The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Магия первой любви состоит в том, что ты не знаешь еще, что она первая


Магия первой любви состоит в том, что ты не знаешь еще, что она первая

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1521 год. Прием у кардинала Уолси.
Генри Перси, находящийся в услужении у лорд-канцлера английского королевства, знакомится с Анной Болейн, недавно вернувшейся из Франции и поступившей на службу к королеве. Как это часто бывает, молодым людям хватило лишь одной встречи, чтобы их жизнь внезапно приобрела иные окраски.
Участники: Анна Болейн, Генри Перси

0

2

Сын пятого графа Нортумберленда вошел в залу, в которой звучала легкая приятная музыка, слышался шелест платьев и говор всех присутствующих, и обвел ее равнодушным взором. Его покровитель, кардинал Уолси, любил устраивать подобные приемы. Лорд-канцлер, происходивший из бедной и незнатной семьи, получал удовольствие порой блеснуть перед всеми этими высокородными вельможами своими богатствами. Он любезно всем улыбался, но во взгляде так и читалось: «смотрите, чего добился сын простого мясника из Ипсвича, и завидуйте». Но надо отдать должное хитрому Уолси: выставляя на показ свои достижения, тем не менее, многое оставалась скрытым от зорких взглядов стервятников, желающих отобрать у него власть. Недоброжелатели видели ровно столько, чтобы давиться ядовитой слюной от зависти, но не знали достаточно, чтобы главного советника английского короля можно было в чем-либо обвинить. За это Генри Перси уважал архиепископа, служа тому верно. А Томас Уолси умел быть благодарным за верную и добросовестную службу. Перси пользовался особой любовью кардинала. И, конечно, сегодня был встречен доброжелательной улыбкой. Самое главное искренней улыбкой.
Но у Генри не было настроения излучать такое же благостное веселье, как кардинал. Он был мрачен. Равнодушен ко всему происходящему. Осушив свой бокал, он вручил его пажу и решил выйти в сад. Свежий воздух и тишина казались Генри более приятной компанией, чем любой из гостей лорд-канцлера. Уже у самой двери он внезапно столкнулся с какой-то незнакомой девушкой. Дама чуть не упала, но Перси успел подхватить ее и помочь удержаться на ногах.
-Прошу простить, это моя вина, - убедившись, что юная особа, оказавшаяся у него в руках, крепко стоит на полу, Генри отпустил ее и, наконец, посмотрел ей в лицо. На него поднялись большие темные глаза, и он внезапно почувствовал, как в горле вновь пересохло.
-Позвольте представиться, Генри Перси сын графа Нортумберленда, служу у кардинала, - прокашлявшись в кулак, произнес молодой человек, не совсем понимая, почему он остановился, а не продолжил свой путь в сад. – А Вы?..

Отредактировано Генри Перси (2013-01-07 09:59:09)

