The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Будь верен тому, кто верен тебе


Будь верен тому, кто верен тебе

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1531 год. Рождество. Генрих VIII принимает подарки от своих подданных. Впервые место рядом с ним занимает не Екатерина Арагонская, а Анна Болейн.

Участники: Генрих VIII, Томас Мор, Анна Болейн

0

2

Рождество – время радости. Этот праздник при дворе всегда отмечали, что называется, на широкую ногу. Но этот год стал исключением. Хоть стены Уйатхолла и были украшены праздничными гирляндами, а из зала, где король со своей дамой принимал рождественские подарки, доносилась легкая задорная музыка, не было той привычной атмосферы праздника и веселья. Виной тому были невероятные изменения, которые претерпевало английское королевство. Придворные вельможи с опаской смотрели в будущее. Это Рождество стало первым праздником, на котором отсутствовала королева Англии. Отлученная собственным мужем от двора, Екатерина Арагонская находилась далеко от королевской резиденции, в охотничьем домике вместе с несколькими из своих фрейлин. Остальных дам из свиты королевы распустили из-за ненадобности. Как говорил французский король, двор без женщин, что весна без цветов. Вот и Уйатхолл заметно опустел, без привычного гама звонких женских голосков он стал казаться каким-то серым и одиноким. Но король Англии упорно делал вид, что не замечает тусклости, которая царила вокруг. Он милостиво улыбался своим подданным, спешившим поздравить своего монарха с наступающим Рождеством, и не скупился на красноречивые поздравления им в ответ. А также, то и дело, нежно посматривая на молодую женщину, которая впервые занимала место рядом с ним, подносил ее хрупкие пальчики к своим губам.

Глашатай, обратившись к Леди Болейн, объявил, что сейчас в залу внесут для нее подарки от Его Величества. Стоило этим словам прозвучать, как тут же в комнату прошли два пажа, которые несли эти самые подарки: дорогие заграничные ткани для новых платьев, меха и драгоценности. Генрих с удовольствием наблюдал, как Анна стала с восторгом рассматривать все это богатство, а затем, наклонившись к ней прошептал:
-Это еще не все, любимая. Я заказал для тебя новую кровать, - его взгляд преобразился и отразил весьма не скромные мысли и мечты английского короля.

Отредактировано Генрих VIII (2013-12-03 15:44:01)

+1

3

Это Рождество было особенным для Анны Болейн. Впервые, она будет отмечать его не дома с огромной родней и не во Франции. В этом году она будет сидеть рядом с самым могущественным и сильным королем Европы и принимать дарые его подданных.
Когда она устроилась в кресле рядом с Генрихом, внутри нее подналось нежданное волнение и даже страх. Она опустила глаза вниз и осмотрела свой ярко-красный, не совсем скромный по английским канонам наряд. Она специально не надела платье, которое принято надевать в таком случае. Единственное, что в нем было привычно - это красный, королевский цвет. Немного поправив венок на голове, Анна повернулась на звук голоса глашатая. Теперь все ее внимание было обращено к подаркам короля, которые вносили один за другим. Глаза девушки восхищенно вспыхнули и она повернула свою черноволосую головку к Генриху, одарив его самой соблазнительной улыбкой, на которую была способна.
- Спасибо, Ваше Величество! Они прекрасны!
Анна видела довольное лицо Генриха и подумала, что этому мужчине, как никому, нравятся похвалы в адрес его королевской особы. Ну что же, теперь она была готова петь ему хвалебные речи днем и ночью. Ведь он выполнил главное ее условие - выселил из дворца Екатерину. И хотя Анна видела не совсем дружелюбные взгляды в свою сторону, слышала о том, что двор ныне пребывает в унынии, были и те, кому на все это  просто наплевать. Люди хотели праздника и веселья! Анна тоже всей душой желала, чтобы это Рождество стало началом их славного с королем пути.
-Это еще не все, любимая. Я заказал для тебя новую кровать. - будущая королева кокетливо взмахнула ресницами и снова улыбнулась Генриху. Она ясно читала намек в его голубых глазах. И от этого волнение перекатилось из груди в самый низ живота, затягиваясь там в тугой узел.
Но тут глашатай обьявил королю, что вносят подарок от леди Анны. Паж внес в залу огромное копье, выполненное самыми искусными мастерами. Анна видела как загорелись глаза короля и поняла, что на этот раз смогла ему угодить.
- Это копья на кабаны, любимый. Они сделаны по канонам басксих мастеров.
Мужчины! Такой любитель оружия и охоты как Генрих Тюдор, не мог не оценить столь шикарный подарок своей возлюбленной.

