The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Французский берег » Лучше пусть меня потом простят, чем сейчас не заметят.


Лучше пусть меня потом простят, чем сейчас не заметят.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Январь, 1519 год. После ночи с Робертом де Ламарком, Анна Болейн случайно сталкивается с Клеманом Маро и узнает всю правду.
Участники: Анна Болейн, Клеман Маро, Роберт де Ламарк.

0

2

Анна медленно шла по коридорам дворца. Особых заданий у нее сегодня не было, а это значит, что она могла немного побыть одна. Анна хоть и любила высшее общество, в котором вращалась с детства, со всеми его балами, маскарадами, пикниками и литературными вечерами, но иногда  остро нуждалась в одиночестве. И вот сейчас, получив несколько минут только для себя одной, девушка наслаждалась этим мгновением. Она остановилась у одного из многочисленных окон и задумчиво посмотрела во двор. Январь... Во Франции второй месяц зимы был больше похож на начало весны. На улице  было тепло, но сыро и мокро.
Интересно, а какая погода сейчас в Лондоне? - неожиданно для себя подумала Анна. Отмахнувшись, от странной мысли, девушка решила подумать о том, что для нее сейчас действительно важно.
Роберт... От одного воспоминания о проведенной с ним ночи у мадемуазель Болейн перехватывало дыхание. Если бы несколько дней назад, кто-нибудь сказал ей, что она лишится невинности с этим... бабником и донжуаном, Анна бы громко рассмеялась этому выдумщику в лицо. Ее никогда не привлекали мужчины, вроде Роберта. Нет, внешне он был идеален, но вот его жизненные принципы всегда вызывали у девушки отвращение. Она никак не могла взять в толк, почему почти все женщины при дворе готовы падать к его ногам и чуть ли не выдерают друг другу волосы за то, чтобы оказаться в его постели. И вот теперь, она сама одна из них. Она пополнила список тех, кто сдался перед привлекательностью, напором и необьяснимым магнетизмом этого мужчины. О том, что Роберт был женат, Анна предпочитала вовсе не думать.
Стоя вот так, в своих мечтах и мыслях, Анна и не заметила, что возле нее кто-то появился. Услышав легкий шорох, девушка невольно вздрогнула и резко повернулась в сторону, отчего буквально налетела на стоящего рядом мужчину. Анна испуганно вскрикнула и отпрянула назад. Прийдя в себя, она увидела растерянное лицо молодого придворного поэта Маро.
- Пресвятая Дева Мария! - девушка приложила руку к быстро бьющемуся сердцу. Ее грудь бурно вздымалась под корсетом в такт лихорадочному дыханию. - Мсье Маро! Простите меня, прошу Вас! Я... О Боже, как же Вы меня напугали!

0

3

Прекрасная Анна. Она стояла у окна. Темные волосы волнами струились по стройной спине. Черные глаза задумчиво всматривались вдаль. У Клемана перехватывало дыхание. Он замер в нерешительности, не смея подойти ближе и нарушить ее уединение. Вчера он так и не смог поговорить с ней. Стоило Роберту передать ей письмо, как Анна тут же исчезла из покоев принцессы. Вскоре пропал и неожиданный новый друг поэта – сеньор де Флеранж.
«Вдруг она сочтет это дерзостью…»
Влечение было сильнее скромности и неловкости юного поэта. Маро стал медленно приближаться к своей музе, то резко останавливаясь, чтобы развернуться и уйти прочь, то вновь делая маленькие шаги, чтобы все же, наконец, заговорить с ней. Но первой отозвалась Анна. Она заметила, что кто-то находится совсем близко от нее и резко развернулась.
Клеман растеряно потупил взор и испугано сделал пару шагов назад, словно порываясь убежать от нее.
-Мсье Маро! Простите меня, прошу Вас! Я... О Боже, как же Вы меня напугали! – ее бархатный голос отзывался музыкой в его влюбленном сердце, и Клеман поднял на нее свои глаза.
-Простите, - быстро пролепетал он, тщетно пытаясь найти в себе силы говорить уверенно. – Я не хотел напугать Вас. Простите меня.
И вновь не выдержав взгляда этих черных таинственных глаз, Маро потупился и стал разглядывать пол, словно там находилось что-то безмерно интересное и волнующее молодого поэта.
-Я просто хотел узнать…Вчера я Вам перед… - слова упорно отказывались складываться в полные фразы. Клеман глубоко вздохнул и провел рукой по лбу, смахивая с него капельки пота, выступившие от волнения.
-Каким Вы нашли стих, который я посвятил Вам? – внезапно выпалил поэт, но так и не решился больше посмотреть ей в глаза.