+1

3

Когда отец предложил Анне сегодня сопровождать его на прием, устраиваемый лорд-канцлером Уолси, то девушка ни минуты не раздумывала с ответом. Во-первых, в шкафу у нее висело шикарное платье из нежного зеленого дамасска, привезенное из Франции, а во-вторых, после сорвавшейся помолвкис лордом Баттлером, девушке отчаянно хотелось веселья.
Тщательно принарядившись, Анна удобно устроилась в семейной карете рядом с отцом. Пока они ехали к особняку кардинала, Анна успела о многом подумать. Внутри у нее все переворачивалось от желания наконец увидеть того, кто фактически правил Англией, пока молодой король Генрих устраивал пиры, турниры и маскарады. Конечно, девушка искренне надеялась, что на этом приеме будут король с королевой. Анне очень хотелось посмотреть на эту королевскую чету. А еще... Анна боялась признаваться себе самой, но, согласившись поехать с отцом, она надеялась поскрее выбросить из головы Роберта де Ламарка. Мысли о нем сводили ее с ума, тоска по этому несносному ловеласу изводила ее. Именно по этой причине Анна наотрез отказалась выходить замуж за Баттлера. Она бы не смогла. Чтобы это была за жизнь? Ложиться в постель с одним, мечтая совершенно о другом? Нет, ей нужно как можно быстрее перестать вспоминать Роберта, но видения о нем, о его поцелуях и нежных руках, преследовали молодую леди, не давай ей покоя.
Наконец карета остановиалсь и Анна повернула лицо к отцу. За всю дорогу он не сказал ей ни слова. Конечно, он все еще зол на свою младшую дочь, но Анна знала, что вскоре отец перестанет сердиться. Выйдя из кареты, девушка вдохнула свежий воздух и осмотрелась вокруг. Поправив платье и прическу, к которой был прикреплен арселе в тон платью, Анна медленно пошла вперед. Все вокруг поражало своим богатством и роскошью.
Что же меня ждет внутри?
Немного замешкавшись на пороге, Анна все же сделала несколько неуверенных шагов вперед.
Где же отец? Он ведь должен быть рядом?
Отбросив сомнения, вскинув голову, с прямой спиной, Анна направилась в дом. Но, на самом пороге, кто-то, из прилично подвипывших гостей, больно толкнул девушку и она буквально влетела в зал, при этом налетев на кого-то.
Пресвятая Дева! Я падаю! - молниеносно пронеслось в голове у Анны, но внезапно ее подхватили чьи-то руки.
Быстро справившись с шоком, девушка подняла глаза на своего спасителя. Он быстро извинился и так же быстро представился. Анне было неловко и смешно одновременно. Она выпрямилась, нервно разгладила не существующие складки на платье и быстро сделав реверанс, выпалила:
- Анна Болейн, милорд. - ее голос был серьезным, даже слегка раздраженным, а брови нахмурены. Она быстро оглянулась в поисках отца, но опять не найдя его, досадно топнула ножкой и тяжело вздохнула.
Повернувшись к молодому человеку, Анна снова взглянула на него, но уже внимательней. Он не был безупречно красив, но черты его лица были приятными и правильными, даже привлекательными. Серые глаза светились, а улыбка была настолько теплой и распологающей, что девушка не заметила, как начала улыбаться сама. Внезапно да нее дошло, кто стоит перед ней и Анна немного смутилась.
- Прошу прощения за то, что налетела на Вас, милорд. Это досадное недрозумение. Мой первый выход в свет в Англии не мог начаться никак иначе. - теперь ее голос источал иронию и сарказм.

Отредактировано Анна Болейн (2013-01-07 23:02:46)

+1

4

Болейн… Генри внимательно осмотрел свою новую знакомую. Уолси рассказывал ему о них. Близкая родня Норфолка. Отец семейства хорошо послужил Англии, находясь во Франции в качестве посла. Весьма возросли при дворе в тот момент, когда старшая из дочерей стала любовницей короля. А вот теперь вернулась, судя по всему, и младшая из дочерей графа Уилтшира. Кажется, у Болйна был еще сын, Джордж, пользующийся успехом при дворе, но Генри не был лично знаком ни с одним из представителей этого славного семейства. До этого момента.
-Приятно познакомиться с Вами, Леди Анна, - Перси учтиво кивнул мадемуазель Болейн и улыбнулся ей. - Позвольте поинтересоваться, Вы должно быть дочь графа Уилтшира?
В ней было что-то особенное. На первый взгляд не красавица. Во всяком случае, Генри видел в свите королевы фрейлин, которые, по его мнению, были внешне весьма привлекательнее. Но это только на первый взгляд. Он посмотрел ей в глаза, и вот уже Генри Перси не жаждал скорее покинуть душную залу. Он вдруг оказался в их плену, но из такого плена вовсе не хочется сбежать. Наоборот, хочется, чтобы он длился как можно дольше.
-Ничего страшного. Я наоборот рад, что оказался в этот момент рядом, иначе бы Вы упали. Вот тогда бы Ваш первый выход в свет точно запомнился бы всем надолго, - он слега рассмеялся. А затем, заговорщицки сощурился и ближе наклонился к девушке. – Прошу не передавайте моих слов кардиналу Уолси, но, откровенно говоря, его приемы – не лучшие события для первого выхода в свет. Чаще всего они до безобразия скучны. Но я Вам этого не говорил, - Генри отстранился от Анны и, подмигнув ей, приложил свой палец губам, словно повторяя свою просьбу, держать его слова втайне от лорд-канцлера.

