The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Страх ранит глубже, чем меч.


Страх ранит глубже, чем меч.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1536 год.
Бывшая королева казнена за измену. Теперь супруга Генриха VIII  и  новая королева Англии - Джейн Сеймур. Казалось бы, нужно порадоваться удаче и счастью Джейн, но Элизабет Сеймур беспокоят некоторые ужасные мысли и она хочет откровенно поговорить с сестрой.

Участники: Элизабет Сеймур, Джейн Сеймур.

0

2

«Боже, храни королеву Иоанну»! Иоанну или Джейн, кому как будет удобнее. Нынче у Его Величества совсем другая супруга и королева, особенная и совсем не похожая на ту, что была до нее. Тихая, покорная  и спокойная женщина, которая принесет мир всему королевству – так принято говорить везде и всюду. О предыдущей королеве, никто и не упоминал, как будто ее и не было совсем. Вернее не упоминали ее имени, нынче казненная Анна Болейн никто иная, как  прелюбодейка, изменница и ведьма, да кто угодно, но не королева. По всему королевству спешно меняли гербы с коронованным соколом на венценосного феникса, что, расправив свои крылья, возрождался над замком, суля защиту, преданность и самопожертвование. Все портреты Анны Болейн были уничтожены. А на гобеленах во всех замках, отпарывали инициалы «А» и заменяли на «I». Но старые следы от первой вышитой буквы имени бывшей королевы, частенько бросались в глаза многим... Постигла эта учесть и всех украшений бывшей королевы, люди поговаривали, что по приказу Его Величества, вся бижутерия Анны была разбита и выпотрошина, а жемчуга, рубины, сапфиры и прочие драгоценные камни пошли в расход для украшений новой королевы…
- Бедная Анна, несчастная кузина! – думала Элизабет Сеймур, вдова сэра Отрэда. Элизабет всегда симпатизировала и восхищалась Анной Болейн и когда над той сгустились темные тучи, искренне жалела бедняжку. – И врагу не пожелаешь той участи, что выпала на долю этой несчастной женщины.
Но, тем не менее, сейчас она фрейлина Ее Величества Джейн Сеймур. Кто бы мог подумать, что ее простушка сестра станет королевой Англии? Скажи ей об этом несколько лет назад в Вулфхолле, она бы рассмеялась! Однако, смейся – не смейся, но Джейн нынче королева Англии и жена короля.
Королева Джейн сидела в своих покоях перед зеркалом, а Элизабет расчесывала гребнем из слоновой кости ее густые светлые волосы. Теперь она - фрейлина на службе у второй, а по общему счету третьей королевы Англии. Элизабет даже не знала, кого ей жаль больше, предыдущую королеву или нынешнюю. Нет ничего хуже, чем быть замужем за убийцей. Да, да, Генрих Тюдор – убийца! Именно он доконал свою первую жену и отправил на плаху вторую и одному богу известно, что будет с третьей! Но говорить столь крамольные речи, Элизабет не решалась, ибо сильно боялась…
- Джейн...Ваше Величество! – с запинкой проговорила Элизабет, продолжая расчесывать мягкие волосы сестры. Она все никак не может привыкнуть к тому, чтобы называть ее «Ваше Величество», а не по имени, как в былые времена, так же как и кланяться и делать реверанс перед тем, как войти или попрощаться. – Разрешите обратиться к вам… Дженни! То есть, Ваше Величество… Как ты, то есть вы, чувствуете себя в роли королевы? – далее не в силах сдерживаться, Лиз рассмеялась. Да уж, ей долго придется привыкать к новому титулу и рангу Джейн.

Отредактировано Элизабет Сеймур (2013-04-10 13:19:47)

+3

3

Новая королева отозвалась на вопрос сестры смехом.
- Я сама не знаю, как я привыкну, Лиззи. Договоримся так, я Величество лишь на людях. Наедине же ты, пожалуйста, называй меня так, как и всегда называла. Ничто не изменилось, Лиз.
Джейн словно бы сама уговаривала себя. Разумеется, изменилось. Король желал жирной чертой перечеркнуть всё, что было прежде. Всё прошлое подчистую. Королевская воля - закон. Вслед за ним всё королевство твердило об обновлении - не только в жизни короля, но и его стране. В законах, в религии... И цвете волос английской королевы. Кровавыми слезами рыдало сердце новой королевы, когда она видела, что продолжает происходить с церквами и монастырями, как разбредается из обителей братия, сжигаются книги, разбиваются и оскверняются статуи святых. Один-единственный раз она рискнула сказать одно только слово. Король так жестко осадил ее и в его глазах блеснул такой опасный огонь, что Джейн, испугавшись, замолчала. Ей ясно дали понять, какова ее роль. Довольно вмешивалась в политику предыдущая королева. И Джейн не стала более рисковать. Она делала то, что было в ее силах - благотворительность не возбранялась ей. Но она могла не только это - еще она молилась. Много молилась. На латыни, как привыкла, и своими словами. Чтобы Бог помиловал Англию, отпустил грехи ее мужу и упас ее саму от ошибки.
Каково ей быть королевой Англии? Страшно. Очень страшно.
- Какой сложный вопрос ты задаешь мне, Лиззи... - тихо ответила она, - как же мне тебе ответить? Это... Это очень большой груз. Я не испытываю удовлетворения от взглядов, которые на меня устремлены, от титулования и низких реверансов. Но теперь у меня есть много возможностей делать то, что я не могла раньше. На следующей неделе я открываю новый детский приют. Он наконец закончен. Он большой и с большими окнами. Я выделю средства на его содержание. И я столько, столько хочу еще сделать... Король не отказывает мне в таких просьбах. Он любезен со мной и... внимателен, - щеки молодой женщины слегка зарозовелись.
Это было правдой. Своенравный и вздорный Генрих с нею старается как может сдерживать себя. Не быть грубым. Даже на брачном ложе он предупредителен.

