The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Французский берег » Все под одним небом живём, но горизонт у всех разный


Все под одним небом живём, но горизонт у всех разный

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1527 год. Испания. Мадрид - Франция. Амбуаз

Император Священной Римской Империи решает перейти к радикальным действиям по отношению к французскому монарху. Элеонора, готовая на все ради своей любви, в тайне от брата предупреждает обо всем герцогиню Алансонскую, которая, в свою очередь, сообщает о замыслах Карла самому Франциску I.

Участники: Карл V Габсбург, Элеонора Габсбург, Маргарита де Валуа, Роберт де Ламарк

Отредактировано Карл V Габсбург (2012-22-08 19:17:54)

0

2

Когда солнце уже склонялось, и над Мадридом заполыхал закат, Карл решил, что ему следует поговорить с сестрой. Прямо сейчас, не откладывая до завтра. Элеонора, будучи на два года старше своего брата императора, в глазах Карла всегда оставалась ребенком.  Слишком наивная и по детски доверчивая. Ни замужество, ни материнство, ни скорое вдовство не изменили в ней этих качеств. Иначе бы она не влюбилась в этого бесстыдника Франциска, который воспользовался доверчивостью и влюбленностью Элеоноры. Из всей семьи старшая сестра была ближе всех Карлу, и он, не стесняясь, называл ее своей любимой сестрой. Оттого совсем не хотелось делать ей больно. Но иначе было нельзя. Элеонора и так уже знала: Франциск отказался соблюдать Мадридский договор. Пора бы ей уже принять это и перестать мечтать о французском короле. Все кончено! Вернее, Карл решил, что пора это все заканчивать и применить силу и жесткость в деле с французами. Он знал, что сестра не одобрить. В любом другом деле, он бы не стал убеждать сестру в правильности своего выбора. В конце концов, не женское это дело. Но ведь его решение касалось не только судьбы французских принцев и их короля, но также и душевного покоя его сестры. К сожалению, дети Хуаны Кастильской, как никто другие, знали, что от любви можно сойти с ума.
Мрачно склонив голову, Карл вошел в покои сестры. Фрейлины Элеоноры, окружающие вдовствующую королеву Португалии, заметив императора, все, как одна, тут же опустились в низких реверансах.
Карл поднял глаза и посмотрел на сестру. Все также хороша. Густые рыжие локоны обрамляли прекрасное личико с большими зелеными глазами и пухлыми алыми губами. Не дело это, что его сестра, траур по мужу которой давно кончился, до сих пор тратит свою молодость и красоту на проживание в его резиденции. Она была бы прекрасной королевой Франции…
-Элеонора, - его голос прозвучал глухо и почти грозно, дабы его сестра сразу поняла, что он настроен категорично и изменять своим решениям не собирается. – Отпусти своих дам, нам нужно поговорить наедине.

0

3

Оставшись в Мадриде, Элеонора надеялась найти покой после потери мужа, но в итоге еще больше чувствовала себя взаперти.  Но милый, добрый Франциск очаровал добродушную, так и оставшуюся девочкой Элеонору. Она чувствовала тепло и заботу сейчас именно от него, нежели от брата.  Она словно подросток влюбилась и все вздыхала. Про супруга, покинувшего ее, она не забыла, но ее сердцем уже вновь овладели. Это был Франциск. Враг ее брата. Король Франции. Элеонора поспешила подняться, когда ее брат зашел к ней, и тут же присела в реверансе. Грозный  голос брата насторожил ее, и она посмотрела Карлу в глаза и, обернувшись к фрейлинам, промолвила им:
-Оставьте нас, - дамы поспешно удалились, и Элеонора пригласила брата присесть рядом и опустилась на кровать. 
-О чем  ты хотел поговорить? Я могу узнать, что же такое срочное привело тебя сюда, мой дорогой Карл? - Элеонора кожей чувствовавала, что разговор будет не из приятных, но не подала виду. Она ласково улыбалась брату. Элеонора  была счастлива, сейчас она любила Франциска, но понимала: ее брат против. Она спокойно отложила книгу и выжидала, лихорадочно думая:
"Он так повзрослел, но суть не в этом. Он хочет говорить о Франциске? Что же важное привело его? Он ведь редко посвящает меня в свои дела." Элеонора  наблюдала за братом. Ее волосы из распустившейся прически лились по плечам водопадом и накрывали белоснежные тонкие руки. 
-Ну же, Брат, не  тяните... - на мгновение она стала серьезной, но серьезность ушла и вновь мягкость воцарилась на ее лице. Инфанта  старалась уловить настроение Карла, но тщетно. Он был самым близким для нее человеком, но с появлением Франциска инфанта  редко говорила с братом, зная его отношение, и, тем более, она была влюбленна и готова пойти на все. Элеонора выжидала, и сердце ее билось все сильнее, а корсет чуть затруднял дыхание, но девушка мило улыбалась и вдруг, как в детстве, протянула Карлу руки, ледяные как снег.