+1

5

Какой приятный молодой  человек! - промелькнуло в головеу Анны.
Господи, я начинаю думать, как престарелая леди. - мрачно ответила самой себе на предыдущию мысль девушка.
Позвольте поинтересоваться, Вы должно быть дочь графа Уилтшира?- Анна гордо вздернула подбородок. Она гордилась своим отцом, уважала и любила его, не смотря на то, что сейчас откровенно злилась на  него.
- Да,  Вы правы, милорд. Мой отец - Томас Болейн, граф Уилтшир. Он должен быть где-то здесь. - девушка снова рассеянно  осмотрела гостей и снова не нашла среди них отца. - У меня есть еще старшая  сестра Мэри и брат Джордж.
Зачем я ему это говорю?! О Мэри он наверняка и так знает, да и Джордж известная личность при дворе.
Анна улыбнулась его непринужденной шутке об их столкновении и заметила, что с Генри Перси весьма легко поддерживать разговор. Он не спешил говорить ей массу скучных, пошлых и не нужных комплиментов, не делал никаких намеков или авансов. Анне это нравилось.
- Кардинал Уолси... - задумчиво произнесла девушка, выискивая в толпе могущественного лорд-канцлера королевства. - Я очень много слышала о нем, даже живя во Франции. Говорят, что он самый умный и хитрый политик, король очень любит  и ценит его. Даже  больше, чем свою королеву. - Анна тоже заговорчески подмигнула Перси, при этом мило хихикнула, словно маленькая девчонка. -  Такие рождаются раз в сто лет. Это правда, милорд?
Ее глаза, смотрящие прямо на него, светились неподдельным интересом. Невольно Анна закусила нижнюю губу. Она всегда так делала, когда была  чем-то очень увлечена. На данный момент  ее увлек разговор с  будущим графом Нортумберлендом. Этот милый юноша смог отвлечь ее от тяжелых мыслей о Роберте и о том, что и с кем он сейчас делает там, во Франции. Анна даже перестала лихорадочно выискивать в толпе отца. Все ее внимание было обращено лишь к Генри Перси. И, если быть до  конца честной, она постепенно тонула в его серых глазах.

Отредактировано Анна Болейн (2013-05-07 00:16:17)

0

6

«По-моему, король ценит слишком многих больше, чем свою королеву» - мысль, прозвучавшая в голове Генри Перси, не была скрашена презрением к Его Величеству или сочувствием к Екатерине Арагонской. Скорее, это больше походило на констатацию факта. Все, что было связано с управлением королевства, Генрих Тюдор предпочитал обсуждать со своим лорд-канцлером, а не женой (об этом Генри знал наверняка, ибо служил у Томаса Уолси уже не первый год). А что касается супружеских отношений в королевской чете:  разве что ленивый не обсуждал любовниц короля, сначала Бесси Блаунт, а теперь Мэри Болейн. Будущего графа мало интересовали сами слухи о том, как и с кем, проводит ночи король Англии, но зато от своего покровителя Генри хорошо был осведомлен о том, что связь короля со старшей дочерью Томаса Болейна принесла последнему немало выгод, и это сильно беспокоило кардинала, который не любил делиться своей властью, позволяя в близости от короля находится разве что еще только сэру Томасу Мору.
-Его Величества не зря так ценит Его Преосвященство, - ответил Перси, впрочем, не слишком жаждущий в этот вечер говорить о лорд-канцлере. – Я не знаю более умного и дальновидного политика, чем кардинал Уолси. Но я немало удивлен, что Вас заинтересовала его личность. Прелестные головки наших придворных дам обычно не заняты мыслями о политике и сильных мира сего.
Генри опять рассмеялся, любясь Анной. Странно. Если сначала она не показалась ему красавицей, затем его пленили лишь ее глаза, то теперь он был полностью поглощен той энергией, которую излучала эта девушка. Ее бархатный голос обволакивал, грудной смех завораживал. Повторяясь о черных пленительных глазах, Генри не мог оторваться от них. Внутри что-то сжималось в тугой узел, появилось доселе незнакомое чувство, которое раньше он никогда не испытывал в присутствии какой-либо дамы. Даже своей невесты. Нет, тем более своей невесты.
-Вам не кажется, что здесь слишком душно? – с нотками смущения в голосе проговорил Генри. – Признаюсь, я хотел выйти в сад перед тем, как мне пришлось спасать Вас от падения. Может, Вы составите мне компанию?

