The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Временное перемирие


Временное перемирие

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1528 год.

Анна Болейн приобретает всё больший вес при Дворе. Томас Уолси по поручению короля использует все возможности, чтобы аннулировать брак Генриха VIII с Екатериной Арагонской. Между тем, взаимная неприязнь канцлера и родственников новой фаворитки лишь обостряется. Понимая, что на данный момент открытая конфронтация ему совершенно невыгодна,  кардинал желает наладить отношения с Анной, надеясь таким образом дать понять государю, что не имеет ничего против его избранницы. А заодно ещё раз поближе присмотреться к ней. Руководствуясь именно этими соображениями, Уолси отправил леди Анне приглашение отобедать в его лондонском замке.

Участники: Анна Болейн, кардинал Томас Уолси.

0

2

Кардинал неторопливо перевернул страницу толстого тома в дорогом кожаном переплёте, пробегая взглядом по строчкам. Это были сочинения святого Франциска.
На самом деле, он только делал вид, что читал, обманывая, прежде всего, самого себя. Главу «Увещеваний», в которой повествовалось о зле собственной воли и об искушении Адама, Уолси знал практически наизусть. Но вот теперь ему нужно было чем-то занять себя в ожидании гостьи.
В столовой уже суетились слуги, накрывая на стол и нося из огромной кухни, где работал не один десяток человек, на золочёных подносах изысканные кушанья.
Судя по всему, Анна Болейн должна была появиться с минуты на минуту.
Должна… Нет, получается так, что эта леди уже никому ничего не должна. Кроме Генриха. И чего ждать от неё – неизвестно.
Канцлер приказал известить его сразу же, как только экипаж подъедет к воротам, и решил скоротать оставшееся время за чтением. Обычно знакомые тексты, что он частенько использовал и в собственных проповедях, успокаивали.
Но теперь на душе было тревожно, а мысли оказались очень далеки от наставлений о послушании.
Томаса самого раздражало, что он придаёт столько значения тому, примет ли королевская фаворитка его приглашение – ведь общаясь и с коронованными особами, и с князьями церкви Уолси обычно оставался вполне невозмутимым, ощущая, что полностью владеет ситуацией.
А вот с этой женщиной подобного ощущения не было.
Прекрасно зная, что Анна не питает к нему никаких тёплых чувств и отвечая ей в данном случае взаимностью, кардинал видел - обстоятельства складываются таким образом, что открыто проявлять отношение к Болейн сейчас было бы крайне неосторожно. Настанет ещё момент, когда король наиграется, когда она наскучит ему точно также, как и старшая сестра Мария… Вот тогда Уолси и сможет поставить жирую точку в её отношениях с монархом.
Ну, а пока… пока нужно было запастись терпением и ждать. Улыбаться этой девице, посылать подарки и любезные письма, дабы не вызвать неудовольствия Его Величества.
Но, несмотря на то, что опытному политику терпения было не занимать, кардинал с трудом заставлял себя читать книгу, изредка поглаживая ладонью чуть пожелтевшие страницы, вместо того, чтобы подойти к окну и начать пристально вглядываться вдаль…

+1

3

Карета двигалась еле-еле, словно девушка, находящаяся внутри нее, выехала просто на прогулку. На самом же деле, кучеру был отдан четкий приказ - не спешить.
Пусть подождет!
Анна улыбнулась и снова перечитала приглашение кардинала. Интересные дела получаются! Сначала он присылает  в подарок шикарную брошь, а затем приглашает на обед! Получив это приглашение, девушка немного опешила и даже растерялась. Она не дала вразумительного ответа пажу, поскольку и сама не знала, как поступить. В течение нескольких минут она мерила шагами комнату, тишину в которой нарушало лишь шуршание ее платья. Сначала Анна хотела обо всем сказать Генриху, но быстро отбросила эту мысль, поскольку король непременно решит ехать с ней. В конце концов, сыграло обыкновенное женское любопытство.
И вот сейчас, направляясь на встречу с кардиналом, Анну Болейн мучал лишь один вопрос - неужели Уолси решил смириться и ему хватило ума не наживать в лице Анны столь опасного врага?
Нет! Это было бы слишком просто! Да и кардинал не тот человек! Здесь явно что-то другое. Но что?
Девушка вздохнула и посмотрела в окно. Все идет не так, как ей обещал Генрих. Дело с разводом затягивается, Екатерина наотрез отказывается признавать свой брак с королем не действительным, день и ночь твердя об одном и том же! При мысле о действущей королеве, девушка поморщилась. Нет, конечно, Анна сама будучи человеком целеустремленным, не могла не уважать то упрямство, с которым Арогонская отстаивает свои убеждения и своего мужа. Но ведь кто-кто, а именно Екатерина должна понимать, что Генриха уже не остановить и он все равно добьется своего! Так к чему же эта гордыня?
Анна откинулась на спинку и прикрыла глаза.
Не об этом сейчас надо думать. Все свое внимание сосредоточь на Уолси. А проблему по имени Екатерина Арагонская король и без тебя устранит.
Показалась резиденция кардинала.
Да уж! Довольно неплохо для слуги Божьего!
Ну что же, настало время встретиться лицом к лицу с человеком, от которого зависело будущее Анны и короля Англии, и решить - враг он ей или все-таки союзник. В том, что кардинал вдруг решит стать союзником Анны Болейн уверенности было мало, но от этого у девушки лишь все больше разгорался интерес к назначенной встрече.
Экипаж остановился.
Разгладив складки на платье и, поправив выбившуюся из прически прядь темных волос, Анна, гордо вскинув голову, вышла из кареты.

Отредактировано Анна Болейн (2012-13-05 00:31:42)

+3

4

Секретарь отворил дверь кабинета и замер у порога.
-Милорд, карета леди Анны Болейн только что въехала в ворота.
Кардинал захлопнул книгу несколько поспешно, лишь это и выдало его беспокойство, после чего едва заметно махнул рукой. Это означало, что он желает ненадолго остаться один.
Итак… Она всё-таки появилась. Впрочем, глупо было бы не появиться, зная, от кого, по сути, зависит её возможность стать королевой.
Сказать, что намерения короля не нравились Уолси – значит, ничего не сказать. Прекрасно понимая стремление Генриха иметь сына, он в принципе не мог осознать тот факт, зачем брать вторую жену из числа не особенно родовитых придворных дам.
Ладно, положим, у матушки её вполне недурное происхождение в отличие от поведения. Но что с политической точки зрения мы здесь можем получить? Ничего. Совершенно ничего. Ни малейшей выгоды.
Это были обычные мысли, что посещали канцлера изо дня в день. Теперь они почти привычно промелькнули в голове – и исчезли, уступая место заботам более насущным.
Сегодня Томасу было нужно, чтобы королевская фаворитка осталась довольна посещением его дома. И рассказала об этом монарху. А если не расскажет, кардинал не упустит случая намекнуть сам. Ибо если уж он и пытается произвести впечатление на свою гостью, то впечатление это рассчитано исключительно на короля…

