The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1533-1536 » Родственные связи.


Родственные связи.

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

1534 год. Королева Анна снова беременна и надеется, что на этот раз обязательно будет мальчик. Отношения между ней и королем становятся все более натянутыми, и Генрих заводит одну любовницу за другой. Чтобы обезопасить себя и свое положение, Анна решается на отчаянный поступок - подложить в постель к мужу свою сестру. Ведь некогда старшая Болейн уже побывала в объятиях Генриха.

Участники: Анна Болейн, Мария Болейн, Генрих VIII

0

2

В камине весело потресковали поленья, от чего огонь разгорался сильнее и сильнее. В кресле возле камина, с вышиванием в руках, сидела молодая королева Анна. Последнее время она отдавала предпочтение спокойному досугу, оставаясь в своих покоях. Все дело в том, что Анна снова ждала ребенка и питала большие надежды на то, что родится принц. И не только она одна жаждала появления на свет наследника трона Тюдоров. Анна хорошо запомнила выражение разочарованности на лице Генриха, когда ему сообщили, что родилась дочь. Именно тогда все пошло не так. Король все меньше времени проводил с женой, которой каждый раз доносили о любовных похождениях мужа. В общем, Генрих Тюдор окунулся в свой привычный образ жизни, который он вел до встречи с Анной Болейн.
Анна страдала. Ей было невыносимо думать о том, что Генрих изменяет ей. Но еще больше женщину изводили мысли о том, что кто-нибудь может занять ее место не только в постели короля, но и на троне рядом с ним. Когда она поняла, что снова беременна, ее радости не было предела. Но вместе с этим пришло понимание, что ребенка нужно выносить и родить здоровым во что бы то ни стало! Потому что Анна была уверена - это мальчик!
Делить ложе с королем я не могу. Нужно беречься. Значит, он снова заведет себе любовницу.
Раздраженно Анна откинула вышивание и на ее глазах появились слезы. Она посмотрела на огонь и вытерла скатившуюся слезинку.
А если эта очередная любовница захочет править не только в постели короля? Нельзя этого допустить! Я сама должна подобрать ему игрушку на время.
Не ожидавшая от себя таких мыслей, королева резко выпрямилась. Она понимала, что сейчас нужно действовать холодно и расчетливо, выключив все чувства и эмоции.
Но кто же будет этой игрушкой? Только та, кому я могу доверять. Та, кто не посмеет посягать на мое положение и мой трон. Кто?
Анна закрыла глаза и перед ее мысленным взором предстала улыбающаяся белокурая девушка.
Ну конечно же!
Подойдя к письменному столу, королева быстро написала пару строк и свернула записку. Затем она позвала слугу и, отдавая ему письмо, строго произнесла:
- Передай это лично в руки леди Болейн. И пусть поторопится. Я жду ее.
Когда за слугой закрылась дверь, королева Анна снова опустилась в кресло возле камина и принялась за неоконченное вышивание. Теперь оставалось только ждать.

Отредактировано Анна Болейн (2012-26-08 23:52:15)

0

3

Ужин только подходил к концу, хоть многие уже и разошлись. В тесной компании собрались проверенные временем придворные, задорно перекликаясь друг с другом, говоря обо всем и ни о чем одновременно. Леди Болейн сидела чуть поодаль, но её слух не упускал ни единого словечка, ей всегда нравилось оставаться в гуще событий. Впрочем, какие тут события, так, полупьяный вздор, сказанный в порыве чувств, совсем по глупости. Мэри нравилась такая компания намного больше, чем напыщенные разговоры родственников... Это Анна всегда была в гуще событий, а Мэри лишь бросали время от времени в этот сумасшедший поток, совершенно не заботясь, что с ней станется после. Сумеет ли она вынырнуть вовсе, в этот-то раз.
Неожиданно, старательно повышая голос, дабы его было слышно, несмотря на стоящий гомон, девушку окликнул слуга Королевы. Поклонившись, он передал Мэри записку. Она удивилась весточке от сестры в столь поздний час. Извинившись, она попрощалась с друзьями, дабы прочитать записку в укромном месте. Хотя, никто не посылал ей тайн, изложенных на бумаге, в принципе, считая девушку совсем дурехой. Болейн подошла к ещё горящему очагу в камине, дабы письмо можно было прочитать и сжечь тут же, если будет необходимо. Однако в нем оказался лишь приказ сейчас же быть в покоях Королевы. Мэри устало улыбнулась сама себе, сложила записку в руках и проследовала в коридоры, послушно подчиняясь содержанию письма. Наверное, она бы обижалась, будь подобное в новинку, но все ведь было как всегда.
Подойдя к комнатам сестры, девушка кивнула слуге у дверей и вошла. Мэри нашла Королеву за вышиванием у камина, с задумчивым, почти озабоченным выражением лица. Сделав пару шагов к ней, она опустилась в реверансе, улыбнувшись, будто вовсе не чувствовала усталости.

0

4

Анна внимательно посмотрела на стоящую перед ней сестру и улыбнулась. Да, она все-таки скучает по милой и веселой Марии, которая всегда знала, как расмешить младшую сестренку. Жаль, что за всей этой бурной и кипящей интригами дворцовой жизнью сестры очень отдалились друг от друга. А ведь раньше все было иначе. Они проводили вместе дни и ночи напролет, ни на минуту не расставаясь. Даже, когда Мария стала пользоваться успехом у мужчин во Франции, первая, с кем она делилась своими секретами и тайнами, была именно Анна. Младшая Болейн не раз упрекала сестру в излишней романтичности и влюбчивости. А когда Мария стала фавориткой Генриха и предпочитала просто наслаждаться любовью короля, который через некоторое время просто забыл о ней и девушка осталась ни с чем, Анна была шокирована - насколько сильно тосковала ее сестра по Тюдору.
А сейчас... Сейчас она сама, своими руками собирается толкнуть уже успокоившуюся старшую сестру в обьятия бывшего возлюбленного.
- Мария, дорогая! Прошу, присаживайся! - Анна рукой указала на стоящее напротив кресло. - Как твои дела, сестра? Мы очень давно не виделись, не так ли?
Королева отложила в сторону вышивание и ласково посмотрела на сестру.
- Я слышала, что у тебя очень много поклонников при дворе. А раньше твоим поклонником был сам король! Помнишь?
Анна сглотнула комок в горле и повернулась к камину, пытаясь справиться с подступившими слезами.
Не сейчас! Нет! Я должна довести начатое до конца!
Собравшись с силами и приняв самый простодушный вид, на который она могла быть способна в данной ситуации, королева продолжила:
- А ты сильно удивилась бы, если бы узнала, что Его Величество и ныне является твоим самым ярым поклонником?

