The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой


Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1514 год. Рождественский бал-маскарад. Вопреки всем правилам и приличиям, Генрих VIII открывает его не с супругой, а со своей фавориткой

Участники: Генрих VIII, Екатерина Арагонская, Элизабет Блаунт

0

2

В коридорах Уйатхолла раздавались тяжелые шаги. Генрих Тюдор, в окружение нескольких пажей, направлялся к праздничной зале. Хоть декабрь этого года и был омрачен дурными событиями, рождественский бал-маскарад решили не отменять. Пусть хоть что-то радует душу в эти мрачные наполненные скорбью дни.*
Когда король вспоминал, что произошло несколькими неделями раньше, к горлу подкатывал ком, а пальцы непроизвольно с силой сжимались в кулаки. В мыслях вновь звучали одни и те же вопросы: за что? почему? и кто виноват?
И пока Генрих VIII не знал, как ответить на них. Обвинить во всем себя казалось вообще немыслимым. Но и винить Екатерину тоже пока казалось неправильным. Добрая королева, верная супруга. Она так мучилась. Ее горю не было предела.
И каждый раз, после таких размышлений, английскому государю не оставалось ничего, кроме как уповать на то, что в следующий раз непременно будет все иначе.
Постепенно Генрих со слугами миновал коридоры, и вот, наконец, оказался около входа в залу. Там его уже ждала Екатерина.
Учтиво поклонившись супруге, Генрих сдержано протянул ей руку. И все равно, не смотря на то, что он не желал винить во всем жену, находиться рядом с женщиной, которая вновь потеряла его наследника, было крайне тяжело.
-Как ты себя чувствуешь, дорогая? – выдавил из себя Генрих, вставая рядом с королевой. В душе появилась невероятная тяга быстрее пройти в зал и отстраниться от Екатерины. Сегодня он был намерен отвлечься и забыться хотя бы на время.


*В декабре 1514 года Екатерина Арагонская вновь разрешилась мертворожденным мальчиком

+2

3

Рождество... Главный католический праздник, благодатный символ жизни, спасения и новых начинаний... На сей раз для английской королевы этот праздник стал не светлым, а горестным. Недавние роды, которых вместе с Екатериной так ждала вся страна, окончились неудачей. Уже не в первый раз дитя появлялось на свет мертвым, и особенно горько было оттого, что это вновь оказался мальчик. Наследный принц рода Тюдоров так и не увидел Божьего света, и, признаться, самой Екатерине тоже совсем не хотелось никого видеть, а тем более находиться в обществе веселых нарядных придворных и принимать поздравления. Больше всего она мечтала очутиться в своих покоях подальше от всех, чтобы в полумраке и тишине дать волю своему горю - неизбывному горю матери, раз за разом теряющей детей, женщины, не оправдавшей ожиданий своего мужа, и королевы, не способной дать стране наследника. Боль, которая все еще не покинула чрево королевы после родовых мук, не шла ни в какое сравнение с теми страданиями, которые претерпевала ее душа.
Но реальность диктовала свои законы, и не оправившаяся после родов Екатерина была обязана открывать ежегодный рождественский бал в Уайтхолле вместе с супругом. Никто не должен знать, что творится в ее душе, - она королева, и этим все сказано. Поэтому женщина не поддалась своему желанию надеть траур и велела обрядить ее в темно-бордовое платье с лифом, расшитым серебряными нитями. Оно смотрелось достаточно строго, чтобы не нарушать траура, но достаточно нарядно, чтобы не вселять уныния в сердца подданных. Екатерина прибыла к большой зале первой и издалека заметила супруга, идущего по коридору ей навстречу. Лицо Генриха тоже не выражало особенной радости, а поступь была сурова и решительна, и Екатерина замерла, раздираемая болью и чувством вины, потупив взор перед монархом. Приветствие было холодно-вежливым, королева склонилась перед супругом в глубоком, почтительном реверансе и слегка коснулась дрожащими пальцами протянутой руки Генриха.
- Благодарю, мне уже лучше. Генрих, я... глубоко сожалею, что нынешний праздник для нас омрачен. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы больше не подвести тебя.
Еще один реверанс, и королева наконец осмелилась поднять глаза на мужа. Ей трудно дались эти слова, но она чувствовала: не произнеси она их, всё могло быть еще хуже. Екатерина робко проговорила:
- Я очень люблю тебя, муж мой. И я еще подарю тебе детей. Пусть этот праздник станет знаком новой надежды для нас.
И в этот миг от реакции Тюдора зависело далеко не только настроение, с которым Екатерине предстояло выйти к гудевшим в зале придворным.

