The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Над Лондоном спускается туман... » Перед тем, как я умру


Перед тем, как я умру

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1542 год
Юную и неосторожную в поступках Китти на рассвете ожидает встреча со смертью. Желая облегчить страдания своей молодой кузины, почившая ранее Анна Болейн решает на некоторое время вернуться в этот мир, чтобы поговорить с Кэтрин.
Участники: Анна Болейн, Кэтрин Говард

0

2

В темнице было темно, холодно и безумно страшно. Молодая девушка, из уст которой то и дело слышались отчаянные всхлипывания, бесцельно меряла камеру шагами, не зная, чем ещё можно занять себя в ожидание... Ожидание см...
- Смерти, - одними губами прошептала юная Китти, невольно передёрнув плечами. Она вряд ли до конца поверила в то, что завтра для неё всё закончится: Френсис мёртв, Томас мёртв - и она тоже будет мертва. Живым останется лишь король, который несколько дней назад отказался говорить с ней, тем самым лишив малышку Кэт последнего шанса на выживание. Каждый во дворце понимал - позволь Генрих сказать ей хоть слово, никакой казни бы не было. Развод, монастырь, позор, вечные скитания - что угодно, но только не это...
Приходивший к ней несколько часов назад тюремщик рассказал, что леди Рочфорд окончательно утратила рассудок, но только помилования ей всё равно не видать - говорят, король лично для неё изменил указ, запрещающий казнь умалишённых. Слишком многое поставлено на карту - никто не имеет шанса остаться живым.
Подойдя к окну, Кэт подтянулась на носочках и заглянула в небольшое окошко, где вовсю кипела работа - сооружали эшафот к завтрашнему мероприятию - самое правильное слово, что и говорить. Простой люд огромный любитель глядеть на казнь приближённых Его Величества, что уж говорить про одну из его многочисленных супруг, завтра яблоку будет негде упасть...
- Нет... - будто очнувшись, прошептала Кэт, резко дёрнувшись в сторону, - Нет, нет, нет, нет! Я не хочу туда. Нет!

Отредактировано Кэтрин Говард (2013-10-03 12:50:10)

+3

3

Молча, стоя в тени, она наблюдала за светловолосой тоненькой девушкой, уже больше похожей на призрак, чем на некогда такую живую и веселую Китти Говард. Ее кузина... Совсем молоденькая, толком не познавшая жизнь, по воле и прихоти короля ставшая его очередной жертвой. Анна находилась в некоторой растерянности и еще не до конца понимала как же она попала в эту сырую темницу. Ее, уже столько лет почивавшую в покое, словно выдернули оттуда, где царили свет и тепло. И вот она снова здесь... Бывшая королева снова чувствовала страх и боль, от которых уже давно отвыкла. Единственной ее заботой все это время было наблюдение за своей малышкой Бесс.
Анна горько усмехнулась. Злодейка-судьба словно специально посылает беды женщинам из рода Говардов. Забытая королем Мэри, преданная и убитая по воли Его Величества королева Анна и, конечно, виновная в измене, но не виновная в том, что осмелилась влюбиться, юная Кетрин.
- Не бойся, милая, - выйдя из тени и протянув руку к кузине, мякго произнесла женщина.
Бывшая жена Генриха Тюдора шла медленно и величественно. Ее серое атласное платье излучало какой-то особый потусторонний свет. Конечно, ведь именно в этом наряде шесть лет назад она взошла на эшафот, который сейчас сооружают для ее родственницы.
- И меня не бойся, Кетрин, - нежно улыбнувшись сказала королева, увидев страх и панику, отразившееся на лице молоденькой девушки.
Анна остановилась и покосилась на окно, в которое недавно смотрела Кетрин.
- Думаю, ты знаешь, кто я такая, милая. Я здесь, чтобы научить тебя.
Голос казненной королевы звучал тихо и мягко, и словно бархатом обволакивал всю эту мрачную комнату. Анна смотрела своими черными глазами на кузину и сейчас в них светились жалость, доброта и нежность. Да, она понимала страх, который сейчас царил в душе юной королевы. Когда-то она испытывала нечто похожее. Но в то майское утро, которое Анна помнила отчетливо, словно это произошло вчера, к ней пришло умиротворение и сознание того, что все ее мучения и страдания скоро останутся позади. Когда нога молодой королевы ступила на эшафот, покрытый черной тканью, она уже смирилась с мыслью о смерти и смогла повети себя достойно истинной королевой. Она приказала себе, что покажет всем и в том числе Генриху, что она осталась все такой же сильной и гордой и ему не удалось ее сломать. Теперь ей предстоит научить этому Кетрин.
- Ты ни в чем не виновата, Кетрин. Ты должна это помнить, когда завтра взойдешь туда. - Анна кивнула в сторону окна, за которым во всю кипела работа.