Отредактировано Анна Болейн (2012-27-08 13:35:07)

0

5

Ещё по дороге в покои сестры Мария размышляла о том, зачем понадобилась ей. Впрочем, старшей Болейн никогда не поручали ничего важного, она всегда была мелкой сошкой. Да что там, её в принципе ни во что не ставили. Девушке хотелось думать, что сестра относится к ней теплее, чем остальные члены семейства, хотя бы Анна относится к Мэри со снисхождением, хоть что - то. Нельзя было забывать и о том, какие отношения были раньше, Мэри ни за что не променяла бы воспоминания об их детстве, да и во Франции они тоже не скучали. Она надеялась, что в конце концов, это все не забудется, и хоть и сейчас родная сестра обзавелась таким высоким титулом, она помнит о ней, о том, что делает их семьей... Мэри надеялась, что Анна не забывает, что она остается в первую очередь её сестрой, а не служанкой. Она ещё не знала, что именно поэтому та позвала именно её.
Дождавшись приглашения присесть, девушка опустилась в кресло около Королевы, вновь одарив её улыбкой. Она была права, им давно не удавалось выкрасть даже минутку наедине, как было раньше.
- Мои дела не отличаются разнообразием, все как обычно, - она улыбнулась вновь, - да, у Миледи много хлопот, ещё забудет о сестре скоро, того и гляди. Фраза про поклонников застала девушку врасплох, хоть Анна и не сообщила ничего удивительного. Да, Мэри не отличалась сообразительностью и умом сестры, но все же пользовалась популярностью у тех, кому нравилась более свободная компания, уютная обстановка... Девушка осторожно кивнула, как она могла забыть то короткое время, когда была любовницей Короля. Все же, плоды этого короткого "романа" сейчас находились в Хивере: её дети. Мэри чуть поникла, но все же не хотела отвлекаться от разговора, все же не могла она броситься сейчас в дорогу, как бы не скучала по Екатерине и Генри, а сестра неспроста подняла эту тему... Анна вела себя крайне подозрительно, а Мэри чувствовала, как та волнуется, то, что сестра старалась спрятать от неё свои эмоции, расстраивало её. Все же, много лет прошло, теперь они не сестры Болейн, а Королева Анна и её фрейлина Мэри... Она просто не могла спросить её, что случилось. Сестра бы просто отмахнулась от неё, либо разгневалась, что Мэри лезет не в свое дело. Но, может, стоит попробовать? Неуверенно она спросила:
- Сестра, что - то случилось? - она почти не сумела закончить, потому что услышала сказанное Анной. - Этого не может быть! - девушка еле сдержалась, чтобы не рассмеяться, но все равно удивление преобладало, - Кто пускает такие слухи? Сестра, обещаю, я никак не связана с этой ложью. То была правда, Мэри давно позабыла о своей давней влюбленности, прошло то время, когда она мечтала о Короле. Она даже думала, что поумнела с тех времен.
Мэри решила, что именно из - за этих жестоких вымыслов сестра была так расстроена. Девушка протянула Королеве ладонь, - Как ты можешь верить подобному, сестра. Я ни за что бы не стала причинять тебе эту боль.

Отредактировано Мэри Болейн (2012-28-08 01:01:27)

+1

6

Я ни за что бы не стала причинять тебе эту боль. - Анна чуть навзрыд не заревела, услышав эти слова. Уже очень давно никто не интересовался, что творится внутри молодой королевы. И многие при дворе горели желанием причинить Анне как можно больше боли. И тут такие слова, да еще и произнесенные настолько искренне, что Анне захотелось уткнуться в плечо старшей сестры и зарыдать.
Но нельзя! Ни в коем случае нельзя! Королева выпрямилась и снисходительно улыбнулась Марии.
- Это не слухи. Я надеюсь, что это действительно так.
Ее голос звучал мягко и тихо, словно лилась музыка.
- Мария, я хочу, чтобы Его Величество снова увлекся тобою. Мне это нужно! Я снова жду ребенка, - Анна ласково погладила еле заметный животик. - А значит - не могу делить ложе с королем. А тебе ли не знать, насколько страстен мой муж!
Королева протянула руку и крепко сжала пальцы сестры. Как ни странно, в этот момент в ее душе наступило полное спокойствие и умиротворение. Взгляд ее темных глаз был уверенным и твердым.
- Я благословляю тебя на роман с Его Величеством, пока я в положении.