+2

4

Тяжело вздохнув, Генрих сильнее сжал руку королевы. Нет, это отнюдь был не жест сострадания или поддержки. Но слова Екатерины вызывали в нем какую-то непонятную, до селе неизвестную ему бурю гнева и злости. Казалось, что точно такие же слова она говорила ему в прошлый раз, когда потеряла ребенка, и еще до этого, точно также обещала, что в следующий раз непременно исполнить свой долг. И раз за разом одно и тоже: ему сообщают, что жена ждет ребенка, и весь двор готовится к рождению наследника, но ребенок погибает, или вовсе не увидев этого мира, или же не прожив и нескольких месяцев, а она, предано смотря ему в глаза, вновь обещает, клянется, пытается вселить надежду, что все изменится.
Но ничего не меняется. И слышать в очередной раз заверения в обратном все тяжелее и невыносимее. Молча, Генрих кивнул слуге, давая тому понять, что пора объявить придворным о том, что Их Величества уже здесь. Паж пошел в залу к глашатаю, а монарх, наконец, нашел в себе силы, ответить жене.
-Если Господу было угодно призвать новорожденного к себе, нам остается лишь молиться за упокой его души и надеется, что в следующий раз у нашей страны появиться наследник, - Генрих поднес к губам дрожащую руку королевы и посмотрел ей в глаза. Печаль и горе, которые терзали душу Генриха VIII, явно отражались и в светлых глазах его супруги. От этого становилось еще больнее.
-Я верю, что у нас еще все получится, - прошептал Генрих, заставляя себя проявить нежность к супруге, которая страдала не меньше его. – Но пока тебе стоит отдохнуть.
В это время глашатай громко объявил имена Их королевских Величеств, и Генрих, отвернувшись, от жены, вместе с Екатериной, проше в зал, где придворные склонились в низких поклонах и реверансах. На мгновение взгляд монарха задержался на хрупкой фигурке белокурой девушки. Грациозное юное создание, робко поднявшее голубые глаза на своего правителя, заставило Генриха на мгновение забыть о той скорби, которая переполняла сердца монаршей пары. Миловидная девушка, Элизабет Блаунт, с этой секунды не отпускала его мыслей. Возможно, именно эта девушка, которую он заметил уже давно, но не позволял себе проявлять к ней внимания, ибо супруга ждала ребенка, станет для него той, которая поможет сегодня заглушить боль?

Отредактировано Генрих VIII (2012-24-10 16:47:09)

+2

5

Юная Элизабет Блаунт находилась в огромной праздничной зале. Там было множество придворных, разодетых в праздничные наряды, праздно беседующих друг с другом, смеющихся и радующихся. Хотя, безусловно, праздник был омрачен тем, что Её Величество в очередной раз разрешилась мертворожденным ребенком. Некоторые оставались безразличными к этому, некоторые сожалели, что у Англии не появился наследник, некоторые искренне сопереживали королеве. Хотя на виду никто не показывал своих истинных чувств. Так и Элизабет Блаунт. Она действительно сочувствовала Её Величеству, однако на празднике вела себя так же как все: улыбалась, танцевала, радовалась.
В тот момент, когда были объявлены имена короля и королевы, которые через мгновенье вошли в залу, все присутствующие затихли и склонились в поклонах и реверансах. Бесси Блаунт оказалась в тот момент совсем не далеко от Их Величеств. Она опустилась в низком реверансе. Когда девушка робко подняла свои большие голубые глаза на Его Величество, их взгляды на несколько мгновений встретились. Плавно поднявшись, Бесси скромно отвела взгляд в сторону. Она поправила своё золотое платье с огромными рукавами и вновь незаметно устремила взгляд на молодого короля. Словив в очередной раз на себе его взгляд, она очаровательно улыбнулась, щеки же её залил легкий румянец.
В тот момент она даже не думала о том, как себя вести. Всё получалось как-то само собой, непроизвольно. В тот момент Бесси совершенно забыла, кто перед ней. Перед ней словно возник не король Англии, а просто красивый молодой человек. И хотя она даже не думала о возможных с ним отношениях, что-то заставляло юную девушку вести себя с ним не так, как она должна была бы вести себя с монархом или же с обычным и безразличным ей молодым человеком.

