The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1540-1547 » Королева не говорит!


Королева не говорит!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Ноябрь 1541 года. Эдвард Сеймур допрашивает королеву Кэтрин, которая подозревается в супружеской измене.

Участники: Кэтрин Говард, Эдвард Сеймур

Отредактировано Эдвард Сеймур (2013-21-07 23:40:44)

0

2

Казалось, что в темной комнате никого нет, но вглядевшись, во мраке можно было различить тонкую женскую фигуру. Еще совсем недавно королева Англии, теперь же просто Кэтрин Говард, ждала его. Генрих Тюдор поручил Сеймуру провести расследование, чтобы выяснить, справедливы ли обвинения, выдвинутые против его юной супруги.  Несколько недель назад  монарху подкинули анонимное письмо, в котором сообщалось о недостойном поведении королевы. Ее уличали во лжи и распутстве, приписывали добрачные связи с мужчинами, а также супружескую измену. Арестованных по этому делу Фрэнсиса Дерема, Генри Мэнокса и Томаса Калпепера уже допросили и весьма успешно, как и стайку перепуганных фрейлин, которые любезно выдали все секреты своей госпожи, стоило только немного надавить на них. Теперь же под стражу была взята сама Кэтрин. Эдвард держался с ней холодно и сдержанно, но на деле он был зол: скомпрометировав себя, эта наивная дурочка подставила его, ведь граф Хартфорд был одним из организаторов этого пятого по счету королевского брака, а теперь оказалось, что товар с самого начала был порчен. Будущее этой девицы волновало его ровно настолько, насколько от этого зависело его собственное положение, а сейчас оно, к его неудовольствию, было весьма шатким. Так что он решил обойтись с Говард как можно более сурово, чтобы отвлечь от себя гнев государя.
- Миледи, - обратился к ней Сеймур, - думаю, вы догадываетесь по какому поводу я здесь. Я задам вам несколько вопросов. От того, как вы ответите на них, будет зависеть ваша дальнейшая судьба.

Отредактировано Эдвард Сеймур (2013-28-08 19:55:48)

+1

3

Боже, что будет, что же теперь будет, - подобная мысль прочно засела в светлой головке юной королевы прямо во время ареста и её неудачной попытки поговорить с Генрихом и держалась до сих пор, по-видимому, не собираясь более уходить. Она пыталась убедить себя, что ничего ужасного произойти не может: Тюдор ведь любит её, а значит, самым суровым наказанием будет изгнание, клеймо позора или монастырь, но уж точно не плаха. Потому что бывшая королева наивно полагала, что такие молодые, как она, никогда не умирают.
И теперь ей предстоял серьёзный разговор с милордом Сеймуром, в которым Кэт - опять же по простоте душевной - была уверена, ибо он, по сути, был одним из многочисленных зачинщиков их брака с королём, а значит, определённо должен был стоять на защите её интересов. Наверное.
Благочестиво сложив маленькие ладони на коленях, Китти немигающим взглядом глядела прямо перед собой, пытаясь справиться с волнением и ужасом, охватывавшим её с головы до пят. Таинственный полумрак лишь усиливал волнение девушки - она бы предпочла провести беседу с милордом в более приемлемой и светлой обстановке, но поскольку на данном этапе никто особо не интересовался её мнением, бывшей королеве оставалось только покорно повиноваться и ожидать человека, от которого будет зависеть её дальнейшая судьба.
- Милорд, - слегка охрипшим голосом проговорила девушка, выглядя более чем жалкой и несчастной со своим побледневшим личиком и обескровленными губами - честолюбие так некстати подумало, что король был бы наверняка тронут и обеспокоен её внешним видом, приказав тут же "отпустить бедняжку", - Готова выслушать их и, клянусь Богом, постараюсь быть с вами максимально честно и откровенной.