0

7

Девушке было больно видеть, как родная сестра сдерживает чувства, пытаясь выглядеть сильной, соответствовать своему титулу. Да, королевам не пристало плакать и делиться переживаниями с прислугой, но ведь Мэри не была ей чужим человеком. Ей хотелось сказать Анне, что ей не нужно бояться, что все её секреты в безопасности, что она готова в любую минуту поддержать её, но раз сестра не хотела поддаваться, Марии лишь оставалось подчиниться и взять с неё пример. Она попыталась улыбнуться в ответ, но улыбка почти тут же померкла.
Мэри удивленно смотрела на Королеву. Не ожидала она такого от неё услышать. Может, она чего - то не понимает? Чтоб сестра так относилась к этим слухам... Фрейлина уже хотела переспросить, но следующие слова Анны прояснили многое. Раз младшая сестра вновь понесла, Король не будет получать удовлетворение в семейном ложе. Вновь будет развлекаться на стороне, а ведь все знали, как новой Королеве это не по нраву, Анна не стала бы терпеть. Но потому её слова и были удивительны. Разве что... Стань Мэри вновь любовницей Его Величества, она конечно не вздумала бы отнимать его у сестры. Да и не смогла бы. Похоже, Анна думала так же, раз доверяет своего супруга старшей сестре. Девушка неуверенно улыбнулась, опуская взгляд на их руки, потом поднимая глаза на Королеву.
- Я, конечно, не ожидала такого разговора, когда шла сюда, но, раз Ваше Величество благословляет, то я согласна - Мэри было как минимум не по себе. Редко жены сами находят мужьям любовниц... Редко любовницами являются их сестры...
- Я рада за Вас, Ваше Величество... - смущенно сказала девушка. Сестра затеяла все это ради здорового протекания беременности, это того, безусловно, стоило. Быть может, принц был уже на подходе.

Отредактировано Мэри Болейн (2012-29-08 02:18:05)

0

8

Анна кивнула. Она тоже была счастлива, что Господь снова послал ей ребеночка и, как надеялась женщина, на этот раз мальчика. И ей было крайне необходимо выносить и родить этого ребенка здоровым. Ведь она обещала!
Анна отвернулась от сестры и посмотрела на огонь. Да, не такой она когда-то представляла себе семейную жизнь с Генрихом. Она надеялась, что женившись на той, кого он так упорно добивался и страстно хотел, король перестанет бегать на сторону. Ведь теперь у него была Анна! Все еще такая же страстная, соблазнительная и прелестная, как в первые годы их знакомства. Она готова была отдать ему все, пойти на любые жертвы, лишь бы он всегда был рядом, лишь бы она знала, что он и душой, и телом принадлежит только ей одной.
Мы поменялись местами, не так ли, милый? - за своими печальными мыслями королева не заметила, как горькая ухмылка тронула ее губы. Казалось, Анна полностью ушла в себя, в свои грустные размышления.
Королеве было больно. Она и представить не могла, что будет сама выбирать мужу любовницу и уж тем более, что толкнет в постель к любимому мужчине свою родную сестру.
Мысль о сестре заставила Анну снова взглянуть на Марию. Но отчего-то она увидела не ее лицо, а картины, бьющие прямо в сердце: вот Генрих целует Марию, сжимает в своих обьятиях...
Королева резко закрыла глаза и слегка тряхнула головой.
Так все! Хватит! Дело сделано!
- Спасибо, что согласилась. - глухо отозвалась Анна. - Завтра утром я должна сопровождать Его Величество на охоту. Вместо меня поедишь ты. Скажешь королю, что я нездорова и хочу, чтобы он не скучал в твоем обществе.
Говоря это, Анна даже не взглянула на Марию.
- А теперь ступай. Мне нужно отдохнуть. И Мария, - королева снова взяла руку сестры. - я доверяю тебе. Только тебе одной. Не подведи меня.
После этих слов Анна отвернулась, давая понять, что аудиенция окончена.

+2

9

В душе Мэри странным образом смешались сострадание и некоторое злорадство. Безусловно, она любила сестру. И ей было безумно жаль эту гордую и сильную девушку, которая была теперь так несчастна. В браке с тем, кто так долго добивался её, кто преодолел столько препятствий на пути к семейному счастью, она теперь совсем не знала радости. Мэри не могла поверить, что король вернулся к привычному образу жизни, а главное, что Анна, строптивая и ревнивая Анна смирилась с этим. Но с другой стороны Мэри понимала, что это расплата для сестры, расплата за амбиции, за то, что она добивалась своего, не жалея никого на своём пути. Как быстро Анна научилась приказывать той, у которой ещё вчера спрашивала совета, каким привычным стало для неё положение родной сестры, как своей собственной служанки. Но Мэри не обижалась. Она лишь лишний раз убеждалась в своей правоте и радовалась, что семья не строила на неё больших планов, в отличие от сестры, и что она лишь недолгое время была любовницей Его Величества.
"Мне придётся снова делить ложе с королём?..." - Мэри осознала наконец весь ужас происходящего, - "Делить ложе с мужем родной сестры? Боже сохрани..." На её лице выступил испуг. Она вдруг так чётко вспомнила, на какие грехи толкало её, ещё совсем маленькую девочку, славное семейство Болейнов. Но страшнее всего было то, что всё это продолжалось. Она снова будет жить в грехе, удовлетворяя похоть короля против своей воли, теперь не испытывая к нему и малейшей симпатии.
Мария невольно поморщилась. Анна заметила это, но всё происходящее, казалось, было ей совсем безразлично. Королеве хотелось как можно быстрее избавиться от общества сестры и остаться в одиночестве.
- Анна, я всегда к твоим услугам. Ты должна знать, что я никогда не подведу и не предам тебя, что бы ни случилось, - ласково улыбаясь, ответила Мэри и отпустила руку сестры, - Будьте здоровы, Ваше Величество. Да хранит Вас Господь, - заключила Мария.
Анна устало улыбнулась сестре. Мэри присела в реверансе и, ещё раз одарив сестру своей ласковой улыбкой, неспешно покинула королевские покои, стараясь отогнать от себя мысли о предстоящей встрече с королём.

