The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Бойтесь своих желаний - они имеют свойство сбываться.


Бойтесь своих желаний - они имеют свойство сбываться.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1532 год. Кале. Встреча Генриха Тюдора и Франциска Валуа, на которой Анна  Болейн официально представлена как будущая королева Англи, подходит к своему логическому завершению. Близится ночь, когда все изменится.
Участники:  Генрих VIII, Анна Болейн, Мэри Болейн.

0

2

Маркиза Пемброк устало вздохнула и на миг прикрыла глаза. Вечер был потрясающим! Все прошло прекрасно. Теперь она была официальна представлена как будущая королева Англии. Настроение у Анны было приподнятым, даже несмотря на легкую усталость. Молодая женщина машинально стала обводить глазами гостей. Снова, уже в который раз за вечер, ее глаза встретились с Робертом де Ламарком. Он улыбался ей, говорил комплименты, и не переставал выискивать ее среди всей этой толпы. Он был по прежнему неотразимым и привлекательным, его внимание несомненно льстило маркизе, но не более. Много времени прошло с тех пор, как они виделись последний раз и Анна очень сильно повзрослела, живя в Англии. Ей пришлось. Она многого добилась, но самое сложное ей еще предстояло. Теперь нужно было суметь все это удержать.
На минуту Анна задержала свой взгляд на любовнице Франциска. Несмотря на то, что они не поладили, женщина чувствовала некую схожесть с этой блондинкой. Хорошо, что они живут в разных странах. При одном дворе им обеим было бы мало места. И пусть эта фаворитка ехидничает сколько пожелает, она как была, так и останется всего лишь наложницей Франциска. Анна же в свою очередь, очень скоро ощутит тяжесть короны Св. Эдуарда на своей прелестной головке. И это наполняло ее сердце восторгом.
Отвернувшись от госпожи де Писсле, Анна заметила в толпе свою сестру. Вот с кем она сегодня практически не говорила! Поднявшись со своего почетного места, маркиза двинулась в глубь зала. Мэри, игриво сверкая голубыми глазами, кокетничала с каким-то мужчиной. Ее звонкий смех переливался, словно трель колокольчика.
- Мэри, - тронув за рукав платья, Анна окликнула сестру. - Я бы очень хотела поболтать с тобой. Наедине, конечно же.
Выразительно сверкнув глазами в сторону почти соблазненного джентельмена, маркиза усадила сестру рядом с собой.

Отредактировано Анна Болейн (2013-09-06 21:39:49)

0

3

Вдова Уильяма Кэрри и сестра будущей английской королевы весь день чувствовала себя крайне неуютно. Франция и все, что с ней было связано, заставляли проснуться старые воспоминания, которые наводили на нее тоску. Когда-то давно, служа французской королеве, она была еще совсем юна и так беспечна. Ветреная и легкомысленная Мария Болейн, подобно бабочке, летящий на огонь, бросалась с головой в омут страстей. Ее первые мужчина – Франциск Валуа сегодня был столь же блистателен и неотразим, как и в те годы, когда сестры Болейн жили при его дворе. Мария несколько раз почувствовала на себе взгляд своего бывшего любовника, но, увы, случайные взгляды и легкая ничего незначащая полуулыбка на его губах – это было все, что осталось у нее от далекого романа с французским королем.
После отношений с Франциском был роман с Генрихом Тюдором. Ее семья неплохо нажилась на том, что старшая из сестер Болейн несколько лет украшала опочивальню английского короля. Но, увы, и здесь ей нашли замену…
Когда сегодня Мария смотрела на свою сестру, которая величественно занимала место рядом с Генрихом, как его будущая жена и королева, она не могла не почувствовать, как внутри зародилось что-то отдаленно напоминающее зависть. Нет, Мария никогда не была такой же честолюбивой, как Анна. Но как можно не завидовать младшей сестре, когда все чего смогла добиться Мария – это незавидная репутация распутной шлюхи, в то время как Анна вот-вот добьется того, к чему шла столько лет?
Мария Болейн пыталась всеми силами отогнать от себя грустные мысли и забыться, флиртуя и кокетничая с придворными, которые сопровождали своих монархов на этой встрече. И, кажется, у нее это даже стало получаться. Она даже не заметила, как младшая сестра оказалась рядом с ней. Привлекательному ухажеру пришлось отступиться и оставить Марию Болейн в компании сестры.
-Анна, - тепло улыбнувшись сестре, Мэри крепко сжала ее тонкие пальчики в своих ладонях. Ее большие голубые глаза тут же наполнились любовью и нежностью. Чтобы ни происходило в последние годы, Мария все равно любила свою сестру, и ничто не могло изменить этого.

