The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Пророчество для короля. Часть 2


Пророчество для короля. Часть 2

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1532 год. Генрих VIII и Анна Болейн после охоты объезжают земельные наделы, где один из крестьян выкрикивает проповеди монахини из Кента, призывая короля бросить "еретичку" и вернуться к своей законной жене. А после будущая английская королева находит в своих покоях личное пророчество. Все это заставляет Тюдора принять окончательное решение относительно Элизабет Бартон.

Участники: Генрих VIII, Анна Болейн

0

2

Свежий ветер обдувал лицо, и Генрих сделал глубокий вдох. Сегодня было прохладно, но это только радовало английского правителя. Казалось, ветер не только тревожил зеленные ветви деревьев, но и помогал тяжелым мыслям оставить голову монарха.
Тюдор повернул голову и с улыбкой посмотрел на свою будущую жену. Анна, как всегда, была невероятно хороша. Прямая осанка и гордо поднятая голова, загадочный взгляд и торжественная улыбка на губах. Ему стало интересно, о чем она может сейчас думать. О предстоящей поездке во Францию или о том, как сможет официально назваться его женой? А может о том, какой будет ее коронация? 
Генрих и сам часто думал об этом. Хотелось, чтобы все было идеально. Чтобы во Франции их встретили с должными почестями, а англичане, наконец, забыли о своей «королеве сердец» Екатерине Арагонской и признали Анну Болейн, как его невесту, а затем и законную супругу.
«Еще эта Бартон со своим пророчеством, будь оно неладно» - король и сам не заметил, как мыслями вернулся ко вчерашнему дню, когда Анна показала ему письмо с пересказанной проповедью монахини из Кента. Он все еще думал, как ему поступить, хоть и сказал своей возлюбленной, что не стоит придавать этому клочку бумаги особого значения. Но ведь люди верили этой женщине. Люди любили Екатерину Арагонскую. И люди ненавидели его дорогую Анну. Вывод напрашивался сам собой: пророчества Элизабет не пройдут без следа.
-Дорогая, как тебе охота? По-моему, все было прекрасно, - пытаясь вновь хотя бы на время отвлечься, Генрих обратился к своей невесте. Впрочем, он не лукавил. Охота была действительно удачной. Позади ехали слуги короля, которые везли охотничий трофей – огромного оленя.
В это время к дороге стали подходить крестьяне с полей, которые любопытно разглядывали монарха и его спутницу.

0

3

Люди. Бесконечные поля и благодатные земли. Все это совсем скоро будет принадлежать ей. Власть! Как сладко звучит это слово! Сколько возможностей, сколько дверей оно открывает для того, кто ею обладает. Пока Анна Болейн, маркиза Пемброк властвовала лишь в сердце короля Генриха Тюдора. Но ей всегда этого было мало. Ей нужна была абсолютная власть над всеми. И очень скоро все это у нее будет. Пророчество этой полоумной монахини хоть и взволновали Генриха, но не так сильно, как того боялась Анна. Он не отказался от своих планов и намерений, еще более усилив уверенность своей возлюбленной в том, что день ее коронации уже не за горами.
-Дорогая, как тебе охота? По-моему, все было прекрасно. - голос короля вывел Анна из рассуждений и заставил ее обратить свое внимание на него.
- Да, все было великолепно. Мне всегда очень хорошо, когда ты рядом, родной. А дальше, нам будет еще лучше, милый. , - лицо маркизы осветила соблазнительная улыбка, а глаза вспыхнули игрывым огоньком, давая Генриху возможность вволю помечтать о том, что их двоих ждет дальше.
Анна откинула на спину свои длинные черные волосы и плотнее запахнулась в меховую опушку своего плаща. Она с интересом наблюдала за тем, как в шеренгу вдоль полей выстраивались люди, которые хотели посмотреть на своего сюзерена. И на нее, конечно. Она прекрасно знала, что в народе ее не жалуют, все еще вспоминают Екатерину, считая ее своей королевой. Но Анне было на это наплевать. Если Генрих решил ее короновать, то у них у всех просто не останется иного выхода, как признать ее. Да и вообще! Кто будет спрашивать этих людей? Кому интересно их мнение?
С такими мыслями, маркиза гордо вскинула голову и поравнялась с королем, давая всем понять, что отныне ее место всегда будет рядом с ним. Как жены, как законной королевы Англии.