+1

6

Прощена. На этот раз прощена...
Екатерина сама не ожидала, как сильно боялась того, что может сказать король. Это была уже не первая ее беременность и не первая неудача, но, как была твердо уверена Екатерина, это был еще не конец. Она оправится от постигшего их горя и сделает то, что должна, - родит маленького Тюдора. Но как же сильно она опасалась разочаровать мужа и навсегда впасть в его немилость! Поэтому печальные, но все же обнадеживающие слова Генриха о наследнике отозвались в ее сердце настоящей музыкой. Как и неожиданное, но такое утешительное проявление заботы:
-Я верю, что у нас еще все получится. Но пока тебе стоит отдохнуть.
- Вы правы, Ваше Величество, благодарю Вас, - официально отозвалась королева уже входя рука об руку с супругом в нарядную залу, озаренную сотнями свечей. Она изобразила самую лучезарную улыбку, на какую была способна, учитывая все произошедшее, и вежливо кивая придворным, прошествовала вместе с Генрихом к их почетным местам. Она посмотрела на мужа: величавый, доброжелательный с подданными, привлекательный мужчина... настоящий король! С его появлением в зале, казалось, взошло солнце. Екатерина с благодарностью приняла поданный слугой кубок и стала вместе со всеми ждать, когда Генрих VIII произнесет поздравительную речь. Затем должен был следовать пышный бал и изысканный рождественский ужин. Екатерина, несмотря на все еще мучившую ее слабость, была готова открыть с мужем этот бал. А пока она наслаждалась тем, что находится в тени своего коронованного супруга и может спокойно посидеть рядом с его троном на почетном месте и еще раз мысленно вохнести хвалу Создателю. Прощена. Любима и еще раз прощена.

+1

7

Остановившись около возвышения, на котором стояли королевские троны, Генрих отпустил руку своей супруги и слегка кивнул ей. В его мыслях все еще витал образ хрупкой белокурой девушки, и когда он повернулся лицом к придворным, он тут же взглядом стал искать ее.
Нашел и довольно улыбнулся. Со стороны, наверняка, все подумали, что Его Величество просто в хорошем расположении духа, не смотря на недавние события, а внезапная улыбка на его лице вызвана лишь желанием поздравить всех с Рождеством. Впрочем, отведя взгляд от юной фрейлины королевы, английский монарх именно это и намеривался сделать, перед тем как открыть бал.
Сделав небольшой шаг вперед, он окинул взглядом теперь уже всех придворных, которые присутствовали в этой зале и, глубоко вздохнув, громким голосом торжественно произнес:
-Милорды и дамы. Желаю всем счастливого и веселого Рождества. Пусть этот праздник вселить в Ваши сердца надежду на лучшее будущее!
Придворные громко зааплодировали своему королю, который не стал утруждать себя долгими и витиеватыми речами. Теперь настало время открывать бал. По традиции открывали его Их Величества. Но взгляд Генриха вновь остановился на девушке в золотистом платье. Не решаясь отступить и подать руку Екатерине, государь задумчиво осмотрел девушку.
«Она все равно не оправилась после родов, пусть отдыхает. А мне нужно отвлечься. В конце концов, я король, я волен делать все, что угодно» - наверное, за многие годы, Генрих VIII впервые рассуждал столь эгоистично, а решение, принятое им в одно мгновение, было впервые столь жестоко по отношению к жене.
Так и не повернувшись к королеве, Тюдор прошел в залу и остановился перед Элизабет Блаунт. Все придворные с изумлением смотрели на короля, который делал что-то невероятное. Но Генрих, не обращая внимания на них, протянул руку девушке.
-Леди Блаунт. Ее Величество еще очень слаба. Надеюсь Вы не откажитесь открыть сегодняшний бал вместе со мной?