   Прислуга здесь определённо своё дело знала. Дверь кареты перед леди Анной была предусмотрительно распахнута. Для того, чтобы было удобнее спуститься, ей предложили руку, на которую можно было опереться.
-Прошу Вас, Его Высокопреосвященство Вас ожидает.
Появившийся перед Анной секретарь почтительно поклонился.
…Резиденция кардинала отличалась нарочитой роскошью. Не имея особенно родовитых предков, Уолси получал некоторое удовольствие, демонстрируя окружающим своё богатство, что  обычно является спутником власти. Мраморные лестницы, окна в виде причудливых витражей, что раскрашивали пробивающиеся в покои солнечные лучи, придавая им зеленоватые, красноватые и золотистые оттенки, доставленные из Романьи гобелены, созданные руками лучших мастериц.
Гостью проводили до самых дверей кабинета канцлера.

-Леди Анна Болейн!
Когда двери отворились, а слуга произнёс имя посетительницы, кардинал с улыбкой направился ей навстречу. Глядя со стороны, можно было поручиться, что улыбка эта вполне доброжелательна, а взгляд Уолси исполнен неподдельного восхищения. Хотя последнее не нужно было особенно стараться изобразить – как мужчина, он вполне мог отдать должное возлюбленной Генриха. Неудивительно, что монарх увлёкся ею.
Удивительно то, что он готов был признать её женой перед Богом и перед всем миром.
-Госпожа Анна! – Томас поклонился. Не слишком низко, изысканно и вполне любезно. – Очень рад видеть Вас…
Если бы Господь услышал мои молитвы, на Вашем месте была бы французская принцесса. И ещё будет. Потому что Он не может не услышать…

0

5

Анна шла следом за слугой, оглядываясь по сторонам. Нужно отдать должное кардиналу, вкус у него был отличным! Роскошная мебель, изыканные гобелены - все это радовало глаз и многое говорило о хозяине замка. Анна немного встрепенулась, услышав голос Уолси.
Рады меня видеть? Посмотрим, Ваше Преосвещенство!
Девушка присела в реверансе и мило улыбнулась.
- Милорд, для меня честь быть гостьей в Вашем доме!
Ее голос звучал звонко и нежно, невольно распологая к себе. Расправив плечи, Анна вошла в кабинет кардинала. Ее движения были плавными и грациозными, на лице играла безмятежная улыбка, а глаза светились любопытством.
Анна поудобней устроилась в большом кресле и внимательно посмотрела на кардинала.
Что же ты задумал, Уолси? Не думаешь ли ты, что сможешь пустить пыль мне в глаза своей напускной любезностью?
Вслух же было произнесено совершенно другое:
- Благодарю Ваше Преосвещенство за прекрасную брошь, что Вы мне прислали. Она бесподобна!
Откинувшись на спинку кресла, девушка продолжила:
- Признаюсь, я теряюсь в догадках, чем простая фрейлина заслужила такое внимание с Вашей стороны?
Анна подалась вперед и ее черные глаза словно впились в Уолси.
- Но что бы это ни было - я Вам очень признательна за подарок. - прекрасная улыбка озарила лицо девушки.
Ну давай, хитрый лис, выкладывай, что задумал!

Отредактировано Анна Болейн (2012-13-05 23:29:28)

+3

6

-Вы себя недооцениваете, леди Анна, - это было сказано не просто  с лёгким укором. Голос кардинала звучал доверительно, словно его и эту девушку уже связывали какие-то общие интересы, и существовало нечто такое, что могло бы их объединить.  – Вы не простая фрейлина, и Вы прекрасно это знаете, учитывая то, как дорожит Его Величество Вашим обществом. Впрочем, тот, кто узнает Вас поближе, ничуть не удивится данному обстоятельству. Общество такой прекрасной леди будет приятно любому…
Уолси тоже опустился в кресло, внимательно рассматривая посетительницу. Оценивая её. Взвешивая каждое произнесённое слово. Между тем, со стороны внимание это не казалось ни навязчивым, ни, тем более, неуважительным. В нём можно было заметить стремление хозяина исполнить любую прихоть гостьи – но и только.
Ну, да-да. Ну, хороша. Только вот стоит ли из-за этого ставить с ног на голову всю Англию? Одно дело аннулировать брак с тёткой императора, чтобы заключить более выгодный союз, и совсем другое - чтобы, прости меня Господи, затащить эту черноглазую девицу в постель… Как будто этого нельзя добиться иными способами, не делая её королевой.
-Мне очень приятно также и то, что Вам пришёлся по душе мой подарок. Эта работа итальянских мастеров, и работа весьма искусная. Достойная Вашей красоты.
Поначалу он явно недооценивал Болейн.  За что очень часто осуждал себя, причём осуждал весьма справедливо. Теперь главное было не скатиться в иную крайность, не начать её переоценивать.
Дружбы здесь быть не может. Какая дружба, если вспомнить хотя бы о том же дядюшке Норфолке? Есть шанс выиграть время, пока улаживается вопрос с Римом. Теперь уже нужно быть самому глупцом, чтобы считать её за наивную дурочку. Но… если она поверит, будто я действительно расположен к ней и скажет об этом Генриху – большего мне и ненужно. Король поймёт - я делаю всё, что могу, дабы ускорить его дело с разводом…
И потому необходимо было создать впечатление, будто Томас полностью смирился с тем, что Анна прочно вошла в жизнь государя. Принял как неизбежное зло притязания её родственников. Согласился поделиться с ними влиянием, богатством, королевской дружбой. Рассуждая здраво, в подобный поворот событий поверить было трудно. Но… нет ничего невероятного в том, что канцлер просчитал обстановку и решил не тратить свои силы на бесполезную вражду.
Когда Вы наскучите Вашему возлюбленному, леди Анна, вот тогда мы и разберёмся со всеми недомолвками. 
Сейчас же прислуга заканчивала последние приготовления к обеду. Вышколенная челядь двигалась практически бесшумно, и из соседнего помещения не доносилось никаких лишних звуков – там расставляли последние блюда, раскладывали приборы, поправляли стулья, чтобы они стояли безупречно ровно.
-Я могу лишь прибавить, что это для меня честь - принимать у себя подобную гостью. Рад, что Вы наши время отобедать со мной и с удовольствием приглашаю Вас к столу. Да, кстати, я как раз сегодня хотел сообщить Его Величеству, как продвигаются наши дела по поводу переговоров с Папой. Несомненно, Вам тоже будет небезынтересно это узнать.