Отредактировано Мария Болейн (2012-04-12 15:37:21)

+3

10

Когда наступило утро следующего дня, и солнце стало теплыми яркими лучами освещать английскую землю, Генрих VIII в сопровождении нескольких слуг, спустился по коридорам Уйатхолла к выходу, где уже ждал конюший с парой благородных королевских скакунов. Потрепав коня за гриву, король взобрался в седло и, лениво посматривая вокруг себя, стал ожидать, когда Ее Величество присоединится к нему.
Надо сказать, что Анна задерживалась. Как-то непривычно долго в этот раз монарх ожидал свою супругу. Еще вчера они решили выехать сегодня на конную прогулку, а затем остаться в ближайшем охотничьем домике на ночь. Такое своеобразное маленькое развлечение, пока еще Анна может себе это позволить. Ведь она была вновь беременна, и в скором времени все те удовольствия, к которым так привыкла монаршая пара, для Анны станут запретными под страхом потерять ребенка. После того, как вместо обещанного сына, родилась дочь, рыжеволосая Бесс, она теперь просто обязана была подарить этой стране наследного принца. Ведь он столько ждал, ведь он столько сделал ради нее, что теперь, она должна была приложить все свои старания, чтобы выполнить данное когда-то ему слово.
До слуха короля вдруг дошел шум от шуршания платья и легкая поступь женских ножек. Но, к своему удивлению, вместо своей супруги, Генрих увидел белокурую девушку. Сестру королевы Анны. Скользнув взглядом по ее стройной фигурке, которая когда-то вызывала в нем страстное желание, он остановился на ее личике и вопросительно приподнял бровь.
-Леди Мэри, а где же Ее Величество?

+1

11

Мария не спала всю ночь. Ей всё мерещились грядущий день и встреча с Его Величеством. Подумать только, она, Мария Болейн, спустя столько лет снова окажется в объятьях короля, но теперь будучи родной сестрой его жены. "Как это всё странно... Неожиданно и... Низко... Аморально..." - снова и снова думала бедная Мэри на протяжении своей бессонной ночи. Но, как ни странно, больше всего её волновал именно сам король. Каким будет с ней тот, кого она когда-то так любила, кому дарила все свои ласку и нежность, новой встречи с которым не могла дождаться, умирая от тоски. Каким он будет с ней теперь? Любящим и страстным, как раньше, или же холодным и равнодушным? Удастся ли ей сделать то, о чём просила сестра, удастся ли снова завлечь короля в свои сети, пусть даже совсем ненадолго. И главное, будет ли он привлекателен для неё, как раньше, или же вызовет отвращение. "Он наконец с той, о которой так долго мечтал... Что же ему ещё нужно?!" - недоумевала Мария. Но она не могла отказаться. Девушка слишком хорошо понимала, что любая другая любовница может быть опасна для Анны, иначе сестра бы не пошла на такое. Хорошо, если фавориткой короля станет робкая девушка, похожая на Мэри, не желающая ничего большего, чем угодить своему господину. Но если взгляд Его Величества падёт на амбициозную и гордую девицу, наподобие Анны... Тогда положение новой королевы может быть под угрозой...
Как только Мэри не пыталась отогнать от себя все эти мысли, но у неё ничего не получалось. Заснуть девушка смогла лишь под утро. Проснулась старшая Болейн так поздно, что сильно опоздала на встречу с королём. Она ужасно волновалась, боялась разгневать Его великодушное Величество. Расчёсывая свои прекрасные светлые волосы, надевая роскошное платье и крупные украшения, она всё думала, правильным ли было то, что она делала. Должна ли она повиноваться воле сестры в таком вопросе... Хотя всё это уже не было ей в тягость. Она проснулась с ужасным желанием увидеть короля... Были ли это возобновившиеся прежние чувства или же просто приятные воспоминания девушка не знала... И думать об этом ей сейчас хотелось менее всего. Ведь в это утро она находилась в прекрасном расположении духа.
Покинув мрачный Уайтхолл, Мэри вышла к тому месту, где король в нетерпении ждал свою Анну. Девушка грациозно присела в низком реверансе и едва заметно улыбнулась.
- Ваше Величество, - почти неслышно сказала она.
- Леди Мэри, а где же Ее Величество? - спокойным голосом спросил король.
- Королеве нездоровится. Она не сможет сопровождать Ваше Величество на конной прогулке, - учтиво ответила Мэри и, заметив негодование, выступившее на лице монарха, опустила голову.

Отредактировано Мария Болейн (2012-05-12 12:58:47)

+2

12

-Вот как, - медленно проговорил Генрих, внимательно рассматривая сестру жены.
«А она все также хороша»
-Очень жаль, что королева не сможет отправиться на прогулку. Она так вчера этого хотела, - он слегка склонил голову на бок, а его взгляд остановился на глубоком вырезе платья, из которого вздымалась упругая женская грудь. – Но ее здоровье, и здоровье дитя куда важнее. Будем надеяться, что в скором времени она будет чувствовать себя лучше.
Все это было произнесено отстраненно-равнодушным тоном. Будто касалась вовсе не его супруги и королевы, а кого-то постороннего, не столь важного, как жена государя. Самочувствие супруги сейчас его волновало гораздо меньше, чем нежное белокурое создание, что стояло перед ним, опустив свои чудные глазки. В конце концов, в начале беременности женщины всегда чувствуют слабость, но это же вовсе не значит, что монарх из-за этого обязан отказывать себе в удовольствиях? Ну, во всяком случае, Генрих Тюдор так не считал. Особенно сейчас, когда смотрел на Марию Болейн и вспоминал, как эта девушка умеет быть ласковой и нежной, как горячи ее поцелуи и прекрасно ее  тело.
-А более Ее Величество ничего не просила передать?