Отредактировано Мария Болейн (2013-10-06 12:29:50)

0

4

Анна крепче сжала руку сестры и тепло ей улыбнулась. Она любила свою старшую сестру. Иногда у них случались разногласия, иногда они ругались так, что небесам было жарко, но прежде всего они оставались сестрами.
- Ты чудесно выглядишь, дорогая сестрица! Я счастлива, что ты сегодня здесь, Мэри. - маркиза ласково провела рукой по золотистым волосам сестры и заботливо убрала прядь, упавшую ей на лицо.
- Прекрасный вечер, не правда ли?
Анна машинально обвела взглядом гостей и снова повернулась к сестре.
- Помнишь, в прошлом,  мы жили здесь, в Кале? Прекрасное было время! Я сегодня говорила с королем Франциском и он вспоминал тебя, Мэри. - младшая Болейн игриво подмигнула старшей сестре. - Мы  обе были такими юными и беспечными! Могла ли ты тогда представить, что когда-нибудь наступит такой день, Мэри?

Отредактировано Анна Болейн (2013-13-06 23:12:18)

0

5

Мария слушала сестру с замиранием сердца. Он вспоминал ее! Нет, старшая Болейн вовсе не питала каких-либо чувств к своему бывшему любовнику, но от осознания того, что Франциск помнит ее, Мэри почувствовала себе легче, на сердце стало теплее. Если бы кто-нибудь сейчас вдруг сказал ей правду – король Франции вовсе не разговаривал с маркизой о ее сестре – то Мария бы никогда не простила Анне ее лжи. К счастью для обеих сестер, никто эту правду никогда не расскажет старшей Леди Болейн.
Мария улыбнулась сестре, опустив на мгновение взгляд, чтобы та случайно не заметила в нем ноток печали. «Как жаль, что ничего уже не вернуть.» Но Мэри не стала говорить этого вслух, ибо была уверена: теперь, когда Анна уже почти добилась короны Англии, она, в отличие от старшей сестры, не хочет возвращаться в прошлое, ведь будущее у нее такое прекрасное!
-Конечно, нет, - ответила Мария сестре. И все же улыбка, до этого счастливая, стала вдруг печальной. Грусть явно отразилась в больших голубы глазах. – Я никогда и подумать о таком не могла!«Хотя и могла быть на твоем месте, но…»Но я просто не так умна, как ты.

0

6

Милая Мэри... Всегда такая добрая и искренняя, что самой себе Анна иногда казалась демоном рядом с этим ангелом. Ни амбиций, ни честолюбия, ни стремления достичь чего-то, манипулируя мужчиной. Она просто любила и отдавала всю себя без остатка. Иногда Анне казалось, что ее старшая сестра вовсе не из рода Болейн.
- Ты просто другая. И, возможно, это даже к лучшему.- ласково произнесла маркиза, погладив Мэри по руке.
Никогда бы старшая дочь Томаса Болейна не смогла бы добиться того, чего сумела младшая. После Перси Анна уже не верила в настоящую любовь, поэтому перестала ее ждать. Теперь она жаждала мести и власти, чтобы хоть как-то заглушить боль, разрывающую ее душу. Свое, не совсем завидное положение, грозящее ей оказаться всего лишь очередной игрушкой в постели короля, она смогла повернуть себе во благо. Об этом и только об этом Анна думала каждый день. А ночью... Ночью боль, тоска и чувство обреченности возвращались снова, заставляя черноглазую красавицу ворочаться без сна. Она металась в постели, понимая, что успокоить ее может пара сильных, надежный мужских рук.
Генрих... В этом высоком, голубоглазом и грозном короле сплелись воедино все мечты и надежды маркизы. Она искренне  верила, что именно ему суждено утолить все ее печали, пусть даже он и стал причиной многих из них.
Анна ближе придвинулась к сестре и заговорчески ей подмигнула.
- Тебе и только тебе признаюсь, Мэри. Сегодня ночью случится то, чего я жду уже так долго.
Будущая королева выразительно посмотрела в сторону Генриха Тюдора и ее вызгляд мгновенно потеплел, а лицо озарила счастливая улыбка.

