The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Сквозь время и пространство » С дочерьми тяжелее, чем на войне


С дочерьми тяжелее, чем на войне

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1470 год, Анжер, Франция. Граф Уорик сообщает своей младшей дочери о решении выдать ее замуж за Эдуарда Вестминстерского, принца Уэльского, единственного сына Генриха VI Ланкастера и Маргариты Анжуйской.

Участники: Анна Невилл, Ричард Невилл

0

2

Порой случается, что нам приходится жертвовать самым дорогим во имя высокой цели. Бог Свидетель, граф Уорик любил своих дочерей и все, что он делал, было не только ради удовлетворения его собственных амбиций, но и ради будущего Изабеллы и Анны. Он хотел видеть их королевами. Старшая уже стала герцогиней и была как никогда близка к короне, но его расчет на Джорджа не оправдался. Ветер переменился. Нужно было делать следующий ход, и он избрал самый очевидный путь, хотя и здесь не было гарантии того, что лед не треснет и Ричард не пойдет ко дну. Герцог Кларенс был ему больше не нужен. Он оставит его подле себя, но королем Джордж не станет. Он, лорд Уорик, при поддержке французов возведет на трон Ланкастера. Безумным Генрихом VI будет легко управлять. Но сначала придется принести жертву, которая обеспечит стабильность и уверенность, не только ему, но и Ланкастеру, а вернее его взбалмошной супруге Маргарите Анжуйской, которую еще предстояло укротить. "Баба в юбке", как ее называли в Англии, она доставляла слишком много хлопот.
Он нашел свою младшую дочь в комнате Изабеллы. За окном завывал ветер, погода портилась. Анжер на неопределенное время стал их прибежищем. Друг короля Людовика, Уорик знал, что пока они во Франции, им ничего не грозит. Разве только излишняя заинтересованность Валуа в возвращении на трон полоумного Генриха VI могла со временем обернуться против Невилла. Но даже расположение короля не избавило Ричарда от тягости переговоров с Маргаритой Анжуйской: высокомерная,  скользкая, озлобленная, она открыто выказывала ему свое презрение. Неопределенность тяготила, к ней примешивалось и личное горе: Изабелла потеряла ребенка, мальчика, который мог бы стать наследником герцога Кларенса. Но времени на скорбь не было.
- Анна, мне нужно с тобой поговорить, - остановившись в дверях, он смотрел на дочь. Лицо его не выражало ничего - Ричард Невилл в совершенстве овладел искусством скрывать свои эмоции. На деле же он нервничал: то, что он имел сообщить, Анне не понравится. - Я буду ждать тебя в своем кабинете.

Отредактировано Судьба (2013-02-09 21:48:45)

+2

3

Сегодня Анна делала тоже, что и вчера, и несколько дней назад - вышивала. За окном заунывно пел свою песню ветер, который пробивался во все щели, заставляя девушку плотнее кутаться в шаль. Мысли Анны были мрачнее погоды. Она искренне страдала. Изабель... Бедная сестричка! Ее мучения пережить было тяжелее всего! Ребенок, которого она так ждала никогда не увидит этот мир. Анна хорошо помнила безграничную боль в глазах сестры, ее крик отчаяния до сих пор преследовал девушку. Еще она думала о Ричарде... Ее сердце болезненно сжималось от сознания того, что теперь они никогда не смогут быть вместе. Отец поспешно увез их во Францию и они даже не смогли проститься. Теперь они с Ричардом по разные стороны баррикад. Теперь они враги.   
Анна, мне нужно с тобой поговорить - она вздрогнула от голоса отца. Подняв на него свои зеленые, такие же как и у него глаза, Анна попыталась улыбнуться. -  Я буду ждать тебя в своем кабинете.
И все. Просто развернулся и ушел, давая понять, что ей, как послушной собачонке, нужно бежать за ним следом. Ни тени грусти или печали на красивом, суровом лице отца она не увидела. Тяжело вздохнув, Анна отложила вышивание, откинула на спину тяжелую черную косу и поправила платье.

