The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » В браке нет места для троих


В браке нет места для троих

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

1531 год.
Все идет к тому, что Его Величество расторгнет свой брак с первой королевой и женится на той, что теперь стала самой влиятельной леди при английском дворе. Анна Болейн чувствует, что час ее триумфа близок, но Екатерина не собирается сдаваться так просто. Открытое противостояние двух любящих короля женщин достигло апогея, и ни одна из них не допустит, чтобы соперница торжествовала...

Участники: Анна Болейн, Екатерина Арагонская, Генрих VIII Тюдор

Отредактировано Екатерина Арагонская (2012-27-07 14:17:22)

0

2

Развод.
Это слово, хотя и оставалось невысказанным в той части замка, где находились покои королевы, дамокловым мечом висело над Екатериной. Она привыкла к постоянным интрижкам мужа - когда твой супруг король Англии и самый доблестный человек в государстве, ему можно простить многие слабости. Однако королева не ожидала, что на этот раз все зайдет так далеко. Мистрис Анна ходила по Уайтхоллу, высоко подняв голову, как полноправная хозяйка, а Екатерина старательно делала вид, что ничего не происходит. А сколько слухов шепотом передавалось из уст в уста...
Королева стала еще более набожной, чем прежде, и долгие часы проводила в молитвах. Вот и сейчас, когда над Лондоном полыхал закат, она вернулась в свои покои из часовни. Было еще слишком рано, чтобы готовиться ко сну, но Екатерина хотела отпустить всех своих фрейлин и посидеть в одиночестве. Сегодня во внешних покоях находилась и Анна. Остальные фрейлины, по-видимому, чувствуя себя неловко в таком соседстве, держались напряженно, и в комнате с появлением королевы воцарилась гнетущая тишина.
"Выглядит так, будто она сама невинность - а на деле настоящая волчица, уничтожит всех, кто стоит у нее на пути... - подумала Арагонская, глядя на свою небывало вознесшуюся фрейлину. - Всех, кроме меня".
- Леди, вы можете идти, - распорядилась Ее Величество. Дамы с явным облегчением присели в поклоне и стали покидать покои. Анна шла последней, и королеве показалось, что та нарочно медлит, чтобы своим присутствием позлить Екатерину. Это невозможно было терпеть. "Сколько можно изображать покорность и смирение? Я должна показать этой наглой девице, что значит вступать в борьбу с королевой Англии! В конце концов, что она о себе возомнила? Что избежит участи сестрицы?" Королева сделала шаг вперед и холодно сказала:
- Леди Анна, а Вы останьтесь. Мне есть, что сказать Вам.

+4

3

Анну совсем не радовал тот факт, что она сейчас находилась в покоях королевы Екатерины. Душой она рвалась в другую часть Уайтхолла, но обязанности фрейлины для нее еще никто не отменял и нужно было придерживаться правил.
Когда в комнату вошла королева, все голоса смолкли и леди присели в реверансе. Их примеру последовала и Анна. Как ни крути, а Екатерина Арагонская все еще оставалась королевой.
Ничего, это не надолго. Я избавлю Вас от этой ноши, Ваше Величество.
Анна поднялась и встретилась взглядом с женой короля. Девушка надменно вскинула голову и еле заметно усмехнулась.
Екатерина решила отпустить всех фрейлин и леди Болейн встрепетнулась, радуясь, что сможет скорее увидеть Генриха, но ее надежды разбил властный голос, приказывающий остаться. Стоя спиной к королеве, Анна буквально чувствовала ее испепеляющий взгляд.
Хотите поболтать, миледи? Ну что же, давайте поболтаем!
Девушка медленно повернулась и посмотрела в лицо соперницы.
- Слушаюсь, Ваше Величество. - голос Анны звучал спокойно и уверенно. Ни намека на страх или волнение перед королевой Англии.

+1

4

Анна держалась так уверенно и с таким вызовом посмотрела на королеву, что при взгляде на нее даже у самого завзятого скептика не осталось бы сомнения в том, что эта девушка будет бороться до конца и не остановится, пока не достигнет цели. Екатерина Арагонская, от природы не отличавшаяся пылким темпераментом, предпочитала держаться от таких особ подальше. Конфликт вообще был не ее методом, она предпочитала добиваться своего с помощью мягкого убеждения и разумных доводов. Но сейчас было не до дипломатии. Король всё чаще говорил о расторжении брака (по правде сказать, это была практически единственная тема, которую он вообще затрагивал в разговорах с женой), и Екатерина в который раз смотрела на леди Болейн и не могла понять, что в этой женщине так привлекло ветреного Генриха и почему на этот раз дело зашло так далеко. Впрочем, она свято верила в то, что еще немного времени - и монарх вспомнит о своей гордости (которая была бы как нельзя кстати и которую Генрих совершенно забыл, очарованный - кем! - какой-то лукавой фрейлиной) и обратит свой взор на дела государства и семьи, ну или на худой конец, на другую юную прелестницу. "Эта девица хочет отнять у меня всё: супруга, трон, положение в обществе, любовь подданных и право быть матерью наследника престола! Но как же она ошибается, если думает, что чем-то отличается от остальных!" - со злостью подумала Арагонская. Решив не тратить время на учтивые намеки и предостережения, она сделала небольшой шаг вперед, надменно посмотрела на свою фрейлину и промолвила:
- Я знаю, чего Вы добиваетесь на самом деле. Возможно, у Вас для этого есть даже повод, но не забывайтесь, леди Анна. Неужели Вы в самом деле думаете, будто можете соперничать со мной?

