The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Над Лондоном спускается туман... » Чем больше любви в твоей душе, тем больше страданий.


Чем больше любви в твоей душе, тем больше страданий.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1536 год. После последнего выкидыша и скандала с Кромвелем, Анна Болейн понимает, что вскоре может случится страшное. И единственное, о чем она беспокоится - это благополучие своей единственной дочери.
Участники: Анна Болейн, Джейн Сеймур.

0

2

Рассвет. За окнами только светает, а молодая королева, не сомкнувшая глаз всю ночь, лежит, уставившись в полог своей роскошной кровати с балдахином. Ее тело сотрясает мелкая дрожь, а из глаз то и дело текут соленые слезы. Все кончено. Теперь все кончено. Она снова потеряла ребенка, Кромвель перешел на сторону Сеймуров, а король... Он и вовсе избегает свою некогда обожаемую и желанную жену. Одна. Она осталась совершенна одна. Нет, у нее конечно же есть Элизабет и ее любимый брат Джордж. Они-то уж точно никогда ее не оставят. Ну, а что, если ей придется покинуть их? Анна беспокойно начала вертеться в постели от этих мыслей. Королева почти уверена, что теперь Генрих захочет с ней развестись. Если бы. Если бы он хотел просто развода! Она бы уступила и покинула это осиное гнездо. Но что-то подсказывает Анне, что простым разводом он теперь не обойдется.
"Не хочу об этом думать! Не буду!"
Уснуть. Нужно хотя бы попытаться уснуть. Глаза стали постепенно закрываться и Анна провалилась в тревожный, но такой сейчас спасительный для нее сон.
Проснулась королева, когда в окна уже бил ясный свет. Сколько она проспала? Медленно поднявшись и позвав одну из своих фрейлин, женщина умылась и принялась приводить себя в порядок. Не важно, что происходит в твоей жизни, но выглядеть ты должна всегда так, словно ты самая счастливая из всех!
Две молоденькие служанки помогли королеве облачится в тоненькую рубашку  с длинными рукавами и манжетами, вышитые золотом. Затем зашнуровали узкий корсаж. Хорошо, что беременности вовсе не сказались на фигуре королевы и она осталась все такой же стройной, словно девушка. Анна провела руками по безупречно белой шелковой нижней юбке, а потом надела верхнее зеленое бархатное платье, с широкой передней юбкой, открытой спереди, позволяя видеть нижнюю. Платье было глубокого зеленого цвета и все расшито замысловатыми золотыми узорами. На тяжелые длинные рукава королева повелела надеть нарукавники из светлого меха. Длинные густые волосы королевы заплели в косы и уложили в узел, надев на них черную сеточку, расшитую жемчугом. От того, что сетка была в тон волосам женщины, ее практически не было видно. Поэтому казалось, что волосы Анны сверкают жемчугом сами по себе. Сверху Анна надела свой любимый головной убор - французский чепец, богато расшитый драгоценными камнями. Последний штрих - ожерелье в виде лепестков роз, с вставленными между ними капельками изумрудов, и такие же серьги.
Анна подошла к зеркалу и внимательно посмотрела на себя. Истинная королева! Горделиво поднятая голова, серьезный взгляд, величественная осанка.
Пройдясь немного по комнате, Анна подошла к окну. Мысли ее снова и снова возвращались к тому, о чем она так упорно не хотела думать. Но все же... Если ее жизнь в опасности... Бесс! Она должна быть уверена, что с ее девочкой ничего не случится, что ее минует любая беда. Нервничая, молодая королева сильно сжала молитвенник, подвешенный к украшенному драгоценностями поясу, который был застегнут на тонкой талии женщины.
Одна из фрейлин предложила королеве поесть, на что Анна отрицательно покачала головой. В ответ служанка лишь тихо заметила, что Ее Величество и без этого похудела в последнее время. Анна стремительно повернулась и смерила фрейлину гневным взглядом, приказывая убираться из ее покоев. Но потом все же окликнула перепуганную девушку и сказала то, чего сама от себя не ожидала:
- Прикажите явиться ко мне Джейн Сеймур. Я хочу ее видеть.
Решение как-то пришло в голову само собой. И вот, измученная постоянными тревогами и мрачными предчувствиями, Анна решилась на действия. Она снова посмотрела на себя в зеркало и, улыбнувшись своему отражению, произнесла:
-Все будет хорошо. Я позабочусь об этом.

