The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Таинственным я занят разговором.


Таинственным я занят разговором.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1540 год
Влюбленностью с первого взгляда закончилась первая встреча герцога Филиппа Баварского и принцессы Марии Тюдор. Неужели спустя столько лет счастье вспомнило о старшей дочери короля или это всего лишь очередной мираж?
Сестры - принцессы верят в лучшее, ведь "все произойдет, если только человек будет ждать и надеяться"

Участники: Елизавета Тюдор, Мэри Тюдор

0

2

-Сестра, ты улыбаешься?
Нет, конечно, в улыбке Мэри не было ничего удивительного, принцесса часто улыбалась. Вежливо, уместно, в рамках этикета, как и полагается дочери могущественного монарха. Но именно такой улыбки, словно сестре подарили весь мир на именины, сказав "он твой, Мэри! Не надо больше ничего бояться, все в твоей власти. Никто не осудит, никто не обидит, все будет так, как хочешь ты"...такого раньше не было.
Она словно сияла изнутри, и какая же сила так преобразила ее? Малышка Бесс неуверенно подошла поближе, быть может сотни слуг держат свечи за спиной гордой дочери Екатерины Арагонской? Или сотни ангелов?
-Мэри, милая, ну не томи! Скажи мне, прошу, что тебя так обрадовало?
Прошло всего несколько секунд, а Елизавета уже вся извелась от любопытства. Ее сестра, ее Мэри, да что же случилось с ней? Как блестят ее глаза, как прекрасна она сегодня. Какое событие должно случиться, чтобы так порадовать самую прекрасную жемчужину английской короны?
Семилетняя принцесса даже не знала на что подумать, с каких сторон ждать благих вестей. Отец сказал, что любит ее? Королева Анна приняла католичество? Последнее было бы не очень радостно для английского народа, но все в руках Господа, и если это сделает ее сестру такой счастливой, значит так и должно быть.
Елизавета продолжала сочинять самые невероятные версии, любуясь сестрой и нетерпеливо ожидая ее ответа.

Отредактировано Елизавета Тюдор (2013-14-01 17:59:24)

+5

3

Малютка Бесс, ее младшая сестренка не по годам отличающаяся умом и житейской проницательностью, не могла  не заметить, что с ее старшей сестрой происходит нечто странное, нечто особенное. И такая перемена не могла не вызвать вопросов любознательного дитя.
Все помнили, как Мария громко жаловалась Его Превосходительству, когда узнала о своей предстоящей помолвке с кузеном новоявленной королевы … с еретиком! Она негодовала и мысленно желала герцогу, как до этого его кузине не переступать английского берега.  Хмурилась при одном  упоминание о нем и  смене своего положения, уже в недалеком будущем. Презрев все опасности, обрушиваемые старшей дочерью короля, герцог Баварский благополучно прибыл в Англию. И слухи о скорой свадьбе поползли с новой силой. На вопросы касаемо ее будущего, Мария неукоснительно отвечала: если на то будет воля короля.Вежливый ответ не выражающий, однако мнения самой принцессы. Которая решила воспользоваться моментом и покинуть двор, до того как будет официальна, представлена герцогу Филиппу Баварскому.  Красивый незнакомец перехватил ее у выхода из парадной залы,  склонившись в галантном поклоне, он представился и попросил соизволения поцеловать ее руку. Мария изучающие смотрела на герцога,  стараясь выявить его недостатки, но похоже Анна Клевская была права, рассказывая о своем кузене с большой сердечной теплотой, и у него нет изъянов. Внешне он хорош собой, у него изящные манеры. Но больше всего подкупала Мэри искренность, лучившая в ее глазах. Сердце девушки екнуло, но как и в любой ситуации, сохраняя хладнокровие, она заметила герцогу что собиралась покинуть двор, но готова отложить от свой отъезд.
-Надеюсь, я Вас еще увижу, леди Мария – говорит он
и сердце в ответ вторит его голосу: и я

Мягкая улыбка, нежный взгляд и она выходит. Но она непременно вернется. Вернется к нему. Ей хотелось обнять весь мир, и чтобы все вокруг были счастливы, также как и она в эту минуту.
-Сестра, ты улыбаешься?
Она наклонилась к сестре и ласково потрепала ее по щеке.
-Я счастлива, моя маленькая Бесс, счастлива! – и слезинки задрожали в углу ее глаз.
Ах, моя милая – она обняла сестру – когда – нибудь,  ты все поймешь и без слов, а пока знай: твоя сестра счастлива!