+1

4

Маленькая королева вызвала бы жалость у любого, кто увидел ее, но с оговоркой, что ее несчастья никоим образом не касались бы свидетеля ее падения. Возможно при других обстоятельствах граф Хартфорд сменил бы гнев на милость,  вот  только обстоятельства эти должны были бы коренным образом отличаться от того, что они имеют здесь и сейчас. Несомненно, Кэтрин подвела ее собственная глупость и наивность. Глубокая убежденность в безграничной любви к ней короля, уверенность в преданности своих приближенных и, наконец, тщеславие, как венец всего, что питало и убаюкивало королеву, сыграли с ней злую шутку. Впрочем, думал Эдвард, в этом есть какая-то дьявольская закономерность: четыре предшественницы Говард плохо кончили, отчего же судьба должна была пощадить пятую?
Кэтрин заверила его, что будет говорить правду. Он имел некоторые сомнения на сей счет, но не исключал возможности, что королева действительно намеревается выложить все, как есть, в надежде, что Генрих пощадит ее. Или что Сеймур что-нибудь сделает для своей опальной родственницы. Однако Хартфорд был уверен, что как только он начнет задавать вопросы она растеряется и запаникует, тем самым  еще сильнее затянув узел на своей тонкой белой шее.
- Чтож... - Эдвард медленно обошел стол, на котором не было ничего, кроме свечи, неторопливо догорающей в своем бронзовом подсвечнике, и встал позади королевы. Он положил руки на спинку ее стула и произнес негромко и четко, словно оглашая неоспоримую истину, заключавшуюся в одном имени: - Фрэнсис Дерем.
Он не видел лица королевы, но хорошо знал, что сейчас отражается в ее голубых глазах: огонек надежды начал медленно угасать, чтобы уступить место отчаянию. Так было каждый раз: надежда - отчаяние - ужас...
- Леди Кэтрин, - продолжал он негромким спокойным голосом, четко выговаривая каждое слово, - вы признаете, что в Ламбете имели отношения с Фрэнсисом Деремом? Вы признаете, что вступали с ним в плотскую связь?

Отредактировано Эдвард Сеймур (2013-28-08 19:55:25)

+3

5

После первого же вопроса Кэтрин пожалела о своём обещании быть максимально честной - бывшей королеве казалось, что прямо сейчас, после первого же признания, её отправят на плаху, не пожелав слушать дальнейшие объяснения. Фрэнсис Дерем. Ей говорили - говорили, что однажды он подпишет ей смертный приговор. Шанса на спасение нет.
- Да, - признание гулом прозвенело в мрачной темнице, отскочив от стен, - Да, в Ламбете мы с ним были достаточно близки. Он даже хотел на мне жениться, но это было просто глупой детской игрой. Ни я, ни он не верили, что рано или поздно подобное сможет произойти. Я была слишком юна и не ведала, что творю. К моему великому сожалению, ошибки прошлого невозможно исправить.
Китти замолчала, переводя дыхание - данный вопрос уже утомил её, хоть она и понимала, что Дерем - лишь маленькая клякса на листе с её смертным приговором. Главное обвинение всё-таки предъявлялось Томасу, её милому Томасу, которого (она слышала) жестоко и беспощадно пытали чуть ли не целые сутки. Благо, за время пребывания в своей темнице девушка не слышала ни единого крика или возгласа, что давало ей надежду на то, что это были всего лишь глупые слухи, чтобы нагнать страх на неё же.
Спаси и сохрани меня, Господи. Помоги, если не хочешь, чтобы юная любящая душа не покидала сие грешное тело так рано. Аминь.

Отредактировано Кэтрин Говард (2013-15-08 21:28:30)

+3

6

Эдвард покачал головой. Кэтрин отрицала то, что могло бы спасти ее. Страх ее сковал или же что-то большее, например желание до последнего оставаться королевой Англии не взирая ни на что, но как бы там ни было, она сейчас добровольно подписывала свой приговор. То что она путалась с Деремом - не главное обвинение, но оно, как ни парадоксально, крыло в себе шанс на спасение.
- Миледи, я думаю не стоит напоминать вам о вашем обещании... - Эдвард убрал руки со спинки стула и, заложив их за спину, стал медленно прохаживаться по комнате. Убранство скудное, но все-таки не темница. Впрочем, вряд ли леди Кэтрин сейчас сильно заботил комфорт. - Вы только что честно признались, что имели связь с Фрэнсисом Деремом. Вы даже сказали, что он хотел на вас жениться, но этого так и не произошло. Однако несколькими часами раннее ваш любовник в таком же порыве искренности клялся, что вы его законная супруга. Леди Кэтрин, - он остановился и внимательно посмотрел на маленькую королеву. Сейчас он не собирался пугать ее или загонять в угол. Он только сказал то, что должен был, чтобы потом его не могли упрекнуть Саффолк или кто либо еще в том, что скрыл это от нее - Вам известно, что если это подтвердится, то ваш брак с Его Величеством признают недействительным и тогда вам возможно сохранят жизнь? Подумайте... против вас выдвигаются и другие обвинения. Его Величество милостив, но измена королю приравнивается к государственной измене и наказание за нее - смерть. Подумайте еще раз. Вы и Фрэнсис Дерем были женаты?
Бог свидетель, он не хотел быть ее палачом. Эту роль он оставляет Тюдору. Если она признает, что 'детская игра' все-таки вылилась в брачный союз, то он донесет об этом королю и, быть может, малышке сохранят жизнь, отправив в какой-нибудь удаленный монастырь коротать свой век. Если же нет, то он перейдет к Томасу Калпеперу и тогда финалом этой истории наверняка  будет плаха.