Отредактировано Анна Болейн (2013-10-03 13:45:36)

+2

4

Тихий, мягкий, но вместе с тем величественный голос вывел девушку из оцепенения. Она ведь одна в темнице и никто, кроме тюремщика, не почтит её своим присутствием, да и тот появился лишь раз, "поплакать о судьбе бедной девочки". Послышалось? Или она сходит с ума, как Джейн Паркер? Значит, вот оно как - потерять рассудок...
Протянув дрожащую ладонь к лицу, Кэтрин кое-как вытерла слёзы с глаз, дабы лучше видеть то, что происходит вокруг. Интересно, что скажет Генрих, когда узнает, что она сошла с ума от страха - в прямом смысле этого слова?
- Анна? - увиденное ни шло ни в какое сравнение с теми фантазиями, что приходили в голову девушки до этого. Она по инерции обхватила себя за плечи, забившись в ближайший угол, будто это могло хоть как-то спасти её от происходящего. "Миражи. Это всё миражи. Я просто схожу с ума," - Кэт крепко зажмурилась, надеясь, что видение уйдёт, но когда раскрыла глаза, всё осталось на своих местах - в том числе и казённая по обвинению в измене Анна Болейн, стоявшая всего в нескольких шагах от неё. Глубоко вздохнув, Китти попыталась унять бешеное сердцебиение, что позволило ей заметить сочувствие и понимание в глазах Анны. Значит, она... Пришла, чтобы помочь ей, как бы странно и дико это не звучало.
- Томас мёртв. Из-за меня, - дрожащим голосом проговорила бывшая королева, выдавая кузине свой главный козырь, мешающий спать по ночам и стискивающий сердце холодной мертвецкой хваткой. Глубоко вздохнув, Кэт выползла из собственной "пещерки", сделав несколько шагов вперёд - теперь Анна стояла как раз подле неё, стоит лишь протянуть руку и коснуться её мягких пальцев, - Его нет. Вот его ведут из замка, вот он поднимается на эшафот, говорит что-то толпе, склоняет голову... И всё - всё заканчивается в один лишь миг простым взмахом топора.