+1

7

Но я немало удивлен, что Вас заинтересовала его личность. Прелестные головки наших придворных дам обычно не заняты мыслями о политике и сильных мира сего. - Анна проигнорировала его замечание о том, что странно для молодой леди думать о политике. Для нее это было не впервые, когда мужчина удивлен тем, что Анна Болейн вовсе непохожа на остальных придворных дам. Во Франции, Роберт де Ламарк, ее первый и пока единственный любовник, часто говорил, что она слишком умна, слишком дерзка и несдрежанна, как для юной особы. Но вместе с тем, именно это и нравилось де Флернажу в ней.
Черт возьми! Опять! Опять я думаю о нем! Хватит!
Анна нервно сжала руки в кулачки и снова закусила нижнюю губу.
Дурацкая привычка, Анна Болейн!
Когда Генри Перси предложил выйти в сад, девушка охотно согласилась и приняла его руку. Немного свежего воздуха сейчас точно не помешает. Оказавшись вне этого душного от невообразимого колличества людей особняка, Анна немного расслабилась.
- Вы снова напоминаете мне о моем падении, милорд. Это меня смущает. - усмехнувшись сказала девушка, хотя на лице у нее не было и тени смущения.
Немного постояв молча, Анна все же вернулась мысленно к словам, сказанным Перси ранее и поняла, что не может промолчать, как бы не старалась.
- Значит Вы, будущий граф Нортумберпленд, считаете, что леди не позволительно быть умной? - с вызовом произнесла Анна, повернувшись лицом к Генри. В ее глазах колыхнулось пламя, а на губах играла легкая улыбка. - Думаете, что женщина должна интересоваться только тем, какой наряд надеть на сегодняшний прием, с кем танцевать вольту и переживать по поводу неровного стежка на очередном покрывале или гобелене? Это страшно скучно, милорд! Не понимаю, как такая леди может вообще вызывать интерес у мужчины? Знаете, чему я научилась, живя во Франции? - она сделала паузу, заглянув в глаза Генри. - Женщина не просто может, милорд, она должна быть образованной и остроумной. Мало просто делить постель с мужчиной. Этим долго его не удержишь. Нужно уметь завлечь, расжечь интерес, пленить, а уж потом... - девушка наигранно стыдливо опустила глаза, не переставая улыбаться. - Ничто мужчину так не будоражит, пугает, но вместе с тем непреодолимо влечет, как наличие ума у женщины.
Анна знала, что воспитанные в строгих традициях английские барышни не смеют говорить и  толику того, что сейчас так красочно расписала она едва знакомому молодому человеку. Этим и была скучна для нее Англия.
- Когда я стала фрейлиной Маргариты Тюдор, вышедшй замуж за старого Людовика де Валуа, мне было тринадцать. - как ни в чем ни бывало продолжила Анна. - Нынешняя герцогиня Саффолк недолго была королевой Франции, но я успела научиться у нее очень важному - добиваться своего вопреки всему на свете. Потом, я стала воспитанницей еще одной Маргариты, - Анна обошла вокруг Перси, вертя в руках только что соравнный цветок. - Сестра короля Франциска... Удивительная женщина! - в голосе девушки слышалось восхищение и уважение. - Она тоже многому меня научила, но, в первую очередь - ценить и уважать себя, как личность. Единую, целостную личность, милорд Перси. Впрочем, здесь, в Англии, мужчины боятся таких женщин. Но что поделать - этот опыт и эти принципы - это мой единственный багаж, который я взяла с собой. Надеюсь, он мне все же пригодится. А Вы как думаете, Генри?
Она лукавила. Конечно, помимо французского опыта, эта хрупкая брюнетка увезла из Парижа несколько чемоданов прекрасных модных нарядов, в одном из которых появилась и на сегодняшнем приеме у кардинала Уолси. А еще, она назвала его по имени. Заметил ли он это?
Анна остановилась напротив Генри и протянула ему цветок. Ее глаза поощряли взять его, прикоснуться своими пальцами к ее руке, почувствовать тепло ее тела. Она призывно улыбалась, все так же молча протягивая ему цветок.

