видение сочного, ещё дымящегося, куска оленины на серебряном блюде. Еда представилась Генриху так отчетливо, что он почти уловил терпкий запах мяса и пряностей. Эфемерное светловолосое существо исчезло из мыслей короля без следа – он, наконец, осознал насколько проголодался во время охоты.
- Знаешь, герцог, а ещё лучше, если дочь Сеймура сразу начнёт подавать нам оленину под молочно-белым сливочным соусом! – громко рассмеялся Генрих и, натянув поводья, заставил скакуна подняться на задние ноги. – Быстрее, Брэндон, кажется, твой король умирает от голода!
Они двигались под сенью раскидистых деревьев, и лица друзей то оказывались в тени ветвей, то вновь освещались обманчивым весенним солнцем. Так же неспокойно стало у Генриха на душе, когда герцог Саффолкский заговорил о королеве:
- А что ты скажешь Анне? Она ж взбесится, Ваше Величество, когда узнает, что мы свернули с известного ей маршрута.
Радостные чувства короля потускнели при воспоминании о жене.
«Почему я должен отчитываться перед ней? – с легким раздражением подумал Генрих. – Она моя жена, а оттого должна быть помощницей своему супругу, покорной всем его желаниям. А сейчас Мы желаем отведать оленины во владениях Сеймура, так для чего я должен придумывать оправдания?»
– Своей милой и во всём послушной моей воле королеве, - с лёгкой иронией в голосе проговорил Генрих, - я скажу, чтобы она держала на замке свой сладкий ротик, ибо её острый язычок в последнее время доставляет мне больше головной боли, чем удовольствия.
Так, перешучиваясь и, порой, обгоняя друг друга, король с герцогом Саффолкским незаметно оказались на опушке леса. До замка Сеймуров осталось рукой подать, но готово ли это почтенное семейство к приёму высоких гостей? Генрих нарочно замедлил поступь коня, чтобы дать Брэндону возможность первым добраться до Вулфхолла и оповестить его владельцев о той чести, которой они должны были удостоиться с минуту на минуту.

0

7

Имение Сеймуров было небольшим, и даже скромным. Однако, Брендона это не огорчало. Главное , на что он возлагал свои надежды - были не стены и колонны из камня, а трепещущее прекрасное существо, по имени леди Джейн Сеймур.  Именно такой он представлял дочь Сеймура.
Если повезет, и она окажется красоткой - король будет доволен, а значит, можно рассчитывать на его благосклонность и в решении моих вопросов. - подумалось Брендону, пока он гнал коня по усыпанной гравием дорожке - прямо к воротам замка Вулфхолл. В проеме мелькнуло испуганое лицо челядинца. И пока Брендон спешился и ступил под своды Вулфхолла, по лестницам и залам уже звучали крики прислуги: "Король! Король" Штандарты короля!"
Где-то на верху послышались грузны шаги, и на лестнице показался сам господин замка - грузный и несколько неопрятный милорд Сеймур.
Брендон коротко поклонился.
- Милорд, в Ваш замок с минуты на минуту прибудет Его Величество. О еде не беспокойтесь слишком. Мы везем охотничий трофей - чудесного оленя.Прикажите дать необходимые распоряжения, милорд, чтобы принять его Величество, как подобает. И не поскупитесь, Сеймур, на доброе вино. Кислятины наш король не пьет! - тоном хозяина замка Брендон. Впрочем, ему ничего другого не оставалось. Милорд Сеймур, кажется находился от неожиданной новости в ступоре.
Король? У нас? В Вулфхолле? - наконец произнес он.
- Милорд, - повторил Брендон  - Я же имел честь Вам сообщить: прием для короля, жаровня для оленя и стол для королевской свиты. разве я выразился непонятно?
Да-да, милорд Саффолк! - согласно закивал Сеймур - Конечно! такая неожиданность! Боже! Сам король!
Он спустился по лестнице вниз и все еще недоумевая уставился на Чарльза.
- Милорд, у Вас нет времени рассматривать меня, как будто я вылит из чистого золота. - проговорил Брендон снова - Поторопитесь, прошу Вас. И еще....- подозвав милорда Сеймура  себе, Саффолк наклонился и что-то прошептал ему на ухо...
Но она же девица совсем.... - пролепетал Сеймур, но встретив непреклонный взгляд Брендона, смиренно кивнул головой.
- Считайте, что это Ваш счастливый день, милорд. - тихо промолвил Саффолкский - Только пусть леди Джейн оденется в лучший свой наряд, чтобы выглядеть достойно. Если она понравится королю - Вы поднимитесь до небывалых высот, Сеймур!

Отредактировано Чарльз Брэндон (2011-22-08 00:33:58)

0

8

Джейн сидела за книгой, когда услышала какой-то шум внизу. Она отложила книгу и поспешила позвать служанку.
- Что там происходит? Что за шум? - спросила Джейн.
- К нам едет Его Величество! Все готовятся к его визиту, леди Джейн!, - сказала она
- Король? Неужели! - все, что могла промолвить девушка.
Джейн несколько раз видела короля, но не была с ним знакома. Ей очень хотелось с ним познакомиться и понравиться ему.
Подойдя к окну, Джейн увидела, что вдалеке едет очень много людей. Приглядевшись внимательней, она разглядела в одном из мужчин Генриха.
Он сразу понравился ей. Сердце забилось с бешеной скоростью. Вот-вот - и оно выпрыгнет из груди. Джейн положила руки на сердце, чтобы немного успокоить его.
Служанка передала просьбу отца: чтобы она оделась в самый лучший наряд и выглядела достойно перед королем.
Девушка вытащила все свои платья и начала рассматривать их. Она знала, как одевается её сестра Анна, правда, они были только троюродными сестрами, но все же. Из кучи нарядов она выбрала самое красивое, на её взгляд, платье. Светло-зеленое с белым. Её любимый цвет.
Выглянув в окно, она увидела что король подъезжает к воротам. Джейн позвала всех служанок, чтобы те помогли ей одеться и убрать волосы.
Через несколько минут все было готово. Девушка прошлась по комнате, повернувшись к слугам, спросила:
- Ну как я? Достойно ли выгляжу для короля? - важным тоном произнесла Джейн.
- Вы прекрасны, миледи, прекрасны!, - в один голос пролепетали служанки.
Внизу была слышна беготня слуг. За окном погода изменилась, солнце скрылось за тучами. Видно, ночью будет гроза.
Служанки присели в реверансе и покинули комнату. Только одна задержалась. Подойдя к Джейн, она сказала:
- Леди Джейн! Вы выглядите превосходно! Как королева!
Присев, она с улыбкой на лице покинула комнату.
- Как королева, - проговорила задумчиво Джейн.
Услышав, что за окном начинает капать дождь, Джейн посмотрела в окно, там где была свита короля, было всего лишь пустое место.
- Видно, они уже зашли в дом!
Поправив платье, девушка смелым шагом пошла к двери.