+2

5

-Нет, Кетрин! - строго прикрикнула Анна на удрученную и измученную чувством вины девушку. - Ты не должна оплакивать того, кто предал тебя. Ты всем своим сердечком полюбила Кальпеппера, но он не был достоин и малой доли того, что ты готова была ему дать.
Теперь королева говорила со своей кузиной как с равной и взрослой женщиной, надеясь пробудить в ней чувство собственного достоинства. А оно должно было быть в этой хрупкой девочке, ведь она из рода Говардов! Но заметив испуг в глазах Китти, Анна решила немного сменить тему и хоть как-то отвлечь девушку от самобичивания.
- Мы с тобой очень похожи, Кет, - начала женщина и улыбнулась. - Во-первых, мы обе происходим из древнего и славного рода и это родство принесло нам обеим больше горя, нежели добра. Во-вторых, ни ты, ни я не собирались выходить замуж за короля - Анна склонила голову набок и весело подмигнула кузине. - Ну и напоследок, Китти, - бывшая королева многозначительно подняла вверх указательный палец правой руки, - мы обе недооценили Генриха, милая. Как по мне, так он вообще превзошел все мои ожидания!
Анна немного прошлась по комнате, наполняя ее прохладой, и рассмеялась своим хрипловатым грудным смехом, который в свое время свел с ума не одного мужчину.
- Но ничего, Кетрин! Мы еще сможем сказать королю все, что думаем о нем.
Она посмотрела на девушку и лукаво ей подмигнула.
- Генрих стар и слабеет на глазах. Поверь, девочка, его кончина не за горами. Вот тогда-то мы и навестим нашего мужа. Может, прихватим с собой скромняжку Джейн. Ну чтобы хоть кто-то о нем поплакал.
Казненная королева снова рассмеялась, а потом наигранно испуганно округлила свои глаза и прикрыла рот ладошкой.
- Что же это я?! Не только посмела подумать, но и вслух сказала о смерти короля! А ведь это государственная измена! - Анна покачала головой, но в ее черных глазах плясали веселые огоньки. - Ну и черт с ним! Не казнит же он меня дважды!
И она снова наполнила эту сырую, мрачную и холодную темницу смехом. Но в этом смехе было не только беззаботное веселье, нет! Сейчас в нем слышались нотки горечи и печали. Как ни крути, а бывшей королеве Анне Болейн было искренне больно и за себя, и за свою кузину. Завтра, в это самое время, юная, только начинающая жить девочка сложит свою головку на плахе. И ничего уже с этим не поделаешь. В мгновение став серьезной, Анна подошла к Кетрин и прикоснулась к ней своими холодными пальцами. Казненная женщина почувствовала тепло руки кузины и как дрогнули ее маленькие пальчики из-за холода рук Анны.
- Генрих не поменяет своего решения. Ты должна смириться и принять это. Только так ты сможешь встретить смерть с гордо поднятой головой.
Королева понимала, что говорит очевидные, но такие страшные для Китти слова.

Отредактировано Анна Болейн (2013-13-03 23:33:56)

+2

6

Кэт была категорически не согласна со словами кузины, но предпочла промолчать, не желая возвращаться к этой теме сейчас, когда всё уже сделано и назад пути нет. Забавно, что мы взрослеем и становимся мудрыми так поздно - когда в бездонную пропасть смерти остаётся всего шаг...
- Меня предупреждали о короле, но... Но я была уверена, что он простит любую мою оплошность - даже измену, - а вместо этого он меняет давние королевские указы, дабы лишить головы мою умалишённую фрейлину, что уж говорить обо мне... - ей часто советовали не быть такой глупой и беспечной, но малышка Китти всегда принимала данное ей свыше как должное: наряды, золото, меха, любовь, прощение... Будучи королевой, она лишь гневно топала ножкой, всегда получая желаемое, а если уж и творила что-то из ряда вон выходящее, то легко задирала юбку, лишая короля рассудка и, опять же, получая желаемое. В этот раз она зашла слишком далеко...
От смеха Анны всё нутро молоденькой девушки сковывало холодом. Чувствуя, как бледнеет кожа, Китти привычно закусила губку, чувствуя, как окружающий мир вновь исчезает за пеленой слёз. Она не хочет ничего говорить королю, не хочет смотреть, как он умирает и уж тем более не хочет вновь чувствовать этот отвратительный запах гниющей плоти - она хочет бежать отсюда и более никогда не оглядываться. Жить. Как же хочется жить...
Вздрогнув от ледяного прикосновения, Кэт нервно дёрнула ладошкой, размазывая солёную влагу по бледным щекам:
- С гордо поднятой головой? - с горечью в голосе повторила девушка, чувствуя, как нервно дёрнулись голосовые связки, - Как я могу гордо поднять голову, прижимаясь к плахе? Это невозможно, Анна. Я не смогу гордо поднять голову - я вообще не смогу её поднять. Потому что я буду мертва, мертва, мертва! - запрокинув голову, юная Говард вдруг громко и, слегка повизгивая, засмеялась, наполняя собственную камеру жутким эхом.
- Мертва, Анна... Потому что я буду мертва, - уже шёпотом повторила девушка, сама того не ожидая прижавшись лбом к холодному плечу своей мёртвой кузины. Почти такой же, как она сама.