+5

4

Пожалуй, если бы не любопытство, не дающее Елизавете покоя, то не было бы предела и её радости, когда сестра так нежно обняла её. В силу многих обстоятельств это случалось не так часто. Виделись сестры редко, да и никогда ещё в глазах Марии Тюдор не было столько счастья, столько любви ко всему окружающему, столько искренности. Но как же ей хотелось узнать, что же произошло, что заставило сестру Марию буквально светиться от радости! И это не угасающее любопытство не давало в полной мере насладиться таким моментом.
- Мэри, - по-детски обиженным голосом произнесла Елизавета, слегка отстранившись от сестры, - Ну пожалуйста, расскажи мне, что случилось!
Она пристально посмотрела в глаза старшей сестры, после чего продолжила.
- Ты думаешь, что я ничего не пойму, а я пойму, обещаю! Только не держи это от меня в секрете. Иначе, всегда, когда это будет возможно, я буду следовать за тобой по пятам и просить об этом, - с легкой усмешкой в голосе проговорила Бесс Тюдор. В темных глазах дочери короля можно было без труда прочитать нетерпение и любопытство.
- Мэри, - ещё раз, но уже ласково и с улыбкой на лице произнесла рыжеволосая девочка, умоляюще устремив взгляд на Марию.

+2

5

Мария  глядя на сестру вспоминала как ее отправили в услужение к младшей сестре, из принцессы превратили в служанку, и как ненавидя ее мать-разлучницу, она готова была возненавидеть и дочь – невольный источник  ее новых бедствий. Но  этого не случилось. К вящей радости самой Мэри она удивительно скоро крепко привязалась к маленькому человечку, который сосредоточено с  большим интересом начал познавать окружающий его мир. А потом она получила известие о кончине королевы Англии или  Вдовствующей принцессы Уэльской, как велел называть Екатерину отец, но Мэри признавала за матерью только один статус – статус королевы Англии. Когда же через четыре месяца окончила свой земной путь и королева Анна, миры девочек перехлестнулись в очередной раз и замкнулись друг на друге. Ближе друг друга у сестер никого не было.

Мария рассмеялась,  услышав «угрозу» Бесс всюду следовать за ней.
-Хороша же, я буду с таким эскортом! – совсем развеселилась старшая из сестер Тюдор.  –  Ну, хорошо, я  расскажу. Только общей  сохранить тайну.
Малышка была столь настойчива, а Мэри столь счастлива,   и ей вовсе не хотелось  дразнить Элизабет, а хотелось поделиться переполняющей сердце радостью, потому то она и поддалась на уговоры сестры раскрыть свой « страшный секрет».
Она  опустилась на корточки перед сестрой и, сняла с шеи цепочку с медальоном, внутри  которого был помещен портрет Филиппа Баварского, подарок Анны Клевской,  протянула медальон  предварительно открыв ее. –  Держи! Как Вы находите сей портрет, сестра?

+3

6

Елизавета была несказанно рада тому, что уговоры и просьбы её подействовали, и Мэри согласилась раскрыть сестренке свой секрет. А любопытство девочки лишь усилилось, когда Мэри Тюдор сняла со своей шеи цепочку с медальоном, в котором находился небольшой портрет привлекательного молодого человека. Сложно сказать, чему Бесс была удивлена больше: тому, что её старшая сестра носила на шеи портрет мужчины, или тому, что именно это делало её такой счастливой.
Девочка взяла в свои маленькие ручки медальон сестры и несколько мгновений с интересом разглядывала изображенного на нем человека.
- Он весьма хорош собой, - вынесла вердикт Елизавета, улыбнувшись сестре. Правда, девочку немного смущал тот факт, что раньше она никогда не видела этого человека при дворе, а оттого и не могла понять, кто это.
- Только я его раньше никогда не видела. Кто он? - поинтересовалась Елизавета.
Конечно, предположение у неё было, поскольку девочкой она была далеко не глупой. Ведь вряд ли Мэри Тюдор носила бы на шее портрет простого придворного.
Быть может, на портрете изображен герцог Баварский, о котором говорила Анна Клевская? Но тогда, почему же это сделало Мэри такой радостной? Ведь она, кажется, никогда не была рада их возможному союзу, поскольку он не католик...Но если не он, то кто?