0

7

- Вот как! - Анна удивленно изогнула бровь. - Я заинтригована, милорд.
Медленно встав, девушка прошла мимо Уолси, в заранее открытые прислугой двери. Анну поразило богатое убранство гостиной, сочетавшее в себе роскошь и гармонию. Большой стол, накрытый безупречно-белой скатертью, стоял посередине комнаты, и буквально ломился от всемозможных блюд. К своему удивлению, Анна почувствовала, что проголодалась. Не удивительно! Ведь с тех пор, как паж доставил ей приглашение от кардинала, девушка не могла ни есть, ни пить. И сейчас, смотря на все эти угощения, которые щекотали нос невероятно аппетитными ароматами, леди готова была наброситься на них, как обычная простолюдинка.
Креветки! Отлично! - подумала Анна, принимая приглашение кардинала к столу.
Сделав глоток вина, девушка начала всматриваться в лицо хозяина замка, словно на нем могла прочесть все его тайные мысли. Но словила себя на мысли, что вот так откровенно проявлять свое внимание не совсем корректно и тут же потупила взор. Отведав восхитительных креветок и немного утолив голод, Анна почувствовала себя гораздо лучше. Откинувшись на спинку высокого стула, она мило улыбнулась кардиналу.
- Ваше Преосвещенство, у Вас прекрасный дом! Здесь все выполнено с безупречным вкусом, который несомненно Вам присущ. - ее голос звучал вполне дружелюбно и со стороны казалось, что обедают два человека, дружбу которых можно назвать искренней и настоящей. Как же искусно умеют притворяться люди, когда это в их интересах!
Неужели он хоть на мгновение смог подумать, что своей любезностью может обвести меня вокруг пальца?! Какой же наивной и глупой он меня считает! Право, для меня это оскорбительно.
Анна на мгновение отвлеклась на слугу, подававшего новое блюдо из рыбы, но затем резко подалась вперед и слегка прищурившись, произнесла:
- И все же, несмотря на Ваше гостеприимство, меня смущает отсутствие Его Величества на этом обеде. Согласитесь, милорд, вопрос, о котором Вы упомянули, и ради которого, как я полагаю, меня пригласили, касается и короля тоже.
Говоря все  это, Анна не переставала улыбаться, но в этой улыбке уже сквозила холодность, а в глазах читалось явное недоверие ко всему происходящему.

+2

8

-Нет, леди Анна, пригласил я Вас вовсе не для того, чтобы обсуждать вопрос касательно аннулирования брака Его Величества с Екатериной Арагонской.
В отличие от собеседницы, улыбка канцлера была исключительно дружеской. Глядя на Уолси можно было подумать, что он и впрямь весьма расположен к своей гостье, настолько, что не замечает ни её холодности, ни недоверчивого взгляда.
-Обсуждать подобные вопросы я могу лишь с государем. При всём моём уважении.
И снова этот весьма почтительный тон, в котором не чувствовалось ни малейшей нарочитости. Напротив, складывалось впечатление, что кардинал вовсе не принуждает себя быть любезным, это выходит вполне естественно, потому лишь, что ему никогда не пришло бы в голову по-иному общаться с этой девушкой.
-Просто принимая во внимание отношение к Вам нашего короля, я сделал вывод, что достигнутые результаты Вам интересны. Однако Вы, безусловно, правы. Будет лучше, если я обо всём доложу сначала Его Величеству…
Томас в свою очередь тоже отдавал должное приготовленным кушаньям. И, надо сказать, сегодня он был весьма доволен своим поваром. Впрочем, как и в остальные дни. Родившись в семье, не отличавшейся особенным богатством, сейчас Уолси мог позволить себе наслаждаться и изысканными блюдами, и роскошной обстановкой. В конце концов, по его мнению, это была вполне закономерная компенсация тех сил, что, будучи лорд-канцлером, он тратил на благо Англии. Те более, что сама возможность брать от жизни всё то, что ему заблагорассудится, доставляла кардиналу удовольствие – слишком мало времени он мог посвятить себе, чтобы проводить это время, не получая от него ни малейшего наслаждения.
Но вот в данный момент ни крупные креветки, ни рыба в лимонном соусе, ни белое вино, доставленное из долины Рейна, настроения не поднимали.
Что-то Вы слишком много позволяете себе, моя милая. Мало кто из приближённых Генриха осмеливался смотреть на меня подобным образом. И кто всё-таки осмеливался… недолго задерживались в окружении короля. А некоторые и на этом свете. Считать, что Вы значите больше, чем человек, который фактически более десяти лет правит страной, только потому, что государь стремиться залезть Вам под юбку – не слишком умно. Неужели я в Вас ошибся?
Ненадолго Уолси всё-таки отвёл глаза, делая вид, что весьма занят поджаренной на углях бараниной, которую подали следом за форелью.
В конце концов, не зря, став канцлером, Томас издал постановление, что регулировало количество перемен за столом. Таким образом, что для пяти перемен необходимо было иметь титул маркиза или графа, а для семи – непременно герцога. Девять же могли позволить себе только кардиналы. Правда вот, кардинал в английском королевстве был только один…
Он всё ещё надеялся, что усыпит бдительность Болейн. Сможет заставить поверить, будто совершенно не склонен считать её врагом. Если же нет… Пусть она окончательно убедится, кто обладает сейчас наибольшей властью государстве. Ну, за исключением короля, разумеется. А убедившись, подумает, нужно ли продолжать эту конфронтацию. Или лучше пойти на компромисс.
-Попробуйте мясо, леди Анна. Приготовлено просто восхитительно, - Томас вытер пальцы о белоснежную салфетку и чуть отодвинулся от стола, созерцая обилие яств и пытаясь остановить свой выбор на чём-то конкретном. – За едой действительно лучше не касаться никаких важных тем. Признаюсь, это мой недостаток. Я не умею отдыхать, всегда думаю о делах.

+3

9

Анна была несколько обескуражена тоном и поведением Уолси. Не было ни враждебности, ни отчужденности, а лишь сама любезность и дружелюбие.
Неужели?.. Нет! Не может такого быть! Кардинал мой друг и союзник, вопреки свом принципам и амбициям? Я скорее поверю в то, что Генрих снова влюбится в Екатерину и откажется от меня!
От последней мысли Анне захотелось залиться звонким смехом, но она удержалась и лишь слегка, по-дамски, очень мило, хихикнула, словно нашкодившая девчонка.
- Вы правы, милорд, вопросы подобного характера стоит обсуждать в присутствии короля. Но все же, Ваше Преосвещенство, может Вы уступите моей женской прихоти и удовлетворите мое любопытство? - говоря это, девушка с удовольствием лакомилась нежной бараниной. - Я уверна, что Его Величество нас простит.
Анна изобразила наивную улыбку и слегка наклонила головку набок.
- И потом, милорд, мне уже кое-что известно. - девушка произнесла это шепотом и слегка наклонившись к кардиналу. Не сильно, ибо вырез декольте тогда бы открыл Его Преосвещенству больше, чем нужно было бы.
Это платье, сшитое по последней французской моде, было подарком короля и все при дворе об этом знали. И Анне доставляло невообразимое удовольствие наблюдать за реакцией Арагонской, когда ее фрейлина появлялась в этом наряде.
- Я, например, знаю, что Вы намерены направить двух юристов на встречу с Папой, чтобы убедить его принять верное решение по вопросу Его Величества.
Она прямо посмотрела на Уолси, в ее темных глазах блеснул огонек.
- И да, Вы правы, милорд, мясо просто волшебное!
Анна улыбалась, кладя в рот очередной кусочек баранины.

