The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Дороже жемчуга и злата


Дороже жемчуга и злата

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Февраль 1516 года. Гринвич.

18 февраля Екатерина Арагонская рожает долгожданного ребенка. И хоть вместо сына родилась дочь, это событие становится знаменательным для монаршей пары, ведь до этого все дети короля и королевы рождались слабыми и в скором времени умирали. Через две недели после родов, когда не осталось никаких сомнений, что и дочь и мать полностью здоровы, Генрих Тюдор, наконец, может навестить свою жену и впервые увидеть своего ребенка.

Участники: Генрих VIII, Екатерина Арагонская

0

2

Генрих задумчиво прошелся по своему кабинету и остановился у окна.
Екатерина Арагонская две недели назад разродилась здоровым ребенком. Впервые за годы супружества ему доложили не о том, что у королевы случился выкидыш, не о том, что ребенок родился совсем слабеньким или и вовсе мертвым. Нет! Это была здоровая крепенькая…дочь.
-Дочь, - в такт своим мыслям повторил Генрих, медленно проведя пальцем по стеклу. Он не знал, как реагировать на то, что Екатерина родила дочку, а не сына. С одной стороны от девочки нет проку, если у страны не будет наследника мужского пола. С другой – за дочерью может последовать и сын. Екатерина доказала, что может родить здорового ребенка. Этого ли не должно быть сейчас достаточно, чтобы английский монарх испытал радость и счастье?
Наверное, нет, ибо его терзали совсем разные мысли и сомнения, далекие от тех чувств, что испытывают счастливые отцы.
Генрих отошел от окна и сел за стол. В это время паж провел в его кабинет ювелира. Седовласый мужчина почтительно выложил перед монархом различные украшения. С красной бархатной подушки сверкали драгоценные камни в золотых и серебряных оправах. Не более секунды Генрих разглядывал эти побрякушки, кое стоили на самом деле целое состояние, перед тем как выбрал одно-единственное кольцо с большим красным рубином. Подарок для жены.
Не смотря на то, что Генрих не был доволен тем, что родилась дочь, он был благодарен супруге. Хотя бы за то, что она прошла через столько мучений и страданий, перед тем как родить ребенка.
-Дочь, - в этот раз он даже заставил себя улыбнуться, когда произнес это слово.

+1

3

С самого утра королева пребывала в сильном волнении. Она до сих пор не покидала родильных покоев, хотя малышка Мария (Екатерина мысленно окрестила ее так, хотя еще не обсуждала этот вопрос с мужем) появилась на свет еще две недели назад. И все из-за того, что это было первое дитя монаршей четы, которое, кажется, преодолело самые опасные дни и теперь не внушало опасений даже самым осторожным лекарям.
Причина тревоги Арагонской была несколько в другом. Да, она была несказанно счастлива произвести на свет Божий здоровую девочку и не уставала возносить благодарственные молитвы... но был ли так же счастлив Генрих? Королева не сомневалась, что, родись у нее сын, счастливый отец не дал бы ей отдыхать целых две недели, а не отходил бы от ее постели и каждый вечер устраивал пышные празднества по случаю рождения наследника. Но родилась дочь, и Екатерина внутренне страшилась первой встречи с супругом. "Что, если он разочарован? Что, если эти коварные лисы, его советники, уже успели очернить меня и невинное дитя в его глазах?.. Нет, такого просто не может быть. Стоит Генриху увидеть нашу дочь, как он поймет, почувствует, что это его плоть и кровь... плод нашей любви и будущая гордость королевства". При мысли о девочке Екатерина улыбнулась и бросила взгляд в сторону колыбели, где ее чистый ангел с изумлением смотрел на мир широко распахнутыми голубыми глазами. Сама королева готовилась к приходу мужа, как к первому свиданию: велела обмыть себя и расчесать густые блестящие волосы, убрав их в высокую прическу, одела лучшую сорочку и укуталась бархатной накидкой. Несмотря на тайный трепет, она жаждала поделиться с королем своей радостью и с гордостью показать ему девочку. В конце концов, разе не за этим она терпела родовые муки и вынужденное уединение?