Отредактировано Генрих VIII (2012-30-10 11:35:46)

+1

8

Как и все придворны,е Элизабет Блаунт с неподдельной радостью смотрела на своего правителя. Услышав короткое торжественное поздравление, Бесси, широко улыбнувшись, радостно зааплодировала Его Величеству. Теперь пришло время открывать бал, чего с нетерпением ждали все присутствующие. Ожидая, что бал король будет открывать со своей супругой, девушка не могла не замечать вновь остановившегося на ней взгляда короля. Поначалу она потупила глаза, но после осмелилась вновь поднять их на монарха. И тут произошло неожиданное. Вместо того, чтобы, взяв за руку королеву Екатерину, открывать вместе с ней был, Генрих один направился прямо в залу. Оба они, и Генрих, и Бесси, не отрывали друг от друга взгляды. Девушка сама едва поняла, что произошло, когда Его Величество протянул ей руку и произнес:
-Леди Блаунт. Ее Величество еще очень слаба. Надеюсь Вы не откажитесь открыть сегодняшний бал вместе со мной?
Сперва Элизабет в растерянности невольно посмотрела на Её Величество, однако сразу же вновь взглянула в светлые глаза Тюдора. Она словно не замечала, что теперь к ней и королю прикованы взгляды всех присутствующих.
- Не смею отказать Вам, Ваше Величество! - мягким, но достаточно громким для того, чтобы её услышали все окружающие, голосом сказала юная девушка. Элизабет изящно вложила свою тонкую руку в его ладонь. На душе её вдруг появилась невероятная легкость, и она плавно и грациозно, словно плывя, последовала за молодым королём.

+1

9

Короткая, с чувством произнесенная речь короля заставила всех в зале разразиться аплодисментами и приветственными криками. Екатерина улыбнулась и подняла свой кубок, показывая, что присоединяется к словам мужа. Музыканты приготовились играть первый танец, и королева еле заметно подалась вперед, чтобы ей было легче встать и выйти с Генрихом в центр зала. Однако действия мужа привели ее в глубокое недоумение: вместо того, чтобы повернуться к жене и пригласить ее, он прошествовал прямо к молоденькой фрейлине Бесси Блаунт и попросил ее открыть с ним бал! Екатерине было не слышно, что сказал юной леди король, но Элизабет довольно громко ответила, что не смеет отказывать.
Что это? Почему он так поступает? Неужели он разгневан на меня и хочет продемонстрировать, как он разочарован во мне? Но зачем же делать это прилюдно, да еще на Рождество?..
Поведение Тюдора не оставило равнодушным решительно никого из придворных. Королева услышала легкий ропот и краем глаза уловила, что на нее обращен не один удивленный взгляд. Екатерине удалось быстро взять себя в руки, и выражение замешательства на ее лице сменилось маской вежливой благосклонности. Она кивнула мужу, будто благодаря за то, что избавил ее от утомительной необходимости танцевать, и пригубила вина из золоченого кубка. Но в душе ее кипела настоящая буря: "Как он мог! Это официальный прием, вся знать присутствует на балу, а он позорит меня, свою королеву, ставит в неловкое положение! Можно подумать, нельзя было прямо объявить, что я не смогу открыть бал - все бы отнеслись с пониманием... Король должен всегда помнить о своих манерах, а не вести себя, как упрямый мальчишка!" Музыка уже играла вовсю, и Тюдор грациозно вел свою партнершу, а его супруга смотрела на них невидящими глазами и была очень, очень растеряна и недовольна.