+2

10

Кардинал отдал должное и платью в целом, и, конечно, глубокому вырезу декольте, несмотря на то, что собеседница остановила движение, не наклоняясь сильнее и не давая возможности рассмотреть свои достоинства в полном, так сказать, объёме. При этом Его Высокопреосвященство полностью отдавал себе отчёт в том, что, как ни странно, при всей любви к красивым женщинам,  он может оценивать Анну объективно и вполне равнодушно. Для него королевская фаворитка была не только и не столько привлекательной дамой, сколько политическим противником.
Забавно… Уолси никогда не думал, что будет так серьёзно относиться к совсем ещё молодой особе, учитывая, что он умел играть на слабостях и желаниях людей, заставляя их уступать его воле, вне зависимости от статуса. Члены королевской семьи, иностранные послы, прелаты – Томас мог справиться практически с любым, и обычно это получалось легко. Идя к своей цели, он словно старался выиграть партию в карты – немного расчёта, немного азарта. Прибавить сюда знание человеческой натуры и умение владеть собой, и можно считать, что ты уже победитель. Так по большей части и происходило.
Но с Болейн всё получалось с точностью до наоборот. С ней почему-то не работали привычные методы и схемы. Почему – если бы это удалось до конца понять сегодня, день определённо был бы прожит не зря.
-Вы хорошо осведомлены, леди Анна…
Узнаю, кто из моих людей смеет обсуждать мои планы – оставлю без головы.
-Один из них Стивен Гардинер, мой секретарь. Они посетят Его Святейшество и весьма недвусмысленно объяснят необходимость сотрудничества. Думаю, ждать осталось недолго. В конце концов, он вынужден будет согласиться и признать, что по церковному праву барк Его Величества незаконен, пусть даже на него ошибочно и было выдано разрешение.
Вопрос казался весьма тонким и неоднозначным. Само утверждение, что Папа может ошибиться или быть введённым в заблуждение, являлось очень спорным. Ведь Папа – представитель Господа на земле. Стало быть, его решения однозначно верные, и не соглашаться с ними нельзя.
Впрочем, мы живём в грешном мире, и у нас есть возможность обойти любое «нельзя», ссылаясь на множество примеров или цитат. Хорошо знающий своё дело юрист – а иных я не держу – справится с подобным весьма быстро…
Теперь кардинала волновал другой момент – когда папское разрешение будет получено, в самом скором времени Анна сможет стать королевой. Положим, то, что он обеспечит аннулирование брака, убедит Генриха в преданности лорд-канцлера. А дальше? С Екатериной Арагонской у него тоже были не самые лучшие отношения. Однако Уолси предполагал, что новая супруга государя – если ею станет Болейн – доставит куда больше хлопот.
-Я рад, что Вам понравилось угощение, - Томас взглянул на слугу, что ожидал распоряжений возле стола, и тот поспешил наполнить кубки ароматным белым вином. – За Вашу красоту, леди Анна! За то, что Ваше присутствие не может не сделать счастливым каждого, кто имеет удовольствие находиться рядом.
Допустим, уладить дела со Святым Престолом удастся. И вот тогда стоило бы потянуть время до новой свадьбы. Генрих – мужчина увлекающийся. Ему нужны новые впечатления, новые интересы. Увести бы его как-нибудь из Лондона, «случайно» познакомить с достойной его внимания девицей… Надо подумать. Может быть, что-нибудь и выйдет…

+1

11

Анна отдавала себе отчет, что играть с таким противником как Уолси опасно, но ничего не могла с собой поделать. Ей нравилось ловить на себе его оценивающий и задумчивый взгляд, улыбаться в ответ на комплименты, делая вид, что она внимает каждому его слову и, самое главное - верит ему! А что еще остается? Открыто обьявить кардиналу войну? Это было бы весьма глупо и очень невовремя. Генрих уверен в своем лорд-канцлере, вопрос о разводе тоже зависит от него. Вот и сейчас, выслушав очередную оду в свой адресс, Анна благодарно улыбнулась своему собеседнику и мелодичным голоском пропела:
- Вы мне льстите, Ваше Преосвещенство! Но мне это приятно.
Девушка пригубила вина и закрыла глаза от удовольствия. Да, вино что надо! Раньше она почему-то никогда не задумывалась и не интересовалась, как живет Томас Уолси. Теперь же, когда он сам приоткрыл перед ней занавес своей жизни вне стен королевского дворца, Анне стало любопытно все!
Интересно, а есть ли у него любовница? Он, конечно, архиепископ, служитель церкви, но ведь все это только официально. Наверняка у него есть дама сердца. У Томаса Уолси есть жизнь не только при королевском дворе.
- Но вернемся к нашему главному вопросу, милорд. - на лице Анны не осталось и следа от недавней беспечности.
Некоторое время она молчала, словно решалась на что-то. Когда же она снова заговорила, то голос ее звучал как-то строго.
- Король доверяет Вам. Полагаю, я тоже должна последовать его примеру. Знайте, милорд, что ни я, ни Его Величество, не испытываем ни малейших угрызений совести, поскольку абсолютно уверены в своей правоте! Королева не может сейчас и не сможет никогда родить наследника, ибо этот брак не законен и не угоден Богу. Надеюсь, Вы согласны с нами?
Анна специально повысила голос, задавая это вопрос, и сделала ударение, говоря: "С НАМИ". Пусть знает, что он не один единственный, кому безгранично верит и к кому привязан Генрих.
Теперь все будет иначе, кардинал...
- Мы с королем изучили массу трудов на эту тему. Порой засиживались до глубокой ночи, и наутро нас обоих мучила жуткая мигрень! - девушка рассмеялась своим звучным грудным смехом, так полюбившимся Генриху.
Анна подняла свой кубок и громко, торжественно произнесла:
- Я хочу выпить этого чудного вина за скорейшее и положительное разрешение нашего вопроса! И да поможет нам Бог!
Пусть! Сделаем вид, что мы союзники, кардинал. Но вот только каждый из нас прекрасно знает, что двоим нам не место возле короля.
Анна подалась вперед и чуть ли не шепотом спросила:
- Прошу меня простить за любопытство, но хотелось бы узнать - как ко всему происходящему относится сэр Томас Мор?