Отредактировано Анна Болейн (2013-05-07 15:29:06)

+1

8

Чтобы понять, что чувствовал Генри Перси в тот момент, когда говорила Леди Болейн, надо немного приоткрыть занавес той жизни, которая спокойно протекала у сына графа до встречи с этой черноглазой девушкой.
Молодой вельможа был лишен каких-либо амбициозных устремлений. Так вышло, что он родился в весьма богатой и знатной английской семье, поэтому добиваться самому чего-либо не было необходимости. У него все и так было по праву рождения.
С раннего детства бывал при дворе, чуть позже стал служить у Томаса Уолси. Так как парнем он был смышлёным, то расположение кардинала ему досталось очень быстро, и всесильный лорд-канцлер всегда покровительствовал сыну графа Нортумберленда. В 1516 году состоялась помолвка Генри с дочерью графа Шрусбери, Марией Тальбот. Любил ли он ее? Да разве можно любить ту, о которой ничего не знаешь. Была ли она достойна того, чтобы быть его женой? Перси никогда даже не пытался узнать поближе свою невесту. Все английские леди казались ему совершенно одинаковыми. Пресными и скучными. Сложно говорить было ли это в действительности так, но по капризу судьбы краткосрочные романы привлекательного внешне наследника завидного состояния всегда проходили с теми дамами, которые не могли задеть струн души нашего героя.
И вот вдруг, привыкший к тому, что собеседницы при дворе не могут поразить его чем-либо, а жизнь протекает вяло и скучно, он встречает ту, которая при первой же беседе поражает воображение дерзостью и вольностью, речами, которые так не подходят для женщины, ведь с детства их учат смирению и преданности, а не упорству и самоуважению.
Пораженный ее поведением, он молча смотрел на нее. И восхищался! Взгляд пронзительных голубых глаз не скрывал этого восхищения. И когда Анна Болейн протянула ему цветок, улыбнувшись уголками губ, он взял его, коснувшись пальцами нежной смуглой кожи англичанки, которая в суждениях своих куда больше была похожа на француженку.
-Знаете, мне сейчас стало очень обидно, что я никогда ранее не бывал при французском дворе. Я очень многое потерял, хотя в тоже время судьба сегодня сделала мне незабываемый подарок.
Он закрепил цветок на своем камзоле. Хотел было пообещать, что обязательно сохранит его, но фраза сия показалась ему слишком скорой и лишней. Ведь они не были знакомы еще даже часа.
-Я думаю, что весь двор будет восхищаться Вами! Я еще не встречал такой женщины, - он сделал шаг и вплотную приблизился к девушке, смотря на нее сверху вниз. – Однако, Вам не страшно, что кто-нибудь расценить Ваши слова как слишком дерзкие и непозволительные для столь юной леди? Вам нужен будет защитник, ведь чтобы ни говорили герцогиня Саффолк и сестра французского короля, а Вы правы, в Англии такую как Вы могут и испугаться.