+2

10

Громкая музыка, которая раздалась в тот момент, когда Его Величество вывел юную фрейлину в центр залы, заглушила легкий шепот придворных, которые были изумлены неожиданным решением короля открывать рождественский бал не в паре со своей супругой-королевой. Но девушка перед ним была так хороша собой, а в ее больших светлых глазах без труда читались невинность и чистота юных лет, что монарх не мог себе отказать в удовольствии окунуться в эту сладкую негу.
Пока он вел свою партнершу в танце, она то, очаровательно улыбаясь, смотрела прямо в его глаза, то неожиданно смущенно отводила свой взор в сторону.  И Генрих вовсе позабыл о том, что в этом зале присутствуют придворные и сама королева, которой и служит эта прелестная Бесси. Постепенно к паре в центре зала присоединились и другие.  И Тюдор, улучив удобный момент в танце, склонил голову и прошептал на ухо фрейлине:
-Леди Блаунт, Вы очаровательны. И прекрасно танцуете… - танец развел их, и Генриху пришлось  на несколько мгновений отстраниться от Бесси.  Но потом вновь она вновь оказалась совсем близко, и Тюдор сильнее положенного сжал ее хрупкие пальчики в своей руке. – Я хочу, чтобы сегодня вечером Вы пришли в мои покои.
Его голос прозвучал совсем тихо. И, конечно, никто, кроме Бесси, не услышал его слов. Но вот его заинтересованный взгляд, который остановился на этой фрейлине, и то, как близко оказались друг к другу король и фрейлина его жены, не могли остаться незамеченными для присутствующих в зале.

+2

11

Элизабет Блаунт плавно двигалась в танце, словно слившись и с музыкой, и со своим партнёром. В те мгновения она уже не думала ни о Её Величестве, наблюдавшей сейчас за танцем, ни об остальных присутствующих. На некоторое время оставило её и волнение, что появилось в ней поначалу. Всё же танцы были её стихией. В такие моменты она забывала обо всём. Однако вскоре шепот молодого короля словно вывел её из забытья. По щекам её тотчас разлился лёгкий, нежный румянец. Бесси не успела ничего сказать в ответ, поскольку их тут же развёл танец.
Однако вскоре они вновь оказались близко друг к другу и девушка вновь вложила в ладонь монарха свою руку и почувствовала, что король сильнее чем положено сжал её тонкие пальчики.
– Я хочу, чтобы сегодня вечером Вы пришли в мои покои, - едва слышно прозвучал голос Генриха, который заставил сердце юной девушки бешено колотиться. Теперь недавно забытое волнение начало нарастать, однако Элизабет держалась так, словно ничего не произошло.
- Да, Ваше Величество, - тихо ответила королю девушка, посмотрев прямо в светлые глаза Тюдора.
Ещё некоторое время танец продолжался, то разводя пары, то вновь соединяя их.
Теперь Элизабет Блаунт и Его Величество остановились друг напротив друга. Музыка смолкла. Девушка очаровательно улыбнулась, скромно опустила взгляд и присела в глубоком реверансе. В зале послышались аплодисменты. Рождественский бал-маскарад был открыт. Теперь Элизабет смогла осознать, что только что произошло. Она открывала рождественский бал-маскарад в паре с королём! Более того, он пожелал, чтобы она пришла в его покои!
Только бы не растеряться сейчас! - пронеслась мысль в голове Элизабет. И это у неё получилось. Она в очередной раз улыбнулась монарху, после чего отвела взгляд в сторону. При этом она старалась не смотреть на собравшихся в зале людей, в чьих глазах она и не глядя могла прочитать удивление и немой вопрос.