Отредактировано Анна Болейн (2012-23-05 23:40:12)

+2

12

-Давайте обратимся к Библии… - цитировать по памяти кардиналу не стоило особого труда. Как священнослужитель – причём тот, кто не получал по наследству высших церковных должностей – он ещё в юности выучил основные положения наизусть. Как лорд-канцлер английского королевства, где монарху нужен был лишь предлог, чтобы добиться аннулирования брака, он тоже искал подтверждения в каноническом праве, дабы сделать желания Генриха законными. – Левит, глава двадцатая.  «Если кто возьмёт жену брата своего: это гнусно; он открыл наготу брата своего, бездетны будут они»,  - Его Высокопреосвященство больше не притрагивался к кушаньям. Сделать это было не особенно сложно.
Забавно, если бы кто-нибудь когда-нибудь прежде посмел сказать, что красивая женщина сможет испортить ему аппетит, Уолси определённо не поверил бы.
Но вот теперь, сидя за столом с Анной,  прелат понимал, что все блюда теряют свой вкус, а вино вовсе не кажется желанным и хмельным. Он сам пригласил фаворитку короля в свой дом. И он никогда не раскаивался в своих поступках, ибо эти поступки с точки зрения пользы и логики были всегда продуманы и рассчитаны до мелочей. Но чувства… куда от них деться? Канцлер не был жестоким человеком, Бог свидетель. Он правил Англией уже второй десяток лет. Кто-то из его противников был казнён, как, например, герцог Бэкингем, но никто, ни один протестант, ни единый еретик не был сожжён на костре. Это не было излишней сентиментальностью, не было претенциозной игрой в человечность. Просто архиепископ Йоркский, будучи сам небезгрешен, мог сквозь пальцы смотреть на чужие грехи, мог с добродушной снисходительностью относиться к чужим заблуждениям.
Тогда, когда эти заблуждения не мешали ему.
И когда грехи не пересекались с его желаниями и стремлениями.
Всё так.
Но вот теперь он с превеликим удовольствием отправил бы эту безупречно красивую и безусловно привлекательную девушку в далёкую ссылку. Или обвинил бы в ереси. Или в государственной измене.
И ещё обвинит – дайте только срок.  Да, он сам пригласил её, и вот теперь в глубине души жалел.
Каждая её улыбка, каждая брошенная фраза вызывали лишь неприязнь. Но  в ответ проявлялись лишь выражением сочувствия и понимания.
В жизни Уолси насчитывалось много врагов, доверие которых приходилось завоёвывать. Но никогда прежде они не были столь пленительно-хороши. И никогда прежде он не считал их столь опасными. Парадокс, как ни крути.
-Я полностью согласен. Этот брак незаконен. С Библией не поспоришь.
До сих пор он не соглашался делить ни с кем королевское доверие и, как результат, королевскую милость. Да и вряд ли согласится в будущем. Но… не говорить же об этом вслух.
-А сэр Мор… - кардинал внешне вполне равнодушно пожал плечами. – Признаюсь, он считает немного по-иному. Он не подвергает сомнению разрешение Папы на брак… С другой стороны, это не первый раз, когда он ошибается. Помнится, почти пять лет назад он как председатель Палаты Общин противился новым, но весьма необходимым налогам…
С Томасом Мором канцлера связывали весьма странные отношения – вроде бы они должны были стать врагами, глядя на их методы. Но не становились, принимая во внимание их цели. С первого взгляда они не могли быть друзьями. И вроде бы не являлись ими в полном смысле слова. Но… это был один из тех немногих придворных, от кого кардинал не ожидал подлостей. Вот и теперь, он говорил о Море вполне откровенно – да и глупо было бы врать  - лишь потому, что тот сам не скрывал своих убеждений. Даже от короля.
-Да поможет нам Бог, леди Анна!
И Томас выпил вина. Про себя он почти пожалел, что отослал прочь Джоан, что тоже хотела встретить гостью. Не дело неофициальной жене кардинала принимать фаворитку короля. Куда, скажите на милость, при таких нравах скатится Англия? И, самое главное, это был бы лишний козырь в руках Болейн – одно дело, когда о том, как живёт Уолси, шепчутся у него за спиной, другое – когда он выставляет свою жизнь напоказ.
Но всё-таки… сиди она с нами за столом, мне было бы легче…
-Можете не сомневаться, вопрос это решится настолько быстро, насколько возможно. А почему Вас так волнует мнение сэра Томаса Мора?

Отредактировано Кардинал Уолси (2012-23-05 23:34:15)

0

13

- Волнует? Нет, что Вы! Скорее, это женское любопытство. - Анна рассеяно улыбнулась, давая понять, что ей, в принципе, это не столь важно. А вот мысли девушки были совсем иными!
Да потому что он, как и Вы, близок к Генриху! Король ему доверяет и советуется с ним. Еще Мор поддерживает дружеские отношения с Екатериной. Вам ли этого не знать?! Очевидно, что он так же оказывает влияние на Генри. А мне как-то не по душе, когда возле короля крутятся мои потенциальные враги.
- Да, я слышала, что он пытался отговорить Его Величество от этой затеи. - Анна слегка поморщилась.
Томас Мор, конечно, не представлял такой угрозы, как Уолси, но все же и от него Анна чувствовала исходящую опасность. Генрих ведомый человек и если постараться, то его можно направлять в нужную сторону. Это подходило для столь амбициозной особы, как леди Болейн, но всегда есть обратная сторона медали! Этим могли и пользовались другие приближенные короля, которые не совсем радовались новой любви своего сюзерена. Как же быть в таком случае?
Все очень просто! Устранить тех, кто пойдет против меня. И кто же будет первым?
Вряд ли кардинал мог предположить, что в голове сидящей перед ним леди, на лице которой играет безмятежная улыбка, а в глазах плескается любезность и доброжелательность, именно в этот момент стройной цепочкой выстраиваются хищные планы.
- Ваше Преосвещенство, я давно хочу Вас спросить, - на мгновение Анна замолчала, давая возможность собеседнику остановить ее, но потом все же продолжила.- На чьей стороне Вы? Только давайте сейчас обойдемся без ссылок на религию и Вашу преданную службу Церкви!
Несмотря на внешнее спокойствие, сердце девушки заколотилось с такой скоростью, что ей показалось, будто его удары эхом разнеслись по всей гостиной. Она волновалась, задавая этот вопрос. Почему? Если бы Анна сама знала почему! С одной стороны, Томас Уолси был ей неприятен, скорее не как человек, а как политик.  Но, если смотреть с другой стороны - он достойный противник и человек, наделенный немалым интеллектом. Анна не признавала этого, но в глубине души ей было бы спокойней, если бы кардинал был на ее стороне.
Но такое невозможно! Значит, мне будет лучше, если Вас, кардинал, при дворе не будет вообще.
Анна с сожалением вздохнула от этой мысли. Ведь она прекрасно понимала - будь Уолси ее союзником, вдвоем они смогли бы прекрасно править и Англией, и Генрихом. Проблема в том, что ни он, ни она пальму первенства не уступит никогда, и кому-то придется согласится на второй план.
Не для того я добиваюсь корону, чтобы позволить кому-то другому править за меня!