+3

5

Не опускай глаз! Ни в коем случае!, - мысленно приказала себе Анна и не отрываясь смотрела на Екатерину.
Анна не ожидала, что обычно спокойная королева решит пойти на открытый конфликт.
Видимо, Вы полны отчаяния, миледи!
Но ведь и того, что Екатерина так упрямо будет противостоять воле короля, тоже никто не ожидал. Анна не могла не восхищаться выдержкой этой женщины, но почему-то именно это ее и раздражало больше всего.
Что? Соперничать?
Леди Болейн лишь усмехнулась в ответ на слова королевы. Анна уже давно поздравила себя с победой в войне за сердце Генриха и мысленно прожила каждую минуту своей коронации. Неужели Екатерина не понимает, что король теперь принадлежит только ей одной? Как еще ей это доказать или продемонстрировать?
Все так же, продолжая смотреть королеве прямо в глаза, Анна сказала:
- Я вовсе не соперничаю с Вами, миледи.

+1

6

Усмешка тронула губы леди Анны, и Екатерина невольно подумала: "Сколько же спеси во всех представителях этого семейства!" Дерзкая девица даже не опустила взгляд, когда к ней обратилась особа королевской крови. И ее ответ -
- Я вовсе не соперничаю с Вами, миледи. - был вызовом. Это не было попыткой отрицать очевидное - напротив, слова леди Болейн прозвучали так, словно она уже одержала победу.
Такая уверенность несколько обескураживала - похоже было, будто королеву Англии девушка вообще не воспринимала всерьез. Однако Екатерина очень хорошо знала (или думала, что знает) своего мужа и считала, что главный козырь Анны - это ее молодость. Король часто вел себя как восторженный юнец, получив в дар от какого-нибудь вельможи или приобретя за границей новое оружие, чистокровного скакуна... или красивую женщину. О да, обычно на придворных прелестниц Генрих смотрел так же - взглядом охотника, завоевателя. Но побед у монарха может быть сколько угодно, а родина и супруга - только одна. И из всех походов он всегда возвращался к ней. Екатерина всей душой верила, что так будет и на этот раз. И всю непоколебимую веру в свою правоту она вложила во взвешенные, но не без скрытого гнева, слова:
- Право, Ваша уверенность в себе граничит с наивностью. Не ожидала этого от такой разумной молодой леди. Моего супруга привлекает новизна, его забавляют ухаживания, поэтому он уделяет Вам столько времени. Сейчас ему нравится дарить Вам подарки и, может быть, давать какие-то обещания. Но скоро ему это наскучит, и он оставит Вас, как оставлял десятки женщин до этого.

+2

7

Анна на миг отвела взгляд, делая вид, что задумалась над словами Екатерины. Затем снова посмотрела королеве прямо в лицо и все так же улыбаясь, ответила:
- Я не игрушка, Ваше Величество! Король любит меня и я люблю его.
Анна не врала. Она была уверена в чувствах Тюдора. Что касается ее собственных, то о них у нее как-то не было времени подумать. Генрих ей нравится как мужчина, он умеет красиво ухаживать, пишет ей стихи и песни, ради нее устраивает праздники и готов сделать ее своей королевой.
Как только, конечно, Вы, миледи, наконец поймете, что эту войны Вы проиграли.
Она, конечно же понимала, почему Екатерина так упрямствует с разводом и не идет на попятную. Естественно, она не хотела потерять корону и мужа. Но ведь уже все ясно! Генрих твердо намерен расторгнуть этот брак. А кому, как не королеве, столько лет прожившей с королем,  должно быть известно, что если Тюдор что-то решил, его уже не остановишь!
- Вы говорите, что скоро я наскучу Его Величеству. - Анна покачала головой, словно перед ней была несмышленная ученица, а не королева Англии. - А если нет, миледи? Что Вы будете делать тогда?
Анна изогнула бровь и в ее глазах блеснул игривый огонек.
Право, меня это забавляет!

0

8

Анна пошла на откровенную дерзость, заявляя о взаимности своих чувств к Тюдору, и этого королева никак не ожидала. Она хотела выяснить, насколько сильны позиции соперницы, но такого напора не предвидела. "Возможно ли, что это всего лишь показная уверенность?" - на этот вопрос у Екатерины не было ответа - как и времени его искать. Она не могла позволить, чтобы какая-то девчонка, забравшись к чужому мужу (а тем более, королю!) в постель прямо перед носом у законной супруги, возомнила себя еще и хозяйкой его сердца. Главным козырем Анны были ее молодость и красота - но и Екатерине было, что ей противопоставить. За двадцать лет королева изучила своего мужа, его привычки и нрав, и не сомневалась, что леди Анна сильно переоценивает свое влияние на монарха.
Тем временем леди Болейн с лукавым видом спросила, что намеревается делать королева. Это показалось Екатерине настолько нелепым, что она рассмеялась Анне в лицо:
- Делать? Мне не придется ничего делать, миледи. Вы не первая, кто пользуется расположением Его Величества и не первая, кто думает, будто за этим стоит что-то большее. Однако даже рождение сына не сделало метрессу королевой - Екатерина намекала не только на Бесси Блаунт, мать Генри Фицроя, но и на сестрицу самой Анны, чьего сына Генрих даже не признал. С лица женщины пропала улыбка, и она сказала тоном, в котором слышалась затаенная угроза:
- Вы можете думать, что Вам угодно, принимать подарки и делить с Его Величеством ложе, если он того пожелает. Но в его сердце Вам путь закрыт, потому что оно принадлежит мне.