Она вошла в его кабинет почти бесшумно.
- Ты хотел меня видеть, - спокойно произнесла Анна, прямо глядя в лицо отцу.
Она любила его, восхищалась им и всегда беспрекословно слушалась. Они были так похожи! Их зеленые, миндалевидные глаза горели одинаково, когда они злились или были счастливы, Анна всегда старалась понять мотивы отца, думала так же, как и он. Изабель  больше походила на мать. Но Анна была точной копией графа, только чуть более утонченная и нежная.
- Папа, - нерешительно начала девушка, - Изабель сейчас очень плохо. А Джордж... Он, мне кажется, не умеет выражать свои чувства. Ты должен навестить ее и проявить заботу.
Анна не опустила глаза. Если честно, она была уверена, что именно за этим позвал ее отец. Он, наверное, хотел узнать, как обстоят дела у ее сестры. Что же касается Джорджа, то тут Анна была в замешательстве. Они видела слезы, стоящие в его глазах в ту ночь, когда умер его сын. Ему было больно. Но он никак не поддержал свою жену, что еще больше ранило и без того страдающую женщину.

+2

4

Его дочь мягкой поступью вошла в кабинет. Она двигалась легко и изящно, осанка ее была прямой, плечи расправлены, голова - гордо поднята, а зеленые глаза - его глаза - смотрели храбро и уверенно. Он сам так двигался, так смотрел. Уорик замечал поразительное сходство между ним и дочерью, очевидным это было и для окружающих. Одного только они не могли знать, а именно в какой степени унаследовала младшая Невилл ум отца, его амбициозность и беспринципность, раз уж на то пошло.
То , что Анна заговорила об Изабель было естественно, однако Ричард был так поглощен своими мыслями, что поначалу не понял, что происходит. Мгновение он смотрел на Анну с недоумением, но потом смысл ее слов дошел до него и он, нахмурившись, ответил ей:
- Проходи, пожалуйста... - Стол, за которым он сидел, был завален письмами, бумагами и картами. К вечеру половина этого добра обратится в пепел. - Мне понятно твое беспокойство за сестру.  Мы все скорбим о ее потере... Сейчас она нуждается в заботе как никогда, и очень хорошо, что ты ее так поддерживаешь.
Он гордился своими дочерьми. Они выросли красавицами. В другое время при других обстоятельствах забота младшенькой о старшей умилила бы его, он знал, как они были привязаны друг к другу, но сейчас это стало проблемой. Будет тяжело их разлучить. Анна покорится его воле, но наверняка затаит обиду, возможно даже злобу. Больше всего на свете он боялся однажды увидеть ненависть в этих изумрудных глазах.
- Не сомневайся в Джордже. Он раздавлен горем, это был его сын, его наследник. Для него, для всех нас настали тяжелые времена... - Герцогу Кларенсу еще предстояло узнать, что его царствование не состоится.
Он подошел к ярко пылающему камину и оперся рукой о резную деревянную полку. В комнате было холодно. Уорик бросил взгляд на дочь, застывшую у его стола: 'Она замерзнет'. Неожиданно ему захотелось привлечь ее к себе и согреть - непозволительная нежность при том, что он собирался ей сказать. Ричард бегло осмотрел кабинет. Он еще не успел привыкнуть к нему. У окна стоял стул. Взяв его за спинку, он перенес его к камину.
- Присаживайся, здесь теплее, - он подождал, пока она сядет и затем продолжил - Мы поговорим об Изабель позже. Я позвал тебя, чтобы обсудить твое замужество.