Отредактировано Анна Болейн (2012-14-12 00:12:58)

+1

4

Женщина, которая ехала рядом с королем Генрихом, держалась с таким величием и гордостью во взгляде, будто бы уже являлась королевой в этой стране. Но простому народу было плевать на то, как выглядит избранница их сюзерена. Для них Анна Болейн, как бы сильно она не старалась вести себя по-королевски, являлась никем иным как фальшивкой, дешевой подделкой, которую монарх решил посадить с собой рядом на троне, забыв о законной королеве и своей жене, Екатерине Арагонской. Хотя такое положение дел было лишь до недавнего времени, пока все не услышали проповеди Элизабет Бартон.
Казалось бы, какое дело может быть крестьянину, главная забота которого прокормить себя и свою семью да уплатить налог в казну, о том, что творится там, в роскошных стенах Уйатхолла? Какая разница кого нужно называть королевой: добрую испанку Кэтрин или же эту госпожу маркизу, если все равно ничего для них не поменяется?
Отнюдь! Монахиня из Кента, да пусть благословит Господь Элизабет Бартон, говорила о том, что их ждет, что ждет их короля, если сменится королева. Все государство постигнет Божья кара, если Генрих жениться на этой черноокой еретичке!
Простой люд верил монахине, с которой, никто в этом и не думал сомневаться, разговаривает сам Всевышней! И боялся, что гнев Господа уже вот-вот прольется на них. Ведь королева Кэтрин уже изгнана собственным мужем из дворца, а на охоте его сопровождает эта женщина! Каждый крестьянин с ненавистью и страхом смотрел на Анну Болейн, и видел в ней никого иного, как самого дьявола в женском обличье.
-Ваше Величество! – громкий мужской голос пробился сквозь гул толпы и топот копыт. – Она ведьма! Сам Господь говорил с монахиней из Кента! Эта ведьма, ее нужно сжечь! Вернитесь к законной королеве, иначе она погубит Вас и все королевство!
Стража, сопровождающая Генриха и его возлюбленную, тут же бросились в толпу крестьян искать того, кто осмелился сказать подобное при монархе. Пару минут, и его за плечи уже волокли по земле. А он продолжал кричать о том, что король должен сжечь Анну Болейн и вернуться к Екатерине, пока один из стражников не ударил его со всей силы.

Отредактировано Судьба (2012-18-12 13:42:34)

+3

5

Сложно описать те злость и гнев, которые вмиг испытал английский правитель. Он с силой сжал поводья, так что на руках выступили вены. В них закипала кровь. Рассудок мутнел. Генрих не видел сейчас никого, кроме этого крестьянина, что закричал о проповедях Элизабет Бартон. Слова монахини из Кента разлетелись по королевству быстрее, чем того ожидали. И вот уже даже простой народ кричит о том, что должен делать их король.
-Уничтожьте его, - процедил сквозь зубы Генрих. – Чтобы к утру уже его не было в живых.
О, как он сейчас мечтал, чтобы вместе с этим мужиком на тот свет отправилась и монахиня Бартон. Но даже когда все сознание было переполнено яростью, он понимал, что если прикажет ее казнить, все решат, что он боится. А Генрих VIII не может позволить, чтобы о нем думали как о трусе, который испугался маленькой монашки, распустившей свой длинный язык.
-Ничего. Ты еще очень горько об этом пожалеешь, - не замечая, что свои мысли он озвучил вслух, он отвернулся от стражников, которые тащили крестьянина, и повернулся к своему слуге.
-Мы немедленно возвращаемся в Уайтхолл. И как только мы будет там, найди Кромвеля и приведи его ко мне.
С этими словами Генрих пришпорил коня и что есть мочи погнал его обратно к своему замку, не дожидаясь своей возлюбленной, что осталась в окружении его стражников.