+1

12

Тихий переливчатый голос Бесси заставил монарха улыбнуться ей в ответ. Она была прекрасна. Юна, грациозна, очень красива. И сегодня ночью он, наконец, сможет забыться, почувствовав ее нежные прикосновения и поцелуи. Грустные воспоминания улетучивались сами собой при взгляде на очаровательную фрейлину королеву.
-Благодарю Вас, - когда музыка стихла, Генрих поклонился Элизабет. Не понятно за что именно благодарил монарх свою партнершу. То ли за прекрасный танец, то ли за согласие посетить его покои сегодня ночью. Он помог подняться ей и, смотря прямо в ее чистые небесно-голубые глаза, коснулся легким поцелуем ее хрупких пальчиков.
Придворные переводили удивленные взгляды с пары в центре залы на королеву и обратно. У всех в глазах читалось недоумение и вопрос: «Почему король так открыто оказывает другой девушке внимание при супруге?» Но на этот вопрос и сам Генрих еще толком не знал вопрос. Это так сильно ему понравилась Леди Блаунт, или он так сильно устал от разочарований, который преподносила ему жена, что решил своеобразно отомстить ей сегодня?
Тюдор вернулся к жене и сел на свой трон. Слуга тут же учтиво поднес ему кубок с вином. Генрих сделал несколько больших глотков и только затем посмотрел на Екатерину.
-Дорогая, надеюсь, ты хорошо себя чувствуешь? Тебе нужно больше отдыхать и восстанавливать силы.
И хоть слова должны были выразить заботу и волнение, произнесены они были холодно-отстранённым тоном.

0

13

Когда музыка наконец смолкла, Генрих уверенной походкой направился к трону и занял место рядом с Екатериной. Она отвернулась от супруга, делая вид, что ищет глазами кого-то в толпе, а на самом деле просто пытаясь овладеть собой. Конечно, поступок короля не вязался не только с образом любящего мужа, но и просто с хорошими манерами, но в этом был весь Тюдор - живой, непосредственный, яркий, скорый на проявление любых эмоций. Он делал то, что хотел, а остальным надлежало восхищаться им. Сегодня Екатерине совсем не было приятно поддерживать эту игру, но что может быть хуже, чем ссора монаршей четы в разгар рождественского бала? Пришлось королеве с деланным оживлением взглянуть на мужа и ответить на его вопрос:
- Благодарю Вас, в Вашем обществе я всегда чувствую себя лучше. - И уже неофициально, даже с улыбкой, Арагонская добавила: - Ты, как всегда, прекрасно танцуешь. Уверена, на месте леди Блаунт мечтала бы оказаться любая женщина королевства.
Помимо воли Екатерины, последние слова прозвучали довольно ядовито, но она не была уверена, что отстраненно рассматривающий подаваемые блюда Генрих вообще придал хоть какое-то значение ее словам. Потягивая вино, он думал - королева была почти уверена в этом - о прелестях молодой дамы. Решив все же обратить на себя внимание мужа, Екатерина пошла на шаг, который сочла бы унизительным для себя, если бы не считала, что это может успокоить удивленных придворных и ее собственное сердце. Она наклонилась ближе к супругу и спросила:
- Дорогой, первый танец был слишком длинным и трудным, чтобы я могла станцевать его с тобой. Я как раз хотела сказать тебе об этом, но ты сам позаботился обо мне, пригласив леди Элизабет. Но может быть, ты не откажешь мне в туре более спокойного танца? Сегодня же Рождество!

+1

14

Генрих отстраненно слушал свою супругу и с улыбкой разглядывал придворных. Хотя, на самом деле его взгляд блуждал лишь на фигурке одной фрейлины. Очаровательная Бесси Блаунт в этот вечер без остатка приковала к себе внимание короля Англии.
Екатерина сказала что-то про то, как благодарна ему, что-то про то, что любая женщина королевства была бы рада открывать с ним бал. Слова доходили до сознания монарха приглушенно.  Генрих на несколько секунд повернул голову к своей королеве и кивнул ей, а затем вновь отстранился от супруги. Но вот последующая фраза жены, заставила все же Генриха обратить свое внимание на нее.
На несколько секунд в его глазах застыло удивление, и он не решался что-либо ответить ей. Но, осознав, что сейчас он выглядит крайне глупо, он выдавил из себя улыбку, которая впрочем, все равно получилась через чур натянутой.
-Если ты того желаешь, дорогая, - медленно произнес Тюдор. Обычно его супруга довольствовалась лишь тем, что он сам ей давал. И ее просьба оказалась крайне неожиданной…и крайне лишней в этот праздник для Генриха. Его мозг лихорадочно соображал, пытаясь придумать отговорку. Но, так и не придумав, чем ей возразить, Генрих протянул супруге руку