0

7

Чем отличались сестры Болейн друг от друга?
Старшая не умела разумно пользоваться тем, что ей дано. Голубоглазая красавица отдавалась мужчине, стоило лишь в ее сердце зажечься огоньку страсти, который очень быстро перерастал в любовь. Любовь, которая каждый раз приносила одни лишь страдания. Но Мэри не училась на своих горьких ошибках, раз за разом позволяя повторяться одному и тому же.
Младшая Болейн оказалась куда хитрее и да, действительно, куда разумнее своей сестрицы. За ее хрупкими плечами тоже был печальный опыт несчастливых отношений с мужчинами. Но этот опыт пошел ей во благо, она осознала как правильно вести себя, когда на нее обратил свой благосклонный взгляд Генрих Тюдор.
Мария знала, каким способом уже столько лет удерживает возле себя короля Анна, заставляя его идти ради нее на отчаянные поступки. Об этом знала вся Европа. Кто-то посмеивался над английским монархом, кто-то презирал мистрис Болейн, а Мэри с одной стороны и печалилась, что в свое время не смогла понять, как завоевать непостоянного Тюдора, но с другой – восхищалась сестрой, понимая, как непросто приходится и самой Анне.
И известие о том что, то, к чему она шла столько лет, осуществится именно сегодня ночью, вызвало в Марии бурный восторг. Она радостно засмеялась, едва сдерживая себя, чтобы не похлопать в ладоши.
-Я так рада за тебя, - искренни проговорила Мария и, наклонившись к сестре, заключала ее в крепкие объятья.

Отредактировано Мария Болейн (2013-17-06 15:06:22)

+1

8

Маркиза была потрясена такой реакцией своей сестры. Ведь она, как никто, знала, какие чувства когда-то обуревали голубоглазую красавицу Мэри по отношению к королю. Она была по-настоящемув него влюблена и очень сильно переживала их разрыв. Именно тогда величественный Генрих Тюдор  и обратил свой взор на черноглазую брюнетку Анну. И если бы все было наоборот, и на месте Мэри оказалась младшая Болейн, она явно бы так не радовалась за более удачливую сестру. В этом и была вся разница между ними - Анна не была настолько открытой и искренней, как ее старшая сестра. В ней всегда, прежде всего, говорили амбиции и стремление достичь чего-то большего. Мэри же имела потрясающую способность наслаждаться тем, что дает ей жизнь на данный момент.
- Спасибо, дорогая, - отвечая на обьятия, тепло произнесла Анна. - Прости, Мэри, но мне уже пора. Я хочу подготовиться. Я хочу, чтобы эта ночь была идеальной.
Маркиза Пемброк поцеловала сестру в щеку и упорхнула, словно яркая бабочка. На мгновение она задержалась возле Генриха, шепнула что-то ласковое ему на ухо и незаметно удалилась.
Анна прошла по темным коридорам дворца и, остановившись возле своих покоев, перевела дыхание. Сердце ее колотилось в груди так сильно, что казалось вырвется наружу. Ей было страшно. Но от этого страха странное тепло разливалось по молодому телу женщины. Несколько минут спустя Анна уже принимала ванную, а молодая служанка втирала в ее тело масло лаванды. Высушив и расчесав волосы, женщина облачилась в расшитый золотыми узорами халат. Генриха все не было. Чтобы как-то скоротать время, Анна решила написать письмо матери. За окном оглушительно прогремел гром и ярко вспыхнула молния, осветив королевские покои.