Отредактировано Анна Болейн (2012-24-05 00:17:09)

+2

14

Ах, леди Анна… Что Вы ожидаете от меня услышать? Того, что я признаюсь, будто мне хочется, чтобы Генрих кувыркался с Вами в постели и слушал советы Вашего папаши или дядюшки? Или, чтобы верх одержала эта испанка, которая уже столько лет доставляет мне одни неприятности? Если государь не освободится от неё как от законной супруги и королевы, будет плохо и мне, и Вам. Так что до тех пор, пока речь не зайдёт о новой свадьбе, можете считать меня своим союзником.
Уолси не торопился. Пару мгновений он просто ждал. Казалось, канцлер обдумывает ответ, для того, чтобы высказаться откровеннее и яснее. Хотя… Тот, кто хотя бы относительно близко был знаком с кардиналом, вряд ли ожидал бы от него теперь абсолютной откровенности. Да и размышлять тут было не над чем. Томас понимал, что именно этот вопрос больше всего и волнует его гостью. Однако не ожидал, что она задаст его столь прямо.
-Я всегда был и всегда буду на стороне Его Величества. Думаю, это уже не нуждается в доказательствах – в противном случае, государь не доверял бы мне настолько, насколько, я надеюсь, доверяет сейчас. Именно поручение уладить дела с Папой и показывает наглядно его доверие. Так что, повторю ещё раз, можете быть уверены, что вскоре эта проблема благополучно разрешится.
Неужели Анна опасалась того, что Мор сможет отговорить короля от желания жениться на ней? Если бы Уолси находился сейчас в одиночестве, он бы определённо рассмеялся. Имейся в Англии хоть один человек, способный на данный момент это сделать, канцлер точно не поленился бы отыскать его и доставить в Лондон. И надеяться оставалось лишь на переменчивость натуры Генриха и на время. А время в запасе пока что имелось. Пока его посланники доберутся до Папы, пока получат аудиенцию, пока вернутся обратно… И даже после этого – венчание монарха не такое событие, чтобы подготовиться к нему за два дня.
-Тем более, что служба Его Величеству ничуть не противоречит моим убеждениям и не ложится тяжёлым бременем на совесть. К моему большому сожалению, леди Анна, несмотря на Вашу просьбу, я не могу не думать о вере и не оценивать, насколько честно я поступаю как служитель Церкви, выполняя волю нашего государя. Но здесь нет никаких конфликтов и противоречий. Мы все уже столько лет не можем дождаться появления на свет наследника престола, что не остаётся сомнений – Господь брак этот не благословил. И его попросту грешно считать законным.
Как ни странно, кардинал говорил правду. В том смысле, что мешать королю освободиться от Екатерины Арагонской он действительно не собирался. Это было бы для Уолси определённо невыгодно – только глупец мог бы стоять на пути у Генриха VIII, если он что-то вбил себе в голову. Но потакая монарху в каких-либо желаниях, имелся шанс помочь ему отказаться от того, что явно не идёт на пользу ни самому Тюдору, ни его друзьям.
…В этот момент двери вновь распахнулись, и слуга внёс огромный поднос с запечённым павлином, что был украшен собственными перьями. Перья эти плавно покачивались, переливались на свету, поражая обилием цветов и богатством оттенков…
-Прошу Вас, попробуйте, дичь должна быть отменной.  Признаюсь без излишней скромности, подобные блюда очень хорошо удаются моему повару. – Кардинал сразу поменял тон. Только что он говорил вполне серьёзно, даже сосредоточенно, но вот теперь перед Анной вновь сидел радушный хозяин, главной задачей которого было угодить гостье. И уточнил он всё так же, чуть легкомысленно, но вполне добродушно. – Разве я давал повод сомневаться в моих лучших чувствах к Вам? Если государь решил взять в жёны дочь своего подданного, он вполне имеет право это сделать. И мой долг лишь помочь его планам осуществиться.
Ни малейшей иронии. И взгляд оставался честным-честным. Но Уолси, как ни старался, не смог не напомнить собеседнице, что она всего лишь не слишком знатная фрейлина нынешней королевы. Обычно монархи находят себе жён из несколько иного круга. Между тем, напоминание это  должно было выглядеть невольным и миролюбивым.

Отредактировано Кардинал Уолси (2012-26-05 19:37:43)

+1

15

Черта с два я тебе поверю, Уолси!
В легком раздрожении Анна вцепилась за ручки высокого стула, на котором сидела.
Опять толком ничего не ответил! Вот так всегда! Ходит вокруг да около, но прямо ничего не говорит! Ах, кардинал, если бы не Ваша помощь в этом деле, я бы уже давно потребовала, чтобы Генрих удалил Вас от двора.
Конечно, Анна была не глупа и понимала, что избавиться от Арагонской Уолси очень даже выгодно, поэтому он с таким энтузиазмом и взялся за этот развод. Но вот будет он так же рад новой свадьбе короля? Конечно же, нет! Ведь с точки зрения политики, этот брак никакой выгоды Англии не несет. Как Уолси заметил - она всего лишь дочь подданного, не более.
Анна отвела глаза и посмотрела в окно. Взгляд ее был задумчивым, а на лице застыла маска напряженности. Повернувшись к кардиналу лицом, она проговорила:
- Я поняла Вас, милорд. Безмерно благодарна Вам за откровенность. Король может быть спокоен, когда ему служат такие люди как Вы, Ваше Преосвещенство. - и в тот же миг ее лицо озарила улыбка, а глаза заблестели игривым огоньком.
У нас еще будет возможность удостовериться в Ваших, как Вы там сказали "лучших чувствах" ко мне.
Проследив взглядом за слугой, который вошел в комнату, Анна невольно ахнула! Блюдо, которое он поставил на стол, и так ломившимся от всевозможных угощений, было непревзойденно красивым. Девушка удивленно покачала головой и даже захлопала в ладоши.
- Прелестно! Даже жаль трогать такую красоту, милорд! Простая девушка не заслужила такого внимания к своей персоне. Вы меня балуете.
Анна направила маленький кусочек дичи в рот и закрыла глаза от наслаждения.