+3

9

- Ложе? - Анна удивленно изогнула бровь.
Так она не в курсе!
В любой другой ситуации леди Болейн не позволила бы себе столь смелого тона в отношении королевы. Но на данный момент что-то щелкнуло внутри нее, что-то поменялось. И это новое ощущение было воистину упоительным!
Эта женщина, королева, которая лишилась любви и преданности своего мужа, с такой горячностью и уверенностью рассуждала об этом! Так почему она, Анна Болейн, которая пользуется невероятным успехом при дворе и является тем самым воздухом, без которого не может дышать Генрих, должна молчать о своих чувствах! Но все-таки она понимала, что горячиться не следует и попыталсь сдержать свой порыв. Самообладание не входило в число достоинств молодой леди и Анна старалась контролировать свои эммоции. Но, с другой стороны, ведь именно ее страстная натура и сводит Тюдора с ума.
Но перед ней сейчас была королева и девушка старалась держаться достойно.
- Вы ошибаетесь, миледи. Я не любовница короля. - Анна гордо вздернула подбородок, но голос ее при этом оставался спокойным и сдержанным. - Я - его возлюбленная.
И столько в этих словах было гордости, что Анна улыбнулась, но скорее сама себе. Да, несомненно, она гордилась, что Генрих сначала полюбил ее душу и со временем, она позволит ему любить и ее тело.
Фрейлина надеялась, что будучи далеко не глупой женщиной, ее госпожа поняла, что она имеет ввиду. Король не спит с ней, он ждет того часа, когда сможет обладать ею, как законной женой и королевой Англии. И их любовь подарит стране наследника трона Тюдоров. Анна - не мимолетное увлечение ветренного монарха. На этот раз все более, чем серьезно. Именно все это сейчас Екатерина могла прочесть в глазах стоящей перед ней девушки.
- Я рожу Его Величеству сына и он не будет бастардом!

Отредактировано Анна Болейн (2012-16-08 01:08:49)

+1

10

Королева Англии разговаривала со своей фрейлиной на равных, как женщина с женщиной, и соперница отвечала ей тем же. Удивление Анны при словах о ее статусе любовницы было столь неподдельным, а ответ - столь красноречивым, что Екатерина поняла: она просчиталась. Похоже, что Анна и вправду еще не оказывалась в постели короля, и, как ни парадоксально, именно это делало ее куда более опасной, чем любую настоящую любовницу. Екатерина знала, какую власть над ее супругом имеют желания, как знала и то, что больше всего его выводит из себя, что кто-то эти желания не выполняет. "Да уж, похоже, она и вправду сумела вскружить ему голову. Но это не делает ее победительницей. Я от своего так просто не отступлюсь, и если она этого еще не поняла, придется ей растолковать".
- Я рожу Его Величеству сына и он не будет бастардом! - гордо и решительно заявила Анна. Арагонская помедлила, а затем сказала, глядя девушке прямо в глаза:
- Я бы на Вашем месте поостереглась делать такие заявления в присутствии королевы Англии. Вы ничего не добьетесь, потому что я - законная супруга Его Величества и мать единственной наследницы престола. Вам никогда не удастся занять мое место - ни на троне, ни в сердце короля. И очень скоро Вы в этом убедитесь.
Как бы ни хотелось Екатерине избежать угроз и открытого конфликта, сейчас это было необходимо. Она решила позже вечером поговорить с Генрихом напрямую и воззвать к его совести. В конце концов, эта девица зашла уже слишком далеко, чтобы закрыть глаза на ее происки. Королева знаком дала Анне понять, что та может удалиться.