+1

6

На какое-то  мгновение Анна оцепенела. Вот оно! То, чего она так боялась - пророчества этой монашки знают уже все, их повторяют и заучивают как молитву. И раз уж дошло до того, что какой-то безродный крестьянин осмелился вслух высказаться королю, значит дело совсем плохо. А ведь она предупреждала Генриха! Она знала, что просто так, бесследно это не пройдет. И почему он всегда так упрям? Анна резко повернулась к королю и хотела все это высказать ему прямо сейчас, потому что переполнявшее ее возмущение не могло молча сидеть внутри, но Генрих даже не взглянув на свою будущюю жену, сломя голову помчался во дворец.
Выругавшись про себя, что совсем не соответсвовало не только будущей королеве, но и просто леди, Анна пришпорила коня и последовала за королем. Но, по прибытии во дворец, злая и раздраженная, она сразу направилась в свои покои.
Это он меня там бросил! Пусть теперь сам ко мне придет. - гневно подумала маркиза, входя в комнату и бросая на столик перчатки.
Нервно пройдясь вдоль и поперек по своим покоям, краем глаза Анна заметила, что что-то лежит на ее письменном столе. Думая, что сегодняшний день хуже уже просто быть не может, леди Болейн подошла к столу. Ее дыхание на миг стало прерывистым, сердце пустилось в скачь, а руки предательски задрожали.
- Кто-то был в моих покоях, - прошептала Анна, проведя тонкими пальцами по картам, лежавшим перед ней. - Вот это король, - склонив голову набок, сказала  сама себе маркиза, двигая карту с изображением бубнового короля. - Вот это Екатерина, - поморщившись, Анна продвинула даму червей вперед. - А вот это, - сглотнув, возлюбленная Генриха, посмотрела на пиковую даму, лежащую между двумя картами и, у которой была отрезана голова, - это я.
Анне показалось, что мир вокруг нее покачнулся. Сначала ее бросило в жар, но затем сердце сковал ледяной ужас. Анна задрожала всем телом. Хоть как-то пытаясь успокоиться, она налила себе вина и осушила кубок. Приятное тепло разлилось по телу, помогая немного расслабиться.
Маркиза посмотрела по сторонам и вдруг ей стало страшно и жутко в этой комнате. Не долго думая, девушка чуть ли не бегом направилась к королю.
Она знала, что ей позволено входить к Генриху, не дожидаясь его королевского разрешения. Да она и не собиралась стоять под дверью  и ждать! Войдя в покои короля, Анна с облегчением вздохнула, увидев своего будущего мужа и, протянув к нему дрожащие руки, поспешила укрыться в его обьятиях.

Отредактировано Анна Болейн (2012-27-12 12:47:01)

+2

7

Нервно мерея шагами свои покои, Генрих про себя проклинал весь белый свет. Монахиню из Кента, которая пророчила ему скорую смерть, крестьянина, который осмелился высказаться прямо в лицо королю, и Томаса Кромвеля, который, кажется, вовсе не спешил в комнаты своего повелителя, не смотря на то, что тот был буквально в бешенстве.
Остановившись около окна, монарх крепко сжал пальцы в кулаки и закрыл глаза, пытаясь успокоиться и начать ровно дышать. Но злость так сильно овладела сейчас им, что это было просто невозможно. И только когда за его спиной резко распахнулась дверь, Генрих смог взять себя в руки.
В комнате появилась его невеста. Ни сказав не слова, Анна буквально подбежала к нему и уткнулась в его плечо. Руки непроизвольно обняли девушку за талию, и он сильнее прижал ее хрупкую фигурку к себе.
Сладкий приятный аромат, исходящий от ее темных волос, ненадолго успокоил короля, который еще минуту назад был готов рвать и метать, накинуться на любого, кто здесь появился бы.
-Прости, дорогая, - он нежно провел пальцами по ее волосам. – Я бросил тебя там одну, но мне срочно нужно было вернуться. Сейчас здесь будет господин Кромвель, и мы решим, как лучше поступить…
Внезапно он почувствовал, что девушка в его объятьях дрожала. Немного отстранив ее от себя, Генрих пальцем приподнял ее личико за подбородок и заглянул ей в глаза. В них был самый настоящий страх. И его дыхание перехватило, когда он понял, что слова того крестьянина, это еще не все дурное, что произошло в этот день.
-Что случилось, Анна? – хрипловатым голосом спросил он, сглотнув подступивший к горлу ком.

+1

8

В его сильных и надежный руках, Анна немного пришла в себя и успокоилась. Когда Генрих загялнул ей в глаза, он прочел в них всепоглощающий страх и ужас.
- Кто-то был в моих покоях и оставил мне послание. - девушка слегка отстранилась от будущего мужа и по ее щеке одиноко соскользнула слезинка. - Этот некто пророчит мне ужасное будущее, милый. Я умру. Мне просто отрубят голову, Генрих!
Анна сорвалась на крик и спрятала лицо в своих ладонях. Затем отвернувшись от короля, она немного прошлась по комнате, пытаясь успокоить нервы. Ее грудь бурно вздымалась под тугим корсетом в такт дыханию маркизы. Еще никогда Анне не было так страшно и жутко. Сейчас ей было трудно дышать. Ей было даже страшно покинуть покои короля, потому что вне этих комнат теперь она не чувствовала себя в безопасности.
На мгновение Анна остановилась и посмотрела на Генриха. Он был не то растерян, не то просто не верил ее словам.
- Это все она. Это сумашедшая монахиня! С ней нужно покончить! И чем раньше, тем лучше. Ты ведь понимаешь это, не так ли?!