Отредактировано Генри Перси (2013-09-07 17:56:23)

0

9

Анна проследила за его движениями и с улыбкой смотрела, как он прикрепляет к своему камзолу подаренный ею цветок. Он ей нравился. Определенно нравился. Привлекательный, богатый, и, видно было, далеко не глуп. У такого как он отбоя не должно быть от потенциальных невест. К своему удивлению Анна поняла, что этот вопрос ее очень интересует.
-Защитник? Возможно, Вы правы, милорд. Но у меня есть семья! Они моя крепость и опора. Мой отец день и ночь печется о нашем благополучии, брат вцепится в глотку любому, кто посмеет косо взглянуть на нас с сестрой, а Мэри... - Анна запнулась, не зная, как правильно подобрать слова. И решила сказать, как есть. - Мэри трудится денно и нощно на благо нашей семьи. Чаще всего, конечно, нощно.
Девушка улыбнулась, обнажая ряд безупречных зубов.
-Но, если бы Вы, милорд Перси, захотели стать моим рыцарем, я бы не возражала.
Внезапно она осознала, что уже говорила это раньше. Пораженная своим воспоминанием, Анна замолчала. Роберт... Конечно! Когда они только познакомились, она предложила ему стать ее рыцарем и он, естественно, сразу согласился. И потом, когда они прощались, он напомнил ей об этом, заверив, что она всегда может рассчитывать на него. Анна отвернулась от Перси, пытаясь успокоить свое сердцебиение. Облизнув пересохшие губы, девушка сказала, стоя спиной к Генри:
-Но у вас, милорд, скорее всего уже есть та, кому обещаны ваша защита и покровительство. Так что мне придется сдаться.

Отредактировано Анна Болейн (2013-09-07 18:29:26)

0

10

-Сдаться? – Генри с недоумением посмотрел на Анну, которая стояла к нему спиной. Она так резко отвернулась от него и отошла. Что-то вдруг изменилось. Он почувствовал, что она напряжена. И внутренний голос подсказывал ему, что отнюдь не потому, что у него может быть невеста. Казалось, что  что-то другое гложет девушку изнутри и не дает ей свободно вздохнуть.
-Мы с Вами знакомы буквально полчаса, но я уже с уверенностью могу сказать, что Вы не из тех, кто так просто сдается, - он сделал нерешительный шаг вперед и вновь приблизился к ней. Сначала хотел коснуться ее, но не стал. Его рука застыла совсем рядом с ее хрупким плечиком.
-Мы оба с Вами знаем, как даются эти обещания. Я наследник титула, она с хорошим приданым. Здесь нет ничего, кроме взаимной выгоды, которую усмотрели наши отцы. Поэтому, те обещания ничего не значат. И я волен сам выбрать ту, которую считаю достойной того, чтобы стать ее рыцарем.
Перси отпустил руку и прошелся по аллеи, полной грудью вдыхая свежий прохладный вечерний воздух. А затем развернулся и посмотрел на Леди Болейн.
-Я был бы счастлив, дать Вам обещание стать Вашим защитником и покровителем, но  не уверен, что Вы захотите принять его от того, кто с кем-то связан нелепыми и ничего незначащими для него словами.

0

11

Он прошел рядом, совсем близко. Она уловила его аромат - терпкий, тяжелый хмельной аромат, напоминающий мускус.
От такого мужчины у дам замирает сердце и подгибаются ноги.
Анна посмотрела на Перси. Его светлые глаза сейчас напоминали два глубоких озера.
Она улыбнулась его словам и, набрав в легкие побольше воздуха, решила подойти к нему. Теперь они стояли так близко, что могли слышать биение сердец друг друга. Генри был выше Анны, поэтому ей пришлось поднять голову, чтобы  заглянуть ему в лицо. Ее черные глаза утонули в его озерах.
- А не настанет ли такой день, милорд, когда Вы сочтете данные мне обещания нелепыми и ничего для вас незначащими?
Она должна была это знать. Ей так сильно хотелось ему поверить, что обман с его стороны  был бы для нее тяжелым ударом.