+2

13

Мэри чувствовала на себе пытливый взгляд короля. Она видела, что Его Величество находится в хорошем настроении и совсем не расстроен из-за отсутствия супруги. Более того, он был крайне доволен тем, что сообщить ему об этом вышла именно Мэри. И, кажется, он был и сам готов предложить девушке составить ему компанию на прогулке. Но Мария боялась поднять голову и посмотреть на короля. Боялась, потому что понимала, что её ужасно влечёт к этому взрослому и недоступному для неё мужчине. Неужели она готова предать сестру, доверившую ей такое важное дело?! "Нет, Мария, ты должна держать себя в руках. Ты не можешь, ты не должна. Это всего лишь поручение королевы, не больше. И даже думать иначе - предательство..." - мысленно уверяла себя Мэри. Но чувства были выше неё. Девушке безумно хотелось хоть краем глаза взглянуть на Тюдора. Да, он был прекрасен... Грациозно восседая в седле с королевской улыбкой на лице, он был ещё более привлекателен для Мэри, чем раньше. Если бы не обязательства перед сестрой, висящие тяжёлым бременем на шее Марии, и эта, ещё весьма официальная обстановка, то девушка наверное бы кинулась в крепкие объятия короля. Она чувствовала, что Генрих испытывал к ней влечение, чувствовала, как он прожигал её взглядом, лелея в памяти, как и она, те прекрасные мгновения, проведённые вместе. Наконец Мэри набралась смелости и подняла голову, столкнувшись взглядом с королём. Его прекрасные тёмные глаза блестели так же, как прежде.
- Ваше Величество, - Мэри снова отвела взгляд, - Королева просила передать, что очень не хочет, чтобы Вы скучали в поездке и... - её голос дрожал, - И предложила, чтобы я составила Вам компанию, - заключила девушка и тут же вновь опустила голову.
Немного помолчав, уже более уверенным голосом она добавила:
- Если, конечно, Ваше Величество не против.

Отредактировано Мария Болейн (2012-05-12 17:39:26)

+1

14

Пытливый ум короля должен был бы подметить, что это весьма необычно. Анна сама предлагала ему вернуть в свою пастель Марию, пусть и завуалировав это под невинную конную прогулку. Но ему было откровенно все равно зачем она это делала: проверяла ли его, или же решила контролировать его жизнь за пределами брачного ложа. Если уж выпал такой шанс вспомнить былые счастливые годы, когда он был моложе и беспечнее, то совершенно незачем искать в этом подвох, пусть он даже и точно имеется.
-Ну, раз Ее Величество так пожелала, то разве я могу быть против? – Генрих улыбнулся и указал рукой на второго коня, который предназначался для королевы Англии. – Буду рад, Вашей компании, Леди Мария. Уверен, поездка не будет скучной.
Он ухмыльнулся. Да, раньше в компании этой девушки он никогда не скучал. Разве что позже, когда на горизонте замаячила, словно звезда, яркая и недоступная Анна Болейн, родная сестра Мэри. Как странно все перевернулось. Он с удовольствием оставлял Анну, которую добивался столько лет, ради того, чтобы вновь оказаться в объятьях ее сестры.

+1

15

Мэри подняла голову и ласково улыбнулась королю.
- Ваше Величество, - радостно сказала девушка и присела в реверансе.
Могла ли старшая Болейн ещё накануне днём представить себе, что снова будет мечтать оказаться в объятьях Тюдора. Более того, что её родная сестра, королева Англии, властная и тщеславная Анна Болейн сама попросит девушку стать любовницей своего мужа. Нет, это было невозможно. Всё это казалось Мэри невероятным, но прекрасным сном, от которого ей совсем не хотелось просыпаться.
Лёгкий прыжок, и хрупкая Мэри уже в седле. Поправляя юбки, она остро почувствовала на себе пытливый взгляд Генриха. Подняв свои живые голубые глазки, она столкнулась с ним взглядом. Король смотрел на неё с умилением и нежностью, так же, как когда она была его "маленькой королевой". Ей безумно хотелось, чтобы все люди, окружавшие их, исчезли, растворились, и остались лишь она и он. Наедине. Ей так хотелось вновь говорить с ним, смеяться, слушать его умные речи. Но больше всего ей хотелось прижаться к нему, почувствовать его тепло, его запах.
Они не могли оторвать взгляд друг от друга. "Интересно, о чём он думает?... Обо мне? Или об Анне?" - мелькнуло в голове Мэри, и девушка тут же поморщилась, осознав всю низость своих мыслей. Какой тяжёлой оказалась для Мэри эта борьба. Она боролась сама с собой, беспрерывно отгоняя от себя мысли о своих чувствах к Генриху, но лелея в памяти чудесные мгновения своей прошлой жизни.

Отредактировано Мария Болейн (2012-09-12 12:44:58)

+1

16

Слезы... Соленые слезы жгли ее глаза и стекали по щекам. Она сжала руки в кулаки, больно впиваясь ногтями в ладони. Только не зарыдать во всю! Только бы никто не услышал ее всхлипов!
Мария... Сейчас она уже на прогулке с королем. Ее королем! Ее мужем! От таких мыслей Анне еще больше захотелось кричать от боли, раздирающей ее тело и сердце. А ведь она ждала. В тайне лелеяла мысль о том, что Генрих откажется от общества ее сестры, раз уж его законная жена не смогла составить ему компанию. Несколько долгих и мучительных минут королева боялась пошевелиться, лежала прислушиваясь, в надежде услышать легкие шаги Марии. Но увы... Чуда не произошло. Вместо входящей сестры, молодая женщина услышала топот копыт и звуки, говорящие об отъезде короля. Вместе с ее сестрой.
Так тому и быть.
Ведь она сама попросила Марию об этом. Сама, своими руками, уложила ее в постель к Генриху.
Пусть уж лучше Мария, чем кто-то другой. Она уж точно не попытается занять мое место ни в сердце короля, ни на троне.
Тогда почему же так больно?! Откуда она взялась - эта невыносимая, всепоглошающая боль и печаль?! Но решение принято, дело сделано. И слезы тут явно не помогут. Вот только... Они не перестают литься из прекрасных, когда-то таких веселых, горящих жизнерадостностью и счастьем, глаз королевы Анны.