+4

3

Вечер выдался очень трудным, обстановка в замке мрачная, нет радости и улыбок. Все ходят как призраки, лишнего слова никто не позволит себе сказать. Королева снова потеряла дитя, долгожданного сына, которого так ждал Генрих.
Леди Джейн Сеймур долгое время провела у покоев Её Величества, устала уже за несколько бессонных ночей, мысли о короле не давали ей покоя. "Что же он делает?" – она не могла до конца понять, чего хочет монарх. Фрейлины играли в карты, но к удивлению, очень тихо, без смеха и веселей. Только иногда перешёптывались, сама Сеймур сидела в большом бархатном кресле возле окна, за которым ничего уже не было видно – очень темно, ночь брала свое.
Через час все разошлись, остались только те, которым в эту ночь выпало дежурить у покоев венценосной женщины. Джейн вышла из комнаты, и на душе стало как-то более уютно. Она спокойно  прошла по большому коридору к покоям, которые некогда принадлежали Томасу Кромвелю, а теперь Сеймурам. Женщина зашла в комнату, зажгла свечи, переоделась в свою шелковистою ночную рубаху и улеглась в большую кровать. Долго ворочаться ей не пришлось, она очень быстро провалилась в глубокий сон.
Но утро, к сожалению, наступило очень быстро, и надо было вставать. Солнце не очень ярко светило в окно, день начинался мрачновато. Джейн поднялась с кровати. "Вроде целую ночь спала хорошо, а усталость не прошла." Она спокойно переоделась, но тут вдруг в дверь постучали.
- Войдите! – она насторожено повернулась к двери, зашла одна из фрейлин Её Величества. "Что-то случилось," - подумала Леди Сеймур, но девушка сказала, что королева  желает её видеть. Джейн сразу же направилась туда.
Прислуга в гостиной окинула её настороженными взглядами, но она не придала этому значения, а сразу вошла в покои Анны Болейн, присела  в реверансе.
- Ваше Величество, Вы хотели видеть меня – покорно произнесла Сеймур, не поднимаясь.
"Да, я не люблю Её, но пока служу Ей – я должна покоряться!"

0

4

Итак, решение принято. Отступать уже некуда. Ей предпочли другую. Но как бы не пыталсь смириться с этим королева, ничего не получалось. Характер не тот, видимо. Она никогда не закрывала глаза на измены мужа. Они всегда приносили ей боль. Чего ему еще нехватает? Она давала ему все, что могла! Ее душа, ее сердце и тело принадлежали этому высокомерному мужчине. И все же, в одном она была бессильна. Сын! Сначала родилась Бесс, а потом... Все три последущие беременности окончились ужасно. И все три раза это были мальчики. Какой кошмар! Подумать только - если бы она благополучно их выносила, сейчас у короля было бы три принца! И все было бы прекрасно. Но, видимо, Господь карает ее за былые грехи.
Итак, это Джейн Сеймур. Сначала у Анны в голове не укладывалось - как вообще такое возможно?! Она всегда думала, что знает вкусы короля. Генрих предпочитал красивых, остроумных, талантливых женщин, с которыми можно было не только предаться любовным утехам, но и просто поговорить. Ведь раньше он восхищался родовитостью Екатерины, образованностью Анны, и тут такое... Променять ту, которая воспитовалась у самой Маргариты Австрийской, получила блестящее образование во Франции, владела несколькими языками, прекрасно разбиралась в литературе, музыке и живописи на деревескую девчушку, которая даже имя свое писала-то с трудом?! Анна не могла в это поверить. Тихая, скромная, серая мышка Джейн. Полная противоположность королеве. И в скором времени Анна поняла, что именно это привлекло Генриха в леди Сеймур.
От этих мыслей королеву отвлек звук открывающейся двери. Анна даже не повернула голову. Она знала, кто к ней пришел. Когда Джейн присела перед ней в реверансе, Ее Величество все также сидела молча и смотрела на пылающие в камине поленья.
- Поднимитесь, Джейн. - хрипловатый, грудной голос нарушил тяжелую тишину в покоях. - То, о чем я с Вами стану говорить, должно остаться только между нами. Я, конечно, не доверяю Вам, но думаю, что у Вас хватит ума сохранить наш разговор в тайне.
Анна повернулась к своей фрейлине и красноречиво подняла бровь.
- Надеюсь, Вы не помчитесь к королю сразу же после этого разговора.
Королева пыталась держать себя в руках. Но как же ей было трудно сейчас смотреть на эту тихоню, которая уводила у нее короля. Королева отнюдь не была наивной и понимала, что Джейн скорее марионетка в руках своих честолюбивых братцев, идущих к трону дорогой, которую протоптали Болейны. В частности, сама Анна. Но и сама эта девушка была не так просто, как хотела казаться на первый взгляд. Здесь, при дворе Генриха, нужно было уметь плести интриги, чтобы заполучить свое место под солнцем. И если раньше леди Сеймур этого не умела, то была вполне прилежной ученицей.
- Дело очень важное. Оно касается моей дочери.
Анна снова отвернулась от Джейн и продолжила:
- Я хочу, чтобы Вы понимали, что самое ценное и дорогое, что есть в моей жизни - это моя малышка. И ее благополучие - это единственное, что меня сейчас заботит.
Королева прикрыла глаза и перед ней возник образ любимой дочери. Как Екатерина в угоду своей гордости могла отказаться от своей дочери Мэри?! Как такое вообще возможно?! Если бы у Анны сейчас был выбор, то она предпочла бы не сражаться за трон, а забрать Элизабет и уехать куда-нибудь подальше. Лишь бы ее крошка была рядом. Но такой возможности, увы, нет.
- Не секрет, что король увлечен Вами, леди Джейн. - королева открыла глаза и пронзила взглядом стоящую фрейлину. - Что выйдет из этой увлеченности извсетно только Богу. Но, если случится так, что я внезапно заболею...- голос молодой женщины прервался, но собравшись с силами, она продолжила, - Вам ведь известно, что сейчас снова началась какая-то эпидемия, не так ли?
Голос Анны дрожал, на губах играла ухмылка.
- Как знать, чьи жизни она унесет в это раз. Так вот, Джейн, я хочу, чтобы Вы пообещали мне - оберегать мое единственное дитя от всех бед и напастей. Я хочу, чтобы Вы поклялись мне немедленно!