+3

5

Анна нахмурила черные изогнутые брови и недоверчиво посмотрела на отца. Он говорил растерянно, словно стеснялся самого себя и своих слов. Молча она наблюдала за его метаниями по кабинету, внимательно следя за его движениями. Они были неуверенными, скованными. Анна никогда не видела отца таким. Когда он придвинул к камину стул и предложил присесть, в полном молчании, но не отрывая глаз от его лица, девушка села.
Мы поговорим об Изабель позже. Я позвал тебя, чтобы обсудить твое замужество. - эти слова застали Анну врасплох. Повинуясь импульсу, она вскочила и прижала руки к груди, в которой бешено колотилось сердце.
Неужели? Он все-таки готов выдать меня за Ричарда! - пронеслось у девушки в голове. На губах появилась неуверенная улыбка, а в глазах вспыхнула искра.
- Отец... - быстро протараторила Анна, - я так счастлива! Я знала, что ты одумаешься и все  поймешь! Не знаю, люблю ли я Ричарда Глостера, но я уверена, что хочу выйти за него замуж.
Конечно, и никак иначе! Она на самом деле не знала точно, что же чувствует к этому молчаливому юноше, но ее тянуло к нему, словно магнитом. Еще с тех самых пор, когда он только появился в их замке. Анна помнила, как следом ходила за ним, мучая всевозможными вопросами, а он... Он был так вежлив, что не  мог прогнать надоедливую девчонку. А потом... Потом они и дня не могли провести, не увидев друг друга. Именно тогда Анна решила для себя, что хочет стать его женой, видеть его каждый день, слышать его голос, смотреть в его глаза, проводить рукой по его темным волосам. И все было бы так, если бы отец не пошел против Эдуарда и Лиз Вудвилл. Но теперь... Какая разница, что было тогда, если теперь она снова вернется домой и станет готовиться к свадьбе с Ричардом!
Анна стояла перед отцом с сияющими от счастья глазами. Ее губы непроизвольно растянулись в широкой улыбке.

+3

6

Ну конечно! Ричард Глостер! Стоило предвидеть это. Теперь к тягостям разлуки с сестрой прибавится еще и разбитое сердце. Кто бы мог подумать, что то, что вбила себе в голову маленькая девочка, пустит корни и выльется в этот восторженный сияющий взгляд? Уорик возвел очи к небу. Наверху ответа не дали. Рыжий бородатый сатир злорадно кривлялся ему с расписного деревянного потолка. Так ему и надо. Он, Уорик, и не такое заслужил.
- Вынужден тебя разочаровать, - не самое удачное начало, - это не Ричард.
С содроганием он смотрел, как его дочь меняется в лице. Сам Уорик сохранял маску равнодушия. Драмы и так будет достаточно, не хватало еще давать бедняжке надежду, выказывая сочувствие, тем более, что оно было бы искренним.
- Ты выйдешь за Эдварда Вестминстерского, сына короля Генриха и Маргариты Анжуйской. Это решено, Анна. Все изменилось со дня нашего отплытия из Англии...
Пламя камина отбрасывало беснующиеся блики. Зеленые глаза Уорика горели. Ланкастер снова будет на троне, а он - тот, кто его туда посадит - снова будет держать нити власти в своих руках. Йорки не оправдали себя, Эдвард его разочаровал. Настала пора вновь поменять фигуры на шахматной доске. На этот раз он не просчитается.
Ричард смотрел на Анну. Она - залог будущего их семьи. Возможно ее сын когда-нибудь будет править Англией. Вот только именно она меньше всех выиграет от этого брака: ее будущий муж - садист. Всем было известно об этом, и ей тоже. Воистину, порой приходится жертвовать многим…
'Мое бедное дитя!' - лицо Уорика оставалось равнодушным, словно маска.

Отредактировано Судьба (2013-05-09 21:57:57)

+1

7

- Нет, - шокировано прошептала Анна и попятилась назад, словно перед ней сидело чудовище, а не родной отец. - Ты не поступишь так со мной. Не сможешь. Я же твоя дочь! Неужели ты отдашь меня в руки этой Волчицы?!
Девушка тяжело дышала, пытаясь привести свои чувства в порядок, но это было невозможно. Каждый вдох давался ей с трудом, словно причинял невообразимую боль. И эта боль... Она разлилась по всему телу, парализуя ее.
- Зачем, папа? - сквозь выступившие слезы спросила Анна. - Нет, - она покачала головой, - Я не стану этого делать. Ты слышишь меня?! Я не выйду замуж за ее сына, никогда! Всегда, я всегда была послушной тебе, но в этот раз тебе не удастся удовлетворить свои амбиции, принеся меня в жертву. Тебе мало разбитого сердца и искалеченной жизни одной дочери?
Анна не заметила, как сорвалась на крик. Никогда, даже в самом страшном сне ей не могло привидеться, что она станет вот так истерично кричать на обожаемого родителя. Но сейчас внутри нее бушевала буря и она требовала выхода.