+2

17

Если бы Генрих сейчас и увидел свою жену, ее заплаканное личико и поникшие глаза, то все равно навряд ли бы уже смог остановиться. Он, словно переместившись во времени на многие годы назад, вновь оказался в плену светлых глаз Марии Болейн. Он заново открывал для себя ее ласковую улыбку, ее нежный голос, ее прекрасные черты лица и мягкие движения. Он с удовольствием любовался ее пальчиками, которые сжимали поводья. С трепетом в душе наблюдал, как она смущенно улыбается и смотрит на него из-под опущенных длинных черных ресниц. И как он мог забыть все это? Как он мог столько лет не скучать и даже не вспоминать своей златовласой фаворитки?
Конная прогулка  подошла к концу. И Генрих со своей спутницей остановился в одном из своих охотничьих домиков. Его там ждали. Но ждали, что вместе с ним прибудет Ее Величество, а не одна из ее фрейлин. Но монарх был так увлечен своей бывшей любовницей, что даже не обратил внимания на удивленные взгляды слуг, которые вышли встречать короля.
Генрих помог спуститься Марии с лошади и, держа ее за руку, прошел вместе с ней во внутрь. Там уже заканчивали последние приготовления к трапезе. В комнате стоял небольшой столик, с которого доносились ароматы горячего обеда.
-Вы, наверное, проголодались, Мэри? - Генрих подвел к столу свою спутницу и кивком головы приказал всем слугам убраться прочь. – Надеюсь, Вы не откажетесь отобедать в моей компании.

+1

18

Никогда прежде Мэри не чувствовала себя столь неловко в обществе короля. Она боялась, боялась разочаровать его, не понравиться ему, показаться неуклюжей или неопрятной. Она ловила каждый взгляд Его Величества, каждый жест. Больше всего на свете она боялась, что король не сможет вновь стать так же добр к ней, как раньше, так же ласков и внимателен. Но все страхи Мэри были напрасными. Король был очарован ей, чего и не думал скрывать. Да и она чувствовала это. Мария Болейн всегда была одной из первых придворных красавиц в отличие от своей сестры Анны и, конечно, никогда не испытывала недостатка мужского внимания. У неё и сейчас было предостаточно воздыхателей при дворе короля Генриха. Но ни один комплимент, ни одно слово восхищения из уст любого другого мужчины не смогло бы заменить девушке один лишь мимолётный взгляд Тюдора. Она любила его. Его одного. На протяжении всей своей жизни, всех этих лет. Как же она была счастлива теперь, гуляя почти один на один с тем, кого любила так горячо. Воспоминания сливались в памяти Мэри воедино, создавая прекрасную, дорогую сердцу девушки картину. Она знала, у них нет будущего. "И всё же... Нет сейчас на свете ни одной женщины счастливее меня... Я люблю..." - думала Мэри.
На протяжении всей конной прогулки Его Величество ехал совсем близко к своей прелестной светловолосой спутнице, говорил с ней о Франции и её тщеславном короле, о Реформации, смеялся, шутил... Никакой неловкости... Будто этих лет и вовсе не было. Она же, напротив, была крайне стеснительна, мало говорила и смущённо, но очень ласково улыбалась. Она снова чувствовала себя его "маленькой королевой". Как прежде. Рядом с ним так хорошо, так спокойно и совсем не страшно. Кто бы мог подумать, что этот мужчина с каждым годом становится всё более жестоким и рано или поздно превратится в безжалостного тирана...
Но вот прогулка подошла к концу, и Мэри в сопровождении короля подъехала к охотничьему домику. Сильные руки монарха нежно сжали талию Мэри, помогая ей спуститься с лошади. Её руки на его широких плечах. Тепло... Такое родное... Её влечёт к нему, с каждой секундой сдерживаться становится всё сложнее... Лёгкий прыжок, и старшая Болейн уже уверенно стоит на земле.
- Ваше Величество, - неуверенно прошептала девушка, скорее даже это вырвалось у неё, неожиданно для себя самой.
Король ласково улыбнулся и взял Мэри за руку. Подняв глаза, она посмотрела на него с такой нежностью и любовью, на которые только было способно сердце этой девушки. Его руки, ничего на свете нет прекрасней этих рук... Их пальцы переплетаются...
Охотничий домик оказался совсем маленьким, но очень уютным. В скромном убежище, наполненном десятками слуг, недоумевающих, жадно разглядывающих королевскую "чету", казалось, нельзя было остаться наедине. Но один лишь кивок короля, и все слуги, учтиво кланяясь, покидают комнату, оставляя Мэри наедине с тем, кого так сильно желало теперь её сердце.
Приятный запах горячего обеда дразнил не на шутку проголодавшуюся девушку.
- Вы, наверное, проголодались, Мэри? - подводя спутницу к столу, спросил Тюдор, – Надеюсь, Вы не откажетесь отобедать в моей компании.
- Ваше Величество, - опустив голову, но то и дело поднимая на короля свои прекрасные глазки, смущённо прошептала Мэри и ласково улыбнулась, - Я очень проголодалась за время нашей чудесной прогулки.
"Наконец-то мы наедине..." - мелькнуло в голове девушки. Но смущение, как ни странно, напротив, всё больше и больше овладевало ею.

Отредактировано Мария Болейн (2012-14-12 20:28:20)

+1

19

-В таком случае, не стоит медлить, - резво отозвался Генрих и помог девушке сесть за стол. Смущение Марии можно было заметить невооруженным взглядом. Легкий румянец на щеках, застенчивый взгляд. Король бы сегодня в восторге от своей бывшей любовницы. И продолжал ее вгонять в краску своими действиями и заставлял трепетать под его изучающим взглядом.
Налив в бокал Марии вина (ведь слуг он прогнал, и все обязанности по ухаживанию за дамой для пущего эффекта взял на себя), он тоже сел за стол. Признаться, сам Генрих тоже был голоден. И поспешил положить себе в тарелку еды и сделать большой глоток вина, чтобы утихомирить так внезапно разыгравшийся аппетит.
-Не стесняйтесь, Мэри, кушайте, ведь в Уйатхолл мы вернемся не скоро. А повар весьма постарался, чтобы мы не остались голодными, - он улыбнулся и отправил себе в рот кусочек теплого хлеба.
-Скажите, а Вы не собираетесь вновь замуж? – внезапно спросил король. – Ведь Вы не так давно овдовели, верно? А вы еще так молоды и красивы, чтобы посвятит остаток жизни трауру.
Конечно, с трауром Генрих преувеличил. Он уж-то был прекрасно осведомлен, что Мария не относится к тем женам, что даже после смерти мужекй желают остаться им навсегда верными. Нет, легкомысленная и ветреная Мэри изменяла мужу при его жизни, а сейчас-то, наверное, и вовсе не знает одиночества.