Отредактировано Элеонора Габсбург (2012-22-08 20:21:35)

0

4

Карл опустился рядом с Элеонорой на ее кровать. А когда ее холодные руки коснулись его, он вздрогнул. Она была все такой же, как и тогда, при дворе их тетки, Маргариты Австрийской. Это и нравилось Карлу в его сестре, которая сумела, несмотря на все жизненные неурядицы, сохранить в себе эту детскую непосредственность и наивность. Под тяжестью всех титулов и войн, которые стали нераздельной частью его жизни, Карл стал замечать, как с каждым днем становится все более суровым и жестоким. А такие редкие светлые минуты ему доставляли только две женщины. Его очаровательная супруга и не менее прекрасная сестра. И сейчас он должен был сделать одной из них больно.
Не выдержав ее взгляда, Карл резко поднялся и отошел на пару шагов от кровати. Остановился напротив окна и стал всматриваться в даль, скрестив на груди руки.
-Как ты знаешь, сестра, после того, как король Франциск покинул Испанию и вернулся в свое королевство, он решил, что договор, заключенный со мной, он может не исполнять. Думаю, тебе понятно, что это означает?
Карл бросил мимолетный взгляд на сестру, а потом вновь уставился на вид за окном, продолжив говорить все тем же тоном, наполненным суровой безразличностью:
-У меня до сих пор в заложниках его сыновья, но Франциск не спешит выполнять хотя бы одно из условий нашего мирного договора. А, как ты, конечно, помнишь, одним из условий была и твоя свадьба с последующей коронацией. Но, очевидно, французский монарх уже передумал делать тебя своей королевой, - те самые жестокие слова, которые должны были ранить душу его сестры, но он не остановился и даже не посмотрел на Элеонору, продолжая ровным голосом повествовать о своем решении: - Я устал ждать. И думаю, нам пора применить силу и показать этому французскому выскочке, что с Императором Священной Римской Империи шутить не стоит.  Раз он не собирается выполнять условий договора, то и я не собираюсь продолжать с уважением и честью относиться к его сыновьям.

+2

5

Как  только Карл отпрянул от сестры, как черт от ладана, и подошел к окну, Элеонора  хотела было встать, но, не сдвинувшись с места, посмотрела на брата. Сейчас  это был словно другой  человек. Прямой, черствый и холодный,  как скала. Несколько минут она вслушалась в  звенящую тишину и одними губами произнесла короткое:
-Понимаю... -Элеонора  встретилась  с братом взглядом, и холод прошел по ее спине. Пауза затягивалась, и внезапно император вновь посмотрел в окно и продождил  говорить  более  строго и  холодно нежели до этого. Она смотрела на него невидящими глазами, ведь она прекрасно  понимала, что это значит как  для короля и  принцев, так и для нее. Франциск ничего  не предпренимал, а значит ее брат был  прав, и  основание для  возобновления конфликта были.  Элеонора, побледнев, поднялась. Ткань платья легко прошелестела, словно листва  на ветру, и она  подошла к  брату  и положила руку ему на плечо.  В ее разуме  началась  настоящая боталия хуже земной  войны,  а слова отдавались  эхом в ушах и били словно  расскаленные  до  бела  плети.  Она  с шумом  выдохнула, дав брату закончить, и ответила  чуть дрожащим голосом:
- Я не  думаю,  что ты прав.  Мне  кажется король Франциск вернется за своими детьми.  Как не посмотри, они все равно еще мальчишки. Когда-то  и ты был их возраста. Прошу, подожди еще немного...- Элеонора понимала  всю серьезность  дела, а  сердце  ее  разрывалась на части.  Она вдруг  задумалдась  и  совсем тихо  шепнула: -Молодость  не вечна, Карл.  Нам  не  дано знать,  что же нас ждет....Один  Бог знает....Я прошу,  подожди еще немного, еще чуть-чуть. -Она вдруг обернулась и сжав руки сдержала накатывающие волной  слезы.  В голове ее  пронеслось:
"Письмо! я должна написать письмо...Предупредить Франциска  о грозящей ему  опасности. Он  должен, он  обязан  что-то предпринять!  Сейчас   в опасности  не  только его  жизнь и  судьба, но  и моя." -Она вновь обернулась  к брату и  улыбнулась.  Девушка всегда так делала, когда ей было  больно. Она вдруг чуть срывающимся тихим голосом спросила брата:
-А что ждет меня? -после вопроса она замолчала, и в покоях был слышен лишь треск свечей.