Отредактировано Судьба (2013-05-09 22:03:53)

+1

8

- Анна! - Уорик сделал шаг вперед и обхватил ее за плечи. - Подумай, почему я делаю это! Почему ты сделаешь это!
Он пристально смотрел ей в глаза. Она умная девочка и все поймет, но вот сможет ли поставить долг выше своих чувств? Ей же будет лучше, если она сделает это, потому что ее в любом случае отдадут за Эдварда, и вера, что это ради высокой цели послужит ей утешением.
- Джордж не будет править. Твоя сестра не станет королевой. Ты станешь! Твой сын когда-будь унаследует трон.
Он говорил громче, чем обычно, но тона пока не повышал. Анна же, тем временем, сорвалась на крик. Надо было ее успокоить, пока с ней не случилась истерика и ему не пришлось ее ударить. Никогда он не видел ее в таком состоянии. Он ожидал, что ему дадут отпор, но никак не думал, что на него обрушится целая буря.
- Подумай, Анна, - он крепче сжал ее плечи, - все о чем мы мечтали, все за что боролись - все, абсолютно все это будет у наших ног. Если ты не выйдешь за сына Маргариты Анжуйской, то этому придет конец.
Она была его дочерью, его любимицей. Она не могла подвести его. Со временем к ней придет понимание... Уорик не сводил с нее взгляда. Он чувствовал, как она дрожит. От гнева? От страха? От боли? Он был готов поклясться, что в этот час, в эту минуту она ненавидела его так сильно, как только ребенок мог ненавидеть родителя. Он разочаровал ее, Ричард видел это в ее глазах.

+1

9

- Все о чем мы мечтали? - прошипела в лицо отцу Анна, прежде чем вырвалась из его цепких рук. - Мы мечтали? - повторила девушка, выделив слово "мы". - Это твои мечты отец, не наши! Посмотри кем мы стали! Ты был самым влиятельным и могущественным человеком в Англии, мы  с Иззи самыми завидными невестами, мы приблизились к трону так сильно, что только сам Эдвард был к нему ближе. И что у нас есть сейчас, папа? Мы изгои, предатели, бежавшие из родного дома прямо в логово зверя! Неужели ты не видишь куда завели нас твои амбиции?!
Анна отвернулась, ей было невыносимо смотреть на него, слушать его, пытаться понять его. Нет, это слишком! Анне стало дурно, к горлу подступил ком. Когда она снова повернула свое лицо к отцу, она старательно избегала его взгляда.
- Значит, Изабель уже не станет королевой, а Джордж никогда не станет королем? - скорее у самой себя спросила девушка, ошеломленно покачав головой. - Ты играешь нами, словно куклами, которых дарил нам в детстве.Ты возомнил, что можешь вершить судьбы других людей, указывая им как нужно жить и что делать. Ты обозлился на короля за то, что он женился по любви, теперь отнимаешь у меня шанс выйти за любимого. Ты не знаешь, что такое любовь, в твоем сердце нет ничего, кроме гордыни. - последние слова она произнесла хриплым, осевшим от волнения и криков голосом. Но было еще нечто, что не могло укрыться от графа - нотки сильнейшего разочарования и презрения. Его дочь даже не пыталась скрыть, насколько сильно он ей сейчас противен.  Анна подняла глаза на отца. В них отражалось пламя камина, отчего они казались золотыми.