+2

5

Джейн медленно поднялась. «Что же она хочет от меня? Не уж хочет отлучить от двора? Нет, не посмеет перечить королю,» - девушка была уверена в этом. Она так и стояла возле двери, на лице отражалась безразличность. Фрейлина не ожидала, что эта женщина захочет разделить с ней тайну. «Я тоже не доверяю Вам» – мелькнуло в её мыслях, но все же она удивилась, что Анна Болейн, которая так ненавидит всё семейство Сеймуров, приняла такое решение. «Что же замыслила, некогда возлюбленная короля? Тайна...что за тайна?»
Королева повернулась к ней и надменно посмотрела на Джейн
- Надеюсь, Вы не помчитесь к королю сразу же после этого разговора – Леди Сеймур ничего на это не ответила, только опустила глаза. «Нет, конечно, я могу сама за себя постоять!» – подумала она, но вслух не сказала. Джейн хорошо понимала, что конец правления Анны уже близок, и переживания, которые преследовали Её Величество, все равно отражались на лице женщины, хоть и она старательно всё скрывала. Когда-то Леди Анна, будучи в роле такой же фрейлины, стояла перед Екатериной Арагонской, но не была она смиренной и податливой, как Джейн Сеймур.
- Дело очень важное. Оно касается моей дочери, - девушка еще больше удивилась, но лицо так и осталось безразличным. Королева отвернулась и продолжила, но это уже говорила не женщина-соперница, с которой они боролись за одно место под солнечным небом, а женщина-мать, для которой счастье любимого дитя, прежде всего.
- Да, я понимаю, - тихо сказала Джейн и посмотрела на королеву – они встретились взглядами, но Болейн отвернулась. Через несколько минут снова посмотрела на фрейлину, и тут в глазах можно было увидеть злобу и ненависть.
- Не секрет, что король увлечен Вами, леди Джейн – уже все в замке знали, что Его Величество не на шутку увлекся белокурой девушкой. Королева продолжила, начала разговор о болезни.
«Да, действительно, ходят слухи об эпидемии »– подумала Сеймур, но вдруг голос Анны надорвался, как будто сейчас заплачет, но нет, держалась она хорошо, и это заставило Джейн насторожиться.
И тут Её Величество потребовала клятву от Леди Сеймур, она должна заботиться о малышке Бесс, если с королевой, что-то случится. «Но почему я? Почему?» Конечно, понятно было, что если Генрих сейчас разведётся с Анной, то следующей женой, скорее всего, станет хрупкая Джейн. Вдруг, девушка поняла, о какой эпидемии говорит женщина, стоящая перед ней – эта болезнь может стать смертельной только для властной Болейн.
Сеймур задумалась, ей стало жаль и королеву, и, конечно же, маленькую Элизабет, через несколько минут, она ответила:
- Да, Ваше Величество, я понимаю – она снова подняла глаза на Анну – я клянусь – медленно сказала Джейн – я клянусь, чтобы не случилось, оберегать Елизавету. И Бог свидетель моей клятвы – и девушка не промолвила больше ни слова, ожидая реакции королевы.