+1

20

- Не стесняйтесь, Мэри, кушайте, ведь в Уйатхолл мы вернемся не скоро. А повар весьма постарался, чтобы мы не остались голодными, - сказал король, с аппетитом поедая горячий обед.
Мэри усмехнулась и заметила ласковую улыбку, мелькнувшую на лице короля. Улыбку умиления. Его Величество приходил в восторг от своей прелестной спутницы, от румянца, кокетливо играющего на её щечках, от её милой улыбки, от мелодичного и звонкого голоса. И Мэри чувствовала это. Старшую Болейн крайне смущали ухаживания Тюдора, смущало её и то, что кроме них в комнате не было больше никого. Но разве это важно? Разве что-то сейчас могло сравниться с тем удовольствием, которое получала Мэри, находясь в обществе Генриха.
Но внезапно для самой себя смущение девушки, так умилявшее короля, стало уходить, и на его место пришли радость и кокетство. Глазки Мэри блеснули, а игривая улыбка не покидала теперь её чудное личико.
- Скажите, а Вы не собираетесь вновь замуж? – внезапный вопрос короля застал девушку врасплох, – Ведь Вы не так давно овдовели, верно? А вы еще так молоды и красивы, чтобы посвятить остаток жизни трауру.
"К чему эти странные вопросы о замужестве?" - мелькнуло в голове Мэри, - "Должно быть, он хочет вывести меня на какой-то разговор, но какой?..."
- Да, Ваше Величество... Мой муж, Уильям Кэри недавно умер от потницы, и теперь я вдова...- немного смутившись, ответила Мэри, - Пока мне не хочется снова выходить замуж, но ведь мы не можем знать, что предначертано нам судьбой, не так ли? - сверкнув глазками и кокетливо улыбнувшись, спросила Мэри.

Отредактировано Мария Болейн (2013-08-01 15:11:36)

+1

21

Генрих кивнул, с улыбкой рассматривая свою собеседницу. Ее кокетливая улыбка и недвусмысленный взгляд дали понять королю, что его настрой полностью совпадает с желаниями белокурой сестры английской королевы. Впрочем, сейчас он даже не вспоминал, что Мэри приходится сестрой Анне Болейн. Мысли о беременной супруге остались в Уйатхоле и не собирались возвращаться в голову Тюдора, несколько помутневшую от очаровательной девушки напротив.
Он взял кубок и сделал несколько глотков. Бордовая жидкость приятным теплом разлилась по телу, и он на мгновение прикрыл глаза, наслаждаясь отдыхом. Да, сейчас здесь, вдали от двора, рядом с красивой молодой женщиной, король Англии, наконец, имел возможность расслабиться и забыться.
-Да, мы не можем знать, что нам предстоит в будущем, - выдохнув и поставив кубок обратно на стол, ответил Генрих. – Но Вы так красивы, Мэри, и еще так молоды. Я уверен, что множество из наших придворных очарованы Вами… Я и сам был когда-то среди них, - Генри подался вперед и понизил голос. – А может, и до сих пор остаюсь
Его рука медленно протянулась вдоль стола, и он своей ладонью накрыл хрупкие пальчики Марии.
-И я очень рад, что сегодня со мной именно Вы. И всем своим сердцем надеюсь, что и Вы счастливы, находиться здесь. Со мной.

Отредактировано Генрих VIII (2013-16-01 14:09:42)

+1

22

Мэри опустила голову и смущённо улыбнулась. Но девушка даже и не думала убирать руку, которой теперь так нежно касалась тёплая ладонь монарха. Смущение и неловкость, всё это время сопровождавшие робкую Мэри, теперь окончательно покинули девушку. Она растворялась в блаженстве, находясь наедине с тем, кого так горячо любила, кого желала всем своим сердцем, всей душой. Но самым главным было то, что чувства Мэри казались девушке взаимными, она видела, что короля влечёт к ней, и что этот сильный властный мужчина, казалось, теперь не мог совладать со своими чувствами, накрывавшими его с головой. Монарх скорее наслаждался ими, чем пытался заглушить.
- Ваше Величество... - подняв голову, начала девушка, смотря Тюдору прямо в глаза и игриво улыбаясь, - Мне всегда казалось, что Вы отдаёте себя сильным женщинам... Властным, гордым и неприступным. Бесстрашным и решительным, готовым сражаться с ударами судьбы, с самой судьбой. Хищным, смотрящим на Вас, будто требуя отдать им Ваше сердце, отдать всего себя...
Она вдруг неожиданно прервалась и, опустив взгляд на руку короля, всё ещё нежно прикрывавшую её тонкие пальчики, чему-то таинственно улыбнулась. Осторожно накрыв ладонью другой руки его руку, нежно проведя пальцами по гладкой тёплой коже монарха, она приблизила его руку к губам и поцеловала. Тюдор смотрел на неё с наслаждением, с безмерной нежностью и желанием, которое эта девушка каждым своим действием всё сильнее вызывала у монарха.
Приложив тёплую руку возлюбленного к своей щеке, нежно смотря в его прекрасные глаза, она прошептала:
- Если бы только время могло остановиться...
Мэри отпустила руку Генриха и, поднявшись с кресла, медленно приблизилась к королю. Пышное светлое платье, подчёркивающее прекрасную фигуру девушки, светлые вьющиеся волосы, крупными локонами спадавшие по плечам, кокетливая улыбка... Генрих был очарован своей спутницей, её невероятной красотой. Девушка присела в реверансе и, ласково улыбаясь, сказала:
- Мой король. Повелитель моего сердца.
Генрих отодвинул стул, дав тем самым возможность Мэри сесть ему на колени. Девушка сверкнула своими чудесными голубыми глазками и кокетливо улыбнулась.
- Так по-Вашему я прекрасна? Как и прежде? - неожиданно спросила она.