+1

4

Спрятав кольцо с рубином в бархатный мешочек, и убрав его в потайной карман камзола, Генрих, наконец, покинул свой кабинет и направился к покоям жены.
Он страшился этой встречи. Внутри все напряглось. Попросту он не знал, как реагировать на то, что Екатерина родила дочь. Рассудок настаивал на том, что он должен поблагодарить жену и показать, что он счастлив и рождению девочки. После стольких неудач ведь и рождение принцессы праздник! Но… Но это был не сын. Не сын, которого так ждало английское королевство, которого так ждал сам Генрих.
Стране нужен был принц! Наследник, который когда-нибудь унаследует трон за своим отцом. А не дочь, которая, самое большое, что может принести государству – союз с каким-нибудь соседним царством.
Генрих прошел во внешние покои, где фрейлины королевы встретили его низкими реверансами. Он по привычке скользнул взглядом по их стройным фигуркам и улыбнулся. Многие из них были красавицы. Особенно хороша была Бесси Блаунт, его фаворитка. Но сейчас было не время думать о плотских утехах, и Тюдор, сделав над собой усилие, прошел дальше к двери, за которой его ждала супруга.
-Кэтрин, - он вошел и учтиво кивнул жене, а затем посмотрел в сторону колыбели.
Когда родился «новогодний» мальчик, Генрих тут же пожелал видеть сына и взять его на руки. Сейчас же он не решался этого сделать. Он лишь смотрел в сторону детской кроватки, из которой доносилось ауканье его новорожденной девочки. В комнате на несколько секунд повисло неловкое молчание. Но опомнившись, он вновь посмотрел на жену и выдавил из себя улыбку.
-У меня есть подарок для тебя, - он вытащил бархатный мешочек и, подойдя к супруге, отдал его. Чтобы скрыть свой взгляд, в котором отражались его противоречивые чувства, он наклонился и прижался губами к руке Екатерины, в которой она держала его подарок.

Отредактировано Генрих VIII (2012-12-12 20:53:43)

+1

5

Шуршание платьев фрейлин, приветственные возгласы - и вот король уже входит в покои супруги. Екатерина с улыбкой встретила мужа, стараясь не замечать напряженность, которая сопровождала приветствие Генриха. Он не подошел напрямую к колыбели, где лежала малышка, и это испугало королеву: "О нет, он разочарован... но, по крайней мере, не говорит колкостей прямо с порога. Господи, помоги нам!" Женщина заставила себя отбросить эти мысли, переключившись на долгожданную встречу с супругом. Как раз в этот момент Тюдор извлек из кармана изящный мешочек из бархата и протянул его жене. Рука королевы чуть дрогнула от прикосновения столь дорогих мужских губ, и Екатерине безумно захотелось дотронуться до любимого, погладить его по щеке, поцеловать... Но это все можно будет сделать позже, когда Генрих наконец увидит свое дитя. А теперь нужно открыть подарок.
Екатерина развязала тесемки мешочка и увидела внутри кольцо с огромным рубином. Оно стоило целое состояние и было сделано очень тонко и с большим вкусом, но королева не могла отделаться от мысли, что, роди она сына, этим дело бы не ограничилось. Разумеется, наследнице испанских королей и жене одного из самых влиятельных монархов Европы не было дела до денег, но она понимала, что этот подарок - скорее дань вежливости, чем изъявление радости счастливого отца. Тем не менее, когда Арагонская примерила украшение и взглянула на мужа, ее лицо выражало только удовольствие и благодарность.
- О, Генрих, оно прелестно! Я буду носить его не снимая! - проворковала Екатерина, любуясь подарком и ожидая поцелуя. Однако его не последовало, из чего королева сделала вполне простой вывод: ее великий муж, не знающий равных на поле битвы и в состязаниях, сейчас попросту боится. Боится взглянуть на дочь, боится выдать истинные чувства... или еще чего-нибудь. Другого объяснения поведению монарха Екатерина просто не сумела придумать. Решив взять дело в свои руки, она взяла Генриха за руку и подвела к колыбели.
- У меня тоже есть для тебя подарок, любимый. Это наше сокровище, наша малышка. Такая тихая, совсем не плачет, а какая красавица! Взгляни, мне кажется, она похожа на тебя!
Екатерина отошла в сторону, позволяя мужу подойти к принцессе, лежащей в облаке шелка и кружев и с интересом смотрящей на отца. "Господи, на все Твоя воля! Если Генрих отвергнет дочь сейчас, то уже не полюбит ее никогда..."