0

15

На лице Генриха отразилось столь искреннее удивление от просьбы жены, что при других обстоятельствах Екатерина бы, пожалуй, рассмеялась. Но сейчас ей было не до шуток, а потому она церемонно приняла руку мужа и вышла с ним в центр залы. Заиграла неспешная музыка, и королевская чета начала танцевать, хотя, по-видимому, никому из них это не доставляло удовольствия. Заслышав одобрительный гул со стороны кучки вельмож, стоявшей у стены неподалеку, Екатерина подумала, что рисковала получить отказ и тем самым поставить себя в неловкое положение не напрасно: "По крайней мере, теперь это выглядит прилично. Генрих никогда не задумывается о том, как выглядит со стороны, но разве не для того нужна королева, чтобы подчеркивать величие и достоинство короля? Плохой я была бы женой, если бы позволила своим чувствам взять верх и допустила, чтобы мой супруг дал придворным повод для сплетен... Но уж чему-чему, а достойному поведению матушка меня научила. Возможно, Генрих даже оценит это мое качество... позже".
Плавно сходясь и расходясь в замысловатых фигурах танца, Екатерина и Генрих думали каждый о своем. В какой-то момент королева поймала себя на том, что с сожалением вспоминает более молодые годы, когда их руки соприкасались, выдавая тайное желание, глаза горели огнем любви, а губы шептали ласковые слова каждый раз, когда танец сводил их ближе. Теперь же от всего этого остались лишь приличие и благородство, уважение и, возможно, привычка. Екатерина чувствовала, что муж уже не любит ее так, как прежде, но она сама не охладела к нему, и такая отстраненность Генриха ранила, хотя на то и были причины...
В любом случае, Арагонская была рада, что танец закончился. Она улыбнулась своему королю, присела перед ним в глубоком реверансе и, подождав, пока он подаст ей руку, сказала:
- Благодарю Вас. Если позволите, я предпочла бы удалиться в свои покои. Мое здоровье еще недостаточно окрепло, а здесь слишком шумно и многолюдно, мне становится дурно.
"Конечно, глупо вот так уходить, но сидеть весь вечер и смотреть, как Генрих ищет очередную жертву из молоденьких фрейлин... Это выше моих сил. Да и кажется, одну он уже нашел..." - взгляд королевы скользнул по стройной фигуре Бесси Блаунт. Она приветливо оглядела придворных справа и слева от себя и промолвила громче:
- Прошу, продолжайте без меня, не отказывайте себе в рождественском веселье. Это чудесный праздник, пусть все будут довольны и славят рождение Господа нашего!
С этими словами королева покинула бальную залу Уайтхолла с улыбкой на лице и ощущением, что она лишилась чего-то очень важного, в сердце.

+3

16

Генрих учтиво кивнул своей супруге и проследил, как она удаляется из залы. Ему определенно стало легче. Присутствие жены не давало ему спокойно расслабиться и насладиться Рождеством. Не давало отпустить хотя бы на время мысли о том, что вместо рождественского подарка в этот раз он получил мертворожденного сына.

Когда Екатерина ушла, Генрих повернулся к музыкантам и дал знак продолжать. Зала снова наполнилась веселой музыкой, а Тюдор вновь посмотрел на прелестную Бесси Блаунт. Уулыбнувшись ей, он прошел на свое место и подозвал к себе Уильяма Комптона. Если для королевы Англии этот праздник уже подошел к концу, то для ее мужа он только начинался.

Эпизод завершен

Отредактировано Генрих VIII (2012-30-11 10:37:40)

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой