The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Жена и мать


Жена и мать

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1520 год. Вернувшаяся ко Двору вскоре после рождения Генри Фицроя Элизабет Блаунт пользуется особыми привилегиями как мать королевского сына. Эта ситуация совершенно не по нраву законной супруге монарха Екатерине Арагонской. Рещающим моментом в их негласной борьбе оказывается неожиданная встреча, в ходе которой Екатерина узнает, что ее бывшая фрейлина вновь ожидает ребенка от короля. Она предпринимает попытку повлиять на мужа...

Участники: Элизабет Блаунт, Екатерина Арагонская, Генрих VIII

0

2

С тех пор как Элизабет Блаунт родила королю сына, жизнь её изменилась. Она осталась при дворе, но больше не была фрейлиной, в её распоряжении была пара камеристок. Его Величество признал своим их сына Генри и, возможно, даже рассматривал его в качестве своего наследника. Сама же Бесси не утратила любовь короля, оставшись его фавориткой. И вот теперь она снова ждет ребенка! И с каждым днем скрывать это становилось все труднее. По правде сказать, Бесси и не хотелось этого делать. Её больше не терзало то волнение, что было перед рождением её первенца, когда она беспокоилась своей судьбе и судьбе своего ребенка. И когда в тот раз все закончилось так хорошо для Бесси, она и поверить не могла, что в этот раз все может быть по-другому.
Сейчас леди Блаунт собиралась на встречу к королю, который должен был ожидать её в своих покоях. Элизабет погладила рукой свой животик, в котором уже зародилась новая жизнь, после чего покинула свои покои и направилась к Его Величеству.
Элизабет Блаунт улыбаясь шла по коридорам дворца, однако улыбка исчезла с её лица, уступив растерянности, когда уже почти у самых королевских покоев девушка увидела Екатерину Арагонскую, законную жену короля. Несколько мгновений Элизабет Блаунт удивленно смотрела на её Величество, после чего опустилась перед королевой в реверансе.
- Ваше Величество, - вежливо произнесла Бесси Блаунт. В мыслях же своих она судорожно пыталась найти решение, как ей поступить. Развернуться и уйти? Остаться и ждать? Так или иначе нанести визит Его Величеству сейчас ей не удастся.

0

3

Екатерина шла по коридорам Уайтхолла к покоям супруга, намереваясь поговорить о назначении новых фрейлин для их дочери Марии. В последнее время Генрих был так увлечен своим маленьким сыном от Бесси Блаунт, что попросту забыл о нуждах законной дочери, и королева была полна решимости освежить его память.
"Только и разговоров, что о Фицрое и его мамаше - надо же, вернулась ко Двору, ходит с собственными служанками... Уайтхолл превращается в дом порока! Еще немного, и Генриху придется обзавестись гаремом - и опозорить себя этим на весь мир! Ну ничего, в Писании сказано, что муж спасается через жену, и мой святой долг - напомнить королю о его обязанностях и своих правах".
Арагонская приблизилась к дверям, ведущим в покои Генриха, и только собралась отправить пажа доложить о своем прибытии, как увидела, что с другой стороны через галерею движется виновница ее дурного настроения, Бесси Блаунт собственной персоной, в сопровождении пары прислужниц. Более нелепое положение сложно было бы и представить! Жена короля и любовница, подарившая ему сына, должны чуть ли не в очередь выстраиваться, чтобы посетить монарха! Екатерина повернулась к своей бывшей фрейлине, не без удовольствия отметив растерянность на ее лице, и весьма высокомерно процедила:
- О, какая встреча, миледи мать королевского сына! Так мне теперь Вас называть? Что ж, поздравляю, большой шаг вперед для бывшей служанки. Раньше Вы вели себя намного скромнее... Теперь же, как я погляжу, мне нужно перед нанесением визита Его Величеству осведомиться о Вас, чтобы ненароком не прервать Вашу официальную аудиенцию?
Всегда корректная даже с недругами, теперь Екатерина была по-настоящему рассержена. Она надеялась, что ее речи смутят эту выскочку, похоже, гордую своим неофициальным титулом и почестями, которыми осыпал ее довольный Тюдор.

+1

4

Элизабет Блаунт была крайне удивлена. Нет, безусловно она вполне могла понять, почему королева так враждебно к ней настроена. Но ей также было хорошо известно, что Её Величество всегда вела сдержанно и не позволяла себе колкостей даже в адрес врагов. Это смутило Элизабет, однако вскоре растерянность уступила место иному чувству. Не оборачиваясь, Бесси почувствовала на себе взгляд служанок. Ей не хотелось оставаться в проигрыше у них на глазах. Да и Екатерина Арагонская, к которой, как и положено, леди Блаунт всегда относилась с почтением, в этот раз вызвала в светловолосой Бесси гнев, который она, разумеется, не смела выказать. Лицо девушки осталось спокойным, однако внутри у неё всё кипело.
- Простите, что так вышло, Ваше Величество - произнесла она чуть ли не приторным голосом. - Меня так охватила радость от того, что я вновь жду ребенка, что я буквально забыла обо всём на свете.
Элизабет Блаунт с вызовом посмотрела в глаза Екатерины Арагонской. Вероятно, та ещё не знала о её положении. И если в то время, когда Бесси носила под сердцем Генри Фицроя, Элизабет боялась гнева Её Величества, боялась за своё положение и честь, то сейчас этого страха больше не было.
- Но я обещаю, что такого больше не повторится и впредь я не буду осмеливаться наносить визит Его Величеству, не убедившись в том, что случайно не помешаю Вам, Ваше Величество, - со всей необходимой вежливостью сказала леди Блаунт.
Девушка опустилась в низком реверансе и, расправив складки светлого платья,  поспешила удалиться. Она уступила, как ей и было положено. Бог свидетель, она никогда не метила на место королевы. И все же Элизабет не собиралась позволять кому бы то ни было грубо к ней относиться. Все-таки у любовницы короля была гордость.

+1

5

Пожалуй, даже если бы леди Блаунт набросилась на королеву с кулаками, она не смогла бы нанести ей удар сильнее. Ребенок! Новое дитя от Его Величества, возможно, еще один сын, который только упрочит ее положение при Дворе, благосклонность короля и его уверенность в том, что вся вина за отсутствие законного наследника лежит на его несчастной супруге. Екатерина была настолько шокирована, что даже не нашлась, что ответить дерзкой сопернице, которая елейным голосом вещала эти ужасные вещи.
- Впредь я не буду осмеливаться наносить визит Его Величеству, не убедившись в том, что случайно не помешаю Вам, Ваше Величество, - заметила Элизабет. Арагонская таким же приторным голосом проговорила вслед ее удаляющейся фигуре:
- Буду Вам весьма признательна, миледи. У нас с Его Величеством могут быть куда более важные темы для разговора, чем маленькие бастарды.
Хотя, конечно же, это была откровенная ложь. Ничто, даже военные кампании, так не занимало монарха, как вопросы рождения детей - его детей, разумеется.
"Такое терпеть я не стану. Пусть французский король открыто держит хоть десяток любовниц на потеху всей Европе, в Англии такое недопустимо. С какой стати эта женщина возомнила, что способна занять место выше, чем ей изначально было уготовано? В конце концов, это позор не только для меня, но и для него самого! Что скажут подданные?.. Нужно немедленно это прекратить!"
Пока Екатерина еще не сомневалась если не в чувствах мужа, то хотя бы в своем влиянии на него. Поэтому она велела пажу немедленно доложить Его Величеству о том, что желает срочно поговорить с ним об одном важном и неотложном деле.

+3

6

Важное и неотложное дело. Генрих усмехнулся, когда паж с почтением сообщил ему о том, что Ее Величество желает с ним срочно говорить. С каким безотлагательным делом к нему может прийти жена? Жена, которая так и не смогла выполнить своего главного долга перед ним, своим супругом, и перед всей страной. Последняя мертворожденная королевой девочка и бастард, которого родила златовласая Бесси, очень многое изменили в сознании английского короля. Теперь Тюдор был уверен, что отсутствие наследника это не его вина. Генри Фицрой был доказательством того, что он может иметь сыновей. И Бесси вновь была беременна. А Екатерина, казалось, уже никогда больше не сможет зачать.
-Пусть проходит, - ответил Генрих пажу, махнув рукой. И, тем не менее, Арагонская оставалась его законной женой. Весь двор знал, что ночи король проводит не в покоях жены, а в комнатах своей фаворитки. Но законное место подле него на троне все равно занимала Екатерина, и Генрих не мог ничего поделать с тем, что ему было необходимо продолжать считаться с этой женщиной.
В его кабинете появилась королева, и он окинул ее оценивающим взглядом. В памяти еще был жив образ хрупкой и красивой испанской инфанты, которую он брал в жены двадцать лет назад. Время и неудачные беременности отразились и на фигуре и на лице этой женщины.
-Мадам, - прохладно поприветствовал король свою жену, слегка кивая ей головой.

0

7

Пока юноша-паж докладывал повелителю о прибытии его супруги, эта самая леди все больше исполнялась гнева и презрения. Гнева на непочтительного супруга - и презрения к даме, послужившей тому причиной.
Как она вообще смела подобным образом разговаривать со мной?! Родила бастарда - и думает, что ей все дозволено? Кто же, как не король, мог дать подобное дозволение! Да она так распоясалась по наущению Генриха, не иначе! Ну ничего, я положу этому конец!
Екатерина не успела решить, как именно она претворит в жизнь свою угрозу, как уже была приглашена в покои супруга. И она вошла туда, как боевая шхуна в неприятельские воды, - сверкая глазами и твердо ступая по коврам. В иных обстоятельствах ее остановило бы холодное приветствие Тюдора, но не теперь. Екатерине и так успели надоесть пересуды придворных о будущем маленького герцога Ричмонда (настолько всех волновавшем, что даже сам кардинал Уолси дерзко упоминал его в беседе с королевой), а слова Элизабет о втором ребенке до сих пор звенели в ее ушах. Так что вряд ли ожидавшего подобного Генриха ждала встреча с испанской фурией. Она заученным движением присела в реверансе, а затем подбоченилась и грозно надвигаясь на мужа, прошипела вместо приветствия:
- С каких пор, позволь узнать, Уайтхолл превратился в родильный дом для потаскушек? И какого... какого дьявола я должна это наблюдать?!
Светлые глаза Екатерины, всегда столь спокойные, теперь были устремлены на Генриха с неподдельной страстью, которая, будь она направлена на другой предмет (или будь Арагонская немного моложе), могла бы, пожалуй, пробудить в монархе мысли и желания, которых королева так добивалась.  Но именно в этот момент она об этом не заботилась и хотела только одного - немедленной и жесткой мести за оскорбление.

+1

8

Сузив глаза, Генрих исподлобья наблюдал за своей супругой. Всегда спокойная, сегодня королева Англии сумела немало удивить своего мужа.
Выслушав ее недолгую речь, наполненную гневом, Тюдор медленно поднялся из-за письменного стола и прошелся по комнате мимо Екатерины к камину, в котором мирно потрескивали поленья.
Скрестив руки на груди, Генрих стал наблюдать за пламенем, все еще никак не определившись, как ему реагировать на появление жены и ее претензии. Странным образом слова и поведение Екатерины не вызвали в короле бурю ярости, слепое желание накричать на нее и приказать идти прочь и более никогда не сметь поднимать этой темы. Наоборот, Генрих, мысленно взвешивая все плюсы и минусы данного положения, искал выхода из сложившейся ситуации, что было совсем не свойственно крайне непостоянному и чрезмерно эмоциональному королю.
-Уйатхолл превратился, как ты выразилась, в родильный дом с тех самых пор, как королевы Англии не смогла выполнить своего главного долга перед мужем и королевством, - сухо произнес Тюдор, не отрывая своего взгляда от камина. – А Леди Блаунт смогла.
Рождение Генри Фицроя принесло английскому монарху не только радость. Этот мальчик своим рождением нанес своему венценосному отцу неизлечимую рану – он (Фицрой) был незаконнорожденным! Законного сына так и нет, и вряд ли когда-нибудь он появится. И Тюдор не упустил случая еще раз напомнить об этом и своей жене, которая, по мнению Генриха, одна была во всем виновата.
-Но, если тебя столь сильно смущает нахождение этой дамы при дворе, я могу приказать ей временно удалиться из Уйатхолла. До тех пор пока она вновь не родит. А после кардинал Уолси займется тем, что найдет для нее подходящего супруга, – и, наконец, король поднял свои глаза на Екатерину. Взгляд его был холодным и равнодушным, будто он решал судьбу не свой фаворитки и разговаривал вовсе не своей королевой. - Надеюсь, этого достаточно, чтобы больше ты так не врывалась ко мне?