Отредактировано Эдвард Сеймур (2013-28-08 19:53:11)

+3

7

- Я помню о своём обещании, милорд Сеймур! - гневно воскликнула бывшая королева, но тут-же прикусила язычок, осознав, какие последствия могут возыметь подобные вспышки гнева. - Что я его законная супруга? - одними губами переспросила Кэт, не веря своим ушам. Да что этот наглец себе возомнил? Мало того, что после стольких лет скитаний он так нагло вдруг вновь появился в её жизни, требуя невозможного, так ещё и сейчас, своей наглой ложью подписывает ей смертный приговор?!
- Подлец! - в сердцах выдохнула девушка, беспомощно откидываясь на спинку своего стула и дрожа от гнева. Она знала - она была уверена, что этот проклятый Дерем доставит ей немало проблем. А ещё она была уверена в том, что навсегда останется безнаказанной, ведь она ещё так молода и прекрасна, а такие существа никогда не умирают. Смерть должна забирать седых стариков, но никак не таких, как она, Кэтрин Говард. Юные создания недостойны смерти, какие бы грехи они не совершали.
Кое-как справившись с паникой, Китти томно опустила маленькие ладошки на стол, во все глаза глядя на своего сегодняшнего тюремщика. Она не понимала, чего от неё хотят, ей казалось, что милорд Сеймур, так рьяно требующий от неё признаться в том, чего не было, жаждет лишь посмотреть, как её белокурая головка склонится над плахой. Он не собирался ей помогать: малютка Китти почему-то слепо поверила в свои по-детски наивные и глупые суждения.
- Нет, нет и ещё раз нет, - упрямо замотала головой девушка, - Мы не были женаты. Я и Френсис Дерем никогда не были женаты - ни в собственных душах и, уж тем более, ни в глазах нашего Господа.

+4

8

- Как угодно…
Сеймур отвернулся и продолжил медленным шагом мерить комнату. Красота и молодость, уверенность в собственной непогрешимости, а также слепая вера в великую любовь и способность к всепрощению их доброго монарха  не давали маленькой королеве взглянуть правде в глаза. Кэтрин проявляла неуместное упрямство, которое будет ей дорого стоить – ее право, ее глупость. Он предоставил ей шанс, она им не воспользовалось. Чтож, на все воля Господа…
- Леди Кэтрин, какие отношения вас связывают с Томасом Калпепером? – громко спросил он, не оборачиваясь. Это было главным обвинением – супружеская измена. Ее фрейлины не выдержали давления на допросе и выложили все секреты своей госпожи, не упуская скандальных подробностей. Сознается ли королева или же будет отрицать их греховную связь, ей все равно придется отвечать за свои поступки. По сути, слова Говард уже не имели никакого значения. В этом отношении все было решено. Король не будет долго горевать - не пройдет и полугода, как он возьмет себе новую жену.
- Как давно вы знакомы? Насколько близко вы знаете друг друга?

+3

9

Выдерживать строгий взгляд милорда Сеймура становилось всё невыносимее. Кэт устала и едва сдерживалась, дабы не расплакаться прямиком на глазах у своего тюремщика. Она надеялась, что дальше Дерема разговор не пойдёт, но вот милорд Сеймур задаёт следующий вопрос и маленькое сердечко бывшей королевы пропускает несколько ударов, а затем принимается неистово биться с необыкновенной скоростью. Краска отливает от лица и Китти нервно прикусывает нижнюю губку, не зная, что говорить. Какой бы глупой и наивной не была Говард, она прекрасно понимала, что врать ей просто не имело смысла: один из стражников, приносивший пищу, рассказал, что её юные и до смерти перепуганные фрейлины рассказали на суде абсолютно всё. Ко всему прочему, на днях сам Томас, после долгих пыток (Кэтрин, кажется, даже лично слышала его мучительные крики, эхом звучащие по всему Тауэру) изменил собственные показания и признался в их... Греховной связи.
- Мы знакомы с детства, я даже... Была влюблена в него некоторое время. После он ухаживал за мной когда я была фрейлиной Анны Клевской, но я заявила, что он слишком нахален и назойлив... - Китти замолчала, не в состояние рассказывать про их дальнейшие отношения, хотя именно этого от неё и ожидали. Она понимала, что испытывает терпение своего палача, но ничего не могла с собой поделать, с каждой секундой становясь всё белее.
Она просто не могла так быстро подписать себе смертный приговор.