+2

7

От ее слез, от той безнадежности, которая сквозила в ее словах и надламывающегося от рыданий голоса, у сильной и своенравной Анны Болейн все переворачивалось внутри. Все-таки они были очень разными! Милая, хрупкая и такая наивная Кетрин вовсе не походила на свою упрямую, целеустремленную и честолюбивую кузину. Конечно, многое зависит от разницы в возрасте. Анна умерла будучи зрелой женщиной, а Китти еще совсем дитя. Но Анна всегда была такой! Ее с самого детства учили быть именно такой. А Кетрин...
Королева грустно вздохнула и прижала к себе рыдающую девушку. Как?! Как обьяснить ей - все, что ей осталось - это суметь держать себя достойно завтра?! Анна провела рукой по волосам Кетрин и вытерла откуда-то взявшуюся слезу.
- Поверь мне пожалуйста, девочка, все случится быстро. А потом наступит покой. Ты столько мучишься, ты так намаялась, Кет! Твоя душа обретет вечный мир. Поверь мне. А твой Томас...- королева отстранилась от кузины и заглянула ей в глаза, вытирая ее соленые слезы. - Он уже обрел покой и ему больше не страшна боль. Так утешься же этим. Это все, что тебе осталось, девочка.
Анна снова подошла к окну и закрыла глаза, вслушиваясь в звуки давно оставленного мира. Она понимала Кетрин. Когда-то она тоже отчаянно не хотела умирать. Молодая, красивая, полная сил женщина лишилась жизни по прихоти того, кто некогда клялся любить ее вечно. Анна не простила его. И не простит никогда. И вот она снова здесь, в мире, который так страшилась покидать. В мире, где у нее осталась дочь. Словно озаренная новой мыслью, Анна повернула к Китти свое сияющее лицо. Она подошла к девушке ближе и снова взяла ее руки в свои.
- Спасибо тебе, милая! Спасибо за то, что полюбила мою Елизавету! 
Голос матери, насильно разлученной со своим ребенком, наполнился теплотой, а глаза счастливо блестели.

+2

8

Мертвый холод, исходящий от тела Анны, непрерывно вызывал в светлой головке бывшей королевы не самые приятные мысли: Кэт представила, как собственная голова отскакивает от тела и куча крестьян бросаются к её хладному трупу, желая промокнуть в крови, кишащей из шеи. Дёрнув плечами, девушка спешно поднесла ладошку ко рту, предотвращая рвотные позывы. "Господь, спаси меня..." - сейчас она верила во Всевышнего, как никогда ранее. Можно даже сказать, впервые по-настоящему поверила, ибо всю свою сознательную жизнь Китти была уверена, что всё в этом мире происходит только по её собственной воле - и нет никого, кто помогает верующим и страждующим "сверху". Как говорится, все мы становимся праведниками, ступая на порог смерти...
- Ты видела его? - внезапно оживившись проговорила Кэт, широко распахнув глаза. Сердце бешено застучало о грудную клетку, лишая всяких мыслей и тревог. Подавив в себе яростное желание потрясти Анну за плечи, Кэтрин заметалась по камере, не в силах успокоиться, - Говорила с ним? Он ведь говорил обо мне, да? И ждёт меня, правда?
Знание того, что на том свете есть кто-то, к кому можно "вернуться", было для девушки единственным возможным спасением и она хваталась за данную мысль, как утопленник за маленькую соломинку. И всё равно страх не уступал, с каждым разом усиливаясь, будто надвигающийся на небольшой остров шторм, который рано или поздно покроет всю землю, погубив всё живое...
И тут Анна упомянула маленькую Елизавету, вызвав у Кэт непроизвольную улыбку. Бесс невозможно было не любить - маленькая и хрупкая, она, тем не менее, была истинной дочерью своих родителей: красивой, сильной духом, благовоспитанной и чрезвычайно умной для своего возраста. Когда-то эту девочку ждёт великое будущее - неужели может быть иначе?
- Это было несложно, - всё ещё улыбаясь рассеянно протянула Китти, позабыв обо всём на свете, - Она твоя девочка. Во всех смыслах... Жаль только, что скоро Генрих найдёт ей очередную маму и одном Господу известно, как она отнесётся к Елизавете...