Отредактировано Анна Болейн (2012-30-05 19:22:34)

+2

16

-Вы опять лукавите, Леди Болейн, - нараспев произнес лорд-канцлер, вальяжно покачивая в своей руке кубок с вином. Он по-прежнему любезно улыбался, и глаза его светились неподдельным добродушием. Радушный хозяин и прекрасная гостья. Хоть пиши картину. Ведь за ловко одетыми масками не было видно истинных чувств, которые испытывали друг к другу возлюбленная короля и пока еще главный советник все того же короля. – Я же уже говорил Вам о том, что мы оба знаем: Вы не простая девушка, вы избранница Его Величества, а значит, достойны того, чтобы Вас принимали подобным образом.
«До тех пор, пока Генрих не откажется от Вас. А дальше я Вам буду устраивать совсем иные приемы…и совсем в иных местах»
Он почувствовал холодность в ее голосе, и знал, что она недовольна тем ответом, который он ей до этого дал. Это ехидное замечание о том, что король может быть спокоен, отложилось в сознании кардинала, и Уолси успел пообещать сам себе, что обязательно отомстить этой дерзкой девице за сегодняшний день в том числе. Но главное – за свой покой, которой нарушился из-за ее каприза – стать королевой Англии! Где это видано, чтобы простая фрейлина поднималась до королей?
«Французская принцесса! На троне будет сидеть французская принцесса,» - твердо повторял про себя архиепископ Йорский, который еще не подозревал, что его упорства не хватить, чтобы изжить семейство Болейнов со двора.
-После того, как мои юристы вернутся из Рима, я бы хотел иметь удовольствие вновь видеть Вас в своем доме. Но в этот раз, конечно, с Его Величеством. Ведь мои люди обязательно привезут добрые вести и нам всем будет, что отпраздновать.

Отредактировано Кардинал Уолси (2013-02-07 10:33:46)

0

17

Анна молча кивнула и взяла кубок с вином. Немного отпив, она слегка прищурилась и снова внимательно посмотрела на Уолси. В голове у девушки крутилось множество мыслей. Они проходили вереницей, выстравивались в логические цепочки, превращаясь в четкий план действий. Анна не доверяла кардиналу и была уверена, что поступает абсолютно правильно. С самой первой встречи они не понравились друг другу и с каждым днем взаимная антипатия только росла. Так почему же честолюбивый Уолси пытается убедить и Анну, и короля, что она поддерживает этот союз?
- Знаете, кардинал, в этой комнате есть еще один человек, способный на лукавство. - девушка снова сделала глоток вина, не сводя темных глаз с лица Уолси. - Давайте на чистоту. Мне надоело ходить вокруг да около. Я знаю о Вашей симпатии к Франции и неприязни к Испании, например. В этом мы с вами схожи. Но ответьте мне, неужели Вы не мечтаете усадить на трон французскую принцессу?
Анна вальяжно откинулась на спинку стула, продолжая сверлить кардинала взглядом.
- Наш брак с королем никакой выгоды королевству, точки зрения политики, не несет. И я не поверю, что такой честолюбивый и амбициозный человек как Вы позволит этому случиться. Вы хотите избавиться от испанки Екатерины, но так же Вы жаждете избавиться и от меня. Разве я не права, Ваше Преосвещенство? Вы пологаете, что я не достойна короля. Мое происхождение не позволяет мне стать королевой. Но насколько я помню, ваше тоже не позволяло Вам стать канцлером. - Анна плавно подалась вперед. В ее глазах вспыхнуло пламя, а голос понизился до угрожающего шепота. - Так откуда у вас такая уверенность, что Вам дано право решать за короля? Он возмет в жену ту, которую пожелает и Ваше мнение, поверьте, будет учитываться в самую последнюю очередь.
Вся показная любезность слетела с лица девушки, уступив место холодной расчетливости и уверенности в себе. Она не собиралась уступать Уолси ни при каких обстоятельствах, потому что прекрасно понимала, что если она не избавится от него, то кардинал сделает все, чтобы Анна Болейн больше никогда не появилась в Лондоне.

0

18

Уолси был счастлив. Да, да, именно счастлив. Вся эта комедия, которую они ломали друг перед другом, рано или поздно должна была закончиться, чья-то маска феерически должна была упасть на пол и разбиться, открывая истинные мысли. И кардинал был доволен тем, что это не он сейчас так искренни распылялся, говоря о своем истинном отношении ко всему происходящему. Нет, не выдержала она. Она сдалась и все выложила как есть.
Кардинал справедливо полагал, что в любой борьбе, козырь находится в руках у того, кто знает наверняка все мысли своего противника. И вот Анна Болейн изложила их сама. Ровно смотря своей собеседнице в глаза, он мирно пил вино из своего кубка и внимательно слушал ее. Лицо его оставалось беспристрастным, не один мускул не дрогнул, когда она напомнила ему о его происхождении или, наклонившись, начала угрожающе шептать. Лишь глаза стали излучать искреннее негодование, печаль, разочарование оттого, что ему не поверили. Если бы человек, близко незнающий Уолси, посмотрел на него в эту минуту, то удивился бы, что госпожа Болейн смеет обвинять его в тайных умыслах против своей персоны. Ведь перед ней столь искренний и честный человек! Служитель церкви, в конце концов!
-Я огорчен тем, что Вы так считаете, - наиграно вздохнув, кардинал поставил кубок на стол и взял столовый прибор в руку, решая, что из тарелки следовало бы сейчас отправить себе в желудок. – Я никогда не смел думать о том, что могу что-либо решать за короля. И я с радостью приму любой его выбор. На троне рядом с ним будет восседать та, которую пожелает взять себе в жены Его Величество. В этом Вы совершенно правы. Но я попросил бы Вас, Леди Анна, не пытаться меня в чем-либо обвинять. Я уже столько лет преданно служу Его Величеству. Король Генрих, смею полагать, верит и доверяет мне, раз поручил именно мне заниматься тем, что Вас так сильно беспокоит. Мне остается лишь надеяться на то, что однажды и Вы сможете также доверять мне. Ведь добрая жена всегда поддерживает своего мужа, верно?