+2

11

Поклонившись королеве, она покинула комнату. Противоречивые чувства разрывали девушку, напряжение росло внутри нее, требуя немедленного выхода. Но ведь не посмеет же она вернуться в покои Екатерины и устроить там настоящий скандал, так как умеет только Анна Болейн! Нет, этого делать нельзя. Нужно держаться и постраться успокоиться.
Упрямица! Какая же она упрямица! Ох уж эти испанцы!
Девушка остановилась и втянула воздух. Нервно теребя переброшенную через плечу длиную косу, Анна закусила губу.
Только ее дочь является законной наследницей? Да я рожу Тюдору десять таких наследников! Мальчиков! Принцев, которых ты не способна ему дать!
Леди Болейн потерла руками виски. Нет, этот розговор с королевой ее явно утомил и вывел из себя. Лучше бы это время она провела с Генрихом! Но вместо этого она слушала пустые угрозы преданной жены.
А, может, бросить все это к черту! А если и правда король, устав сражаться с упрямой супругой, передумает? Тогда я буду опозорена, стану предметом для насмешек и издевательств.
Анна резко мотнула головой, отгоняя мрачные мысли.
Нет уж! Я добьюсь своего! Или я - не Болейн!
Выпрямившись, девушка пошла по коридору и решила, что следует навестить короля. Анна шла медленно, давая возможность своим нервам успокоиться. И ей это удавалось. Постепенно она пришла в себя и легкая улыбка снова озарила прекрасное личико леди Болейн. Так бывало всегда, когда она думала о предстоящей встречи с Генрихом. А может свою роль сыграл и тот факт, что проходящие мимо слуги и придворные вельможи низко кланялись возлюбленной короля. Власть! Она уже ощущала ее сладко-горький привкус и он определенно ей нравился.
И как я могла поддаться отчаинью и подумать, что следует остановиться? Нет! Назад дороги уже не будет.
Анна завернула за угол и ей навстречу, словно из ниоткуда, выскочил слуга, в руках которого была огромная стопка аккуратно сложенных отрезков белой ткани. Он спешно пробежал мимо нее в сторону покоев Екатерины и даже не заметил проходившую мимо него леди Анну.
- Стой! -  она громко приказала слуге остановиться.
Когда тот остановился, Анна жестом подозвала его. Она прикоснулась к тонкой ткани.
Из такой получились бы отличные сорочки.
- Ты несешь ткань королеве?
Ответом ей был слабый кивок.
- И что же она из нее шьет? Уж не сорочки ли Его Величеству?
Снова неуверенный, но утвердительный кивок.
- Ступай.
Анна махнула рукой и отвернулась. Все ее самообладание катилось к черту.
Сорочки! Эта испанская упрямица до сих пор шьет ему сорочки!
Девушка набрала в грудь воздух, пытаясь успокоиться.
Хватит! С меня хватит! Сначала выслушивала Екатерину, теперь узнаю, что Ему до сих пор шьют сорочки! Ну нет! Пора это прекратить!
Темные глаза Анны вспыхнули не добрым, жестким огнем и она ускорила шаг.
Дверь в покои Его Величества никто и никогда еще не распахивал с таким грохотом. Анна Болейн влетела в комнату, словно ураган.
- Как ты мог! За что ты так со мной!

+2

12

Генрих вальяжно сидел в кресле, а его пальцы неугомонно барабанили по столу, на котором стоял кувшин с вином и уже опустошенный бокал.
Король уже потерял счет времени, и с каждым ударом пальцев по столешнице злость на Чарльза Брендона  непомерно увеличивалась. Какого дьявола он смеет заставлять ждать своего монарха!? Он должен был явиться в его покои еще полчаса назад, чтобы сыграть с ним одну-другую партию в карты. Генрих хотел уже, наконец, отвлечься от всей этой каждодневной суеты, связанной с его разводом и последующей женитьбой. Его жизнь стала чересчур напряженной. Папа Римский ни за что не хотел аннулировать брак, Екатерина, эта упрямая испанка, ни в какую не хотела предоставлять своему мужу свободу. А ко всему прочему каждый день рядом с ним была она – женщина, которой он жаждал обладать, но которая готова была ему отдаться только после того, как на ее черноволосой головке окажется корона. Ну, почему Екатерина так держится за этот брак!?
Внезапно за спиной короля раздался шум распахнувшихся дверей, что привело его в дикое удивление. Неужели у этого прохвоста Брендона хватает смелости с такой дерзостью заявляться в его комнату, когда он так опоздал!?
-Какого черта!? – английский король резко подскочил со своего места и его глаза, наполненные яростью и гневом, устремились на того, кто посмел нарушить тишину, царившую тут до этого мгновения. Но вместо ожидаемого герцога Саффолка Генрих увидел Анну Болейн. Не менее злая, чем он сам всего пару секунд назад, свое появление она сопроводила обвинениями в его сторону: 
-Как ты мог! За что ты так со мной!
Генрих опешил. Уж кого, но Анну сегодня вечером он в своих покоях увидеть не ожидал, тем более не ожидал услышать от нее недовольства. Что еще ей надо!? Она и так ходит по Уайтхоллу подобно госпоже. Она усыпана драгоценностями не хуже тех, что сверкают на диадемах Ее Величества. Анна Болейн стала королевой во всем, кроме титула. Что она еще может желать, если даже и титул она свой получит, как только он найдет способ избавиться от жены!?
-Анна, дорогая, что случилось? – пытаясь скрыть свое раздражение, как можно мягче спросил Генрих, приближаясь к Анне и пытаясь обнять свою возлюбленную за плечи.