+2

9

Роскошный вечер, потрясающий воображение богатством и блистательностью обоих монархов, заканчивался оглушительными раскатами грома и молниями, озаряющими округу ярким светом. Словно небу стало противно наблюдать за фальшью и притворными улыбками, которые сегодня весь день посылали друг другу английский и французский короли, желая убедить себя, придворных и, главное, своего собеседника в дружбе и самых мирных намереньях.
Генрих Тюдор вздохнул свободно. Теперь рядом с ним не было этого напыщенного французского павлина – короля Франциска Валуа. А Анна, покидая торжество, загадочно шепнула ему, чтобы он пришел к ней. Таинственный чарующий голос давал надежду, что в этот раз его мечты воплотятся в явь. Дороги назад уже нет, а значит, строптивая Леди Болейн должна сдаться…
Английский король прошел в покои, которые были отведены для его будущей королевы, Анна сидела за письменном столом, аккуратно что-то выводя пером на белом листе. Несколько секунд Тюдор просто наблюдал за ней, восхищаясь необычной красотой, чувствуя, как внутри вновь просыпаются чувства и желания, которые изводят его вот уже столько лет.
Он окликнул ее, и на него поднялись черные глаза девушки. Генрих улыбнулся и прошелся по комнате, тщетно пытаясь не думать о стройном женском теле, скрывающемся за плотной тканью халата.
-Франциск вел себя благоразумно, - сказал Генрих для того, чтобы нарушить тишину, а не оттого, что желал говорить со своей возлюбленной о только что прошедшей встрече с французским королем. – И ты была великолепна.
Король Англии в несколько шагов преодолел расстояние от камина до письменного стола Анны и, наклонившись, обнял ее хрупкие плечи. Не имея больше сил сдерживать себя, Генрих оставил на алых женских губах требовательный поцелуй.

Отредактировано Генрих VIII (2013-21-06 18:52:25)

+2

10

Анна слегка вздрогнула от голоса Генриха и испуганно подняла на него свои глаза. Но страх моментально улетучился и в душе снова поселилось уже привычное ощущение счастья и уюта, когда он находился рядом. Она смотрела, как он медленно идет по комнате и сердце ее выбивало бешенный ритм. Он здесь! Он пришел! Конечно, ведь не могло быть иначе...
Или все-таки могло? Пока не было Генриха, пока Анна писала письмо матери, в ее голове друг друга сменяли мрачные мысли. Она искренне боялась, что вспыльчивому и властному королю Тюдору надоест эта игра и именно сегодня он решит все прекратить. Именно сегодня! Когда она решила сдаться ему раз и навсегда! Потом Анна вспоминала, что весь это волшебный вечер Генрих устроил в ее честь и надежда снова поселялась в ее измученной душе. И вот теперь он здесь, в ее покоях, совсем близко. Его голос обволакивал ее, его глаза поглащали ее и маркиза уже не могла не думать о том, какой он там, под одеждой.
- Я старалась для тебя, мой король, - мягко ответила Анна, не отрывая от его лица своих глаз. Сейчас в нем было нечто особенное, что она хотела запомнить на всю жизнь.
Когда Генрих поцеловал ее, маркиза сначала пылко ответила на поцелуй, но потом резко отстранилась.
- Подожди. Сейчас.
Боясь разбудить в нем гнев, Анна быстро отбежала от короля и остановилась у большой кровати. Вокруг горели свечи, за окном бушевала гроза.
- Я хочу, чтобы ты видел меня, любимый.
С этими словами будущая королева Англии потянула один конец пояса и халат мгновенно упал вниз, открывая взору Генриха безупречное молодое тело. Гордо вскинув голову, Анна блеснула глазами и соблазнительно улыбнулась своему будущему мужу.