+2

9

Сперва Анна даже опешила от напора Кетрин, но потом все поняла. Мысль о том, что там, за чертой жизни, ее ждет человек ради которого она готова была даже умереть, придавала этой хрупкой девочке силы. И королева ухватилась за эту идею. Но как правильно поступить? Что сказать? Анна не видела казненного любовника своей кузине в том мире, откуда уже не возвращаются. Просто было еще слишком рано и где может сейчас пребывать Томас королева не имела ни малейшего понятия. И как же быть? Соврать она не могла, когда на нее вот так смотрят эти наивные, омытые слезами глаза. Растерянно женщина подняла свои глаза вверх, словно там был ответ на ее вопросы.
"Ты послал меня к ней, чтобы я помогла. Но она в отчаянии! И я не знаю что делать!" - мысленно взмолилась королева, зная, что ее услышат.
И снова казненная женщина вспомнила, как когда-то в ночь перед своей смертью, она металась в тауэрских покоях, заламывая руки, глотая слезы и посылая проклятия всем, кто был виновен в том, что ее ждет. И тогда никто не пришел к ней, как она к Кет, никто не утешил и не помог. Да никто и не мог. Ведь она была первой королевой в Англии, на казнь которой решился король. Она помнила, как ревела до изнеможения, как испуганно сжались в угол приставленные к ней служанки. А потом... Потом внутри нее разлилось тепло, словно выглянуло солнце. Она подняла к потолку заплаканные глаза и увидела свет, от которого можно было ослепнуть. И слова... Кто-то нежно, но твердо обещал ей, что все будет хорошо, что она совсем скоро обретет мир и покой. И она его обрела. В ту ночь, перед казнью, Анна поняла, что ее страдания это всего лишь путь к вечному счастью.
Королева внимательно посмотрела на ждущию ответа кузину и решилась:
- Нет, я еще не видела твоего Кальпеппера, Китти. Но знаю, что он должен быть там. Вы обязательно найдете друг друга, верь мне! - королева подошла и нежно убрала светлую прядь спутанных волос с лица заплаканной девушки. - Влюбленные всегда находят дорогу друг к другу. Уж я-то знаю! - Анна загадочно и как-то мечтательно улыбнулась, глядя куда-то поверх головы Кетрин.
Когда девушка заговорила о ее Елизавете, глаза женщины вспыхнули гордостью. Да, Бесс очень похожа на свою мать и внешне, и характером. Только волосы ей достались истинно тюдоровские. А вот глаза... Темные, как сама ночь. Эта девочка в равной степени и Болейн, и Тюдор.
Но когда Кетрин сказала о возможной новой жене короля, Анна напряглась, а в ее глазах появился холодный, даже стальной отблеск. Нет, она уже давно не имела права ревновать ветренного Генриха! Ее заботила лишь судьба Елизаветы.
- Я уповаю на Господа Бога и верю, что он не оставит мою дочь на ее жизненном пути. - тихо, но твердо и уверенно произнесла бывшая королева.
Они немного постояли молча, думая о своем. Какие мысли сейчас роились в головке юной Говард догадаться было несложно. Анна же наоборот вслушивалась в шум и гам мира живых, ловя себя на том, что соскучилась. Как бы хорошо и спокойно не было там, где нет места печали и тревоге, будь у нее возможность вернуться... Отгоняя не прошенные мысли и грезы, словно воздвигая защитную стену между своим настоящим и тем, чего бы ей так сильно хотелось, Анна с силой сжала кулачки.
Не смей думать об этом! Не время и не место!
Она решила сосредоточить свое внимание на бедной, напуганной Кетрин, тем более, что времени у нее оставалась все меньше.
- Итак, милая, - мягко начала королева, - я снова напоминаю тебе одну простую, но очень жестокую для тебя истину - ты ничего уже не изменишь, Кетрин. Смирись и умри достойно. Ты же королева! Хоть и не хотела ею становиться.
Теперь голос Анны звучал твердо и решительно. Она снова приблизилась к дрожащей кузине, но не стала брать ее за руку или пытаться как-то успокоить.
- Ты сама пошла на это, помнишь? Ты осмелилась полюбить, вопреки здравому смыслу и теперь должна понести за это наказание. Да, не справедливо! - чуть кивнула королева, расхаживая перед девушкой. - Да, все должно было сложиться совсем иначе. Но не сложилось, Китти. Теперь твой возлюбленный там, - женщина махнула рукой куда-то в пустоту комнаты, - а ты пока еще здесь. Но теперь, девочка, у вас двоих есть возможность провести вместе вечность. Даже гнев Генриха Тюдора все равно не сможет разлучить вас!
В глазах казненной королевы сейчас плескалось пламя. Она верила! Искренне верила в то, что говорила, ибо знала, что у этих двоих и в самом деле есть шанс найти друг друга там, где уже не действует власть короля. Там правит совсем другой Король, перед которым дрожат самые сильные сюзерны мира живых. И он, в отличие от них от всех, милосерден и добр к душам тех, кого загубили здесь, на земле.