Отредактировано Кардинал Уолси (2013-02-07 22:20:25)

0

19

Анна рассмеялась. Глядя в лицо этому напыщенному, самовлюбленному и самоуверенному человеку, она разразилась смехом. Она смеялась над всем: над этим фарсом, который продемонстрировал Уолси, над той комедией, которую они так долго здесь ломали, над его наигранной преданностью и показной смиренностью. Ничего нового она ему только что не сказала, но и он не поведал ей никакой тайны. Анна любила играть открыто, не изображая из себя верную собаку, угодливо виляющую хвостом перед хозяином. И если Уолси хочется побегать вокруг нее с высунутым языком, заискивающе поскуливая о своей дружбе и верности, то пусть продолжает в том же духе.
Да, король Вам поручил это столь деликатное дело. С которым Вы, между прочим, не справляетесь. Король ожидал от Вас большего и искренне разочарован Вами. Мы оба знаем, что я права, кардинал. - девушка презрительно скривила губы. -  Именно поэтому сегодня я здесь. Вы пригласили меня не удовольствия ради. Уверена, будь ваша воля, Вы и бы не сели рядом со мной за один стол. Но Вы умный человек, тонко чувствующий перемены. Но и я не так глупа, как бы Вам хотелось.  Решили прощупать почву, кардинал? Держать своего врага ближе, чем союзника? Умно, не спорю. Но это только если враг глуп или идиот, решивший, что Вам и правда можно верить. Хотите показного перемирия? Убедить короля, что восхищены мною и ночами не спите, мечтая увидеть именно МЕНЯ на троне? - Анна снова рассмеялась. -  Рано или поздно, я стану женой короля и тогда... - Анна многозначительно помолчала, улыбаясь. - А вот тогда мы и посмотрим, на сколько Вы верны и преданны. Уверена, что все мои подозрения беспочвенны и мы с Вами станем прекрасными друзьями.
Анна подняла кубок с виноми громко произнесла:
- За нашу с Вами вечную дружбу, Ваше Преосвещенство! И за короля! Да хранит Его Господь!
Поднеся кубок с вином, девушка все же не сделала и глотка. Она снова опустила кубок и слегка озадаченно посмотрела на Уолси.
- Екатерина Арогонская все эти годы была идеальной женой и королевой, не так ли? И все же, она ненавидит Вас даже больше, чем меня. Она не смогла полюбить Вас даже в угоду своему мужу.  Ее верность и покорность сыграла с ней злую шутку, не принеся ничего хорошего. - Анна сокрушенно покачала головой, но не перестала улыбаться. - Жена должна быть не только покорной, но и умной, чтобы смогла помочь своему мужу добрым советом. Я буду именно такой женой для Его Величества. И начну уже прямо сегодня. Я дам один, но очень ценный совет королю - присмотреться к своему ближайшему окружению. Потому что мне кажется,  бракоразводный процесс затягивает кто-то очень близкий Его Величеству.
Анна снова подняла кубок.
- За короля и Англию!
Сделав небольшой глоток, девушка поднялась со стула.
- Спасибо за оказанную гостеприимность, Ваше Преосвещенство, но мне уже пора. Я и так слишком долго отсутствовала и заняла много вашего бесценного времени.

Отредактировано Анна Болейн (2013-03-07 15:43:58)

0

20

Кардинал прямо посмотрел этой наглой девице в глаза. В его взгляде полыхнул опасный холодный огонь. Но он тут же потух, вновь уступив место любезности.
-Да, Вы правы. К сожалению, пока дело Его Величества не увенчалось успехом. Но в этом нет моей вины, зато, когда мои люди вернутся с вестями из Рима, Его Величество получит ожидаемый ответ. И будет благодарен мне за проделанную работу… и очень расстроится, что близкие ему люди не разделят его чувств.
Уолси отсалютовал кубком Леди Болейн и сделал несколько глотков вина.
-Впрочем, раз Вы так уверены, что у Вас получится стать хорошей женой для нашего короля, мне нет причин переживать, что столько умная дама, как Вы, однажды сможет заслужить немилость от Его Величества. Мне остается лишь пожелать Вам успеха, ведь мало научиться давать советы королю, нельзя допустить, чтобы однажды король разочаровался в своем советчике.
Томас почувствовал уверенность в том, что однажды королю надоест эта спесивая девица. И в то же время поселилось в душе чувство безысходности. Внутреннее чутье подсказало ему, что ее краха он не увидит, но этот крах обязательно состоится. Он слишком хорошо знал Генриха Тюдора и поэтому понимал, чем все это может закончиться.
Если его юристы не добьются желаемых результатов, то у Анны получится убедить Генриха избавиться от своего лорд-канцлера. Однако, если Болейн не научится держать себя в руках и играть по правилам, то однажды избавятся и от нее. Двор Генриха Тюдора это слишком опасное место, чтобы позволять себе подобную слабость как откровенность и прямоту.
Кардинал поднялся вслед за Анной и добродушно улыбнулся ей.
-Благодарю, что согласились посетить мой дом, миледи. Мне совершенно не жалко того времени, что я провел в Вашем обществе. И я очень рад, что мы с Вами смогли поговорить.
Их перемирие оказалось еще более коротким, чем предполагал архиепископ Йоркский. Но теперь он точно знал, чего ему ожидать от нее.
-Позвольте, я провожу Вас.

0

21

Анна кивнула кардиналу и любезно улыбнулась. Пока они шли к выходу, девушка хранила молчание. Она абсолютно не жалела о том, что ясно дала понять этому выскочке свою позицию. Пусть не думает, что умнее всех. Совсем скоро настанет день, когда она своими руками уничтожит всесильного лорд-канцлера Томаса  Уолси.
- Еще раз благодарю Вас за приглашение и за чудесный обед, кардинал. Ваш повар просто волшебник! - остановившись у двери, произнесла Анна. Выйдя на улицу, девушка с радостью вдохнула глоток свежего воздуха. Ей было несказанно приятно покинуть этот дом.
Анна села в карету и выглянув из окна, улыбнулась Уолси.
- Будем надеяться, что ваши юристы сделают все как  надо и привезут нам  благие  вести. В противном случае... - она запнулась, словно обдумывала, что  сказать дальше. - Может случится так, что ни Ватикан, ни Папа Англии будут не нужны. И кардинал Уолси тоже. Ну, Вы это и так уже понимаете. Мне очень понравились блюда вашего повара, милорд. Я заберу его себе. - Анна растянула пухлые губы в довольной улыбке, обнажив ряд безупречных зубов. Ее глаза засветились весельем, а бровь игриво изогнулась дугой. Но взгляд девушки при этом стал холодным и твердым, а  улыбка напомнила оскал хищницы. - Всего хорошего, Ваше Преосвещенство!
Анна добродушно махнула ему рукой и скрылась внутри кареты. Как только кони набрали ход и стали уносить возлюбленную короля дальше и дальше от дома кардинала, она выдохнула и расслабленно откинулась на мягкую спинку сидения. В голове  Анны носилось множество мыслей, а сердце  все еще бешено колотилось. Но не от волнения, а от понимания того, что Уолси ее боится. Да-да, так и есть! Могущественный лорд-канцлер, будучи умным человеком, уже понял - расстановка сил в игре изменилась и удача теперь явно не на его стороне. Именно поэтому Анна сегодня была его гостьей.
Девушка самодовольно улыбнулась. Интуиция подсказывала ей, что хваленые юристы кардинала вернутся ни с чем. И пусть это усугубит их дело с королем, зато будет способствовать падению ее врага. Генрих не простит своему канцлеру и этого провала. А равод с Екатериной... Анна уже знала, как именно сможет помочь любимому. Она предложит ему путь, который приведет Генриха к абсолютной и безграничной власти над церковью.

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Временное перемирие