+1

10

- Конечно же вы заявили, что он ведет себя неподобающе… А что потом?
Сеймур мог продолжать вытягивать из нее ответы бесконечно долго, ему это будет не впервой – пусть хоть до утра юлит, он подождет. Только его терпению мог прийти конец намного раньше, чем Говард все всем сознается. В таком случае велика вероятность, что они доберутся до правды гораздо быстрее, но маленькая королева много раз пожалеет о том, что так долго упиралась. Эдварду не хотелось орать на нее, он не любил лишнего шума, но в подобных обстоятельствах, когда допрашивали юных леди, повышение тона оказывало весьма сильное воздействие.
-  У вас все написано на лице, леди Кэтрин, - скучающим тоном произнес Сеймур. Он подошел к столу и занял стул напротив обвиняемой. Теперь он хорошо видел ее: маленькая, бледная, перепуганная, готовая вот-вот разрыдаться от отчаяния. На миг он испытал истинно садистское удовольствие от этого зрелища. Он потратил на нее столько времени, он даже пытался помочь ей, но она лишь неумело лгала и увиливала. Он заслужил видеть страх в этих глазах.
Однако Эдвард  ничем не выдал своих эмоций, быстро овладел собой и вернулся к главному. Пора было заканчивать эту комедию.
- Мы можем сидеть здесь очень долго… Между тем вы повторяетесь: вы и Дерем никогда не были женаты, хотя он утверждает обратное, Калпепер не бывал в вашей постели, в то время как он сознался в том, что весьма преуспел в своих «ухаживаниях».  Постыдная связь, - жестко говорил он, четко выговаривая каждое слово, - которая имела место, является установленным фактом. Скажите, когда это началось? Как часто вы встречались? Где? Леди Рочфорд хорошо справлялась со своими обязанностями, она оказалась очень услужливой, так ведь? Ее безотказность не знает границ, как и ваша. Фрэнсис Дерем. Томас Калпепер. Кто еще? Кто еще, леди Кэтрин?! Кого вы еще вы одарили своей любовью?!
Он резко поднялся и с силой ударил руками по столу. Стул с грохотом упал на пол. Наклонившись вперед, он буквально навис над королевой.
- Кто еще успел побывать в вашей постели?! Или такой чести удостоился только Калпепер?!

Отредактировано Эдвард Сеймур (2013-09-10 12:58:21)

+4

11

Нужно было продолжать - сказать хоть что-нибудь и не испытывать более терпением милорда Сеймура, который, казалось, уже приготовился залепить ей пощёчину или, в крайнем случае, повысить тон на несколько октав и это, откровенно говоря, пугало девушку гораздо больше. Она в принципе не привыкла, когда с ней разговаривали столь грубым голосом, даже герцогиня Норфолк, если и кричала на своих воспитанниц, делала это, что называется, весьма деликатно, что в большей мере веселило юных девушек, нежели хоть как-то поучало.
Храня молчание, бывшая королева, сотрясаясь от ужаса, во все глаза глядела на своего мучителя, что опустился на соседний стул. Нервно заёрзав на собственном месте, Кэтрин попыталась быть максимально незаметной и ещё больше сжалась на собственном месте, согнув плечи и с силой сжимая кулачки, оставляя на нежной коже следы полумесяцев от ногтей, впивающихся в кожу. Кто бы мог подумать, что некогда этот человек был на её стороне и старательно прокладывал ей дорогу к трону...
И тут случилось то, чего Китти так отчаянно боялась: мужчина вышел из себя. Потоки гневных речей снегопадом осыпались на голову бедной перепуганной девушки. Слово за словом, вопрос за вопросом и бывшая королева не может вставить и слова. Дыхание сбивается и девушка невольно подносит ладошки к лицу, закрываясь от внешнего мира. От этого человека веет опасностью - Кэтрин кажется, что он убьёт её прямо сейчас, без суда и следствия. Впрочем, неудивительно, Генрих Тюдор вполне мог отдать подобный приказ...
- Я ни в чём не повинна! - всхлипнув, прошептала девушка и, всё ещё не отрывая рук от лица, почувствовала, как милорд Сеймур возвышается над её сжатой в кресле фигуркой, - Это всё леди Рочфорд! Это она! - внезапно срывается Кэтрин, оглушая темницу звонким от испуга и ужаса голоском, - Она утверждала, что это безопасно и она всегда находила способ провести его в мои покои. Король был часто болен и отнюдь не наблюдателен, я умирала от скуки и... Я была влюблена. Я любила Томаса Калпеппера, я ничего не могла с этим поделать. - размазывая слёзы по щекам, продолжала бормотать Китти, словно в бреду, - Но клянусь Богом, Дерем не имеет к этому никакого отношения. Мы не были женаты и я приняла его на службу лишь из-за его отвратительных угроз. И он никогда не был в моей королевской постели.