Отредактировано Анна Болейн (2013-13-03 23:41:55)

+4

10

Не сказать, что ответ Анны про Томаса хоть как-то успокоил сердце юной Китти, но по крайней мере теперь она могла подбадривать себя мыслью о том, что рано или поздно они с Калпеппером всё-таки встретятся. Как он и обещал. "Надеюсь, это поможет мне передвигать ногами. Будет ужасно, если я буду без чувств и меня придётся тащить через всю городскую площадь - платье ведь помнут и запачкают," - рассеянно подумала Кэт, оставив мысли о том, что платье в любом случае будет испачкано - не дорожной пылью, так её собственной молодой и некогда бурлящей в жилах кровью.
Было гораздо приятнее говорить о юной Елизавете, нежели о близлежащем событии - бесконечный стук молотков и людские голоса за окном итак не дадут отпустить данные мысли, - юная королева была уверена, что Бесс ждёт большое будущее. Ярая смесь крови Тюдоров и четы Болейн гарантировала сложный и по-истине королевский характер. А ещё юная Говард была горда. Горда за саму себя, ибо ей без всяких усилий удалось установить дружеские и тёплые отношения с юной Элизабет практически с первой секунды их знакомства.
- Так и будет, Анна. Так и будет, - рассеянно пробормотала Кэт, вновь погрузившись в собственные мысли, которым удалось отступить на каких-то несколько секунд. Она принялась вспоминать: беспечную, но такую скучную жизнь у герцогини Норфолк, Мэнокса - сладкоголосого учителя музыки, который некогда клялся ей в любви, а теперь стал одним из тех, кто практически подписал ей смертный приговор, болвана Дерема, который покинул её, а потом так-же внезапно заявился в её собственных королевских покоях, вопя, чтобы она позволила ему занять местечко при дворе и который буквально несколько дней назад распрощался с жизнью, подвергшись гораздо более суровым пыткам, нежели обычное повешение или лишение головы (к слову сказать, Китти даже не удосужилась посмотреть на его казнь - её на тот момент волновал абсолютно другой человек). Вспомнила дядю Норфолка, который в итоге предал её также, как некогда Анну и таким образом вновь вышел сухим из воды, Джоанна, леди Рочфорд, Мэри Тюдор, Бесс, Генрих, Томас... Воспоминания сменяли один другой, нанизываясь друг на друга и превращаясь в бесконечный водоворот прожитой жизни. Мало. Так мало всего произошло. Ничего. Абсолютно ничего не успела...
Она вдруг обнаружила себя стоящей напротив Анны и растерянно кусающей прядь волос с отстранённым и потухшим взглядом. Вертя головой, словно заводная фарфоровая кукла, девушка внимательно следила за ходившей из стороны в сторону Анной и разум, словно морская волна, доносил до неё обрывки фраз: смирись... королева... полюбить... вечность... разлучить.
- Да, Анна, - словно зачарованная протянула бывшая королева, в одну секунду поверив, что так оно и будет. Конечно же, она сможет достойно встретить смерть. Как Говард. Как истинная королева, не совершившая ничего, что идёт против законов Бытия. - Я ведь смогу, правда?