+2

7

Элизабет взяла медальон из рук сестры и пристально рассматривала портрет мужчины изображенного на нем, прежде чем вынести свой вердикт.
-Он весьма хорош собой – заключила девочка,  к удовольствию старшей сестры. 
Есть в мире вещи, которые нельзя объяснить, можно только почувствовать. Как объяснить семилетней девочке ,почему ее сестра, которая так противилась возможному союзу с кузеном королевы, вдруг порхает словно у нее за спиной выросли крылья, и сама она словно преисполнилась благодати, словно над ней разверзлись небеса и она узрела царствие небесное и вечное блаженство здесь на грешной земле.
Следующий вопрос, который последовал, заставил Марию смутиться. Не то, чтобы она была не готова к нему. Нет, он был ожидаем, зная любознательность Элизабет, которая не могла не заинтересоваться персоной молодого мужчины на портрете.  Мэри поднялась и повернулась спиной к сестре, чтобы собраться с духом, щеки ее пылали. Сердце от волнения бешено стучало а по телу пробежала предательская волна мурашек.  Мэри понадобилось собрать все свое мужество, чтобы произнести всего лишь два слова, слова в которых заключалось в данную минуту ее счастье, ее надежда, смысл ее существования.
- Филипп Баварский… -   осторожно произнесла она. Мэри так и стояла спиной к Элизабет, боясь встретиться с ней взглядом. Щеки запылали огнем, и  словно стараясь их остудить Мэри, поднесла  к ним ладони, да так и замерла. Ожидая не то выговора не то приговора от своей младшей сестры.

+2

8

Значит, все-таки он, - самодовольно подумала Елизавета, когда поняла, что была права в своем предположении. Вот только для неё все ещё оставалось загадкой, отчего её сестра Мэри, поначалу огорченная мыслью о возможном браке с герцогом, теперь так сияла. Может быть, она просто не знала, насколько он хорош собой? Иначе отчего же ей стало безразлично то, что он не католик. До чего же трудно понять взрослых!
- Значит, это кузен Её Величества? - скорее как утверждение прозвучал вопрос Элизабет. - И теперь вы поженитесь? - поспешила спросить старшую сестру Елизавета Тюдор.
Возможность брака сестры с Филиппом Баварским радовала малышку Бесс. Он был молод, судя по портрету - красив, и что самое главное, пришелся по душе Марии. А ведь даже маленькая Бесс знала, что брак по любви для принцессы - редкость. Но помимо прочего радовало Елизавету Тюдор и то, что Мэри могла бы стать женой лютеранина и, возможно, не так остро относилась бы к религиозным вопросам, что могло бы сделать её чуть счастливее. Так казалось рыжеволосой Бесс. В любом случае, в возможности брака леди Мэри с герцогом Филиппом Елизавете виделось исключительно хорошее.

+1

9

Значит, это кузен Её Величества? - прозвучал очередной детский вопрос.
-Да –коротко ответила Мэри, по-прежнему стоя спиной к сестре. Но следующий вопрос Бесс заставил Мэри обернуться на сестру.
- И теперь вы поженитесь?
- Если то будет угодно Его Величеству – сдержанно ответила  Мэри. – Ты уже достаточно взрослая, Бесс, чтобы понимать это. А наша участь – подчиняться воле короля.
« А вдруг? А что если?.. Нет, нет, успокоиться и дышать ровно» Минимум эмоций на лице и буря в душе. Мэри надеялась, что сестра поймет, если не умом, то интуитивно, всё то, что она не смела произнести вслух, и также поймет причину страха старший сестры. Поймет и простит. Что она,  Мэри, в самую счастливую минуту не смеет быть до конца откровенной со своей Бесс.