+3

6

Ничего другого он и не ожидал. Ее мягкий голос ласкал его слух, и хотелось повиноваться ему. Сделать так, как она просить. Но если сердце в груди ныло и просило слушаться сестры, то разум холодно подсказывал, что терпеть больше нельзя.
Он сдержался и никак не показал своим внешним видом своих внутренних переживаний. Все такое же суровое лицо с безразличными глазами. И голос все такой же холодай и равнодушный, а в этот раз еще и более суровый:
-Я пришел не советоваться с тобой. Дела государственной важности тебя не касаются Элеонора, и принимать решение относительно французских принцев только мне. Я пришел для того, чтобы ты поняла одну простую вещь. Тебе нужно забыть короля Франциска. Я знаю, что он много пообещал тебе, когда находился здесь. Воспользовался твоей доверчивостью и тем самым оказался на свободе. Но теперь, когда совершенно ясно, что французский монарх лжец и лицемер, нам стоит подумать о новом женихе для тебя. Ведь ты права – молодость не вечна, и твоя в том числе. Поэтому пока сестра ты все также прекрасна и молода, тебя стоит выдать вновь замуж, а не ждать, пока у короля Франциска проснется совесть, если она вообще у него есть. А раз Франциск смеет так обращаться со мной, Императором Священной Римской Империи, и с моей сестрой, то и я церемониться с его отпрысками не буду.
С этими словами, Карл взял хрупкую ручку сестры и учтиво коснулся ее своими губами.
-Мне пора, подумай обо всем, что я тебе сказал и задумайся над тем, что скоро мы будем решать, кто достоин руки испанской инфанты.
Не дожидаясь ее ответных слов, он покинул покои. Не известно, проснется ли когда-нибудь совесть у Франциска, про которую только что говорил Карл сестре, но вот совесть Императора проснулась и безжалостно требовала вернуться назад и утешить сестру. Но он не мог. Он знал, что нельзя. И был верен своему слову в этот день до конца.

Отредактировано Карл V Габсбург (2012-24-08 13:07:59)

+2

7

Как  только Карл покинул комнату  Элеонора, как  маленькая девочка  расплакалась, задыхаясь и захлебываясь  слезами.  Она  знала, что  значили слова брата и  что сейчас он  не  послушает  ее, но  забывать Франциска  она была  не намерена  и именно поэтому   не смотря на стенания  она  села у стола ,  приказала принести  все  необходимое и  стала писать  письмо  Герцогине  Алансонской.

1527 год. Испания. Мадрид
Дорогая  моя Маргарита,  пишу  вам срочное письмо втайне от  своего обожаемого брата,  нашему дорогому королю Франциску  грозит опасность. Как  вы прекрасно осведомлены  принцы все еще у нас в плену.  А так же вы прекрасно знаете  условие договора и  то, что я  люблю его Величество короля Франциска и готова ради  него на  многое.  Да, сейчас пока я пишу вам это письмо,  мне  тоже грозит опасность  и моей дочери, но  разве я  могу позволить  разлучить  меня с  Франциском?  Ах, если его величество  Франциск не  солгал.  Пусть  же он   предпримет  меры!  Я лишь  слабая   женщина, которая сдерживает своего брата,   императора.  Прошу вас, будьте  благоразумны   и предпримите меры.  Я пишу вам в надежде,  что вы сообщите  все  королю Франциску.   В порядке  ли Франциск? Здоров ли он?   Милая,  Маргарита, я  прошу вас, после  получения письма сообщите обо всем Франциску,  а теперь  прощайте!

Элеонора  положила письмо в  конверт и  позвав  к себе гонца  шепнула ему  подав изумрудное колье:
-Доставь это письмо Маргарите де Валуа лично в  руки  и  будь осторожен, и сделай так, чтобы никто не узнал об этом письме. Ты  меня понял? – мужчина кивнул  и  удалился из  комнаты,  а Элеонора  нервно подошла  к  окну и, приказав вошедшим  фрейлинам  оставить ее,  вновь предалась слезам. И буквально впивалась в подушку, одновременно  молясь,  чтобы письмо все же вовремя попало к  Маргарите. Как и было  приказано, гонец  передал письмо лично Маргарите де Валуа в руки, как только прибыл во Францию в Амбуаз.