0

12

От ее близости перехватило дыхание, и Генри нервно сглотнул. Такое странное волнение он никогда раннее не ощущал. Девушка рядом с ним притягивала к себе с невообразимой силой, и это было не просто влечение мужчины к красивой женщине, а нечто большее. Хотя сам Перси еще не разобрался, каким словом можно было бы назвать все его чувства в данную минуту.
Просто стоять рядом с ней, чувствуя на своей коже ее теплое дыхание, было выше его сил. Руки непроизвольно легли на тонкую талию девушки. Обвив ее хрупкий стан, он сильнее прижал ее к себе, маленькие изящные ручки уперлись ему в грудь.
-Если Вы мне не доверитесь, мадемуазель, то мы с Вами никогда этого и не узнаем, - Генри наклонился, и его губы оказалась в опасной близости от ее. Он на миг прикрыл глаза, но пока еще не смел поцеловать ее. – Но неужели Вы думаете, что я посмею обмануть Вас? – горячо прошептал он, не отстраняясь от нее. – Ведь эта клятва будет дана не под вынуждением. Она будет самой искренней в моей жизни. Только доверьтесь мне.

Отредактировано Генри Перси (2013-11-07 16:49:12)

0

13

Анна опешила, когда он обнял ее за талию и прижал к себе. Ее руки уперлись ему в грудь, а пальцы нервно сжали дорогую ткань камзола. А она думала, что он скромный! Судорожно вздохнув, девушка все же не отстранилась. Его близость кружила ей голову сильнее, чем самое выдержанное вино из отцовской коллекции. Наклонив голову набок, Анна игриво посмотрела на Перси из-под опущенных ресниц.
- Я и подумать не смела, что как только приеду домой, сразу же обрету такого защитника.
Слово "такого" она выделила особо, сделала на нем ударение.
- Но Вы ставите меня в неудобное положение, милорд, прижимаясь ко мне так сильно.
Заметив смущенность в его взгляде, она усмехнулась.
- И вообще, я сегодня надеялась потанцевать. На приемах у кардинала Уолси танцуют?

0

14

Сам Перси не ожидал от себя такого порыва. Обычно он был более сдержанным. Но в этот раз разум уходил на задний план, уступая место сердцу, которое так бешено колотилось в его груди. И отпускать ее совсем не хотелось, но пришлось. Его руки медленно соскользнули с ее талии, и он, с улыбкой посмотрев на нее, сделал шаг назад.
-Да, Леди Болейн, танцуют. И я буду счастлив, если Вы мне окажите честь танцевать с Вами, - он галантно протянул ей руку. Они вернулись в залу, наполненную гостями. Генри обвел всех присутствующих быстрым цепким взглядом. Он заметил Уолси, беседующего со своим секретарем, чуть дальше от них стояли герцог Норфолк и Томас Болейн что-то страстно обсуждая. Еще перед его глазами мелькнуло с десяток лиц, знакомых ему и нет.
Зазвучала музыка, и Генри провел Анну в круг танцующих. Под такт мелодии они то сходились, то расходились. Их руки соприкасались, и Генри чувствовал, как от этих прикосновений внутри все начинает дрожать.
«В самом деле, как это странно»
Будущий граф Нортумберленда смотрел в лицо Анны и сам не понимал, что с ним происходит. Он знал только одно: он обязан увидеться с ней еще раз. Когда музыка их вновь свела, он прошептал:
-Надеюсь, Вы позволите мне встретиться с Вами вновь?