+2

6

Несколько секунд Генрих просто молча смотрел на малышку в колыбели. Совсем маленькая, окутанная белоснежными тканями, с чудными голубыми глазками, новорожденная королевская дочь воистину напоминала настоящего ангелочка. И вот руки сами потянулись к малышке, и король аккуратно взял ее на руки. В сердце появилось какое-то странное доселе неизвестное Генриху чувство. Эта малышка. Его кровь и плоть. Внутри словно все перевернулось. И король улыбнулся этому чудному созданию у себя на руках.
-Она настоящее чудо, - произнес он, на миг посмотрев на свою жену. Екатерина должны была увидеть в глазах своего мужа отражение настоящего счастья, которое переполнило Генриха в ту самую секунду, когда он коснулся своей дочери. Почему-то английский монарх сейчас был преисполнен уверенностью, что эта девочка не просто так выжила. Она, будто и действительно была послана Господом ему, как доказательство того, что рано оставлять надежду.
-Мэри, мы назовем ее Мэри, - с улыбкой продолжил Генрих и, наклонив голову, коснулся губами лобика своей дочери. – Мария, моя маленькая жемчужина.
После этого он вновь положил ее в колыбельку и провел пальцем по нежной маленькой щечке.
-Спасибо, - его глаза устремились в сторону Екатерины. – Ты сделала меня самым счастливым  человеком.
Он подошел к жене и крепко сжал ее пальцы в своих ладонях.
-Я сейчас же отдам распоряжение, чтобы начинали готовиться к празднованиям в честь маленькой Мэри и ее матери. Мы устроим рыцарский турнир и бал. Пусть все наши подданные также радуются рождению нашей дочери, как и я.
Еще совсем недавно, выбирая подарок своей жене, Генрих не знал, как реагировать на рождение дочери. Сейчас же, в один миг, новорожденная Мария Тюдор стала самым дорогим и любимым ребенком во всей Англии.
Любовь к этой малышке и благодарность жене, переполнило все сознание молодого короля, и он нежно поцеловал супругу в губы. Наверное, с такой неподдельной искренностью и любовью он целовал ее в последний раз впервые год их супружества. Маленькая Мария своим рождением воскресила забытые чувства короля к своей королеве.

Отредактировано Генрих VIII (2012-27-12 16:14:16)

+5

7

С волнением Екатерина наблюдала, как ее супруг вглядывается в крошечное личико дочери. В это мгновение могла решиться ее судьба и судьба всей Англии. Зная нрав Генриха и его мечты о наследнике-мальчике, королева могла надеяться лишь на сдержанное проявление радости. Но результат превзошел все ее самые смелые ожидания: когда Тюдор обернулся, глаза его сияли от истинного, нескрываемого счастья.
- Мария, моя маленькая жемчужина, - произнес растроганный отец, и Екатерина счастливо улыбнулась.
- Ты прав, дорогой, назовем ее Марией. Я не смогла бы придумать лучшего имени.
Генрих, со свойственной ему любовью к увеселениям, уже планировал грядущий бал и турнир в честь рождения принцессы. И в этот раз Екатерина по-настоящему хотела принять участие во всем, что решит устроить ее муж. Она была абсолютно счастлива и полна самых радостных надежд. Теперь, когда все тревоги были позади, а Генрих убедился, что она способна выносить и родить здоровое дитя, Екатерина Арагонская из измученной страхом и чувством вины женщины снова превратилась в любимую и почитаемую королеву. С готовностью ответив на нежный и сладкий поцелуй супруга, она обвила руками его шею и убежденно проговорила, глядя прямо в его глаза:
- Это только начало, любовь моя. Я готова подарить тебе еще не одного ребенка, и в следующий раз это точно будет сын.
И в тот момент она действительно верила, что все загаданное сбудется. Ведь Господь был так милостив, а жизнь - так прекрасна...

+5


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Дороже жемчуга и злата