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-22-08 18:23:56)

0

9

Визит короля свалился на голову Сеймуров ни то как проклятье, ни то как знак Судьбы. Быть может, Фортуна и впрямь сегодня благоволила к Джону? И если это так, то скоро все изменится. Сейчас все зависело от его расторопности и, разумеется, от его дочери Джейн. Стоило признать, что сначала Сеймур не был в восторге от того, что король проявил такой живой интерес к ней. Она была совсем молода, наивна и знала только спокойную размеренную жизнь в провинции, не ведая об интригах и нравах двора. Несомненно, его дочь была прекрасна. Она могла бы дать фору первым красавицам Англии, в этом Джон был уверен. Алебастровая кожа, белокурые мягкие локоны, ясные голубые  глаза… Полная противоположность Анне Болейн. Да и нрав у Джейн был мягкий и кроткий, не в пример нынешней королеве.

Ладно, как бы там ни было, но после целого дня, проведенного на охоте, любой мужчина в первую очередь захочет отведать своей добычи и запить ее добротным вином. Это дело хорошее, тут Джон намеревался преуспеть. К счастью, если верить словам Чарльза, знакомому Джону еще по французской кампании, охота вышла славная и сегодня гости полакомятся свежайшей олениной.

Джон созвал слуг и дал им соответствующие распоряжения. Принимать короля ему еще не доводилось, да и службу при дворе он уже давно оставил из-за проблем со здоровьем. К слову, он надеялся, что благодаря этой службе он стоит на хорошем счету у Его Величества. Воспоминания о Франции грели душу, ибо напоминали о временах, которых теперь не воротишь. Или… герцог что-то говорил о достижении «небывалых высот»? Джон не смог сдержать довольной улыбки. Этот человек, который теперь вел размеренный и тихий образ жизни, не оставлял надежд о возвышении. Не своем, так своих детей…

- Ваше Величество! – Джон отвесил низкий поклон королю. – Добро пожаловать в Вулфхолл.
Гостей проводили в просторную залу, обшитую дубовыми панелями. Свечи распространяли мягкий обволакивающий аромат, от камина исходило тепло. Стол был накрыт небогатый, но на вино хозяин замка не поскупился: из погреба достали самое лучшее, что было у Сеймура.
- Надеюсь, Ваше величество простит меня за скудность ужина? – улыбнулся сэр Джон, наполняя кубок короля.

0

10

Генрих был весьма доволен проведённой охотой, собой, другом Брэндоном, так вовремя сделавшим удачное предложение отужинать, и, главное, самим приёмом в Вулфхолле. Хозяин оказался почтительным ровно в той мере, как нравилось Генриху – кланялся низко, но не стремился упасть на колени и целовать сапоги монарха. Даже переменчивая весенняя погода не рискнула испортиться, пока король со своей свитой не переступил порог имения своего подданного. И теперь Генрих с удовольствием предвкушал, как замечательно удастся провести вечер с отличной едой и выпивкой, в приятной компании и тепле, слушая, как по оконным стёклам барабанит дождём разгулявшаяся непогода.
Генрих окинул беглым взглядом внутреннее убранство замка. Здесь не было той подавляющей роскоши, которой король любил окружать себя. И это тоже импонировало Генриху. С момента смерти своего прижимистого отца, молодому королю буквально хотелось утопать в излишествах, которых он был лишён ранее. Английский двор, по замыслу Генриха, должен был пустить пыль в глаза всем другим монархам Европы. Но то, что доступно королю, не должно с легкостью доставаться его подданным. А потому здесь, вдали от дворцовой суеты, блистательных балов и маскарадов, шикарное убранство смотрелось бы, пожалуй, как пародия на блеск английского двора.
- Лорд Сеймур! Нет, сэр Джон! Только так можно обращаться к старым друзьям, стоявшим под Нашими боевыми штандартами, в то время, как французишки выбрасывали со своих стен белые флаги.
Широко улыбаясь, Генрих позволил себе дружески приобнять хозяина замка за плечи. Здесь и сейчас ему хотелось быть просто душой компании, одним из друзей, встретившихся обсудить былые боевые подвиги.
- Надеюсь, Ваше Величество простит меня за скудность ужина? – почтительно произнёс Джон Сеймур, поднося королю первый кубок вина.
- Скудность? – Весело переспросил Генрих и в его глазах заплясали озорные искры. – Похоже, ты нашёл подстреленного мною оленя худосочным?! Что ж, тогда и за ужин придётся извиняться мне. И если кто-нибудь останется голодным, пусть не стесняется и сразу выразит мне своё недовольство.
Король залпом осушил кубок до дна.
- Чарльз! Дружище Джон угощает нас отменным вином! – Благосклонно улыбнувшись Сеймуру, монарх по-хозяйски расположился за столом и сделал приглашающий жест герцогу Саффолку. - Ты должен будешь выпить не меньше моего!

Отредактировано Генрих Тюдор (2011-05-09 17:20:54)

0

11

Открыв дверь чтобы спуститься вниз,Джейн услышала голоса и смех.Король прибыл.Сейчас увижу его.
Запах еды наполнил весь замок.Пахло блюдами из оленины,которую король доставил в замок.Джейн еще раз осмотрела себя с ног до головы и продолжила путь.Платье сидело на ней великолепно.Слуги носились из кухни в залу накрывая стол.
Войдя в зал Джейн услышала смех короля и звон кубков.И вот этот долгожданный момент,перед ней король Англии.
Мужчина хорошего телосложения,черные волосы,красивое лицо,она не могла оторвать от него глаз.
Вдруг король заметил её.Джейн склонилась в красивом,низком реверансе приветствуя короля.
-Ваше Величество,с прибытием в Вулфхолл!-прошептала она.
В зале царило тепло и молчание.Все взгляды были устремлены на Джейн.Только слуги вертелись возле стола,накрывая его и подливая вино гостям.
-Боже как он красив.Джейн посмотрела на короля.Все мысли девушки были только о короле.Буд то не было никого кроме него в зале.
Джейн очнулась вспомнив что она не одна.
-Приветсвую вас милорд Брендон,отец-сказала она.
Она не могла поверить,что проведет вечер в компании короля .За окнами слышился шелест деревьев,капли дождя,расскаты грома.Но это не беспокоило её.Сейчас все её мысли настроены на короля.

0

12

Оленина удалась на славу! Щедро приправленное нежное мясо буквально истекало соком и таяло, оказавшись во рту. Дразнящий аромат жаркого, казалось, пропитал Вулфхолл до самого основания. Да и вино у лорда Сеймура нашлось достойное царственного гостя. Генрих, не замечая, опрокидывал в себя кубок за кубком, который усилиями предупредительного слуги вновь мгновенно наполнялся вином.
Слушая разгулявшуюся за стенами замка непогоду и ощущая приятную тяжесть в желудке, король развалился в удобном кресле. Он наслаждался теплом и беседой о подвигах, совершённых во время Французской кампании.
- Клянусь, в то время я считал, что быть королём – значит, только вести войны! – благодушно улыбнулся монарх, слушая рассказ Брэндона о его, Генриха, весьма преувеличенных военных заслугах. – А помнишь, Джон…
Вулфхолл вздрогнул, словно в этот момент вся мощь грозы обрушилась на фамильное имение Сеймуров. Стены зала высветило ярко-голубым и окончание фразы короля потонуло в раскатистом ударе грома. Король застыл, так и не поведав лорду Сеймуру, что именно тот должен был вспомнить, ибо в проёме двери монарху предстало дивное женское видение. Стройный стан венчала волна белокурых волос, кожа выглядела настолько светлой, что, казалось, источала свечение в полумраке, черты лица были нежные, словно бутон пробудившегося подснежника. Фигура поддалась мимолётному движенью и склонилась в грациозном реверансе…
- Ваше Величество, с прибытием в Вулфхолл! – прошелестело в повисшей тишине осторожное приветствие.
Струи дождя с новой силой ударили по оконным стёклам, полено в камине вспыхнуло и, выбросив сноп ярких искр, треснуло пополам. Генрих, сам не замечая своих движений, медленно поднялся и шагнул навстречу таинственной гостье. Стук его каблуков резко отозвался в притихшей комнате.
- Я восхищён… - прошептал король, оказавшись лицом к лицу с незнакомкой. Он протянул руку и бережно коснулся тоненьких пальцев девушки. – Позвольте поцеловать вашу руку, миледи?

0

13

Выпить не меньше Генриха? Да не вопрос! Брендон одним махом, почти по-королевски, осушил свой бокал. Уж что-что, а кутить с Его Величеством было одним из наилюбимейших занятий герцога. Столько перепитого вина, столько прелестных женщин с полуобнаженной грудью и ножками, столько веселья, наверное, ни один вельможа при дворе не переживал. И все это при том, что утром приходилось стоять по струнке в королевском троном зале с самым свежим видом лица!
Но молодости не известно воздержание, а Брендону, пребывавшему имено в этом счастливом периоде своей жизни - и подавно! Да и кто станет воздерживаться, если монарх - друг, подающий пример самого что ни на есть невоздержания!!!!
Брендон каялся искренне и честно: исповедь помогала ему очистить душу от греха невоздержания и забыть имена очередных красавиц, с которыми проводил ночь. То же самое делал и король.
Но сегодня, в Вулфхолле была царила какая-то странная атмосфера, словно где-то бушует гроза, а здесь - светло, тихо и безопасно! Чарльз прекрасно знал, где в это самое время никак не угомонится стихия - стихия по имени Анна Болейн, брошеная королева, ибо как еще можно сказать о той, которую король оставил дома ради куска жареной оленины?!
Однако, на этом ужине оленина была отнюдь не главным блюдом. Предполагался еще и необычный десерт. И когда этот десерт появился, обомлел даже видавший виды Брендон. Обомлел и слегка позавидовал королю: такой молочно-белой, нежной кожи он не встречал ни у одной из енщин, с которыми сводила его судьба.
Чистый, невинный взгляд  спустившегося к ним , уже подвыпившим, ангела был подобен манне небесной!  Брендон протрезвел в один миг, потому что почувствовал: это все не просто так. По характерному заинтересованному, взгляду короля он понял: леди Джейн, эта прелестница с кожей греческой Богини и невинным взором затронула потаенные струны души  его суверена.
Что ж... Из этого можно заварить не плохую кашу! Брендон принялся раскидывать мозгами и так и этак... Но всякий раз его мыслям преграждала свободный полет одна и та же фигура - королева Анна!
Хмммм! - Подумалось Брендону.То что рисовалось в его голове - не слишком ему нравилось с одной стороны. Но с другой..... Почему бы и нет?!" В конце-концов, он ведь не Господь-Бог. А если тому будет угодно низложить дерзкую и порочную  Болейн ради девствено-невиной Сеймур... Разве герцог Саффолкский в состоянии этому противостоять?
Нет, он может лишь быть послушным орудием в руках Господа и верным слугой Его помазаника, короля Генриха .  Ну что ж... Брендон налил себе вина и навострив уши принялся наблюдать и слушать, как же будут развиваться события за столом дальше ...

0

14

Джейн протянула руку для поцелуя королю.Поленья трещали в камине,а атмосфера в комнате была тихой.Вдруг Джейн спросила:
-Ваше Величество,как доехали?
Посмотрев на Генриха ,она увидела доброжелателную улыбку и восхищенный взгляд.Буд-то перед ним была вовсе не девушка,а прекрасный портрет.В его глазах плясали огоньки.Она чувствовала тепло его рук.Внутри было необъяснимое чувство.
-Надеюсь вам понравится в нашем имении!В Вулфхолле можно отдохнуть от предворной жизни.-начала разговор Джейн.
Она не могла отвести от него глаз.Он был так красив.Было видно что он не в силах отвести от нее влюбленного взгляда.
За окном промелькнула молния а в далике послышался гром.Погода все портилась и портилась,а в доме в большом зале,где свет овещяет весь дом,столы накрыты,а от камина веет теплом,стояла Джейн и король не в силах отвести друг от друга глаз.

0

15

Пальцы красавицы показались Генриху холодными, как белоснежный мрамор, из которого были изготовлены недавно доставленные королю статуи нимф работы итальянских мастеров. Да и сама девушка напоминала сейчас полубожественное создание – нежное, невинное, совершенное. Если бы не лёгкий трепет, охвативший незнакомку при прикосновении горячих, почти обжигающих губ монарха, можно было бы подумать, что она действительно всего лишь искусно выполненный шедевр скульптора. Генрих выпрямился, продолжая держать ледяную ладошку – ему отчаянно хотелось согреть её в своих разгорячённых девичьей красотой, а скорее всего и выпитым вином, руках.
- Ваше Величество, как доехали? – проговорила красавица, скромно опустив пушистые ресницы, но тут же снова подняла на монарха робкий и восторженный взгляд, словно боялась – перестань она смотреть на мужчину рядом и он исчезнет, как несбывшийся сон. – Надеюсь, вам понравится в нашем имении! В Вулфхолле можно отдохнуть от придворной жизни.
В звучавшем голосе Генриху слышался звон серебряных колокольцев и он, окончательно очарованный, даже с трудом уловил суть произнесённых слов.
- Дорога сюда не была утомительной, но если бы я знал, что встречу здесь вас, моя Богиня, то отправился бы в Вулфхолл, даже если бы пришлось пересечь земли сарацинов… - король ласково улыбнулся и, заставив себя оторвать взгляд от прелестного создания, повернулся к притихшим сотрапезникам. Брэндон с ошеломлённым видом замер над недоеденным куском оленины в тарелке, лорд Сеймур же, напротив, взволнованно ёрзал в своём кресле, нервно теребя на груди отвороты камзола.
– Ну, что же вы, Джон, - укоризненно покачал головой король Англии, - скрываете от нас в своём замке настоящую фею? Это подлинное преступление, друг мой! И, если вы немедленно не представите нас друг другу, мне придётся вас заслуженно покарать! А ты, Чарльз, поскорее наполни для леди кубок. – Генрих вновь встретился взглядом со светлыми, мерцающими в свете свечей, глазами девушки. – Ведь вы окажете честь отужинать с нами, миледи?

0

16

Тааак-так!  Брендон от восторга едва не поперхнулся вкуснейшей  олениной.   Пусть теперь девица Сеймур только попробует ответить королю "Нет!"  Быть такого не может! У нее не глупый отец, да и Эдвард с Томасом, ее родные братья, достаточно проницательны, чтобы оценить этот  неожиданный и открывающий невиданные перспективы визит монарха в Вулфхолл...

Она бледненькая, худенькая и нежная как нераспустившийся бутон  белой розы... Но рядом с суматошной и вздорной  Анной Болейн Джейн Сеймур выглядит, точно благословенная библейская гора Кармил рядом с огнедышащим Везувием! Король несомненно заметил и оценил этот контраст!  Боже, благослови Брендона за его светлую голову, которой Ты же, Господи его и наделил! И прекрасную обитательницу Вулфхолла, конечно. Ее честолюбивых братьев герцог в счет не брал.

Чарльз вдлруг ясно осознал, что мимолетное желание короля отдохнуть и отужинать своим же охотничьим трофеем в Вулфхолле может обернуться самым непредсказуемым образом!
В огоньках, что зажглись в темных глазах монарха, в трогательном смущении Джейн Сеймур  Брендон неожиданно для себя прочитал начало конца Анны Болейн и начало триумфа Сеймуров...
И это не мудрено: столь целомудренная и ангелоподобная девица вряд ли станет пощрять Генриха авансами, как суматошная Анна Болейн во время ухаживаний за ней короля.
Вспоминая дочку покойного Бекингема, равной которой по скромности  не было при дворе, как и разнузданной в постели с ним же, герцогом Саффолком, Брендон надеялся и мысленно молился о чуде. 
Даже если так... - мысленно прикинул он - Сеймуры костями лягут, чтобы представить ее перед королем непорочной Девой Марией.
Что ж,  не зря Сеймуры носят на своем гербе изображение уилтширского  волка! Не зря их имение называется "Волчьим Обиталищем" !  Сеймуры цепкие и так просто их не оторвешь от попавшейся в зубы добычи.  А сегодня добыча с легкой руки Брендона  мало того что  сама пришла к ним в зубы, так еще готова лечь на язык!
Оставалось надеяться, что самоуверенные и честолюбивые Эдвард и Томас  Сеймуры - ровесники Брендона - не забудут  этой его услуги, когда возвысятся до королевских свояков.

Отредактировано Чарльз Брэндон (2011-09-10 17:46:09)

0

17

Что и говорить, король был в отличном расположении духа. Об этом свидетельствовало все: монарх шутил, обращался к Джону как к старому знакомому, вспоминал французскую кампанию, смеялся и опрокидывал в себя кубок за кубком. Сеймур сегодня не жалел вина. К слову, если дело стоящее, он не пожалеет ничего. Он не мог не видеть, чем сулит Сеймурам приезд монарха. Удачная охота может умаслить самого бога войны, чего уж говорить о Генрихе Тюдоре, который был главным охотником Англии. Итак, чтобы сегодня угодить королю, Сеймур был готов на все, и главным его козырем была Джейн. Невинная и робкая Джейн, которая, тем не менее, смогла произвести впечатление даже на искушенных господ из Уайтхолла…  на самого короля.

Она предстала перед всеми тремя точно прекрасный призрак замка Вулфхолл, освещенная вспышкой молнии и под  аккомпанемент грома и дождя, что нещадно бил в окна. Белая, практически прозрачная кожа, лицо ангела, обрамленное золотыми волосами, уложенными в аккуратную прическу, и глаза, смотрящие на короля, только на короля, с восхищением и нежностью. Это создание неземной красоты вселяло в сердца мужчин смятение и заставляло забыть обо всем.

И, судя по всему, даже об Анне Болейн, - рискнул предположить Сеймур. – А вот у герцога в глазах немного другой огонек, нежели у Его Величества…
Действительно, Брендон витал в своих облаках, но, как подсказывало Джону чутье, так или иначе его думы были связаны с Джейн и королем.

Сеймур проследил за последним, как он, будто зачарованный, поднялся с кресла и устремил взгляд на дочь Джона и с каким усилием он перевел его на них с Чарльзом.
– Ну, что же вы, Джон, - с легким укором и нетерпением обратился он к хозяину Вулфхолла, - скрываете от нас в своём замке настоящую фею? Это подлинное преступление, друг мой! И, если вы немедленно не представите нас друг другу, мне придётся вас заслуженно покарать!
- Ваше Величество, Ваша Светлость, позвольте представить вам мою дочь Джейн, - сказал Сеймур, и губ его тронула едва уловимая улыбка. – Джейн, - окликнул он девушку, которая, казалось, застыла в проходе, боясь пошевелиться или хотя бы оторвать взгляд от короля, - подойди к нам и присядь.

И тут же были позабыты охота, военные походы и улетучились какие-либо другие воспоминания о прошлом. Мир стал крутиться вокруг Джейн. К великому удовольствию лорда Сеймура.

0

18

Девушка покраснела от того,что король сравнил её с богиней.На бледном лице появился румянец.
-Ваше величество вы вовсе преувеличиваете с такими сравнениями,-сказала Джейн.И правда ей казалась что она не достойна такого.
-Я заинтерисовала короля,это очень даже хорошо.Но почему же он оставил свою королеву одну?Как мне помнится,отец говорил что она ждет очередного ребенка.-промелькнуло у Джейн.
– Ведь вы окажете честь отужинать с нами, миледи?-услышаоа Джейн вопрос короля.Как же она могла отказаться от такого предложения.
-Ваше Величество,это большая честь для меня отужинать в вашем обществе.-в низком реверансе проговорила девушка.
На лице снова появился этот румянец смущения.Но Джейн сразу же его прогнала чтобы король не увидел,как сильно она волнуется в его обществе.Жестом Джейн пригласила короля за стол.Она заняла место на против него.Он все не отрывал от неё глаз.Вот слуги вынесли блюда и еще вина.Герцог Саффолк протянул Джейн кубок с вином.

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-19-09 21:28:19)

0

19

Король беззвучно прошептал услужливо предоставленное имя дочери лорда Сеймура. 
"Джейн... Какое сладкое имя... Даже губы, когда его произносят, складываются в подобие поцелуя!" - Генрих завороженно наблюдал, как бледные хрупкие пальцы девушки обхватили металл кубка, как свет расставленных по столу свечей искрами заплясал в её белокурых, тщательно уложенных, прядях.
Внутри монарха что-то тягостно сжималось, переворачивалось, заставляло желать эту красавицу и бежать от неё прочь одновременно. Словно во сне он вёл разговор, улыбался, слушая шутки Брэндона и рассудительные соображения Сэймура, отправлял в себя очередной глоток вина, но раз за разом возвращался взглядом к фигуре в светло-зелёном платье. Она устроилась напротив - совсем мало ела, пила того меньше и часто, хотя и реже чем ему хотелось бы, поднимала на него свои изумительно глубокие глаза.
"Господь Всемогущий, каких же разных женщин ты творишь! Они отличаются друг от друга, как времена года, что непрерывно сменяются!"
Джейн была весной, нежной, распускающейся за стенами Вулфхолла зеленью, прозрачными ручьями, вновь зажурчавшими в окрестных лесах. Так непохожа на осушающаю жару Анны, сегодняшней королевы, с её бесконечными упрёками, обидами, сценами ревности...
- Джон, ваша дочь должна занять место при Нашем дворе! - послав лорду Сэймуру одобрительную улыбку, решительно провозгласил монарх.
На самом деле, даже сквозь туман выпитого вина, душа Генриха пребывала в беспокойстве - он ярко представлял, какой мукой будет для него присутствие Джейн во дворце. Каждый день перед его взором - желанная, уже сейчас он хотел её, искренняя, он видел, как далека она от извращённого таинства дворцовых интриг, наивная, он чувствовал, что не перенесёт, если она станет чьей-то чужой любовницей. И, главная причина тревоги - гнев Анны! Кем, как не фрейлиной королевы, сможет прибыть во дворец дочь мелкопоместного дворянина? Кем, как не будущей любовницей своего супруга, воспримет королева поступившее от самого Генриха назначение Джейн в её свиту?
Король сделал внушительный глоток и оглянулся на Брэндона. Нет, конечно же, ему не нужен был совет! Но герцог Саффолкский ухмылялся в ответ так уверенно, что Генрих мог бы даже поклясться - Чарльз позволил себе одобрительно кивнуть! 
"К дьяволу сомнения!" - король почти швырнул пустой кубок на столешницу и, пока не успел затихнуть боевой запал, наклонился к нежному, покрытому светлым пушком, виску дочери Сэймура. Слова Генриха смешивались с его жарким дыханием:
- Вы сделаете меня самым счастливым мужчиной на свете, если прибудете во дворец!

Отредактировано Генрих Тюдор (2011-24-09 04:21:13)

0

20

От волнения у девушки почти не было аппетита. Глаза поднимались на Генриха, и она ловила его влюбленный взгляд.
Он раздевает меня глазами, - говорила сама себе Джейн.
Джон, ваша дочь должна занять место при Нашем дворе! - послав лорду Сэймуру одобрительную улыбку, решительно провозгласил монарх. Услышав это, Джейн, подняла глаза на отца. Джон, улыбнулся манарху. Что означает эта улыбка? Знак одобрения?
Девушка думала. Если она прибудет ко двору короля, и станет фрейленой королевы, то непременно станет и любовницей. Она не могла сомневаться в этом, так как ощущала весь желанный взгляд короля на себе.
Вдруг, Генрих, нагнулся прямо к уху девушки, чтобы могла слышать только она:
- Вы сделаете меня самым счастливым мужчиной на свете, если прибудете во дворец! Джейн почувствовала жар от его тела. Губы прошептали так сладко, что девушка закрыла глаза на мгновение.
-Ваше Величество! - так же тихо ответила Джейн своим сладким голосом - Если, Его Величество, желает этого, то конечно да! Протянула руку к кубку с вином  и отпила, не сводя глаз с короля.

Отредактировано Джейн Сеймур (2011-24-09 15:40:02)

0

21

Генрих зачарованно следил, как мягкие нежно-розовые губы красавицы соприкасаются с краем кубка, как делают глоток, как зовуще приоткрываются, увлажнённые каплями вина. Он был так поглощён своими наблюдениями, что смысл только что прошелестевшей фразы не сразу дошел до слегка опьянённого сознания короля.
- Если Его Величество желает этого, то, конечно, да!
Где-то внутри, около сердца, словно взорвалась праздничная шутиха. Искры радостного возбуждения разбежались по всему телу монарха, заставили нетерпеливо задрожать пальцы, которые горели от желания прикоснуться к этой белокожей чаровнице.
«Она сама готова стать моей! – ликующе пронеслось у Генриха в голове. – Она жаждет моих ласк, моих поцелуев… Моей любви! И мы будем вместе, даже если все силы ада задумают этому помешать!»
Король грозным взглядом окинул герцога Саффолкского и лорда Сеймура, но никаких признаков их неожиданного превращения в чертей и желания немедленно разлучить с ним Джейн, не обнаружил. Напротив, они казались практически поглощёнными собственной беседой и даже не глядели в сторону монарха, предоставив ему полную возможность шептаться с притягательной красавицей. И Генрих не был бы собой, если бы позволил этой возможности ускользнуть! 
- Так знайте же, я так сильно этого жажду, миледи, - облизнув пересохшие от желания губы, чуть слышно проговорил монарх, - что готов прямо сейчас поднять вас на руки и нести до самого Уайтхолла, лишь бы вы поскорее оказались во дворце! – В голосе короля прорезалась та хрипотца, которая была ему свойственна в моменты сильного волнения. – Впрочем, я нёс бы вас и ещё дальше, только бы чувствовать ваше присутствие рядом с собой… Скажите, Джейн… - пылающие пальцы Генриха осторожно накрыли прохладную женскую ладошку, нежно пробежались по светлой, почти прозрачной коже тонкого запястья, - Ответьте мне искренне, как перед Господом, владеет ли кто-нибудь вашим сердечком? Могу ли я надеяться занять в нём один, пусть самый крошечный, уголок?

Отредактировано Генрих Тюдор (2011-03-10 18:13:13)

0

22

Смотря в глаза королю, Джейн не могла не заметить, как он весь возбудился, от одного её предложения.На лице появилась нежная улыбка.
- Так знайте же, я так сильно этого жажду, миледи
Джейн немного зарумянилась от этих слов.Выпив вина, она слушала продолжение.-что готов прямо сейчас поднять вас на руки и нести до самого Уайтхолла, лишь бы вы поскорее оказались во дворце!
-Ваше Величество!-чуть ли не шёпотом проговорила Джейн.-Ваше Величество,я прибуду ко двору как только вы мне прикажите."Боже,он хочет видеть меня, как можно быстрее при дворе."Эмоции переполняли девушку изнутри.Была бы её воля, она бы выплеснула это все наружу."Не верю,что это происходит со мной"-кричала душа.Но девушка, только мило улыбнулась королю, своей очаровательной улыбкой.
Неожиданно,Джейн,почувствовала горячую руку, на своей бледной и прохладной,и опять этот сладкий голос:
-Скажите, Джейн…Ответьте мне искренне, как перед Господом, владеет ли кто-нибудь вашим сердечком? Могу ли я надеяться занять в нём один, пусть самый крошечный, уголок?
Этот вопрос застал её в расплох.С чего бы королю интересоваться моей жизнью?Не хочет ли он...., тут мысли прервались и девушка ответила:
-Ваше Величество!Моим сердцем, никто не влодеет,уверяю вас.Да,думаю вы можете надеяться на маленький уголок.