+4

11

Анна видела ее потухший взгляд и поняла, что ничего уже не сможет сделать. Эта девочка никогда не подготовится к своенй участи, как некогда ее кузина. Они разные. Совсем разные! Но вместе с этим к Анне пришло сознание того, что в ней пробудилась еще большая жалость к Кетрин. Конечно, она не в силах смириться с тем, что завтра ее жизнь, такая короткая, но яркая и беспечная жизнь, оборвется одним взмахом палача! И как с этим можно смириться?! Неужели она сама когда-то спокойно приняла мысль о том, что ее больше не будет здесь, на земле?! Невольно вздохнув, Анна закрыла глаза и устало провела рукой по лбу.
Она не сможет! Слышишь?! Без тебя она не справится! Ты должен быть рядом с ней, иначе... Она не сможет, нет. - снова мысленно прокричала королева тому, кто на самом деле вершит судьбы людей.
Когда она открыла глаза, Китти внимательно всматривалась в ее лицо, словно хотела прочесть там ответы на все свои вопросы.
- Конечно, ты сможешь, милая, - ласково проведя рукой по мокрой от слез щеке, тихо сказала Анна. - Ты все сможешь преодолеть, Кетрин Говард! Раз Господь посылает тебе это испытание, значит он верит, что ты его выдержишь. Иначе быть не может. Он все знает, Китти. От него ничего не скроешь. И все твои беды и печали, все твои мечты и надежды. И там,- женщина подняла глаза вверх, - мы платим за все.
Анна печально улыбнулась девушке и отвернулась от нее, скрывая горькие слезы. Она не хотела, чтобы та, которая готовится принять смерть, видела сколько муки и боли сейчас отразилось в глазах ее родственницы. Анне было больно не за себя. Вся ее боль, все ее срадания канули в лету и теперь иногда приходили к ней лишь воспоминаниями. Она боялась за Кет. Такая ранимая и слабая. Она не пройдет это испытание эшафотом. Но ведь не скажешь ей этого, тем самым поломав ее окончательно. И за что ей платить таку страшную цену?! За то, что любила? За то, что осмелилась мечтать и верить, что однажды сможет стать счастливой?! Нет, это слишком высокая цена и Кетрин не заслуживает всего этого.
В тон своим мыслям, женщина покачала головой. Королева снова посмотрела в окно и поняла, что ей пора покидать этот мир. Нет, конечно, у нее оставалось еще немного времени, но Анна рвалась увидеть свою дочь, по которой безумно скучала.
Хотя бы на мгновение увидеть огонек в ее черных глазах и услышать ее звонкий голосок!
- Кетрин, милая, мне пора уходить, - голос Анны снова полнился болью и сожалением. - Помни все, что я тебе сказала. Совсем скоро твои мучения останутся позади. Пусть хоть это тебя утешить, ибо ты не смирилась и не смиришься.
Женщина печально покачала головой и тяжело вздохнула. Но потом она все же заставила себя улыбнуться.
- Мы скоро встретимся. И твой Томас тоже будет ждать тебя. Иначе и быть не может.
Анна направился в тот самый темный угол комнаты, из которого недавно вышла. Но уходя, она обернулась и очень серьезно посмотрела на девушку.
- Помни кто ты, Кетрин. И помни, что ты ни в чем не виновата. И Он завтра будет рядом с тобой. Поверь мне.
Мгновение и казненная королева Анна Болейн покинула мрачную, сырую темницу своей кузины, направившись туда, куда уже очень давно рвалась ее душа - к своей дочери.