0

4

- Что? - растерянно спросила Анна.
Ей было неловко находиться рядом с Клеманом. Ведь еще вчера вечером она мечтала о встрече с ним, а потом... Потом шагнула к краю бездны и была полностью ею поглощена.
Но что он говорит? Какой стих? Единственное, что она вчера получала, это было тайное послание от Роберта, из-за которого они и встретились... Мгновенно вспыхнувшая мысль, заставила Анну сильно сжать кулаки. Ну конечно! Ведь она с самого начала думала, что стих написал именно поэт! Как она могла вообще решить, что де Ламарк способен на создание чего-то возвышенного и прекрасного?!
- Значит, это все-таки были Вы... - одними губами пролепетала девушка, даже не глядя на Маро.
Ну какая же ты дурочка, Анна Болейн! Купилась на уловки этого бабника!
Внутри Анны поднималась волна праведного гнева, угрожающая разрушить все на своем пути. Сейчас мадемуазель Болейн практически забыла о присутствии поэта, который явно с нетерпением ждал ее ответа. Маро неловко прокашлялся, дабы привлечь внимание девушки и это подействовало. Она повернула свое лицо с плотно сжатыми губами и горящими глазами к нему.
- Вы очень талантливы, мсье Маро. - тихо, как-то отстраненно произнесла девушка. - И ваш стих... Ваше признание произвело на меня огромное впечатление.
Настолько огромное, что я понеслась, сломя голову, на встречу с Вами. А встретила...
Анна молча смотрела на Клемана, не зная что же еще сказать. Она видела, что молодой человек ждет чего-то большего от нее, но, увы, ее мысли были обращены совсем к другому мужчине. К тому, которого она собиралась растерзать своими руками прямо сегодня.

0

5

Клеман ждал. Исподлобья он смотрел на Анну и недоумевал. С ней происходило что-то странное: пальцы она нервно сжала в маленькие кулачки, черные глаза словно загорелись огнем, она будто перестала замечать его присутствие рядом с собой. Когда же она, наконец, ответила ему, поэт вовсе растерялся. Что значат ее слова? Произвело впечатление? И все? Значит ли это, что его чувства взаимны или же для нее его стих остался лишь просто стихом? К горлу подступил ком. Мсье Маро в этот момент жутко пожалел, что доверился вчера Роберту де Ламарку и открылся этой девушке. Лучше бы он продолжал в тайне ото всех наблюдать за ней, восхищаться и ночью писать стихи, изливая все на бумагу. Теперь же неопределенность и неизвестность съедали душу, заставляя краснеть под ее взглядом и мучительно теряться в догадках.
-Мадемуазель, - Клеман перешагнул с ноги на ноги и неуверенно посмотрел в ее глаза. – Могу ли я рассчитывать на то, что те чувства, о которых я писал Вам, взаимны?