0

8

Когда в покои к Маргарите одна из ее фрейлин провела гонца с письмом из Мадрида, Наваррская королева очень удивилась. Ни с испанским королем, ни с его прелестной сестрицей Маргарита в переписке не состояла. И то ли до Мадрида очень медленно доходят вести, то ли, наоборот, уж очень быстро так, как испанская инфанта отправила письмо во Францию, в резиденцию к Франциску I, а не в Наварру, правительницей которой вот уже около года была сестра французского монарха.
Но еще большему удивлению предалась герцогиня, когда прочитала лишь несколько первых слов послания.
«Франциску грозит опасность» - и сердце забилось в груди сильнее, стало набирать бешеный темп. Красивые руки стали трястись, уточненные пальцы еле удерживали лист бумаги. Она пропускала мимо глаз слова Элеоноры о своей безумной любви к французскому монарху, замечая лишь слова об опасности, что может угрожать ее брату и его детям. Какой бы доброй и понимающей ко всем окружающим ни была бы Маргарита, ценнее всех на свете для нее был ее брат. А поэтому плевать, что где-то в Мадриде по Франциску тоскуют влюбленная инфанта, когда ее блистательному Франсуа грозит опасность.
На глаза накатились слезы. Маргарита свернула лист и тяжело опустила голову на руки, пытаясь осмыслить новости, которые в письме донесла ей Элеонора. И как только принцесса почувствовала, что ей становится лучше, что здравый смысл вновь одерживает победу над бурными эмоциями, она покинула свои комнаты и направилась к брату в покои.

В это время Франциск и его близкий друг, сеньор де Флеранж, сидели в креслах напротив друг друга, пили вино и обсуждали то, что обычно имеют привычку обсуждать мужчины – войну и женщин. Эти два предмета всегда особенно сильно занимали французского монарха. Но беседу сегодня им было не суждено довести до конца. Когда только-только разговор коснулся очаровательной мадемуазель, что совсем недавно прибыла ко двору, но уже за ней волочилась лихая дюжина галантных кавалеров (имя сей прелестницы, о коей говорили король и его друг, для Маргариты осталось неизвестным) в комнату ворвалась без объявления Наваррская королева.
-Франсуа, брат мой, - Маргарита подошла к брату, который соскочил со своего места, как только заметил появление сестры в комнате. – Я только что получила письмо от Элеоноры Гасбург. Прочитайте, - она протянула брату лист, и Франциск принялся читать, предчувствуя по состоянию сестры, что там написано что-то неладное. – Этот подлый испанец угрожает Вашему Величеству! Да как он смеет!?
А глаза Франциска, тем временем, темнели. Брови сурово сдвинулись, лоб покрылся морщинами. По ему лицу было видно – надвигается буря гнева и ярости!

Отредактировано Маргарита де Валуа (2012-29-08 21:19:31)

+1

9

Роберт быстро поднялся со своего места и поклонился Маргарите, сестре короля, которая внезапно появилась в покоях Франциска. Его глаза выражали крайнее удивление. Но еще больше удивился Франциск, когда прочитал письмо от Элеоноры Габсбург. Хотя удивление - это вовсе не то слово, которым можно охарактеризовать дальнейшее поведение французского монарха.
Наваррская королева и сеньор де Флеранж стали свидетелями настоящий бури гнева. Франциск стал мерить комнату шагами и грозно выкрикивать проклятия Карлу, а вместе с ним и всей Испании. Роберту редко доводилось видеть своего короля в таком состоянии. Он кричал, размахивал руками, в которых жалко болтался лист бумаги со строчками, принадлежавшими испанской инфанте. Наблюдая за королем Франциском, Роберт подумал об испанской принцессе, которую он не единожды видел, пока находился со своим государем в плену у Императора. Она была хороша собой, образованна и очень мила в общении. Даже было жаль, что эта девушка до сих пор питает наивные надежды, что Франциск все еще собирается жениться на ней. Любовь зла, и ничего с этим не поделаешь. И дело вовсе не в том, что Франциску не приглянулась миловидная испанская инфанта. Нет, как большой ценитель женской красоты, Франсуа, конечно, был очарован прекрасной Элеонорой. Да только чувство собственного достоинства, уязвленное императором, было куда сильнее чувства привязанности к сестре Карла. Да и в принципе, ветреный Франциск никогда особо не привязывался к дамам. Имея и жену, и официальную фаворитку, французский монарх все равно всегда находил себе развлечения в опочивальнях и других дам.   
-Роберт, ты немедленно отправишься в Англию! – Голос монарха заставил Флеранжа оставить свои размышления об Элеоноре и переключиться на короля и его последующие решение: - Я хочу, чтобы ты как можно быстрее попал ко Двору Генриха Тюдора и от моего имени предложил ему мой брак с его дочерью, а также союз между нашими странами против императора!
Учтиво склонив голову перед столь высокими особами, королем Франциском и королевой Маргаритой, Роберт с жаром в голосе ответил своему монарху:
-Ваше Величество, для меня огромная честь быть Вашим посланником при дворе Генриха VIII. Я сейчас же отправлюсь в свои покои и начну сборы, и в ближайшее время отправлюсь в Англию.
Перед тем, как уйти, он галантно поцеловал ручку Наваррской королевы, которую она любезно протянула ему. А затем поспешно вышел из покоев Франциска, исполнять свой долг перед королем и государством, оставив государя наедине с сестрой.