+1

6

Анна презрительно скривила губы, хотя на самом деле пыталась улыбнуться этой тихоне. Да, сейчас не стоило показывать своих истинных чувств, поскольку может случиться так, что судьба ее дочери будет зависеть от совести Джейн Сеймур. Но, Пресвятая Дева, как ей было трудно! Она хоть понимает, эта смирно стоящая девушка, каких усилий стоит Анне вообще говорить с ней, смотреть на нее?! Неимоверным усилием воли королева сдерживала рвущийся из нее гнев. Анна помнила, как несколько лет назад сама стояла вот так же перед Екатериной Арогоснкой. Тогда королева назвала свою фрейлину дешевой игрушкой, шлюхой, которая быстро надоесть королю. Она говорила на испанском, будучи уверенной, что молоденькая девушка ее не понимает. Она ошиблась. На таком же безупречном испанском Анна ответила первой жене Тюдора, что она не шлюха. И воистину это было правдой. Пусть весь двор тогда и был уверен, что она спит  с королем, чтобы взойти на трон, это было не так. Как сейчас Анна помнила гневно блестящие глаза Екатерины, свою гордо поднятую голову и спокойный, уверенный голос. Ни капли смирения и послушания. Только открытый вызов. Анна ничего тогда не боялась, потому что знала - она под защитой Генриха. Теперь же... Теперь перед ней, скромно потупив невыразительные глазки, стоит эта девушка, которой в скором времени суждено занять ее место.
- Отчего-то я верю Вам, леди Джейн. Наши взаимоотношения ни коим образом не должны каснуться Элизабет. Думаю, Вы это понимаете.
Королева вздохнула и поднялась со своего кресла. Медленно пройдя мимо Джейн, она остановилась у окна.
- Я знаю, что Вы думаете обо мне, Джейн. Я - ведьма, околдовавшая короля, разрушившая его семейное счастье. Ведь так?
Анна слегка повернулась к фрейлине.
- Никому и никогда Его Величество не посмеет рассказать, как было на самом деле. Даже Вам. Тем более Вам!
Королева печально улбынулась, взор ее теперь был устремлен куда-то вдаль, словно она вспоминала то, что ведомо только ей.
- Берегитесь, Джейн. И бояться Вам нужно вовсе не меня. - Анна повернулась и внимательно посмотрела на леди Сеймур. - Тот, кто сейчас обещает вечно Вам служить, однажды может Вас предать.
Голос молодой королевы звучал приглушенно, а глаза были наполнены тоской. Анна знала, что даже такая недалекая девушка, как Джейн, поняла намек. По сути, это вполне могло рассматриваться как государственная измена, но сейчас женщине не было до этого дела.
- Я так и не смогла примириться со старшей дочерь короля, леди Марией. О чем искренне сожалею. Мое появление в ее жизни имело катострофические последствия и за это она меня ненавидит. И я не смею ее винить. Я бы тоже всем сердцем презирала ту, которая заняла место матери возле отца. Я очень надеюсь, что моя Бесс не такая, что она умеет прощать и отпускать прошлое. Мы все совершаем ошибки, Джейн. И главное- уметь простить своего обидчика.
Королева сама была удивлена, когда поняла, что сердце ее не колотится при мысли о том, что Генрих в скором времени может избавиться от нее, чтобы взять себе новую жену. И возможно, новая королева сейчас стоит прямо перед ней. Анну это больше не волновало. С тех пор, как она поняла, что Джейн исполнит данную своей королеве клятву, все плохое словно отступило. На молодую, еще полную жизненных сил женщину, навалилась усталость. Она устала жить. Ей все надоело. Хотелось покоя и умиротворения.
Анна усмехнулась соврешенно новым ощущениям и сказала фрейлине:
- Налейте мне вина, Джейн.