0

6

Господи, что же мне ему ответить?! - мысленно взмолилась Анна. Впервые в жизни острая на язык, порою не сдержанная, говорящая все, что думает, она не могла найти нужных слов.
Клеман Маро... Анна смотрела в его глаза и не могла понять, как же так вышло. Когда ей передали то злополучное послание, она была уверена, что оно от поэта. Она еле сдерживалась, чтобы не пищать от восторга, как легкомысленная девчонка. Она мечтала о нем, она спешила на встречу к нему. Она была уверена, что влюблена. И как же так получилось, что она стала любовницей самого развратного мужчины при дворе?! В том, что на одной ночи это не закончится, девушка была уверена так же точно, как то, что завтра снова наступит новый день. Ведь даже не смотря на всю ту злость, которая бурлила внутри нее, Анну начинало бросать в дрожь лишь от одной мысли о том, что сегодня она снова окажется в руках Роберта.
Невольно мадемуазель Болейн стала сравнивать Маро и де Ламарка. Глупо, конечно, ведь они совершенно разные. Но милый, искренний и романтичный Клеман ни в чем не уступал распутному, самоуверенному, эгоистичному, но такому безумно привлекательному Роберту. И Анна вполне могла бы стать прекрасной партией для поэта. Она была бы его возлюбленной, воспетой в его стихах, его музой, его Эвридикой. Их любовь была бы чистой и прекрасной. Но... Как ни странно, молодую девушку тянуло вовсе не к чистому сердцу Маро. После этой ночи ее все больше затягивала бездна разврата, которую для нее открыл де Ламарк. Их связь была не правильной, грешной, но ничего с этим Анна не могла сделать.
Но я могла бы использовать Маро как ширму. Если бы у нас были отношения, то никто бы и не заподозрил меня в связи с Робертом. - мгновение спустя после этой мысли, девушка содрогнулась от отвращения к себе самой.
Пресвятая Дева, я буду гореть в аду!
Анна подняла свои глаза на поэта и сглотнула ком, подступивший к горлу.
Ты должна выбрать его! У вас есть будущее! Не то, что с этим ловеласом де Флеранжом.
Голова девушки начинала раскалываться от разрывающих ее мыслей. А день обещал быть таким приятным! Какую же свинью ей подложил ее любовник!
- Мсье Маро, - неуверенно начала Анна, - я глубоко тронута Вашим признанием. И я бы очень хотела ответить Вам взаимностью, но, увы, я не могу. Простите меня.
Мадемуазель Болейн шагнула навстречу к Клеману и накрыла его руку своей. Ей было так неловко, что она просто мечтала провалиться сквозь этот пол на нижний этаж. И пусть бы  она сильно ушиблась и, скорее всего, испотрила бы свое потрясающее кремовое платье, но зато сейчас ее бы здесь не было. Не пришлось бы смотреть в эти наполненные нежностью и влюбленностью глаза, зная, что, наверное, она разбивает его хрупкое сердце. Люди искусства так впечатлительны! 
- Но я могу быть Вашим другом, Клеман. Я знаю, что этого мало, но это все, что я могу Вам предложить.
Анна ненавидела себя в этот момент. Другом! Кому нужна дружба с тем, в кого влюблено сердце.

0

7

Вовсе не такие слова от мадемуазель Болейн мечтал услышать молодой поэт, ночами воспевая черноглазую красавицу в своих стихах, а на утро сжигая их и прогоняя навязчивое желание рассказать ей правду. Клеман опустил взгляд и посмотрел на свои руки, которые накрыли хрупкие изящные пальчики Анны. Он мечтал касаться их губами, он мечтал припасть к ним долгим поцелуем, услышав в ответ, что чувства его взаимны.
Но нет. Она обещала быть лишь другом, и уголки его губ дрогнули в усмешке над самим собой. Над своей наивностью. Как он мог умудриться поверить Роберту? Как мог поверить в то, что фрейлина его покровительницы может питать к нему нечто большее, чем просто восхищение его талантом? Ведь не зря же и герцогиня Алансонская, так восхваляющая его дар, держит эту девушку столь близко к себе. Анна Болейн лишь, подобно своей госпоже, просто оценила его стихи, но не более…
Маро медленно отстранился от девушки, высвобождая свои руки, и вновь посмотрел ей в глаза. На этот раз во взгляде юноши уже не было смущения или неуверенности. Боль? Да. Следы разбитого вдребезги сердца? Тоже да. Но при этом ни оттенка злобы или ненависти к невольной обидчице придворного пиита. Он все понял. И знал, что еще долго будет с восхищением и невысказанной болью смотреть на нее издалека, но точно был уверен, что это все пройдет. Мысленно поэт дал сам себе клятву вычеркнуть строптивую Анну Болейн из своего сердца, чтобы творить дальше. Но писать вовсе не о ней, а о той, что согласится принять его любовь.
-Для меня огромная честь считаться другом столь умной и прекрасной дамы, как Вы, мадемуазель Болейн, - проговорил Клеман со слабой улыбкой на губах. – Желаю Вам приятного дня.
Стоять перед ней, давая возможность и дальше читать в своих глазах все то горе, которое временно поселилось в его чувствительной душе, Маро не считал нужным. Он не хотел заставлять чувствовать свою пока еще возлюбленную девушку неловко, не хотел, чтобы ее терзала совесть. Поэтому он поклонился ей и, как можно скорее, покинул коридор.