+1

13

Анна резко отшатнулась от Генриха.
- Что случилось? Ты спрашиваешь - что случилось?
Она срывалась на крик, ее глаза наполнились слезами.
- Сорочки, Генри! Сорочки!
Анна тяжело дышала и в такт дыханию вздымалась ее поднятая корсетом грудь.
- Не смотри на меня, как на сумашедшую! Почему Екатерина до сих пор шьет тебе сорочки?
Леди Болейн нашла не самую подоходящую кандидатуру для выплескивания своих эмоций, но сейчас она этого не осознавала. Напряжение, скопившееся после разговора с королевой, тяжесть мыслей от ее слов не давали девушке покоя. И этот слуга, черт бы его побрал! Попался же он  именно в тот момент, когда она была на пределе и готова сорваться!
Анна и сама не ожидала, что так отреагирует на новость о том, что королева продолжает выполнять свои обыденные обязанности жены по отношению к мужу, который полностью игнорировал ее и всем демонстрировал свою любовь к леди Болейн.
- Ну ответь мне, Генри! Почему женщина, с которой тебя ничего не связывает, все так же продолжает шить тебе?

Отредактировано Анна Болейн (2012-19-08 00:16:22)

+1

14

Он чувствовал, как в его жилах закипает кровь. И почему вместо ожидаемого вечера за партией в карты, он вынужден слушать очередные недовольства!? Да где же этого Саффолка черти носят? Будь он сейчас в его покоях, Анна бы не посмела начать кричать, пытаясь сохранить свое лицо перед герцогом. Но нет же! Он как назло куда-то запропастился, оставляя своего царственного друга выяснять отношения с будущей супругой.
-Сорочки? Ты ворвалась ко мне в покои только из-за каких-то сорочек? – пытаясь сохранять самообладание, после того, как Анна вырвалась из его рук, ледяным тоном произнес Генрих и отвернулся от нее. – По-моему, ты делаешь из мухи слона. Не стоит так нервничать из-за этой ерунды. Лучше займись чем-нибудь более приятным. Это всего лишь сорочки. И Кэтрин их шьет только потому... - Генрих замешкался и на миг потупил взор, но потом резко встряхнул головой и глухо продолжил: - Кэтрин их шьет потому что всегда этим занималась. И я не вижу в этом ничего ужасного. Пусть шьет, если ей так этого хочется. Мне то что!?
Не желая более разговаривать на эту тему, и пытаясь всем своим видом донести это до своей возлюбленной, Генрих направился во внутренние комнаты своих покоев. В конце концов, он мужчина и не намерен потакать всем женским капризам. В особенности, когда это касается подобных глупостей.
-Сорочки… - брезгливо повторил себе под нос король, оставляя возмущенную Леди Болейн за своей спиной.

Отредактировано Генрих VIII (2012-19-08 20:22:31)

+3

15

- Ты как всегда уходишь от разговора! - обиженно выкрикнула в спину королю Анна.
Она поняла, что Генрих не желает развивать эту тему, поэтому и уходит во внутренние покои. Анна хотела тоже уйти, громко хлопнув дверью, но резко остановилась.
Я не позволю считать мои претензии мелочью, не стоящей внимания!
Она резко развернулась и, подобрав юбки, последовала за королем. Леди Болейн остановилась напротив Генриха и их разделяла только кровать. Она видела, что монарх на взводе и с трудом себя сдерживает. Сама же Анна себя сдержать уже не могла. Подавшись немного вперед, девушка протянула к королю руку.
- Это не просто сорочки! Нет! Это - ты и я! Это- ты и она! - Анна махнула рукой в сторону двери, словно там сейчас находилась королева.
Девушка опустила глаза и перевела дух. Убрав с лица выпавшую из прически прядь волос, Ання тяжело вздохнула.
- Ты не понимаешь, Генри! Как мы можем готовиться к свадьбе, если она все еще здесь, во дворце?

+2

16

Он смотрел на Анну, мысленно проклиная этот вечер, который испортился окончательно. Она взмахнула рукой, указав на дверь. Ясно было, что его возлюбленная имела виду Кэтрин, которая находится сейчас где-то там, в противоположном крыле Уайтхолла. Но Генрих не увидел призрака Екатерины, он увидел лишь дверь. И твердо решил немедленно ей воспользоваться. Лучше уйти и оставить разбушевавшуюся женщину наедине со своими истериками, чем выслушивать эти необоснованные претензии к нему. А главное из-за чего? Из каких-то нелепых сорочек, которые, видите ли, ему шьет Кэтрин. Сейчас, когда он все свои силы направил на разрешение этого затянувшегося развода. Рвет все отношения с Римом и добивается признания себя, как главы английской церкви, Анна не находит ничего лучшего, чем устроить ему сцену ревности из-за каких-то сорочек. Неужели она не понимает, что это все мелочи, не стоящие внимания, по сравнению с тем, чем он занимается каждый божий день, чтобы наконец усадить ее на трон подле себя.
-Ты, родная, тоже, очевидно, многого не понимаешь, - его спокойный доселе тон сменился криком. – У меня есть дела намного важнее, чем эти чертовы сорочки.
Он рывком сорвался со своего места и, обойдя будущую супругу, быстрым шагом направился к выходу из своих комнат. Не останавливаясь, он покинул свои покои, громко хлопнув за собой дверьми. Если Анна желала сегодня вывести его из себя, то она успешно и в этот раз добилась своего

Отредактировано Генрих VIII (2012-20-08 10:34:32)

+1

17

Анна вздрогнула от грохота захлопнутой двери. Ей еще не доволилось лицезреть Генриха в гневе и увиденное ее немного напугало.
Тяжело вздохнув, королевская возлюбленная опустилась на постель. Она провела рукой по шелковым простыням и закрыв глаза, представила себя в этой самой постели в обьятиях короля.
Но сначала пусть Екатерина уедет из дворца!
Анна улыбнулась и ее глаза вспыхнули жестоким огнем. Ее совершенно не опечалил этот спор с Генрихом, потому что девушка прекрасно предугадала его последствия. Если леди Болейн хорошо знала своего будущего мужа, то именно сейчас, пылая праведным гневом, он направляется в покои королевы. Екатерину ждет грандиозный скандал!
-Прекрасное завершение ужасного дня. - обращаясь к себе самой, почти шепотом сказала девушка.