0

23

«Подняться… В самом деле, подняться и подхватить её на руки! А потом вверх по лестнице, той самой, которой она спустилась ко мне, ведь там должны быть её покои… А дальше… Целовать… Распустить, наконец, её волосы… Освободить от этого зелёного атласа и узнать везде ли её нежная кожа так прозрачно бела… – отвечая Джейн ликующим взглядом решил про себя охмеленный король. – Мне нужен не уголок её сердца, а вся она – целиком! И прямо сейчас!»
- О, Джейн, душа моя… - рука Генриха требовательно потянула к себе тонкие пальчики девушки, заставляя их обладательницу склониться над столом. – Вы так одурманивающее прекрасны… - в мыслях монарха они уже были наедине в спальне, за закрытыми дверями и опущенными занавесями, там, где и положено быть мужчине и женщине, чувствующими влечение друг к другу. В видениях Генриха отсутствовал Джон Сеймур, дочь которого он собирался познать во всей красоте женской привлекательности, там не было и Анны, королевы Англии, покинутой и забытой на этот вечер – только Джейн, её ошеломляющий облик и предвкушение сладкой истомы любовной игры. -  Я желаю быть с вами, желаю немедленно…
Рассказ о страстных желаниях короля был прерван самым прозаическим образом – кубок вина, задетый неосторожным локтем монарха, опрокинулся, сообразил на столе роскошную пурпурную лужу, в которой немедленно вымок тонкий рукав дочери Сеймура, и с жалобным звоном перекочевал под королевские сапоги.

0

24

О-ооооо, как все запущеноооо! - Подумал про себя Чарльз Брендон, с интересом  наблюдая разворачивающуюся перед его глазами картину зарождения то ли чувств, то ли похоти в королевской голове. Впрочем, похоть и Джейн Сеймур были настолько различными понятиями, как Ад и Рай. Никогда не читавший Псалмов, и тем более, Песни Песней Соломоновых, герцог Саффолкский трижды об этом сейчас пожалел:  с уст его венценосного друга, Генри Тюдора, едва не срывалось "Да целует она меня  лобзанием уст своих" - Единственное изречение, которое Брендон каким-то чудом запомнил. Помнилось еще что-то вроде " Влез бы я на пальму..." оттуда же, из Песни Песней, но про "влезть на пальму" так же не подходило для  ангелоликой Джейн, как и про похоть...
Брендон налил себе еще вина, исподлобья наблюдая, как за словесными излияниями  его суверена  следит старик Сеймур, а также остроглазый Эдвард - надежда этой семьи.  Да... молодой Сеймур теперь у него явно в долгу неоплатном. Надо бы встретиться, потолковать с ним обо всем об этом. Только Чарльз не станет первым  предлагать эти разговоры. Пусть Эдвард Сеймур прогнется, первый придет к нему: на кону - не шутка, а возможность возвеличивания его родной сестры, его семьи !
Из этого королевского гостевания может занятная вещь получиться!
Сеймуры, хоть и были из древнего знатного рода, относящегося  к  старым королям Англии и Франци, но вели  теперь жизнь уединенную, скромную и несколько простую.
Брендон стал аккуратно рассматривать сидящих за столом. Теперь все были хмельными, все не сводили глаз с Джейн и короля, так что рассмотреть Сеймуров можно было совершенно спокойно. Никто из них не замечал пытливого взгляда Брендона.
Рядом с Эдом, по левую руку, сидел Томас - кислая мина, ехидный взгляд. Опасный, хоть и красавчик и у дам пользуется успехом. Особенно, говорят, у некой леди Латимер, жены престарелого лорда Латимера.
По правую руку сидела  вторая сестра Сеймура, Элизабет, тоже белокурая, как и старшая девица Сеймур. Издали несколько  напоминающая живостью движений и овалом лица  Анну Болейн... Не удивительно, что Генрих даже не заметил ее. Кажется, Элизабет - вдова?! Слишком молода  еще, чтобы чахнуть в этом захолустье...  Удивительно, почему  отец и братья не похлопотали еще, и не выдали ее замуж? Поговаривают, ее покойный муж,  губернатор Джерси, оставил ей не плохие деньги...
Волки. Они хитрые и хищные волки! И не так просты, как кажется с виду! Что ж, с волками Брендону стоило бы подружиться, пока собаки Болейны не загрызли его на смерть. Старый сэр Джон уже не тот , что раньше, а у  Эдварда Сеймура  чувствуется хватка и напор... Вместе они бы могли заварить придворную кашу и поиграть на нервы вездесущему Кромвелю и тем же Болейнам, надмившимся до неприличия! Тем более, что Джейн Сеймур - как говорят, набожная католичка, с верой и взглядами покойной Арагонской! Не то что суматошная и нервная  Анна!
Чарльз снова сконцентрировался на короле и Джейн Сеймур. Эти пташки не замечали никого вокруг, тая от взглядов друг-друга .
Вдруг, звон и гром! Королевский бокал опрокинут, на локте платья красавицы Сеймур пятно, словно от крови...

- Это на счастье, Ваше Величество! - Вовремя нашелся Брендон, поднявшись на ноги, чтобы услужить своему королю и другу. - Это добрый знак! Благоденствие переливается через край!

Он быстро кинул взгляд на Эдварда, и тот понял его, словно прочитал мысли на расстоянии, кивнув слуге. И вот уже все бокалы наполнены, а королевская чаша заменена на новую.

- За здоровье нашего суверена Генриха Тюдора и той, что пленила его сегодня! - Громогласно произнес Брендон опасный, двусмысленный тост, поднимая свой кубок вверх. - За здоровье Его Величества и Джейн Сеймур!

- За здоровье короля! - Подхватили Сеймуры за столом и возгласы пирующих утонули в звоне чаш, как взгляд Тюдора - во взгляде Джейн Сеймур...

Отредактировано Чарльз Брэндон (2011-23-10 16:15:52)

0

25

Джейн смотрела на Гениха влюбленым взглядом.
."Либо он пьян, либо он влюбился в меня"-загадочно подумала девушка.
Вдруг она ощутила пылкое,жаркое дыхание короля, и её слуха каснулись слова:
- О, Джейн, душа моя-голос Гениха оставался такой же мелодичный,не смотря на то что он был немного пьян.– Вы так одурманивающее прекрасны…- Я желаю быть с вами, желаю немедленно…-его тон стал более настойчев.С начала, Джейн не могла понять,не снится ли её это все.Она посмотрела на отца и герцога,которые горячо что то обсуждали, и им не было дела до них.
-Ваше Величество,я...-немного смущенно проговорила девушка,не успев закончить,как кубок вина опрокинулся со  стола, и её рукав вымок в вине.Джейн быстро отдернула руку от короля и смотрела на лужу,образовавшуюся на столе.Вдруг,она громко рассмеялась своим мелодичным смехом.
Она не заметила, как через секунду рядом с ними оказался герцог Саффолк.Он подал знак слуге,и тут же кубки были вновь наполнены.
- За здоровье нашего суверена Генриха Тюдора и той, что пленила его сегодня! -громко сказал герцог Саффолк.- За здоровье Его Величества и Джейн Сеймур!
"Пленила?"-задумалась Джейн.Но она нисколечко не обиделась.Ведь это было правда.
-Милорд,благодарю вас за эти пожелания.-смотря на герцога сказала Джейн.