+1

8

- Мсье Маро... - Анна сказала это так тихо, что придворный поэт ее не услышал. Ей осталось лишь молча смотреть ему в спину, когда он удалялся в глубь дворца по коридору.
Это и хорошо, что он так сразу ушел, потому что выносить его полный боли и разочарования взгляд, девушка уже была не в силах. Анна понимала, что они никогда не станут друзьями. Этот разговор всегда будет стоять между ними. Мужчины, даже такие как Клеман Маро, не прощают женщине отказа.
Анна тяжело вздохнула и опустила голову. В ее душе сейчас образовалась огромная дыра, в которую летели к черту все надежды и мечты. Она разбила сердце, сделала больно прекрасному молодому человеку. И из-за чего? Из-за страсти, которая заставляет ее сердце скакать в бешенном темпе! Из-за чувства, которое ни к чему хорошему не приведет!
Роберт... - снова вздохнув, подумала Анна. Его имя было для нее наваждением, от которого невозможно избавиться.
Собрав все силы и остатки своего негодования, мадемуазель Болейн направилась прямо в покои своего любовника. Конечно, этого нельзя делать! Если кто-то увидит, это может иметь ужасные последствия.
Плевать! - отмахнулась Анна и ускорила темп.
Перед дверями, ведущими в кабинет Роберта, стоял молоденький паж. Анна проигнорировала его вопрос о том, куда она вообще направляется, и буквально влетела в комнату, не забыв при этом громко хлопнуть дверью. Эта привычка, к сожалению, сохранится у девушки и в дальнейшем, когда она станет королевой Англии.
Де Ламарк сидел за письменным столом, когда в кабинет, словно ураган, ворвалась его новоиспеченная любовница. Следом за ней вбежал перепуганный паж.
- Надеюсь, я не слишком помешала Вам, сеньер де Флеранж, - ехидно улыбаясь, процедила сквозь зубы Анна.

+2

9

Навязчивый шум отвлек Роберт, и его взгляд, наполненный праведным гневом, направился на дверь, словно мог испепелить того, кто за ней находится. На мгновение наступила тишина, и сеньор де Флеранж развернулся обратно к столу, но тут в его покоях разразилась настоящая буря: дверь с грохотом распахнулась и в комнате появилась черноглазая гурия. За мадемуазель Болейн в покои к Роберту вбежал перепуганный паж, который не знал, как оправдываться перед своим господином, ведь тот приказал никого не пускать.
«Какого черта!?» - слова эти буквально уже сорвались с языка, но вместо этого де Ламарк молча поднялся со стула и, проигнорировав едкие слова Анны, угрожающе посмотрел на своего пажа, будто предупреждая того, что этот промах даром ему не пройдет.
-Иди прочь, и не смей открывать рта! – приказал Роберт мальчишке, и тот испуганно попятился назад, а затем покинул комнату, плотно закрыв за собой дверь.
-Помнится ночью Вас, мадемуазель Болейн, весьма беспокоило то, что мое присутствие рядом с Вами может послужить черным пятном на безупречной репутации, - с ядовитой улыбкой на губах наконец обратился сеньор де Флеранж к своей любовнице, все еще злящийся на ее безрассудное поведение. Не только для самой Анны ее присутствие в этой комнате могло обернуться ненужными проблемами. – Что же изменилось? Неужели так соскучились по мне?

0

10

- Черта с два! - зло выпалила Анна, забыв о том, что она благородная и воспитанная леди. Девушка медленно обогнула рабочий стол Роберта и церемонно уселась в его кресло. Сверля своего любовника взглядом, она положила изящные руки на стол, а сама откинулась на мягкую спинку.
- Я пришла поблагодарить Вас, сеньер. Вчера я этого не сделала, - невинно хлопая ресницами, притворно-ангельским голосом продолжила девушка. Видя недоумение в глазах де Ламарка, она уточнила. - Я про Ваш стих, Роберт. Это настоящий шедевр! Я и предположить не могла, что воинственный сеньер де Флеранж способен на такое утонченное искусство, как написание поэм и стихов. На Вас это так не похоже!
Анна встала и подошла к Роберту так близко, что его бедро прижалось к ее платью.
- Только вот беда,- на ухо прошептала она мужчине, - сегодня я встретила поэта Маро. Вы, конечно знаете этого молодого человека. Так вот он интересовался - понравился ли мне стих, написанный им?
Девушка отклонилась от де Ламарка, склонила голову набок и посмотрела на него из-под опущенных ресниц.