Отредактировано Анна Болейн (2013-13-03 23:42:49)

+1

4

Генрих любил охоту! Это неповторимое чувство, когда охотник загонят свою жертву, видит страх и безнадежность в ее глазах. Кровь закипает в жилах, внутри бешено колотится сердце. И власть, в этот момент ты ее чувствуешь как никогда. Свое могущество английской король в полной мере ощущал ни в тронном зале перед множеством склонившихся голов, а на охоте, где не было места ни жалости, ни милосердию. И с каждым годом управление государством все больше напоминало Генриху VIII ни тонкую политическую игру, а именно охоту: жестокую и безжалостную.
Резко встав со своего места, король подошел к пажу и взял из его рук тяжелое копье. Любуясь им, Генрих с восхищением отмечал, что копье выполнил настоящий мастер своего дела.  Лукаво посмотрев в сторону худощавого юноши, Генрих еле заметно улыбнулся и вдруг угрожающе направил острие копья в лицо пажу. Тот вздрогнул и испугано захлопал глазами, когда копье оказалось на опасном расстоянии от его лица. Генрих громко рассмеялся, отдавая обратно свой подарок. Придворные тоже поддержали своего монарха смехом, хотя, если бы кто-то в этот момент пригляделся бы  к их лицам, то заметил бы: не все оценили юмор своего повелителя.
-Спасибо, любимая, - Генрих, вернувшись на свое место, с благодарной улыбкой на лице нежно сжал в свое ладони тонкие пальчики будущей жены. В это время вновь заговорил глашатай:
-Ваше Величество, есть еще один подарок для Вас.
Король с легким удивлением и куда большим любопытством приказал вносить следующий дар. В комнату прошел слуга, который нес в своих руках небольшой сундучок. Раскрыв его крышку, он продемонстрировал королю и Леди Болейн позолоченный кубок отменной работы, украшенными несколькими большими драгоценными камнями. Подарок, без сомнения, был достоин короля. Генрих тут же пожелал узнать, кто столь щедро одаривает своего монарха:
-Он изумителен! И от кого же?
Слуга немного замялся и, опустив глаза, неуверенно произнес, словно предчувствуя реакцию монарха на это имя:
-Это подарок от Ее Величества, королевы Англии.
Непроизвольно Генрих сильнее сжал руку Анны. Он почувствовал, как внутри нарастает напряжение. Эта женщина, даже оказавшись на таком расстояние от него, словно тень преследовала его, напоминая о себе, заставляя в тысячный раз испытывать это липкое противное чувство.
-Я не приму его, - сдержано произнес король. – Уходите отсюда. Немедленно!

Отредактировано Генрих VIII (2013-16-03 10:42:00)

+1

5

Красивый, грациозный и могущественный... Таким сейчас Анна видела своего будущего мужа. Его голубые глаза, не смотря на их некоторую холодность, сейчас горели от возбуждения. Он всегда таким становился, когда думал об охоте. Когда Генрих направил острие копья на слугу, девушка невольно вздрогнула и внутренне сжалась. Но потом раздался хриплый смех короля, а следом за ним рассмеялись и все придворные, находщиеся в этой комнате. Анна тоже улыбнулась, но внутри осталось не понятное чувство страха и обреченности.
Когда в залу внесли отменной работы кубок, девушка невольно, вслед за Генрихом, подалась вперед, желая рассмотреть такую красивую вещицу. Но когда в ответ на вопрос, кто прислал столь дорогой подарок, она услышала имя первой и пока единственной жены короля, ее глаза вспыхнули огнем.
"Никак не угомонится! Женщина, имей хоть каплю гордости! Тебя уже выслали подальше, а ты все шлешь подарки тому, кому ты больше не нужна!" - с горечью и досадой подумала Анна.
И когда король сказал, что не примет этот кубок, все естество леди Болейн ликовало. Она повернула свое озаренное лицо к будущему мужу и в ответ на его пожатие, еще сильнее сжала его мощную и сильную руку.
- Не дай ей все испортить, милый. - еле слышно прошептала Анна и сочувственно покачала головой.
Она видела вымученную улыбку на лице Генриха и понимала, что ему все еще не удалось избавиться от чувства вины и вот этот дар на Рождество...
Анна вздохнула и на мгновение прикрыла глаза, все еще ощущая как король сжимает ее руку, словно ищет поддержку и защиту у той, ради которой на все это решился. Но тут снова раздался громкий голос глашатая, который возвестил о приходе канцлера Его Величества - Томаса Мора.
И снова внутри леди Анны всколыхнулось беспокойство и страх. Она всегда побаивалась этого фанатичного и умного католика, к которому прислушивается ее будущий муж. И когда Анна способствовала падению хитрого Томаса Уолси, последнее чего она могла ждать, так это назначение на должность канцлера того, кто практически боготворит Арогонскую и не желает признавать новую будущую королеву.
Пока еще Томас Мор не появился в этой зале, Анна, зная, как новый канцлер воспринимает новую любовь своего короля, попыталась резко выдернуть свою руку и немного отстранится от Генриха.