0

26

Растекающееся вино было тёмного, почти кровавого цвета. Время словно замедлилось, а Генрих всё никак не мог отвести взгляд от увеличивающейся на столешнице винной лужицы, в которой среди искр свечного пламени отразилось перевёрнутое отражение дочери Сеймура.  Лицо красавицы, казалось, излучало недоумение и даже лёгкий испуг – как она попала сюда, в это кровавое пятно, а глаза, изумлённо расширенные и наполненные невысказанной мольбой о помощи, смотрели прямо на английского короля.
«Какой дурной знак!» – успело мелькнуть в голове Тюдора, прежде чем рука расторопного слуги набросила на пролитое вино лоскут льняной ткани.
Король протестующе тряхнул головой, вскинул взгляд, и время, наконец, опомнилось – обрушилось на монарха шквалом новых образов и голосов. Вот Джейн, по-прежнему сидящая напротив, серебристо смеётся. На её соблазнительно запрокинутом личике ни капли страдания или испуга, только какая-то безудержная радость. Вот верный Брэндон, протягивая своему венценосному другу новый кубок, уже во всеуслышание утверждает, что пролитое вино – к счастью.
- Благоденствие переливается через край!
Вот новые лица – девушка и двое молодых людей. Когда они успели здесь появиться? Она, белокурая и большеглазая, всё-таки неуловимо напоминает чарующую Джейн… Сестра? Но Генрих не успевает как следует разглядеть юную леди, её закрывает собой высокий юноша с рельефными, словно точёными чертами лица, почтительно улыбается монарху, поднимая в приветствии кубок. Впрочем и лорд Сеймур уже тянет к потолку свою чашу с вином, и второй незнакомец, и волшебная Джейн… Рядом звучит хрипловатый голос герцога Саффолкского:
- За здоровье нашего суверена Генриха Тюдора и той, что пленила его сегодня! За здоровье Его Величества и Джейн Сеймур!
И Генрих, смахнув со взмокшего лба капли ледяного пота, начинает улыбаться всем присутствующим – широко, искренне, изображая полное удовольствие происходящим, пока внутри монарха по-прежнему сжимается страх, ибо перед мысленным взором Тюдора стоит потерянное выражение притягательного личика Джейн Сеймур, отражающееся в кровавой луже. Кубки были осушены до дна...

Отредактировано Генрих Тюдор (2012-04-07 13:45:00)

0

27

Звон и грохот, кубок опрокинут и кроваво-красное пятно медленно растекается по белоснежной скатерти, которой застелен стол... Все вскочили со своих мест, слуги суетятся... Шутка ли, сам король опрокинул чашу с вином! Такое Элизабет уже видела. На своей свадьбе. Жених был стар и после третьего кубка он не смог в руке удержать четвертый...
-Это не к добру. - Прошептала тогда мать, сидящая подле невесты. - Вино на свадьбе разливается не к добру. 
Элизабет было все равно. Ведь эта свадьба  была безрадостным и непонятным для нее событием... Она испуганно посмотрела на сидящих напротив братьев - Томаса и Эдварда. У обоих был совершенно безразличный вид.  Слуги промокнули красную лужу, но несколько капель цвета зрелого рубина  все же успели попасть на рукав платья невесты. Почти девочки.
Элизабет посмотрела на Джейн... Должно быть, вот так она и выглядела тогда. Только это предзнаменование куда более мрачнее того, что произошло на ее собственной  свадьбе. Пролитое Тюдором вино напоминало кровь, которая должна рано или поздно обагрить белое полотно  чьей-то жизни... Если, конечно у этого королевского визита будет продолжение.
Но судя потому, как Тюдор смотрит на нее, как радуются все вокруг - будет...
Король явно очарован сестрой. Герцог Саффолк то и дело подливает вина королю и восхваляет достоинства Джейн... Что происходит?! Ведь король Генрих женат на кузине Анне Болейн!  Чему так радуется отец? Почему зарделась, как маков цвет, глупышка Джейн?! Томас то и дело  отпускает шуточки...  Даже всегда сдержанный и спокойный Эдвард, и тот сегодня весел...
Лиз потянулась к уху сидящего рядом Эдварда и спросила его  совсем тихо, так, чтобы не услышали другие сидящие за столом:
-Эдвард, чего вы все так радуетесь? Король - женатый мужчина!  Его супруга - наша кузина Анна Болейн! Неужели  вы все забыли об этом?

Глаза брата внимательно посмотрели на нее а губы едва слышно произнесли: "Шшшш!"   Да, конечно, она молчит... Но то, что сейчас происходит - напоминает Элизабет  авантюру, при чем - не самую честную, в первую очередь, по отношению к их сестре, Джейн. И это винная лужа на столе, цвета свежей крови...
Когда все засуетились, чтобы убрать на столе красное пятно и поменять чашу королю, Элизабет  привстала и за спиной Эдварда  едва слышно обратилась  к сидящему рядом с братом  отцу.
- Куда Вы толкаете Джейн?  В постель короля?  Но ведь туда можно будет попасть только через труп Анны!

- Ради Бога, Лиз, тихо! - Услышала  она над ухом голос Эдварда. В тот же момент он приобнял ее за талию и  настойчиво потянул  вниз, на широкую скамью, принуждая снова сесть за стол рядом с ним.  В следующее мгновение, повинуясь взгляду Саффолка,  брат уже кивал слуге, чтобы тот налил королю вина в новую чашу...

Отредактировано Элизабет Сеймур (2011-08-11 18:58:20)

0

28

Пока всеобщее внимание было приковано к злосчастному вину, растекшемуся по столу безобразной лужицей крови, Эдвард с неподдельным интересом наблюдал другую картину, рисовавшуюся в его воображении. Он улыбался, предвкушая, что принес этот визит короля Сеймурам помимо самого короля. Ведь монаршие особы нередко останавливаются в замках своих подданных, но это обычно не означало какой-либо милости в будущем. Даже если у хозяев были прекрасные дочери или даже жены… утеха на одну ночь для важных господ, и вечная память… для дочерей. Но было что-то во взгляде короля, взгляде старика Сеймура и герцога Саффолка (особенно герцога Саффолка!), что обещало продолжение всей этой истории.