0

18

Анна, действительно, оказалась права. Побродив по коридорам Уайтхолла, равнодушно созерцая слуг и придворных, которые низко раскланивались перед своим монархом, Генрих решил идти в покои к королеве. Остыв после скандала с будущей супругой, король попытался посмотреть на всю эту ситуацию с другой стороны. Чем дольше Анна и Екатерина живут вместе, тем хуже возможные последствия. Да и в чем-то Анна была права. Кэтрин ему не жена. И скоро он заживет новой жизнью, с новой супругой, которая родит ему сына! А значит, Екатерине нет здесь более места.
Пытаясь принять как можно более равнодушный и суровый вид, Генрих прошел в покои женщины, которая все еще упрямо называла себя английской королевой. Дамы, находящиеся во внешних покоях, присели в глубоких реверансах и ответили королю, что Ее Величество в своих внутренних комнатах. Тогда Генрих приказал всем девушкам немедленно удалиться отсюда, но одну из них остановил и приказал оповестить Екатерину, что к ней пришел король.
Сам же сделал несколько шагов по комнате и остановился около огромного дубового стола. Пальцы непроизвольно стали барабанить по столешнице, прямо как несколько минут назад, когда к нему в покои ворвалась разгневанная Анна. Но как только в комнате появилась Екатерина, он резко отдернул руку и суровым взглядом осмотрел женщину, которую пока еще именовали в Уайтхолле королевой.
-Екатерина. Нам нужно поговорить, - его суровый взгляд устремился на девушку, которую он посылал за королевой, и та, поняв все без слов, сделала реверанс и ушла, оставив Генриха Тюдора наедине с Ее Величеством.

0

19

Екатерина только-только пришла в себя после напряженного разговора с леди Анной и спокойно сидела во внутренних покоях, листая Евангелие, когда к ней не замедлил явиться супруг, весьма напряженный и разгневанный, с намерением серьезного приватного разговора. "Наверняка эта тигрица отправилась прямо к нему в покои и наговорила невесть что" - решила Екатерина. Ее многолетний опыт показывал, что Генриху в такие минуты лучше не перечить, и решила вести себя так мягко и покорно, будто бы никаких размолвок между ними никогда не было и она все еще была его любимой женой. Женщина поднялась навстречу королю и тут же присела в низком реверансе, промолвив:
- Ваше Величество!
Затем она с нежностью посмотрела на мужа (что бы ни происходило, Екатерина все еще считала своего супруга самым прекрасным мужчиной на свете) и, не обращая внимания на его суровый тон, мягко спросила:
- Мне докладывали, будто бы Вы нездоровы. И верно, у Вас очень утомленный вид. Как Вы себя чувствуете, мой дорогой муж? Верны ли слухи, что у Вас разыгралась подагра?
Разумеется, ни о какой подагре Екатерина не слышала, но с одной стороны, кто, как не жена, должен заботиться о здоровье мужа? А с другой стороны, разве не позор, что королева вынуждена довольствоваться непроверенными слухами о самочувствии собственного супруга? И по мнению Екатерины, позор этот был вовсе не на ее чести. Она выжидательно посмотрела на короля, предчувствуя, что тот сейчас выплеснет на нее собственное негодование.

+1

20

Ее мягкий голос, наполненный заботой, и искренние переживания на лице – все это страшно раздражало Генриха. Как можно переживать за того, кто всячески пытается избавиться от тебя? Если Кэтрин хотела тем самым разбудить совесть монарха, то, скорее всего, у нее это вышло. Ему, действительно, стало не по себе. Екатерина до сих пор исполняет обязанности его жены: шьет ему сорочки и беспокоится о его здоровье. А он тем временем…
-У меня нет никакой подагры. Я полностью здоров, - зло бросил Тюдор, пытаясь избавиться от этого противного чувства, появившегося у него внутри. Он не хотел признаваться самому себе, что чувствует вину перед Екатериной. Нет! Он не должен этого чувствовать! Его совесть чиста. Он женился на вдове брата, а значит, этот брак недействителен, и он имеет полное право взять себе другую жену! Изо дня в день он повторял это себе, но все равно не мог избавиться от чувства вины перед женщиной, которая более двадцати лет была ему доброй и покорной супругой.  Пытаясь скрыть свои мысли от Екатерины, он резко отвернулся, чтобы она не видела его лица. И только потом, стоя спиной к королеве, продолжил:
-Зачем ты слушаешь различные сплетни? Знаешь же, что при дворе масса лгунов. Не слушай их больше… Со мной все в порядке.