Отредактировано Анна Болейн (2013-18-03 15:02:16)

0

6

Это рождество не было похоже на предыдущие. Двор пребывал скорее в унынии, чем в веселье. И тому были причины. Ведь не так часто место королевы Англии рядом с королем занимает его любовница, а само государство находится на грани разрыва с Римом. И тем не менее у Мора был повод для радости. И заключался он лишь в том одном, что в эти дни отмечалось рождение Спасителя. Разве радость и благодать от этого праздника могли быть полностью вытеснены опасениями и переживаниями? Нет, только не в эти дни.
Услышав голос глашатая, объявившего о приходе сэра Томаса Мора, лорд-канцлер, как и обычно в темных одеяниях, вошел в залу.
- Ваше Величество, - поклонился он королю Генриху, восседавшему на троне.
- Леди Анна, - произнес он, переведя взгляд на красивую молодую женщину в ярко-красном платье, сидевшую подле Его Величества, и слегка поклонился ей.
- У меня для Вас подарок, с Вашего позволения, - произнес канцлер и дал знак слуге. Тот внес в залу подарок сэра Томаса Мора и откинул темную ткань, скрывавшую его. Это было большое серебряное распятие великолепной работы.
- Он напоминает о том, что мы должны праздновать, - пояснил Мор, выделяя слово "что". С каждым годом сэр Томас все больше убеждался, что люди забывают об истинных смыслах праздника. Для многих церковные праздники были лишь поводом не работать, а само рождество было лишь поводом для веселья. Но он всем сердцем верил, что для Его Величества этот праздник действительно будет днем рождения Христа, а не чем-либо иным.

0

7

Томас Мор… Появление этого человека в праздничной зале Генрих ждал, и одновременно, где-то глубоко внутри, надеялся, что сегодня ему не предстоит встретиться с ним. Он знал, как Томас относится к идее с аннулированием брака с Екатериной и будущей женитьбой на Анне Болейн. И хоть Тюдору, по большому счету, было плевать на то, что думают о его намерениях все окружающие, мнение Томаса все еще было важно. Во всяком случае, слова этого человека всегда заставляли Генриха в очередной раз задуматься о правильности своего выбора, задать себе вопрос : «а стоит ли это того?», и самое главное, после разговоров с Мором, Тюдору вновь приходилось успокаивать свою совесть и убеждать себя, что он сделал правильный выбор. С каждым разом это становилось все тяжелее, а поэтому и встречи с другом проходили все более в напряженной обстановке.
«Я король, и он обязан делать то, что я скажу! И думать так, как думаю я!» - именно с такими мыслями, король настроился на визит Мора, когда о нем объявил слуга. Почувствовав, что Анна пытается отстраниться, он резко, возможно даже слишком резко, притянул ее руку обратно.
«Пусть видит и делает выводы! Не потерплю неповиновения!»
Сэра Томаса Генрих встретил пренебрежительной улыбкой и удостоил равнодушным взглядом.
-У меня для Вас подарок, с Вашего позволения, - после этих слов Генрих слегка кивнул, позволяя Томасу преподнести ему дар. А подарок был в стиле Томаса: серебреное распятие. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять – вещь, бесспорно, была дорогой. Пока Генрих внимательно разглядывал его, Томас продолжил:
-Он напоминает о том, что мы должны праздновать, - тут заинтересованный взгляд короля переметнулся с подарка на самого Мора.
«И что Вы хотите мне этим сказать? Что я забываю о Господе Нашем?» - в душе поднялась волна гнева, но монарх тут же подавил ее, ответив сэру Томасу любезным и спокойным тоном:
-Благодарю, Томас. Я его сохраню, - немного помолчав, он добавил, повысив тон: - Нам нужно встретиться с Вами в ближайшее время. Мы еще многое должны сделать с Вами! В управлении этого королевства еще многое нужно изменить. Все еще раздаются громкие протесты против привилегий духовенства. Мы должны принять дальнейшие меры.
Генрих знал, как Томас относится ко всей этой реформации, которую Генрих затеял ради того, чтобы жениться на Леди Анне. Он знал, что совесть этого человека никогда не позволит ему делать то, что от него требует его король. И именно поэтому, специально, Тюдор сказал эти слова. А потом, немного помолчав, уже более фривольно добавил, сопроводив слова легкой улыбкой:
-И Сэр Томас, Счастливого Рождества…