Отредактировано Роберт де Ламарк (2012-02-09 17:44:13)

+1

10

-Я знаю, Роберт, что Вы мне верный слуга и преданный друг, а поэтому не сомневаюсь, что приложите все усилия для выполнения моей просьбы, - голос Франциска был мрачен и даже печален, ведь то, что он узнал из письма Элеоноры Габсбург, было по-настоящему шокирующими известиями для французского монарха. И Маргарита не могла сдерживать отчаяние, когда ее любимый брат в таком состоянии. Она попыталась улыбнуться сеньору де Флеранжу, но улыбка вышла натянутой, скорее выражающей боль, которая теперь царила в покоях короля, нежели ободрение, которое нужно было бы выразить тому, кому предстоит долгий и тяжелый путь за Ла-Манш. 
-Месье, уверена, что мы с Вами еще встретимся до Вашего отплытия к берегам английского королевства, поэтому счастливого пути пожелаю Вам позже, но сейчас желаю Вам быстрых и не хлопотных приготовлений, - она протянула руку Ла Марку, и он, галантно ее поцеловав вышел из комнат Франциска I. А Маргарита действительно рассчитывала встретиться с сеньором де Флеранжом чуть позже. И не тогда, когда король, матушка и все приближенные к Его Величеству дворяне церемонно пожелают Роберту счастливого пути и успехов в деле короля. А несколько раньше, ибо в голове французской принцессы созрел маленький план. Она была столь сильно предана своему брату, так безгранично его любила, что не могла не убедиться в том, что все сложится так, как хочет ее обожаемый Франсуа. И при всем своем уважении и доверии к Роберту, которое она разделяла с государем, она не могла оставить себя без осведомителя при дворе короля Генриха VIII. Как дама деятельная и активная, Маргарита Валуа любила всегда быть в курсе всех событий и по возможности первой узнавать обо всех возможных угрозах, чтобы оградить младшего брата от бед и огорчений.
Франциск сел в кресло и брезгливо еще раз глазами пробежал по строчкам письма испанской инфанты. Принцесса сначала молча наблюдала за ним, потом обошла кресло и положила свои хрупкие ручки, несмотря на идущие годы, сохранившие молодость и нежность, на широкие плеча брата.
-Франсуа, брат мой, прошу, не стоит печалиться. Сир, Вы же знаете, что месье Роберт - один из самых верных и преданных Вам друзей, причем он еще отличается незаурядным и предприимчивым умом. Я уверена, что сеньору де Фларанжу хватит всего нескольких приватных бесед с кардиналом Уолси и пары аудиенций у Его Величества, короля Генриха Тюдора. И вот увидите, вопрос с помолвкой с принцессой Марией будет решен в нашу пользу.
«Тем более, что он там будет не один» - добавила про себя принцесса, лукаво улыбнувшись своим мыслям.
-Да, ты права. И чтобы я без тебя делал, Маргарита, - усмехнулся Франциск, нежно погладив ручку сестры.
-Ох, Ваше Величество, не стоит думать о таком. Я буду всегда подле Вас, дорогой брат, пока вы желаете видеть меня. А сейчас Вам стоит отдохнуть.
Нежная улыбка на прощание, глубокий реверанс, выражающий полную преданность и верность, и Наваррская королева покинула покои брата, направляясь в противоположное крыло Амбуаза. Туда, где размещались комнаты Луизы Борджиа.

эпизод завершен

Отредактировано Маргарита де Валуа (2012-05-09 18:27:14)

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Французский берег » Все под одним небом живём, но горизонт у всех разный