0

15

Перси очень умело вел Анну в танце. Она улыбалась ему и всем танцующим парам. У нее было прекрасное настроение. Она обожала танцевать! Они то раходились, то сходились снова, иногда их руки соприкасались и Анна чувствовала легкую дрожь в своем теле. Движения танца снова свели их вместе всего на несколько мгновений, но Генри успел прошептать ей на ухо свой вопрос. Анна призывно улыбнулась, склонила голову набок, но ничего не ответила, и снова отдалилась от него. Она видела, что смотрит на нее, следит за каждым ее движением и ей это безумно нравилось. Убиваясь тоской по Роберту, она совершенно забыла как ей нравится флиртовать с мужчинами! Непростительная глупость с ее стороны!
Музыка стихла и Анн снова оказалась возле Перси. Она присела перед ним в реверансе и стыдливо опустила вниз глаза. Ее длинные ресницы при этом очаровательно затрепетали.
- Вы назначаете мне свидание, милорд? - заговорчески подмигнув, шепнула ему Анна. - Это так романтично!

0

16

Когда Генри задавал свой вопрос Анне, он скорее имел в виду, что они с отцом могли бы нанести визит в имении Болейнов, или, быть может, их могла бы ожидать встреча при дворе. Но свидание, встреча наедине. Это будоражило воображение. И в тоже время Генри Перси пугался и своих сегодняшних порывов и того, как Леди Болейн, не стесняясь, отвечает на них.
-Если Вы согласитесь, - предложив Анне руку, он повел ее по зале, попытавшись улыбнуться той самой улыбкой, которой было принято улыбаться при дворе: любезная, ничего незначащая, выражающая лишь приятные манеры молодого человека. Все дело было в том, что Генри увидел взгляд графа Уилтшира. Томас Болейн заметил свою дочь и подозрительно сощурился, не отводя от нее и ее собеседника взгляда. – То я буду счастлив.
В следующую минуту они уже оказались на столь близком расстояние от отца девушки, что Генри уже не мог позволить себе откровенно говорить с мадемуазель Болейн.
-Милорд, - Перси поклонился Томасу и отпустил Анну. – Позвольте представиться, Генри Перси сын графа Нортумберленда. Я имел сегодня честь танцевать с Вашей дочерью. И должен Вам сказать, что Леди Анна сегодня самая очаровательная дама на этом приеме.
Его взгляд на миг вновь остановился на ее личике, но быстро вернулся назад к серьезному, можно даже сказать, суровому лицу ее отца. Сложно было определить, недоволен он или просто всегда столь серьезен.
Генри не стал испытывать судьбу и выяснять это. Он вновь поклонился графу, а затем его дочери.
-Леди Болейн, надеюсь, мы с Вами еще встретимся при дворе, - и он оставил их потому, что счел неуместным более занимать ее время, как бы сильно ему этого ни хотелось.

Отредактировано Генри Перси (2013-20-07 20:29:59)

0

17

Анна тоже заметила и отца, и его хмурый, изучающий взгляд. Когда Перси подвел ее к нему и представился, девушка внимательно следила за реакцией Томаса Болейна. Она знала, что знакомство его дочурки с представителем столь могущественной семьи несомненно порадует Болейна. Лишь на мгновение взгляд Генри задержался на лице Анны, но этого мгновения хватило, чтобы ее глаза вновь утонули в его глазах. Сердце девушки наполнялось необъяснимой радостью от мысли, что это молодой человек так внезапно появился в ее жизни.
-Леди Болейн, надеюсь, мы с Вами еще встретимся при дворе - он галантно поклонился и Анна ответила ему грациозным реверансом.
- Я тоже на это надеюсь, милорд, - прощебетала в ответ девушка.
Когда он ушел, она почувствовала на себе пристальный взгляд отца, но предпочла не обращать на него внимания. Анна взяла Болейна под руку и устало вздохнула:
- Папа, я устала. Надеюсь, ты уладил все свои дела? Отвези меня домой.

Она долго ворочалась в своей постели, вспоминая улыбку и глаза Генри Перси. Мысли о Роберте вдруг стали для нее не значительными, тусклыми и бледными на фоне сегодняшнего знакомства. Анна была рада, что решила сегодня ехать на прием вместе с отцом. Всем своим естеством она ощущала, что начинается новая и интересная глава в ее жизни.

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Магия первой любви состоит в том, что ты не знаешь еще, что она первая