Отредактировано Генрих VIII (2012-25-08 17:06:21)

0

21

На лице монарха отразилась целая гамма чувств, и Екатерина поняла, что выбрала правильную тактику. Впрочем, она не впервые находила подход к мужу, руководствуясь внутренним чутьем... и да, любовью. Когда будущая королева Англии выходила замуж, она не питала к суженому почти никаких чувств, кроме благосклонного расположения (ведь он был братом ее покойного несостоявшегося супруга). Она и представить не могла, насколько прочное место этот мужчина займет в ее душе, но теперь она чувствовала, что вместе с сердцем короля отдаст сопернице не только трон, но и саму свою жизнь, доселе безоглядно посвященную Генриху и дочери. И поэтому королева была готова биться, как львица, за свое счастье и положение. Хотя бы за положение.
Правда, сейчас основные баталии шли не на поле битвы и даже не в покоях, где спиной к супруге стоял раздосадованный Тюдор. Главное сражение шло как раз в душе этого доблестного человека, и Екатерина выбрала в качестве оружия свои всегдашние добродетели - смирение и мягкость, которые до поры успешно уравновешивали бурный темперамент Генриха. Королева выслушала недовольное ворчание мужа и скромно ответила:
- Слава Богу, мой дорогой супруг! Я каждый день молюсь о Вашем здравии и спокойствии! Но что привело Вас ко мне в этот поздний час? Не случилось ли чего с нашей милой дочерью, принцессой Марией? Или у Вас ко мне другое дело?
Благородная осанка, скромно опущенный взгляд, черные волосы, уже не собранные в прическу и волнами лежащие на плечах, - в этот момент Екатерина была почти так же хороша, как в юности. Ее губы произнесли одно, а сердце кричало совсем другое: "Взгляни на меня! Я твоя жена, и что бы ты ни сказал, я не верю, что безразлична тебе!"

+1

22

Решительность, с которой он пришел в покои к Кэтрин, с каждой минутой куда-то улетучивалась. Вот еще и упоминание о дочери, которое еще больше усугубляло ситуацию.
-Кэтрин, - резко выкрикнул Генрих сильнее, чем хотел, и повернулся вновь лицом к жене. – О нашей дочери ты и без того прекрасно оповещена. Графиня Солсбери постоянно извещает нас обоих о ее состоянии. Не лукавь. Ты знаешь, что принцесса приболела.
Он сам не знал, зачем это говорил. Вместо того, чтобы отдать приказ, который он намеревался, он начинает говорить то о своем здоровье, то о здоровье принцессы.
«Да пусть будет проклят этот день» - внутри Генриха бушевала ярость. К вечеру все скатилось под откос. И хуже, казалось, уже быть не могло. Вместо ожидаемого приятного вечера в компании Саффолка, он сначала выслушивает недовольства Анны Болейн, а теперь не может договориться с Кэтрин. Он ненавидел себя за это. Почти презирал.
Но все же, он смог взять себя в руки. Гордо подняв голову и прямо посмотрев в глаза супруге, он, наконец, произнес те слова, ради которых пришел сюда:
-Кэтрин, я не желаю, чтобы ты больше шила мне сорочки!

Отредактировано Генрих VIII (2012-28-08 13:43:41)

0

23

- Сорочки? - Екатерина с удивлением смотрела на мужа, будто не в силах понять смысл его слов. Она ожидала чего угодно, вплоть до запрета разговаривать подобным образом с королевской любовницей (если Генриха разозлить, он был способен и не на такое), но сорочки? Это было совершенно необъяснимо. Слуга как раз перед этим принес королеве отрез тончайшего голландского полотна, и назавтра Екатерина собиралась сшить мужу новую одежду, так что требование Генриха застало ее врасплох.
- Но дорогой супруг, почему? Я всегда шила тебе сорочки, и они каждый раз приходились тебе по душе. - Королева подошла к мужу и нежно коснулась рукой белоснежной манжеты, видневшейся из рукава камзола Тюдора. - Ты и сейчас в одной из них.
Екатерина с любовью посмотрела прямо в глаза королю и спросила, стараясь, чтобы боль в ее голосе была не так очевидна:
- Генрих, что происходит? Почему ты так несправедлив ко мне? Разве я сделала тебе что-то дурное?
У Анны было огромное влияние, раз она смогла убедить короля прийти в покои первой супруги и высказывать недовольство. У Екатерины, давно лишившейся такого влияния, оставались только любовь и честь. И она упрямо выставляла этот хрупкий щит всякий раз, как Генрих пытался причинить ей боль. Это было единственной ее защитой: в очередной раз проявлять мудрость, отступая в тень и прощая обиды, но снова и снова взывать к совести супруга и к чувствам, которые, как она верила, еще теплились в его душе.