Отредактировано Кэтрин Говард (2013-13-10 20:35:31)

+4

12

Наконец-то. Ради этого он провел здесь битый час, вытягивая из маленькой королевы слово за словом. Они перебрали их великое множество пока не дошли до главного, до того, что было нужно…
«Ну вот, леди Кэтрин, всего-то и требовалось… а вы потратили столько своего времени и моего на всю эту чушь, что вы мне тут плели. А могли бы сразу договориться».
Сеймур, услышав заветное признание, сорвавшееся с губ заплаканной девушки, убрал руки со стола и, достав платок, вытер пот со лба. Он редко выходил из себя, подобные случаи заставляли его самого сильно понервничать. Когда человек, известный своей сдержанностью и спокойствием, теряет над собой контроль, ему трудно удержаться от того, чтобы не разнести в щепки все вокруг. Но Эдвард овладел собой. Возможно, сказалась усталость – ему надоел этот спектакль.
- Это теперь не имеет значения, - холодно ответил он королеве, - был ли Дерем в вашей постели или нет. Вашей связи с Калпепером достаточно, чтобы обвинить вас в государственной измене. Молитесь, леди Кэтрин, за свою душу. Может быть, ее еще можно спасти… Я передам Его Величеству наш разговор.
Сеймур отвесил королеве поклон и направился прочь из опостылевшей ему комнаты, которая давила на него, словно клетка в самой глубокой и тесной темнице Тауэра. Будет ли доволен Тюдор? Ему теперь придется казнить очередную жену, а потом искать новую. Их добрый монарх, видимо, свято верил в брак. Чтож, может он также верит, что подобные союзы заключаются на небесах? Не от того ли практически все его супруги отправлялись туда раньше срока? «Присылали? Забирайте назад!», - видимо так начинал очередную молитву Генрих VIII. Бедная Кэтрин Говард… всего семнадцать.

Отредактировано Эдвард Сеймур (2013-21-10 12:29:12)

+4

13

Она слишком поздно осознала, какую глупость совершила. Бедная маленькая измученная королева, не понимающая, на какую скользкую дорожку ступила. Кэтрин была уверена, что кто-нибудь обязательно придёт ей на помощь - предпочтет её жизнь собственной, ведь она королева: юная, прекрасная и пышущая здоровьем. Ошиблась. Ошиблась во всём - в каждом человеке королевства, в каждом обещании и слове, в леди Рочфорд, Генрихе, Дереме и Томасе. Даже в нём.
Может быть. "Нет, милорд Сеймур, не может, -" хотела сказать ему девушка, но слова сами по себе застыли в горле. Кэтрин понимала, что ждёт её впереди и какие последствия возымеет её неосторожность, но любой смертный в отчаянных ситуациях принимается отрицать реальность, выискивая новые и новые причины для собственного спасения. На какие-то секунды человек становится оптимистом, верящим, что всё в этом мире прекрасно и безоблачно. Китти и в лучшие времена верила в подобные сказки, но тогда страх за собственную жизнь перелил чащу сладкого неведенья через край. Пустым взглядом провожая удалявшегося милорда Сеймура, девушка старательно уговаривала себя, что всё прошло как нельзя лучше. Генрих, конечно же, будет растроган её милым и душераздирающим признанием и осознает, что это была истинная любовь, которой он просто не мог препятствовать. Всё будет просто замечательно. Как нельзя лучше...
Однако, всем нам известно окончание этой истории и все мы прекрасно знаем, что сказок не бывает, а за собственные ошибки и страсти расплачиваются даже молодые королевы.
Конец эпизода

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1540-1547 » Королева не говорит!