Отредактировано Генрих VIII (2013-25-03 22:09:23)

+1

8

От сэра Томаса не укрылась напряженность короля, вызванная его словами. За те годы, что Мор знал Генриха, он научился улавливать его недовольство. Впрочем, сейчас это говорило лишь о том, что Его Величество, должно быть, понял намек. И это, как и то, что король не разгневался, просто не могло не радовать канцлера.
Но радость Мора была не столь долгой. Монарх посчитал нужным напомнить о недовольстве священнослужителями, напомнить о протестах. Томас Мор никогда не желал поста лорда-канцлера Английского королевства. И что ещё больше его огорчало, занять этот пост ему пришлось в то время, когда Его Величество был склонен к реформированию церкви, или даже к разрыву с Римом, что Мор считал просто кощунственным. Правда, было и то, что утешало сэра Томаса. Оказавшись в такое время на такой должности, у него появлялся шанс исправить всё это, не дать развития реформации в Англии, и возможно, вернуть самого короля на путь истинный. Последнее казалось особенно невероятным, учитывая, что даже место королевы уже заняла леди Анна, однако нельзя было терять надежду. В любом случае, Мор был настроен до последнего убеждать короля и пытаться защитить права Святой Католической Церкви.
- Я с нетерпением жду нашего разговора, - с воодушевлением ответил лорд-канцлер. В своих мыслях он уже обдумывал этот вопрос, находя доводы в защиту духовенства. Он уже направился к выходу, когда его остановил голос короля Генриха.
-И Сэр Томас, Счастливого Рождества…
Мор сам усмехнулся себе, осознав, как быстро он предался размышлениям о мирских делах, забыв о празднике.
- Спасибо, Ваше Величество, - с искренней улыбкой ответил Томас Мор, поклонившись Его Величеству, после чего покинул залу.
Он решил отложить заботы о мирских делах в этот день. Дли них существуют остальные дни. В Рождество же следует вспоминать о духовных делах и радоваться рождению Спасителя душ наших. В этом Томас Мор был абсолютно убежден, посему и отказался от мыслей о том, кто сидит рядом с Его Величеством, какие в королевстве планируются перемены.
Только не сегодня, - просто решил Томас Мор.

+1

9

Пока король и его лорд-канцлер говорили, Анна сидела молча. Она внимательно смотрела смотрела на Томаса Мора, буквально не сводила с него своих темных глаз. От этого человека исходила скрытая сила и угроза. Сер Томас Мор всегда был верным наставником и учителем Генриха, имел на него влияние. Но и его доводов оказалось недостаточно, когда король решил избавиться от одной жены, чтобы взять новую. Анну эти мысли радовали и она едва заметно улыбнулась. Но что-то и настораживало. Конечно, ей нравилось то упорство, с каким Генрих добивается желаемого, но еще ее это пугало. Она ясно видела, что этот человек не перед чем не остановится, дабы добиться своего. Легкая дрожь пробежала по телу молодой женщины, но виду она не подала - так и сидела с гордо поднятой головой и блуждающей улыбкой на губах.
Когда король заговорил о набирающей силы реформе, будущая королева чуть наклонила голову набок и посмотрела на него из-под ресниц. В этот миг он был таким уверенным в своей могуществе, что у Анны невольно восхищенно блеснули глаза. Она заметила как темная тень пробежала по лицу Мора при словах короля. Видимо, лорд-канцлер тоже понимал, что перечить такому королю, как Генрих Тюдор крайне нежелательно. Он все равно настоит на своем, даже если придется чем-то (или кем-то) пожертвовать.
Они пожелали друг другу счастливого Рождества, Мор слегка поклонился будущей королеве и вышел.
"Дай Бог, чтобы я не узнала, чем или кем сможет пожертвовать король ради достижения своих целей!" - почему-то подумалось Анне, когда она смотрела вслед уходящему канцлеру. Внезапно ее посетило ощущение, что судьба этого человека предрешена.

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Будь верен тому, кто верен тебе