Отредактировано Анна Болейн (2013-18-06 22:44:26)

+1

11

Сначала Роберт с удивлением наблюдал за мадемуазель Болейн, не совсем понимая, что она от него хочет. Потом, когда все прояснилось, взгляд из недоумевающего стал снисходительным и даже насмешливым.
Женщины! Какой-то ничего незначащий стих может стать для них настоящим потрясением, заставляющим сначала безрассудно отдаваться страстям, а на следующий день устроить настоящий скандал.
-Месье Маро весьма талантлив, - заключил де Ламарк, измерив свою любовницу оценивающим взглядом.
«Хороша!» - воспоминания о ночи оказались для Роберта куда приятнее, чем мысли о каком-то придворном поэте. Тем более, он не чувствовал за собой вины: он же вчера не утверждал, что стих принадлежит ему! Она сама так решила, а он и думать об этом не стал.
-Надеюсь, Вы сказали ему, что высоко оценили его творчество? – издевательски поинтересовался сеньор де Флеранж. – В конце концов, как я понимаю, именно этот стих предопределил исход вчерашнего вечера? 

0

12

Анна не могла сдержать улыбку. Как у него это получается? Буквально пару минут назад она влетела в его личные покои, словно ураган, а он лишь  снисходительно улыбается ей. И делает это так, что у нее пропадает всяческое желание скандалить дальше.
- Он ждал от меня ответа, Роберт! - все еще обиженно выпалила Анна. - Ты хоть понимаешь, в каком дурацком положении я оказалась из-за твоей выходки с этим стихом?!
Сейчас Анна самой себе казалась маленьким обиженным ребенком, дующим губки. Она медленно отошла от де Ламарка и провела пальцем по его красивому рабочему столу. Затем девушка с интересом стала осматриваться вокруг себя и нашла, что ее любовник еще более состоятельный человек, чем она могла себе представить. Вот так, блуждая по кабинету, ее взгляд снова остановился на Роберте. Их глаза встретились и по телу Анны пробежала уже знакомая дрожь. Она хотела его! Даже теперь, после ссоры и после ночи, полной любовных утех, желание снова просыпалось в ней, заставляя сдерживать гулко бьющееся сердце.
- Признайся, что у тебя еще не было столь страстной женщины.
Медленно и грациозно, словно пантера на охоте, она приближалась к Роберту. В ее глазах зажегся огонь, голос стал хриплым, она быстро облизала пересохшие губы. Плавно покачивая бедрами, девушка вплотную приблизилась к мужчине. Приподняв голову, Анна заглянула Роберту в глаза.

0

13

-Ну, я же вчера не говорил тебе, что это я написал тот стих, - пожав плечами, парировал Роберт, внимательно наблюдая за тем, как Анна осматривает его кабинет. Ему даже немного стало жалко бедного влюбленного поэта, которого он вчера обманул. Но, кажется, на самом деле черноволосая англичанка не столь  и сильно была расстроена из-за того, что ей пришлось оправдываться перед Клеманом. Во всяком случае, от былой злости на ее прелестном личике уже и следа не осталось.
Зато то, что он теперь прочитал в ее темных глазах, ему нравилось куда больше. Бархатный женский голосок стал звучать тише, искушая напрочь забыть о тех делах, что занимала сеньора де Флеранжа всего несколько минут назад.
-Хм… - изогнув брови и склонив голову набок, он стал внимательно рассматривать Анну, делая вид, что сейчас в его голове идет процесс сравнивания юной красавицы с его прошлыми любовницами. На самом деле не было никакой необходимости сравнивать: Роберт прекрасно знал ответ.
-У меня никогда не было такой безрассудной, - прошептал Роберт, приподняв ладонями личико Анны. – Отчаянной и ненасытной женщины.
Склонив голову, он впился в ее манящие губы требовательным поцелуем. Руки опустились ниже: сначала на ее плечи, затем к вырезу на платье, из которого волнующе вздымалась полная женсая грудь.
Но только… «Черт побери, какого дьявола!?» Сеньор де Флеранж резко отстранился от Анны.
-Что ты творишь!? Сюда может войти кто угодно: Монморанси, моя жена или вообще сам король!
Откровенно сказать, появление Франциска Валуа в этой комнате вряд ли стало бы причиной каких-либо проблем, но звучало его имя в этом списке весьма убедительно.