Отредактировано Анна Болейн (2013-18-03 15:36:20)

+1

12

Происходящее было похоже на страшный сон - казалось, что в любой момент можно произнести "хватит" и всё сразу прекратится, а сама Кэт проснётся в своей шикарной королевской спальне, рассеянно повертит головой и, позвав своих весёлых и беспечных фрейлин, расскажет им о странном сне... Или её поднимет с постели одна из бабушкиных воспитанниц и скажет, что пора бы поспешить на завтрак - и тогда ей наверняка понадобится Джоанна, которая, конечно же, не сможет не посмеяться над её абсолютно глупым сном. "Скажите пожалуйста - наша Кэт даже во сне из-за мужчин страдает," - засмеётся она, многозначительно склонив голову.
"Сон, сон. Просто сон," - словно заклинание твердила себе девушка, не в силах произнести и слова. Анна, да и сама Кэтрин, прекрасно понимали - никакие слова не смогут заставить её сердце успокоиться, пусть даже бывшая королева пообещает Кэт, что лично сопроводит её на эшафот и будет держать за руку, пока та положит голову на плаху. Ничто не будет утешением. Кроме смерти.
- Куда ты? - шёпотом спросила у удаляющейся спины Анны девушка, чувствуя, как отчаяние сдавливает горло. "Она уходит слишком рано. Я потеряю разум здесь, в гордом одиночестве, под шум строительства собственного алтаря смерти," - с отчаянием подумала Китти, беспомощно подняв и тут же опустив трясущуюся ладонь, как бы умоляя Анну остаться рядом.
- Пожалуйста, - попросила она пустую стену, где несколько секунд назад скрылась казнённая королева. Серые стены камеры принялись опасно сужаться, не давая вдохнуть полной грудью. Скорчившись в углу, Кэтрин прикрыла уши ладошками и наконец дала полную волю слезам. Громко, взахлёб, крича и умоляя несуществующего ранее Господа спасти её маленькую грешную душу. Чтобы каждый здешний обитатель понял - Говарды уходят шумно и долго...
Растерянная и несчастная Джоанна дрожащими руками расчёсывала светлые локоны бывшей королевы. Смотреть на своё отражение в зеркале просто не было сил, так что Кэтрин старательно отводила взгляд. В голове непрерывно звучали слова Анны - единственное, что хоть как-то поддерживало в смертельно напуганной девушке малую толику сил. "Я Говард, я королева, я должна. Должна. Должна," - старательно твердила себе Кэт, стараясь не обращать внимания на гулко бъющееся сердечко, готовое разорвать грудную клетку.
Пришёл начальник тюрьмы - ему поручили лично проводить её к плахе. Очень мило с его стороны. Едва переставляя ногами, девушка послушно последовала за мужчиной, крепко обнимая себя за плечи. Самообладание. Должна сохранять самообладание. Говард. Королева. Должна.
- Томас! - мёртвая голова, нанизаная на пику, действительно сводит с ума. В глазах темнеет и бывшая королева забывает все заповеты и слова, который вчера ей так упорно твердила Анна, - Хватит! Проснись. Проснись, Кэтрин! Пожалуйста, мне надо проснуться! - вопит она всю дорогу, пока стража приподнимает её над землёй и тащит, словно тряпичную игрушку. Люди, тысячи людских голосов превращаются в дикий и сумасшедший рёв ранного животного, а Кэтрин продолжает истошно кричать, не понимая ничего вокруг...
Но прежде чем положить голову на плаху она успевает сказать:
- Я умираю королевой, но предпочла бы умереть женой Калпеппера.
И это самые правдивые слова, которые она когда-либо произносила в своей жизни.
Конец эпизода

Отредактировано Кэтрин Говард (2013-22-03 22:44:41)

+4


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Над Лондоном спускается туман... » Перед тем, как я умру