+1

10

Подчиняться воле короля... - повторила про себя Елизавета. Так было всегда, и, кажется, всегда будет. Сначала она должна подчиняться воле своего отца-короля, потом, если такова будет Божья воля, воле мужа. Почему-то женщины всегда должны подчиняться воле мужчин. Даже в свои шесть лет крошка Бесс замечала это. Замечала, но не понимала.
- Почему мы всегда должны подчиняться мужчинам? - вдруг выпалила младшая сестренка леди Мэри. Она и сама удивилась своему вопросу. Сразу же Елизавета пожалела об этом, и виной тому был тот непонятный девочке страх, который уже успел поселиться в её душе. И всё-таки Элизабет Тюдор надеялась, что Мэри не будет злиться, поймёт её. Ведь, как думала Бесс, ей самой не должно было нравится, что кто-то решает за неё судьбу. Наверняка, Мэри хотела стать женой этого Филиппа Баварского. Но не хотела признаваться в этом Елизавете, или даже возможно самой себе. Ведь от внимательных карих глаз Элизабет не укрылось, как изменилась в лице Мэри, когда заговорила об отце. Если в начале их разговора лицо Марии буквально светилось,  то сейчас она будто бы помрачнела.
Неужели она боится?
Елизавета вдруг каким-то образом осознала, что даже её старшая сестра, такая взрослая и сильная, в чем была убеждена Элизабет, не в силах решать свою судьбу. А значит, и она сама, Бесс, даже став такой же взрослой, не сможет поступать так, как посчитает нужным. Елизавета Тюдор пожалела, что не родилась мальчиком.

+1

11

- Так повелось испокон веков и не нам менять заведенный порядок – Мария провела рукой по рыжей голове маленькой девчушки,  решившей сегодня,  видимо уморить сестру вопросами. Мэри прижала сестру к себе и поцеловала в макушку.
-Мальчики важнее, Бесс. И это мы не в силах изменить. По правде, отвечая на неловкий вопрос малышки Элизабет, Мэри лукавила. Она сама уже не раз задавалась этим вопросом, но ответа на него так и не нашла. Вернее ответы были, но где-то в глубине души, таилось сомнение. Старшая сестра привыкла отгонять от себя всякие сомнения  и, негодные мысли, боясь признаться себе. Что  натура ее, не смотря на все старания, не готова принять подобные объяснения. Она не верит в них.  И, видимо не только она Мария терзается сомнениями.   С  материнской теплотой  и особенной гордостью Мария смотрела на Елизавету.
- Бесс, я  люблю тебя –   слова неожиданно сорвались с языка,  Мэри прижала Элизабет к себе – я хочу, чтобы ты запомнила это – словно  предчувствуя, что между ними может развернуться непроходимая пропасть,    и ее малютка Бесс, вдруг перестанет быть ее малюткой. Она  говорила горячо и торопливо, словно потом другого момента не будет. – Ты моя сестра и всегда будешь ею. Обещай, что запомнишь мои слова.

+2

12

Мальчики важнее, - повторила про себя Елизавета. Она и так знала об этом. Вот только она сама считала иначе. Но Бесс решила не говорить об этом, хотя и предполагала, что Мэри будет с ней согласна. И всё же Элизабет решила пока оставить это как есть. Ведь всё было слишком хорошо, чтобы портить это рассуждениями о несправедливости. Были куда более важные вещи, например, возможное замужество Марии.
Тогда она обязательно будет счастлива, - подумала про себя Елизавета. И ей хотелось, чтобы это было так. Хотя в этом случае Мэри пришлось бы покинуть Англию. Покинуть её, Елизавету. Она подумала о том, что хотя видятся они не так часто, но ей бы не хватало Мэри. Ведь они были так близки: две признанные незаконнорожденными сестры. Ближе друг друга у них теперь никого не было.
И стоило Елизавете подумать об этом, как словно в подтверждение её мыслям прозвучали нежные, но такие серьезные слова сестры:
- Бесс, я  люблю тебя.
Элизабет посмотрела в светлые глаза старшей сестры. Было что-то особенное в её словах. Что-то неуловимое и непонятное. Как ни старалась она понять всё до конца, это ей не удавалось. Мэри произнесла это так, будто бы могло произойти что-то, что заставило бы Бесс думать по-другому. Но что может произойти такого, чтобы Елизавета забыла, кто её сестра, забыла что любит её? В такое Елизавете и верить не хотелось. Но в этот раз Елизавета решила не задавать вопросов, ибо боялась услышать ответ.
- И я люблю тебя, Мэри, - сказала Бесс, обвив маленькими ручками шею сестры.
- Я обещаю, что не забуду этого, - со всей серьезностью, словно давая важную клятву, произнесла кареглазая девочка, - Обещаю, - повторила она.
Чтобы ни произошло в будущем, они останутся сёстрами. Иначе теперь быть не может. И маленькая Бесс всем сердцем верила в это.

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Таинственным я занят разговором.