0

9

Они уже были не только среди простых крестьян. Люди, которые верили пророчествам Элизабет Бартон, теперь уже были и среди тех, кто мог свободно разгуливать по Уйатхоллу. То, что в покои к будущей королеве проник кто-то, кто находился под впечатлением от этих проповедей, сомнений у короля не было, у Анны, по-видимому, тоже. Хотя… Ведь это мог быть тот, кто просто остался верен прежней королеве и ее дочери. Испанский шпион, подосланный Шапуи или самим Императором. Но нет, раз Марии передают пророчества монахини, значит, к этому причастен Шапуи. Испанцы знают про нее, и тоже верят. А если и не верят, то все равно попытаются воспользоваться ее словами.
Голова короля разрывалась от различных мыслей. А последние слова его возлюбленный тяжелым ударом прошлись по его нервам. Он поднял на нее глаза, в который отразилось неистовое зло. Весь мир словно сошел с ума. Каждый сегодня считал своим долгом сказать королю, что ему делать. От кого избавляться, кого миловать.
-Понимаю, - резко ответил он, и прошел к небольшому столику, где стоял его кубок. Вино уже было давно выпито, и Генрих гневно швырнул кубок на пол. – А понимаешь ли ты, родная, что если я сегодня прикажу казнить ее, то уже завтра все решат, что я поверил ее словам и испугался!? И тогда не только безродные крестьяне решат, что в словах монахини была истинная правда, но и придворные благородные семьи. Надеюсь, не надо объяснять, какие это может иметь последствия?
Взгляд Генриха, пылающий яростью, остановился на Анне, словно прожигая ее насквозь. Он не знал, понимала ли она, о чем он говорит. Но в его мыслях нарисовалась ясная картина, что будет, если все его слова воплощаться в реальность: чтобы сохранить власть, ему придется последовать пророчеству. Ни о какой свадьбе и речи тогда не будет вестись, ибо Анну придется казнить, а ему вернуться к Екатерине. Сложно было разобраться, чего он боится больше: потерять свою любимую, или выставить себя дураком перед всей Европой.
Генрих сел за свой стол и крепко сжал подлокотники кресла. В груди все клокотало от ярости, но через темное плотно гнева пробивались светлые лучи здравого рассудка, и где-то глубоко в подсознании король начинал понимать, что зря сейчас напал на свою будущую жену.
-Я прикажу Кромвелю разузнать, кто мог проникнуть в твои комнаты, - сдержано продолжил Генрих, не смотря на Анну. – И увеличу охрану. Тебе нечего бояться. Пока ты здесь, в Уйатхолле, рядом со мной, ты в безопасности.

+1

10

Упрямец! - зло подумала Анна, но вслух не сказала ничего. Она знала, что когда король в гневе, перебивать его не рекомендуется. Да и перечить тоже. Поэтому его тираду маркиза выслушала молча, но при этом не сводила с него глаз.
Когда Генрих опусташенно опустился в кресло и немного пришел в себя, Анна решилась высказаться.
- Ты никогда меня не слушаешь. Вернее, не прислушиваешься. И меня это огорчает. - будущая королева печально покачала головой. - Я же предупреждала тебя, Генри. Я ведь знала, что история с этой монахиней ничем хорошим не закончится. И даже тогда, когда я принесла тебе послание этой безумной, которое нашла у твоей дочери, ты пропустил мои слова мимо ушей, Генрих!
Анна подошла к большому окну в королевских покоях. По ее телу пробежала мелкая дрожь - Тюдор сверлил ее своими голубыми глазами. Никто! Никто, кроме нее, никогда бы не осмелился сказать такое королю Англии. Анна сейчас практически упрекнула его в недальновидности и наивности. Она прекрасна знала, какой может быть его реакция, но не могла промолчать.
- Ты просверлишь во мне дыру, любимый. - спокойно проговорила маркиза, все так же стоя к Генриху спиной.