Отредактировано Мария Болейн (2013-16-01 19:51:58)

+2

23

При каждом прикосновении девушки, от ее кокетливых взглядов из-под длинных черных ресниц и таинственной улыбки на алых полных губах, в тот момент, когда его слух ласкал ее нежный тихий голос, все внутри английского монарха переворачивалось.
Мария говорила что-то о том, что его всегда привлекали сильные, властные, гордые и недоступные женщины…такие как его нынешняя жена, Анна Болейн. Но Генрих отчаянно сопротивлялся этому. Он всеми силами гнал из мыслей образ черноволосой королевы. Нет! Не такие. Совсем не такие. Милая, нежная, кроткая, слегка легкомысленная, немного ветреная – вот кто сегодняшним вечером был идеалом женщины для английского короля. И она сидела прямо перед ним, мягко сжимая в своих ладонях его руку, нежно касаясь к ней то своими чувственными губами, то прохладной кожей лица.
А когда она встала со своего места и легко, словно пушинка, опустилась к нему на колени, дыхание его на миг стало прерывистым.  Он поднял голову и встретился взглядом с прекрасными большими голубыми глазами молодой женщины. Руки потянулись к прекрасной фигуре сестры королевы. Он нежно провел пальцами по тонкое талии, провел по стройной спине и запустил пальцы в белокурые вьющиеся волосы. Вторая рука остановилась на тугом корсете, из-под которого трепетно вздымалась полная грудь фрейлины.
Он слегка склонил голову Марии ближе к своему лицу и почувствовал ее теплое дыхание, которое сводило его с ума.
-Да, - прошептал Генрих, легко коснувшись поцелуем губ Мэри. – Время не властно над тобой. Ты все также прекрасна, как и в тот день, когда я впервые увидел тебя. Помнишь? Ты была еще совсем юной и такой прелестной. Вы только вернулись из Франции, и ты должна была выйти замуж за этого зеленого паренька, Кэрри. Он совсем не оценил, какое сокровище ему досталось. Зато это смог по достоинству оценить твой король.
Из его груди вырвался хрипловатый смех, и он ладонью провел по лицу Марии. Пальцами очертил контур ее сладких губ. И улыбнулся. Он снова был обладателем того, что так сильно любил несколько лет назад.
-И я хочу снова стать тем, кому позволено наслаждаться этой красотой, - с этими словами Генрих впился в губы девушки страстным горячим поцелуем.

+2

24

Марии казалось, что она сейчас задохнется. Сердце стало биться с огромной скоростью. Забытые чувства вспыхнули в груди с новой неистовой силой. Белокурая девушка снова чувствовала себя любимой и нужной. И никому-то, а самому королю Англии! Словно не было никакого предательства, словно не было долгих дней тоски… И меду ними не стояла Анна Болейн – его супруга и ее сестра. 
Страстный поцелуй становился с каждой секундой все требовательнее и требовательнее. Окончательно прогнав из головы какие-либо мысли, Мария полностью отдалась таким знакомым и в тоже время совершенно новым для нее ощущениям. За поцелуем последовал еще один, а затем еще. Его руки, губы, страстные нежные прикосновения, ласковый теплый шепот. Мягкая перина огромной дубовой кровати, скорое высвобождение из тугого шелка платья… Его глаза, затуманенные страстью, прямо перед ее лицом. Глаза, в которые она так была влюблена в то время, когда была его фавориткой. Они снова принадлежали ей и только ей одной. Но время так быстротечно, особенно ночами, которые наполнены ожившей любовью и возрожденной страстью…
Она проснулась уже поздним утром, когда маленькая уютная комнатка наполнилась яркими солнечными лучами. Поднявшись с подушек, она сидела на кровати, укутавшись мягким одеялом и сладко зевая. Мэри не сразу заметила, что ни Генриха, ни его вещей в комнате нет. Посмотрев на другую половину кровати, она увидела лишь смятую подушку. Его одежды тоже не было. Поднявшись, она крепче завернулась в одеяло, и босыми ногами прошлась по комнате. Ее мягкие шаги не остались без внимания – в комнату заглянул слуга.
-Его Величество еще здесь?
-Нет, мадам. Он уехал рано утром.
-Он что-нибудь передал для меня?
-Нет, мадам. Думаю, Вам тоже нужно оставить охотничий домик Его Величества и вернуться во дворец, - и хоть лицо слуги оставалось каменным, девушка отчетливо услышала нотки презрения и усмешки в его голосе.
-Да, конечно, - неуверенно ответила Мария, еще не понимая, что произошло. Попросив слугу оставить ее, она прошлась по комнате и остановилась около окна. То, что произошло ночью, было не сном. Это было таким же реальным, как и то, что Генрих вновь бросил ее. Фрейлина королевы с горечью прикусила нижнюю губу.
«Ты опять поверила мужчине!» - она уже была готова расплакаться от жалости к самой себе. Ведь она поверила, что он вновь влюблен в нее!
-Почему я!? Почему снова я!? – прошептала Мэри, прижавшись лбом к холодному стеклу. По щекам скатилось пару слезинок. Больше всего на свете Мария сейчас хотела больше никогда не возвращаться в Уйатхолл, чтобы не видеть больше ни Генриха, ни его супругу. Ведь это Анна, ее родная сестра заставила ее вновь испытать эту боль.

эпизод завершен

Отредактировано Мария Болейн (2013-10-03 14:55:16)

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1533-1536 » Родственные связи.