Отредактировано Анна Болейн (2013-22-06 00:01:59)

0

11

Сколько раз английский король представлял себе этот момент. Никогда в жизни он так не мечтал о женщине, как об Анне Болейн. И неужели теперь все это, наконец, останется в прошлом: все его мечты воплотятся в реальность?
Дыхание перехватило, когда его взору открылось молодое женское тело. На смуглую кожу падали тени от горевших возле кровати свечей. В ее черных глазах также полыхал огонь, который нельзя было оставить без внимания. И полные алые губы манили к себе с неизмеримой силой.
Генрих машинально потянулся к своему камзолу и расстегнул пару верхних пуговиц, которые будто мешали ему свободно вздохнуть полной грудью.
Слова явно были лишними, и он просто молча подошел к ней и провел пальцами по нежной коже ее плеч, затем шеи, опустил их к ее полной груди. Его сердце бешено колотилось, а сознание мутнело. Теперь для него не существовало ничего вокруг, кроме его возлюбленной, решившей, наконец, покориться своему королю и будущему мужу.
Прижав ее хрупкий стан к себе, Генрих резко впился поцелуем в ее губы, словно желая убедиться, что все это происходит с ним не во сне. И вправду вкус ее губ был таким же настоящим, как и пару  минут назад. Ее тело трепетало в его руках.
Оторвавшись от ее губ, Генрих помог Анне опуститься на кровать, а затем быстро сам избавился от камзола и рубахи, которые стесняли его движения.
Потянувшись к Анне, он коснулся ее нежной руки, их пальцы переплелись.
-Я так долго ждал этого, - шепотом произнес Генрих, поднося ее руку к своим губам.

0

12

-Я так долго ждал этого - его голос пронзил ее сознание и именно в этот момент Анна поняла, на сколько важно и дорого Генриху все, что происходило сейчас в этой комнате.
- Я знаю, любимый. Я знаю. - шепотом отозвалась маркиза и притянула короля к себе.
Их губы снова слились в жарком поцелуе. Анна обвила руками шею Генриха и приникла к нему всм своим дрожащим телом. Внутри нее сейчас все ликовало. Неужели она снова сможет ощутить вкус наслаждения и страсти, испытать на себе всю силу любви этого мужчины? Куда-то далеко ушли  все сомнения и страдания, бессонные ночи, когда раз за разом, прокручивая свою недолгую жизнь, Анна металась в постели до утра в тщетной попытке найти правильный ответ. Даже угрызения совести, точившие ее после отъезда Арогонской из дворца, испарились в некуда. Теперь она была свободна. Сила ее желания и страсти возрастала с каждым новым поцелуем или прикосновением Генриха. Она стонала и изгибалась, требуя большего. Их всепоглощаяющая любовь обязательно даст свои плоды - Анна была уверена, что именно этой ночью будет зачат будущий наследник трона Тюдоров. И тогда уже никто не посмеет в чем-либо упрекнуть ее или косо провожать ее взглядом всякий раз, когда она идет коридорами Уйатхолла. Она родит Генриху сына! Истинного принца, того, кто сможет продолжить славное правление великого отца.
Слегка оторвавшись от губ короля, пытаясь привести сбившееся дыхание в порядок, Анна провела пальцами по щеке Генриха и нежно улыбнулась, глядя в его затуманенные страстью глаза.
- Сегодня мы сможем зачать нашего сына, любимый. И очень скоро я подарю тебе то, чего ты на самом деле очень долго ждешь.
Ее, слегка хриплый голос, звучал торжественно в тишине этоих покоев.