+1

9

Спокойная реакция супруга на ее вторжение и претензии удивила Екатерину, которая ожидала криков, брани и летающих по комнате кубков, а то и чего потяжелее. Но Генрих был сух и деловито настроен, и такой подход подействовал отрезвляюще. Теперь Арагонская удивлялась сама себе: они с мужем будто бы поменялись ролями, и теперь он ограничивался лишь упреками (конечно, от этого не менее болезненными), а она минуту назад готова была рвать и метать. Но хотя первый пыл гнева исчез так же быстро, как появился, неприятный осадок, как подозревала Екатерина, будет терзать ее еще долго. Поэтому она не удержалась от замечания:
- Конечно, великая заслуга перед королевством - родить ребенка, забравшись в чужую постель, и теперь наслаждаться вниманием. Кто знает, может быть, эта особа так проворно оказалась в ложе не только Вашего Величества, но и кого-то менее знатного...
"Может быть, это вовсе не твое дитя, Генрих?"
Последний вопрос королева благоразумно не стала озвучивать - кто знает, к каким последствиям это могло привести. А вот решение проблемы, предложенное королем, его жену вполне устраивало и казалось вполне логичным. "Может он вообще давно сам об этом думал, а я просто опередила события?" - озадаченно подумала Екатерина, а вслух примирительно сказала нечто другое:
- Что же, этого вполне хватит, чтобы не наносить тебе неожиданных визитов. Но для моего счастья не хватает самой малости: я бы хотела, чтобы теперь, когда твои вечера вновь свободны, ты нанес визит мне.
Поняв, что это уже смахивает на дерзость, Екатерина поспешила ретироваться, предпочитая оставить супруга озадаченным ее поведением, нежели прогневить его чрезмерной настойчивостью. Уже у самых дверей она слегка обернулась и мягко добавила:
- Поэтому сегодня я отпущу всех фрейлин и буду ждать тебя в опочивальне. - И с этими словами Екатерина покинула покои своего супруга.

0

10

Генрих проводил уставшим взглядом уходящую Екатерину. В камине едва слышно потрескивали догорающие поленья.
Время идет так быстро, столько лет уже осталось позади, а наследника все нет. Нет даже надежды на то, что Генрих сможет оставить кого-то после себя, способного продолжить великий род Тюдоров. Все к черту, все его труды и труды его отца. Генрих себя ненавидел, ненавидел Екатерину, ненавидел Папу за то, что одобрил этот брак. Он бы наверно ударил стену, или бросил что нибудь об пол, в сердцах, но сил не было даже выругаться.
Король глубоко вдохнул и оглянулся. В кабинете не было ни души, кому он скажет о том, что его так беспокоит? Жене, которая до сих пор верит в то, что их брак способен принести плоды? Любовнице? Ей вероятнее всего нет дела до того, что его беспокоит отсутствие законного наследника, ведь сына она ему подарила, и даже заставила поверить в то, что дело вовсе не в нем, а в его браке с вдовой собственного брата. Советникам? Уолси пообещает, что дело поправимо (не важно как), а Мор будет усердно молиться за Его Величество. Но Генрих и сам способен попросить у Бога помощи, только толку все нет. Как и сына, наследника трона, продолжателя рода и деяний предков.
-Разве я так много прошу?-выпалил король в пустоту.
-Звали Ваше Высочество?-на пороге тут же возник слуга, и опустился в поклоне.
Генрих удивленно поднял брови, глядя на не высокого, худощавого, но статного юношу, и хотел уже сорваться на нем, но вдруг передумал.
-Вели, чтобы подготовили все для охоты!
-Вы желаете ехать охотиться прямо сейчас?-изумился слуга и осмелился поднять глаза на государя. Генрих нахмурившись шагнул в его сторону.
-Я сказал, что-то не понятное? Поторопись!
Пегий мерин несся через луг унося короля все дальше от замка, и все меньше мыслей о наследнике оставалось в разгоряченной голове Гарри. Король уже не вспоминал нравоучений жены, ему были слышны лишь короткие вскрики подгоняющие скакуна, свист ветра в ушах и мерный топот копыт по пыльной дороге.

+4


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Жена и мать