+2

11

Генрих уже был на грани того, чтобы взорваться. На языке вертелось масса ядовитых колкостей и яростных угроз. Плотно сжав губы, он зло смотрел на свою невесту, готовый разразиться настоящей бурей гнева и негодования.
Прислушиваться к ней? А кто она, чтобы он к ней прислушивался? Его министр? Советник? Лорд-канцлер? Нет! Она его будущая жена! Ее удел повиноваться своему господину, а не давать советы ему.
И если бы с ее губ не слетело одно-единственное слово, которое в этот раз очень крепко уцепилось за мысли короля, то он непременно все бы ей высказал. Но в его голове лихорадочно звучало одно и то же: «Безумная…Безумная монахиня и ее пророчества… А если…»
-А если она и вправду безумная? – неожиданно для себя проговорил Генрих. Ярость в глазах сменилось удивлением от собственной догадки. Не отведя глаз от Анны, он теперь быстро соображал. Пытался развить в голове эту идею и, наконец, ответ пришел к нему. Решение всех его проблем оказалось очень простым.
-Монахиня безумная! Сумасшедшая! Разве можно верить человеку, который сошел с ума? – Генрих резво подскочил со своего кресла и подошел к Анне. Обняв ее за талию, он встал за ее спиной и склонил голову к ее ушку, наслаждаясь ее трепетным дыханием и сладким ароматом ее волос.
-Если все узнают то, что Элизабет Бартон всего лишь сумасшедшая монахиня, то люди перестанут ей верить. Нужно лишь убедить всех, что с ней вовсе не разговаривает Господь. Она просто умалишенная, которой это лишь все видеться в бреду. Люди перестанут верить ей, и тогда я смогу показать этой монашке, что значит, пророчит своему королю смерть, ибо всем уже будет на нее плевать.
Из его груди вырвался устрашающий хрипловатый смех. Он был доволен сам собой. Коварный план по избавлению от Элизабет Бартон приводил Генриха Тюдора в восторг.
Он стал медленно оставлять поцелуи на нежной коже шеи своей возлюбленной, крепче прижав ее хрупкую фигурку к свой груди.

Отредактировано Генрих VIII (2013-13-01 13:53:48)

+2

12

Анна вздрогнула, когда почувствовала руки короля на своей талии. Она с жадностью ловила каждое его слово и впитовала все в себя. Сейчас она была поражена. Но не догадкой Генриха, а его реакцией на ее дерзость. Она-то уже ждала, что сейчас разрозится настоящая смертоносная буря. Но... Генрих подошел и начал целовать свою будущую жену.
Анна повернулась к королю лицом и нежно провела ладонью по его щеке. Сначала ее испугал кровожадный блеск этих красивых голубых глаз, но маркиза предпочла остаться к этому равнодушной.
- Это воистину гениальная идея, мой король. - она шепнула ему эти слова на ухо. Ее голос обволакивал и будоражил Генриха всегда и Анна умела этим пользоваться. Теперь она улыбалась ему своей очаровательной улыбкой и нежно коснулась губами его губ.
- О, Ваше Величество! - отодвигаясь от Генриха, вскрикнула маркиза Пемброк. - Ты заставляешь мое тело повиноваться тебе, а мое сердце просто рвется из груди, так быстро оно бьется. Вот, послушай же, любимый, - и не долго думая, Анна взяла руку короля и прислонила к своей груди, которая бурно вздымалась из-под корсажа в такт ее дыханию.

Отредактировано Анна Болейн (2013-30-01 22:33:31)

+1

13

Дыхание Генриха стало прерывистым, и сердце в груди стало глухо стучать мощными быстрыми ударами. Ее близость заставляла внутри все сжаться. По телу прокатила горячая волна невыносимого желания. 
Королю стало крайне сложно сдерживать себя. Это черноокая красавица сводила его с ума. Каждая их встреча заканчивалась противостоянием страстного желания обладать Анной Болейн и ее недоступностью. Впрочем, с каждым днем, который все более приближал тот час, когда черноволосую головку маркизы Пеброк увенчают короной Святого Эдуарда, ее недоступность становилась все более хрупкой и вот-вот должна была разбиться под его напором. 
«Еще немного» - подумал Генрих, волнующе проведя пальцами по полной груди молодой женщины.  – «Еще совсем немного»
Он наклонился и оставил на ее губах горячий поцелуй, а затем заставил себя отстраниться. С минуты на минуту в этом кабинете должен был появиться господин Кромвель. И хоть соблазн был велик, все же желание как можно быстрее избавиться от монахини из Кента оказался сильнее.

Эпизод завершен

Отредактировано Генрих VIII (2013-31-01 14:13:34)

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Пророчество для короля. Часть 2