+2

7

Та, которой суждено будет войти в историю Англии как любимой жене Генриха VIII, украдкой смотрела на Анну Болейн, не зная, что ей отвечать. Да и нужно ли было что-то говорить? Королева предупредила свою фрейлину, что стоит опасаться любви короля: сегодня он клянется служить тебе вечно, а завтра его самым страстным желанием будет избавиться от тебя. Но Леди Сеймур не нуждалась в таких советах. Хоть в отличие от своих предшественниц она не получила достойного образования, она не была глупой и понимала, что стоит ей совершить хоть одну ошибку и ее будет ждать участь Екатерины Арагонской и Анны Болейн.
Сейчас главной загадкой было то, как же обойдется король со своей второй супругой. Для нее, знавшей, что она станет королевой Англии после Анны Болейн, было крайне важно знать, как Генрих избавиться от своей жены. Братья говорили о том, что нельзя допустить, чтобы у Болейнов осталась хоть какая-то возможность удержаться на плаву. С одной стороны ее пугало это, с другой – она все прекрасно понимала, включая то, что, значит, Анну будет ждать что-то отличное от судьбы королевы Екатерины.
Анна приказала налить вина, и Джейн повиновалась. Подойдя к небольшому столику в углу комнаты, она налила из кувшина в кубок терпкую рубиновую жидкость, а потом поднесла его (кубок) королеве.
-Ваше Величество, - отдав свою нетяжелую ношу, Джейн сделала реверанс ,и тут на нее нашло что-то странное. Она осмелилась посмотреть прямо в черные глаза королевы.
-Я не считаю Вас ведьмой, околдовавшей короля, - внезапно произнесла Джейн. Голос ее звучал уверенно и твердо, будто говорила вовсе и не та девушка, которая несколько секунд назад скромно стояла у двери, потупив взор и не смея сказать хоть одно лишнее слово своей госпоже.
-Но на все воля Господа. Нам лишь остается смириться с тем, что выпало на нашу долю.
Именно так. И не только Анне нужно были смириться с тем, что отныне она уже не всесильная королева и любимая женщина Генриха VIII. Но и Джейн нужно было смириться с тем, что отныне ее жизнь не будет принадлежать ей, она теперь принадлежит Генриху, и все будет так, как решит король.

0

8

-Я не считаю Вас ведьмой, околдовавшей короля. - до этого Анна не смотрела на Джейн. Не глядя, она приняла кубок из ее рук и когда поднесла его к губам, прозвучала эта фраза.
Повернувшись, королева  внимательно, словно впервые в жизни, смотрела на Джейн. А ведь они были кузинами! Но настолько далекими, что едва знакомые люди обычно общаются лучше, чем эти две женщины. Они отличались так, как небо и земля. Тихая, необразованная, скромная Джейн была полной противопожностью живой, яркой и остроумной Анны. И Генрих устал... Устал от такой жены. Ему хотелось видеть рядом с собой не личность, а просто женщину, которая будет в состоянии положить свою жизнь на жертвенный алтарь короля. Когда-то точно так же сделала и Арагонская, но это не принесло ей счастья. Появилась Анна и помогла Генриху разрушить жизнь этой женщины. Теперь Джейн  косвенно, но все же является соучастницей того, что происходило в жизни пока еще королевы и пока еще законной жены Тюдора. Интересно, настигнет ли  возмездие и ее?
- Покорно смирится со своей участью и ждать того, что уготовил нам Господь? - иронично изогнув бровь, спросила Анна. - У Вас есть девиз, Джейн? Если нет, возмите себе такой - "Рожденная повиноваться и служить". Я думаю, Вам подойдет. И Вы не правы, Джейн Сеймур. На все совсем не Божья воля. Я не уверена, что Господь хотел бы, чтобы  все происходило именно так. На все воля короля. Да хранит его Бог!
Анна отвернулась от Джейн. Когда-то она сама открыла для Генриха этот путь, даже не осознавая, какие последствия настигнут все королевство. Она дала ему в руки власть, о которой он мог лишь мечтать и от которой теперь пострадает сама.
Королева не могла больше выносить присутствия этой женщины рядом, поэтому приказала ей уйти. Теперь она была спокойна за Бесс. Чтобы ни произошло, она верила, что Джейн не допустит, чтобы страдал невинный ребенок. Теперь она могла подумать о себе и о том, что ждет ее завтра. Будет ли  она жива или Генрих опустится до того, что прикажет задушить ее ночью, в постели? Анна вздрогнула от этих мыслей. Как ни крути, а она хотела жить. Больше всего на свете она желала забрать дочь и покинуть этот дворец навсегда. Как знать, может Господь возмет ее под свое крыло и поможет избежать воли того, кто когда-то обещал положить свою жизнь к ее ногам?

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Над Лондоном спускается туман... » Чем больше любви в твоей душе, тем больше страданий.