+1

10

Уорик молча выслушал дочь. Никто никогда не смел бросать ему в лицо подобное, даже Эдвард, хотя уж они-то успели наговорить друг другу многого, Йорк даже грозился вздернуть его, как какого-то безродного пса, если Ричард еще когда-нибудь посмеет показаться ему на глаза, но все это были лишь слова, пусть и произнесенные королем. То, что наговорила ему дочь, относилось к нему намного больше, чем что-либо сказанное Эдвардом, задевало острее, ранило глубже. Самым печальным было то, что в ее речах была правда, он знал это, но отказывался признаться в этом даже самому себе. От того, что эти обвинения исходили из уст Анны ему было вдвойне больней, но одновременно в нем начинала закипать ярость. Анна нашла его самое уязвимое место - его гордость, амбиции, мечты. Она безжалостно растоптала его.
- Я делаю это для вас, для Изабель и тебя, и вам придется идти на жертвы, как приходится мне, иначе вы окажетесь в логове зверя, но уже в другом статусе! - Уорик был готов вот-вот выйти из себя. - Неужели ты думаешь, что нужна Глостеру?! Он более тонкий политик, чем ты, и он женится на той, которая принесет ему земли, деньги и армию, которую он сможет выгодно продать своему брату. Он играл твоими чувствами, а ты купилась на его слова, вообразив, что между вами любовь! Господи, Анна!... Не я, а ты сама разбиваешь свою жизнь. Выкинь Ричарда из головы, ты все равно выйдешь за Эдварда! - Видя в ее разгневанных глазах непримиримость, он добавил решительно: - Я заставлю тебя, если понадобится - силой поволоку, но ты выйдешь за него! Ты будешь не первая и не последняя, кто выйдет замуж по расчету, а не по большой любви, так что не воображай, что приносишь великую жертву!

Отредактировано Судьба (2013-10-09 01:42:28)

+3

11

Анна смотрела широко раскрытыми от ужаса и злости  глазами. Впервые в жизни она подставила под сомнение мудрость своего отца. Внезапно ей стало  мучительно стыдно и горько. Она не жалела о том, что сказала ему, нет. Она говорила  правду. Единственное, она хотела бы сказать это немного иначе и не так истерично. Она - леди Невилл! Если бы здесь была мама, она была бы недовольно своей  младшей дочерью. Это Иззи спец по части скандалов и истерик, но не  она. С самого начала ей  нужно было спокойно принять решение графа, а потом, в своей комнате, дать волю слезам и боли. Но она все решила выплеснуть на измученного отца. Успокоившись, Анна смогла разглядеть залегшие между бровей и вокруг рта глубокие складки на лице могущественного  Уорика. Сейчас он не выглядел всесильным, внушающим страх и уважение аристократом. В эти минуты он был похож на уставшего от жизни старика, который все же, изо всех сил, старается схватиться   за эту жизнь.
Слова графа о Ричарде сначала разозлили влюбленную девушку, но потом она вспомнила то, что ей недавно сказал прибывший во Францию гонец. Эдуард собирается наградить младшего брата за отменную и преданную службу, позволив ему жениться на Марии Бургундской. Перед Анной на мгновение возник образ любимого с его строгими, но такими родными чертами  лица. Больше он ей не принадлежит. Скоро он станет мужем другой и ничего уже не исправишь. Отец ошибся, подняв еще одно восстание  против короля, но она винить его в этом не станет, потому что уверена - он  и сам все прекрасно понимает.
- Ты прав, я все равно выйду за Ланкастера. Ни к чему все это, - совершенно спокойным голосом произнесла Анна. -И ты несомненно прав - я не  приношу жертву этим поступком.- Она немного помолчала, а потом сделала несколько шагов ему навстречу. Ее лицо при этом оставалось холодным и беспристрастным, словно все чувства и все эмоции внутри нее умерли. -  Не я, папа, а ты. Ты принес в жертву гордость и честь Невиллов, встав на  колени перед Маргаритой Анжуйской. Ты приносишь в жертву меня, выдавая замуж за ее ничтожного сына. И я покорно тебе повинуюсь, отец, ибо у меня нет иного выхода. Но можешь быть уверен, я не уроню достоинство нашей семьи. Я буду почтительной, следить за тем, что я говорю и кому. Но я буду честна и ни на секунду не забуду, что я Невилл. 
Анна стояла перед отцом, гордо вскинув голову. Ее осанка была поистине королевской, в глазах горела непоколебимая твердость. В этот момент она была точной копией своего отца - Создателя королей.