+1

13

Его руки блуждали по стройному молодому женскому телу, а губы жадно целовали ее лицо, шею, глаза, и затем снова приникали поцелуем к ее губам, алым и слегка припухшим. Теперь она его. До конца, без остатка она принадлежит только ему. Он еще даже не увенчал короною ее темноволосую головку, а она уже покоряется его рукам, жарко отвечая на каждое его прикосновение. Сейчас это было верхом его желаний. А после того, как она произнесла заветные слова: «сегодня мы сможем зачать нашего сына», он и вовсе потерял рассудок. Сын! Стоило этому слову сорваться с ее манящих губ, и словно открылась новая страница его жизни. Жизни с чистого листа. Конечно, это было невозможно: прошлое никогда не оставят его. Тень первого брака и предательство верной Екатерины будут преследовать всю жизнь. А загнанная в самые темные уголки его души совесть будет постепенно изводить его, напоминая, как брошенная собственным отцом в маленьком замке томится подрастающая дочка, разлученная с родной матерью, но несломленная гонениями отца и его новой жены.
Но разве мог сейчас об этом думать Генрих Тюдор? В эти мгновения для него существовала лишь она – страстная, дерзкая и своенравная Анна Болейн, покорившая сердце и перевернувшая его королевство с ног на голову. И ничто другое теперь его не заботило. Только ее тело, горячее молодое тело, извивающееся под его ласками и поцелуями.
Эта была особенная ночь. Ночь, когда у короля Генриха VIII исполнилось заветное желание. Ночь, когда была зачата будущая великая королева Елизавета. Но ночь, когда, не подозревая того, Анна Болейн ступила на тернистый путь, ведущий к эшафоту…

Отредактировано Генрих VIII (2013-29-06 12:40:08)

0

14

Анна стонала, извивалась, крепко прижимая к себе сильное мужское тело короля. И это было воистину прекрасно! Еще никогда Анна не испытывала подобных чувств. Вместе они поднимались к самым небесам, подходили к краю бездны и вместе падали вниз. Вот так они и должны провести всю жизнь - крепко обнявшись, никогда не отпукая друг друга. Маркиза, отрываясь от требовательных губ короля, всматривалась в его бездонные голубые глаза, словно хотела запомнить их  именно такими - наполненными страстью, любовью и нежностью. Не признаваясь себе самой, она все же понимала, что где-то там, в самых тайных уголках ее души, она боится. Страх ледяными пальцами сковывал все ее естество, заставляя вздрагивать и крепче обнимать Генриха. Теперь он был ее защитником, ее стеной, за которой она мечтала укрыться от всех бед этого жестокого мира. Сильная, своенравная и спесивая Анна Болейн сейчас хотела просто побыть маленькой беззащитной девочкой.
Но ее подсознание то и дело напоминало Анне о тех жертвах, которые были принесены для того, чтобы сегодняшняя ночь стала не просто мечтой, а явью. Екатерины, опозоренная и изгнанная из дворца, маленькая Мэри, насильно разлученная с матерью, брошенная в одиночестве, забытая и преданная родным отцом. Генри Перси... Ее первая, настоящая любовь. И теперь, при воспоминания о нем, сердце Анны болезненно сжалось. Она должна была сильнее бороться за него, убедить его в том, что они всегда будут вместе. Но она не сделала этого. Ушла, с гордо поднятой головой, видя, что ее возлюбленный сдался.
Анна слегка поморщилась и попыталсь отогнать печальные мысли из своей головы. Сегодня не та ночь, чтобы грустить. И впредь, она больше не будет одинокой, у нее не будет больше поводов для слез и разочарованй. Отныне, она станет счастливой. Самой счастливой! Рядом с ней был сильный, уверенный в себе и дерзкий король, готовый весь мир положить к ее ногам. Но что же продолжало съедать будущую королеву, не давая в полной мере насладиться этим моментом? Где-то в самом далеком уголке подсознания, Анна чувствовала, что именно этому мужчине, который сейчас шепчет ей слова любви, клянется всегда быть рядом и боготворить до конца жизни, суждено стать тем, кто одним словом, одним взглядом, уничтожит ее. Анна снова зажмурила в страхе глаза и перед ее взором предстал мрачный и великий Тауэр, громко захлопав огромными крыльям, мимо эшафота пронеслись черные, зловещие, как сама ночь, вороны. Анна вскрикнула и крепче прижалась к Генриху. Нет, не может быть! Никогда! Он никогда не предаст ее, никогда не причинит ей боли. Отгоняя от себя страшные мысли и видения, марикза страстно впилась поцелуем в губы короля и растворилась в его обьятиях, забыв обо всем на свете.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Бойтесь своих желаний - они имеют свойство сбываться.