Насколько мог судить Эд, воцарение Анны Болейн не пришлось по вкусу никому, кроме самих Болейнов, даже Генрих уже наверняка выл в душе. Кузина Сеймуров  не была заурядной дурочкой и смогла привязать к себе короля и вознестись над остальными его любовницами так, как тем и не снилось. При этом перевернув вверх дном всю Англию и всколыхнув пол Европы. Но ее трудный характер, всегда требовавший, чтобы все внимание и обожание было сосредоточено на ней,  мог приносить не только сладкие плоды. К тому же она так и не родила сына…

Чтож, если смогла одна фрейлина, сможет и вторая. Хорошо бы отправить Джейн ко двору королевы, чтобы она была всегда на виду у Тюдора. И надо действовать немного иначе, не на пролом, мягче, проявляя скрытую настойчивость. Конечно, Джейн не Анна, она не сможет бороться за короля, но ей и не нужно. Это король будет бороться за нее, бороться со своей строптивой супругой…

-Эд, чего вы все так радуетесь? Король - женатый мужчина!  Его супруга - наша кузина Анна Болейн! Неужели  вы все забыли об этом? – раздалось у его уха. Элизабет… она пока не поняла, что сегодня счастье заглянуло под крышу Вулфхолла. Он лишь слегка покачал головой и шикнул, советуя ей замолчать. Сейчас не время и не место объяснять ей, что наличие жены не мешает мужчине обзавестись любовницей, а Тюдору, быть может, вновь развестись и жениться в третий раз.

Казалось, что сестра вняла ему, но как только поднялась суета из-за пролитого вина, она поднялась и обратилась к отцу и волосы на голове Эда чуть не стали дыбом от ее слов.

- Куда Вы толкаете Джейн?  В постель короля?  Но ведь туда можно будет попасть только через труп Анны!

- Ради бога, Лиз, тихо! Ты не знаешь о чем говоришь… - он обнял ее за талию и опустил на скамью, грубо сжав под столом ее тонкую руку – Ты просто не понимаешь! Успокойся! Это все ради блага Джейн, ради блага всей нашей семьи - процедил сквозь зубы он, а потом на его лице вновь появилась безмятежная улыбка и, как ни в чем не бывало, он наполнил кубок Элизабет. – За здоровье короля! – громко откликнулся он на тост Саффолка, про себя вознося похвалы богу за то, что глаз короля упал именно на Джейн, а не на его вторую, упрямую и взбалмошную, сестрицу.

Отредактировано Эдвард Сеймур (2011-11-11 19:31:33)

0

29

Все шло гладко, пока не было пролито это проклятое вино! И почему никогда ничего не обходится без таких вот происшествий? Дурной знак! И Тюдор, и герцог, все присутствующие наверняка так подумали. Лицо Джона побелело.

Черт возьми! И что ты сидишь, как истукан и ничего не делаешь? Право слово, не сама же Анна Болейн явилась сюда и заставила опрокинуться этот кубок!

К счастью, Эдвард среагировал мгновенно. Все было убрано, королю подали новый бокал и тут же наполнили его. Тут же подхватил Брендон, сказав, что все это на счастье и громко провозгласив тост. Казалось, что ничего и не было. Джон с нервной улыбкой и поднял  кубок и подхватил  за герцогом.

- За Его Величество!

Снова все было идеально. Джейн улыбалась, король вновь был безвозвратно увлечен ей. Только внезапно что-то нашло на его другую дочь. Элизабет подала голос и этого голос ему не понравился. Вопросы, что она задавала, были неуместными и Джон мог бы очень резко ответить ей, если бы опять не вмешался Эд. Он усадил сестру на место, и она умолкла. Чтож, его сын был властным и умел подчинять себе людей.. Лиз не отличалась кротостью, но именно Эдварда она всегда слушалась беспрекословно. Ну или почти всегда. Не считая того случая, когда после смерти своего супруга, эта глупая девчонка сбежала ко двору и, при помощи покровительства Томаса Кромвеля, вступила в свиту королевы Анны.

Далеко пойдет! – подумал Сеймур про сына, даже с каплей гордости. Не секрет, что их отношения были более чем натянутыми.

Тем временем, все окончательно устаканилось. Вновь идиллия. Что еще надо Джону для спокойной старости? Только пристроить детей. Пристроить Джейн. В королевской постели. Да, их мать будет безумно счастлива!

- Ваше Величество, простите нерасторопность слуг! Им еще не приходилось прислуживать королю, - с извиняющейся улыбкой сказал Сеймур. - Но герцог Саффолк прав, это к счастью. Поверьте мне, за мою долгую жизнь было пролито немало вина и знаете, что было после этого? Доставали еще бутылку, бочонок и как правило никто не жаловался.

Поднялся гогот. Видимо в жизненном опыте Джона никто не сомневался. Тем лучше! Смех - добрый знак.

0

30

- Да о чем говорить, сэр Джон! Не стоит и говорить об этом!- С широкой улыбкой вмешался Брендон. -  Его Величество знает, что настоящее вино должно литься в честь женщин. Наши предки, по неведению, проливали его в честь своих языческих богов. Но если и остался хоть один из них - то он, безусловно - женского пола, то есть - Богиня. И мы все можем лицезреть ее - Вашу прекрасную дочь, сэр Джон, леди Джейн!
Почему бы не совершить в честь нее возлияние вина!
- расхохотался герцог Саффолк, и все за столом поддержали его немного кривоватую, но с претензиями на изящество шутку.
- Однако,  - заметил Брендон, все больше хмелея, - Поднимем же наши бокалы за прекрасную леди Сеймур - кроткую Богиню, покоряющую сердце  своей кротостью и красотой!
Вино снова полилось рекой, гости зашумели... И только остроглазый Саффолк заметил, как слегка побледнело лицо сидящего недалеко Эдварда Сеймура. Проходящий мимо слуга остановился и наклонился, чтобы наполнить бокалы молодому Сеймуру и его сестре, Элизабет, на какой-то миг, заслонив кувшином и рукой их словно ширмой от остальных.  Но Брендон ясно увидел, как Эдвард  потянулся к уху сестры и что-то прошептал ей, на его лице явно отразились гнев, а девушка побледнела то ли от злости, то ли от страха, то ли от боли, ведь в это мгновение она, словно вырвала, вытянула руку из-под стала и потерла кисть, на которой, кажется, остался красный отпечаток от пальцев старшего брата.
Когда  сеймуровский слуга подошел, чтобы освежить его собственный бокал, и так же наклонился, Саффолк сунул ему в карман золотой и тихо спросил.
- Что милорд Сеймур прошептал своей сестре на ухо, милейший?
Слуга озадачено дернулся, но виду не подал, что заметил взятку в виде золотого и продолжал разливать вино.
В карман незримо опустился еще один золотой.
-  "Не смей вмешиваться!" и " Главное, что король клюнул". - тихо ответил слуга, выпрямляясь и продолжая свой путь с кувшином вина вдоль стола.
Король клюнул! - эхом мысленно повторил Брендон. - "Не смей вмешиваться" - можно пропустить, ну что сможет сделать эта вдова острова Джерси? - отметил Чарльз про себя. - Ключевое здесь - "Король клюнул!"  Ну что ж, Эдвард Сеймур - мой должник до смерти.
- За нашего доброго короля Генриха! - громогласно произнес Брендон, и все Сеймуры снова подхватили его тост.

Отредактировано Чарльз Брэндон (2012-19-01 15:45:57)

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1533-1536 » В Вулфхолле!