Отредактировано Судьба (2013-11-09 13:15:59)

+1

12

Лучшее, что могла сейчас сделать его дочь - это взять себя в руки и молча смириться. Именно так она и поступила, и Уорик, глядя на нее, не мог не отметить того, какой внезапно собранной и спокойной стала Анна. Только что она была на грани истерики, и вот теперь — молчаливая и холодная. Это умение ей еще пригодится: искусство скрывать свои эмоции - лучшее оружие при дворе наравне с лестью. Однако молча сносить обиду его обожаемой дочери, которая сегодня так его расстроила,  лишь предстояло научиться, и чем скорее, тем лучше. Впереди ее ждала настоящая проверка на прочность.
Упрек, что он предал гордость и честь Невиллов, встав на колени перед Маргаритой Анжуйской, обжег его, словно удар хлыстом. Почему она не может просто покорно кивнуть в знак согласия, молча, ничего не добавляя, смириться со своей судьбой? Ответ был очевиден, он был перед ним: его дочь - истинная Невилл, гордая и непокорная, уверенная и непримиримая. Зеленые глаза - его глаза - ярко горели, высказывая ему все, чего не решились сказать губы. Она была его копией, его любимицей, его гордостью. Ей бы родиться мальчиком, тогда все сложилось бы иначе...
- Я никогда в тебе не сомневался, - тихо, практически шепотом сказал он, но тут же овладев собой, добавил холодно и сухо - Уверен, ты не разочаруешь меня и в этот раз. Это все. Можешь идти.
Он вернулся к столу и устало опустился в кресло. Когда Анна коснулась ручки двери, он окликнул ее:
- Анна... Если бы я мог, я бы разыграл эту партию иначе. Тебе бы не пришлось делать этого...
Он бы хотел, чтобы все сложилось по-другому. Анна была права — он подставил себя и подвел их всех. Он принес своих детей в жертву, но не без сожаления, как она могла думать. Он оплакивал своего мертвого внука, содрогался при мысли, что Иззи винит его во всем случившимся, был в ужасе от того, что теперь его возненавидит Анна. Его семья — это все, что у него было. Всю жизнь он стремился к большему, и теперь многое зависело от этого брака. Следующую битву он не может проиграть, иначе все будет зря. Он, Уорик, не имеет права на еще одну ошибку. Он не проиграет.

+3

13

Анна коснулась дверной ручки, когда отец снова заговорил с ней. Нет, хватит! Она слишком устала. Всего, чего ей сейчас хотелось - это уйти от него подальше, остаться одной и наедине оплакивать свою горькую судьбу. Думать о будущем ей было противно. В глазах стояли слезы, в горле ком из обиды, печали и разочарования. Руки безвольно упали, голова сникла. Она кое-как нашла в себе силы снова посмотреть ему в глаза, но улыбнуться... Это было выше ее сил! Ее собственный отец своими руками только что растерзал ее надежды, чаяния и мечты. Что еще ему от нее нужно?!
Ах, он бы все разыграл иначе! Боже, какое облегчение! Ну все, теперь ее жизнь пойдет на поправку!
Анна почувствовала, как в ней снова закипает гнев. Откуда только силы берутся? Нет, не сейчас. Граф сидел молча, выжидающе глядя в потухшие глаза дочери. Он ждал от нее ответа. И не просто ответа, нет! Ему нужно было ее прощение. Он хотел убедиться, что она  не презирает его, что понимает и поддерживает. Черта с два!
- Конечно,  Вы бы все разыграли иначе, сэр. Ведь Вы - великий игрок, повелевающий своими марионетками, т.е. нами, своей семьей.
Присев в реверансе, Анна вышла из его кабинета с гордо поднятой головой, но с совершенно опустошенным сердцем. Сначала она потеряла Ричарда, теперь потеряла отца, ибо с этого момента между ними уже ничего не будет так, как прежде.

+2


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Сквозь время и пространство » С дочерьми тяжелее, чем на войне