Отредактировано Роберт де Ламарк (2013-22-06 10:48:05)

+1

14

Его поцелуй окончательно и бесповоротно лишил Анну каких-либо сил. Теперь она полнстью отдалась во власть его пьянищих губ и сильных мужских рук. По телу то и дело пробегала дрожь, заставляя девушку дрожать от желания и нетерпения. Как ей сейчас хотелось, чтобы Роберт поднял ее на руки и отнес вон на тот небольшой деванчик. Но вместо этого он резко отстранился от Анны, не заботясь о том, что толкнул ее. Немного пошатываясь, мадемуазель Болейн рассеянно посмотрела на де Ламарка.
Черт возьми! Что же она творит?! Куда подевались ее былая трезвость ума и осторожность?! Молча разгладив платье и поправив руками волосы, Анна отвернулась и отошла от Роберта, закусив нижнюю губу.
- Ты прав. Я веду себя слишком безрассудно. Иногда мне кажется, что это сыграет со мной злую шутку когда-нибудь.
Немного помолчав, девушка все же повернулась к своему любовнику и вяло улыбнулась:
- Я рада, что мы разрешили наш конфликт, сеньер де Флеранж. - наигранно громко, отчетливо произнося каждое слово,  сказала Анна. Если кто-то и мог их услышать в эту минуту, то ничего неподобающего не заподозрил бы. - Простите, что вот так ворвалась к Вам и отняла драгоценное время. Мне уже пора.
Опасно сверкнув глазами, Анна развернулась, чтобы уйти. Сейчас в ее голове пульсировала лишь одна мысль:
Останови меня! Не дай мне вот так уйти! Потому что тогда я больше не вернусь к тебе.

+2

15

И он остановил ее. Роберт аккуратно коснулся ее плеча, не давая уйти прямо сейчас.
На самом деле сеньор де Флеранж был крайне растерян, ибо попросту не понимал, что происходит в его покоях. Сначала она ворвалась, готовая разорвать его в клочья, затем была готова вновь отдаться ему прямо в этой комнате, не заботясь о своей репутации, теперь же она, кажется, была обижена на то, что он оказался вдруг таким предусмотрительным и осторожным. Какое-то безумство, в самом деле! Роберт де Ламарк был готов идти к своему королю и в лицо высказать ему все, что ему думалось в это момент! И почему из всех своих приближенных Франциск I решил, что именно Роберта надо посылать очаровывать строптивую мадемуазель Болейн? С чего он вообще решил, что она что-нибудь знает о делах своего отца? У сеньора де Флеранжа возникло ощущение, что мадемуазель Болейн принесет ему одни только проблемы, и вряд ли что-нибудь полезное для французского монарха.
Но голос разума оказывался не столь громким и требовательным, как надо было бы, поэтому Роберт обнял свою любовницу за плечи и прижал спиной ее хрупкую фигурку к своей груди.
-Помнится, - наклонившись к ее маленькому ушку, прошептал Роберт. – Ночью мы договаривались, что я смогу вновь навестить тебя сегодня вечером. Я могу надеяться на то, что ты будешь меня ждать?

Отредактировано Роберт де Ламарк (2013-25-06 13:50:01)

0

16

Оттолкни его, развернись и уноси свои ножки прочь из этой комнаты! - мысленно приказывала себе Анна. Но... Она осталась. Стояла, ощущая его тепло, его силу и терпкий аромат. Порочный, корыстный, меркантильный... Но при этом такой нежный и ласковый, что девушка забывала обо всем, просто слыша его голос. Она ненавидела себя за это. Презирала в себе  слабость, которая лишала ее возможности мыслить ясно и трезво.
Анна всегда знала, что порою ее настроение меняется как ветер в мае, но того, что происходило сейчас, она не понимала вообще. Она явилась в кабинет любовника, чтобы взъерошить его идеально приглаженные перья, но вместо этого мысленно молила еще хотя бы об одном поцелуе.
Черт бы его побрал!
Медленно повернувшись к Роберту, не глядя ему в глаза, Анна тихо произнесла:
- Я не знаю, зачем тебе все это нужно. Не понимаю. Из всех женщин при дворе, ты выбрал явно не ту, Роберт де Ламарк.
Не удостоив де Флеранжа взгляда, мадемуазель Болейн развернулась, чтобы уйти. И на этот раз она не хотела, чтобы он ее останавливал. И все же у дверей девушка повернулась и грустно улыбнулась:
- И да, ты можешь сегодня прийти. Ты и сам это знаешь, не так ли?
Теперь дверь за ней затворилась очень тихо, почти бесшумно.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Французский берег » Лучше пусть меня потом простят, чем сейчас не заметят.