0

24

Генрих не знал, что ответить на последние слова королевы. Да и не хотел ничего отвечать. Зачем? Почему он должен что-то ей объяснять? Тем более он не раз уже пытался донести до Катерины, что их брак незаконен, к чему все начинать заново?
-Да, сделала, - но вопреки своим желаниям ему приходилось вновь и вновь говорить с ней на эту тему. – Ты говоришь, Кэтрин, что любишь меня? Но если бы любила, облегчила бы мою совесть и согласилась с тем, что наш брак не существует. Ты же упорствуешь, желая сделать мне как можно больнее. Значит - не любишь!
Он перевел дыхание, предчувствуя реакцию Екатерины на эти слова. Однажды он уже сказал ей нечто подобное, и знал, как больно должны ранить эти слова супругу. Чувство вины вновь просыпалось где-то внутри, но он глушил ее, вновь обращаясь к почти уже бывшей супруге.
-Раз Мария заболела, ее нужно навестить. Съезди к принцессе и проведай ее.  И да, не надо после этого возвращаться в Уайтхолл. Оставайся жить рядом с Мэри, - сказал, как отрезал. Сурово свел брови и посмотрел на Екатерину. Он знал, что она не согласится, и не было даже маленькой надежды на удачный исход.

0

25

- Я не люблю тебя?! - задохнулась возгласом Екатерина. Если бы слова действительно могли убивать, подобно копьям и мечам на рыцарских турнирах, английский король в эту минуту уже стоял бы рядом с бездыханным телом своей супруги. Но, сделав над собой невероятное усилие, королева не дала воли своим истинным чувствам, и только потемневшие от боли глаза говорили о том, какую глубокую рану, вольно или нечаянно, нанес ей Генрих. Но Екатерина не была бы собой, если бы позволила себе устроить мужу сцену. Она резко отвернула голову, как если бы муж отвесил ей пощечину, чтобы он не мог видеть ее искаженных от горя черт. Екатерина и сама не подозревала, насколько измучена происходящими событиями и последним разговором с леди Анной и насколько важно ей было услышать от супруга если не что-то ласковое, то хотя бы притворно-равнодушное, чтобы обрести покой. Но нет, сегодня небеса не были столь щедры на милости. Не успела королева овладеть собой, как Генрих нанес новый удар. "Что же это! Он хочет прогнать меня! Меня, свою законную жену, чтобы наслаждаться уединением с этой... фрейлиной!" Екатерина вновь взглянула на короля, и ее взгляд выражал какую-то загнанную решимость и вместе с тем непоколебимое достоинство человека, уверенного в своем праве. Ее речь, когда она заговорила, была спокойной - как всегда, словно и не было этой секундной вспышки.
- Я не оставила бы тебя ни за что на свете, ибо мой долг быть рядом с тобой. Ради этого я готова отказаться даже от своего материнского долга. Я уверена, что за принцессой, благодаря указаниям Вашего Величества, достаточно хорошо ухаживают лекаря и ее свита. Мое место здесь, и я здесь останусь.

+1

26

Генрих сделал пару шагов, вплотную приблизившись к Екатерине, и пристально посмотрел на нее. Теперь уже не один мускул не дрогнул на его лице, только лишь пальцы с силой сжались в кулак.
До чего же она упряма! И ничто, кажется, не способно заставить ее отступить. Даже болезнь дочери не может стать для нее причиной, чтобы оставить мужа. Но теперь уже Генриху стало плевать. Злость и ярость из-за неповиновения Екатерины затмили на некоторое время чувство вины перед этой женщиной.
«Не хочешь ехать к дочери!? А зря! Больше такой возможности я тебе не предоставлю!» - при этих мыслях его глаза блеснули недобрым огнем, а губы искривились в зловещей усмешке. Король Англии, который убил уже несколько лет на уговоры Екатерины Арагонской отступить от короны и признать их брак незаконным, решил теперь действовать иначе: жестко и непоколебимо!
Он силой заставит Екатерину покинуть Уайтхолл. Отлучит от Двора и вышлет куда-нибудь подальше от себя и своей возлюбленной. И больше они уже никогда не встретятся. Она не увидит больше ни его, ни своей единственной дочери.
Разжав пальцы, Генрих еще несколько мгновений равнодушно всматривался в такие знакомые черты лица, словно пытаясь запомнить их. А потом спокойно развернулся и молча ушел.

Отредактировано Генрих VIII (2012-07-09 15:09:40)

0

27

Новая вспышка гнева? Едкие, жестокие слова? Нет, ничего этого не произошло. Король просто окинул свою злосчастную супругу странным долгим взглядом, не сулившим ничего хорошего, и без единого слова покинул ее покои. Екатерине осталось только растерянно посмотреть ему вслед, а затем она без сил рухнула на стоявшую неподалеку низенькую скамеечку, где обычно сидел королевский паж или гонец в ожидании приказаний. Несколько мгновений королева просто смотрела на огонь в очаге, пытаясь осознать, что именно произошло сейчас в ее покоях. Она никогда не шла на уступки в многочисленных разговорах с мужем, когда дело касалось этой его любовницы. Не отступила она и на этот раз, но какое-то глубокое чутье подсказывало Екатерине, что сегодня она проиграла что-то куда более важное. Дело зашло слишком далеко, и разговорами его было уже не решить.
- Теперь или она, или я... - печально сказала королева, обращаясь то ли к самой себе, то ли к языкам пламени, пожиравшим дрова в камине. - В Уайтхолле, как и в сердце короля, больше нет места для нас обеих.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » В браке нет места для троих