Отредактировано Джейн Сеймур (2013-13-10 18:35:35)

+3

4

Элизабет вздохнула с облегчением, услышав смех своей сестры. Как хорошо, что Джейн осталась такой же простой и непринужденной в общении, как и была раньше. Казалось бы, что Джейн счастлива, но некая грусть в ее глазах говорит об обратном.  Да, Джейн сейчас нелегко. Еще бы! Совсем недавно, она была всего лишь фрейлиной и подданной Ее Величества, простой девушкой из не очень богатой семьи, а сейчас Джейн – королева и все богатство Англии лежит у ее ног. Его Величество балует свою супругу и ни в чем ей не оказывает. Казалось бы, что еще надо от жизни? Но, Джейн, наверняка не по себе, как и самой Элизабет.
- Какой сложный вопрос ты задаешь мне, Лиззи... как же мне тебе ответить? Это... Это очень большой груз. Я не испытываю удовлетворения от взглядов, которые на меня устремлены, от титулования и низких реверансов. Но теперь у меня есть много возможностей делать то, что я не могла раньше. На следующей неделе я открываю новый детский приют. Он наконец закончен. Он большой и с большими окнами. Я выделю средства на его содержание. И я столько, столько хочу еще сделать... Король не отказывает мне в таких просьбах. Он любезен со мной и... внимателен.
- Значит, я была права в своих мыслях, - отметила про себя Элизабет, - но уверена, она со всем этим справиться. В конце концов, человек имеет свойство привыкать ко всему. Я вот привыкла…
- Джейн, не печалься. У каждого в жизни случаются трудности и мы не исключение. Я понимаю тебе сейчас нелегко, все таки корона – это тяжкая ноша. Но я уверена, что ты со всем этим справишься, - заверила ее Элизабет и ободряюще обняла сестру. – А насчет приюта, ты все сделала правильно. В городе так много детей-сирот, живущих на улицах и в трущобах… Просто сердце разрывается от одной только мысли, что сотни маленьких крошек не имеют крыши над головой и просят милостыню на улице, чтобы хоть как-то выжить в этом мире. Жизнь так несправедлива, порой... А теперь в приюте, они могут получить кров, одежду и пищу. У тебя доброе сердце, Джейн…
- В действительности, мудрое решение, - подумала Элизабет. – Она зарекомендует себя, как милосердная и умная королева. Народу только это и надо. Им будет с чем сравнить бывшую королеву и нынешнюю.
Бывшую! Элизабет опять стало не по себе об одной только мысли об Анне. Она огляделась по сторонам, не дай бог, кому услышать об том, что она хочет сказать своей королеве! Убедившись, что в комнате кроме них никого нет, Элизабет наклонилась к самому уху Джейн, чтобы рассказать ей о своих опасениях.
-Джейн, я не уверена, имею ли право говорить об этом, - тихо сказала Элизабет, - но мне как-то не по себе. Я в последнее время думаю об ней… Об Анне. И мне очень страшно! Страшно не только за себя, но и за тебя. Ты понимаешь о чем я?

+1

5

- Если ты полагаешь, что мне не страшно, ты ошибаешься, - одними губами ответила ей Джейн.
Сестра одной-единственной фразой разбередила кровавую рану, о которой Ее Величество всеми силами пыталась забыть. Нет, не забыть - это невозможно. Хотя бы просто не думать. Врагу не пожелаешь подобного.
- Но я не делаю ничего, что могло бы вызвать неудовольствие короля. Я стараюсь угодить ему. Теперь мне придется привыкнуть семь раз обдумывать свои шаги. Надеюсь, Его Величество будет мною доволен, - продолжила она уже не беззвучно, но всё же как можно тише.
Да. Королева не была похожа на беззаботную новобрачную. Впрочем, все, кто знал Генриха Тюдора, рядом с ним обучались держать ухо востро. Но при этом было очевидно - на молодую жену он смотрит не так, как на иных женщин. Почему он счел, что именно Джейн должна занять освободившееся место? Он не испытывал к мисс Сеймур истинного безумия, как к ее предшественнице, хотя телесное притяжение было весьма сильным. Не была она и писаной красавицей, хотя в свадебном убранстве от нее трудно было отвести взгляд - об этом многие говорили после королевского венчания. Возможно, ее пшеничные мягкие волосы, в которые монарх так любил зарываться лицом, ее бархатистая белая тонкая кожа, светлые глаза с ресницами цвета темного меда, мягкие руки создавали ощущение чистоты, когда она находилась рядом. Этому человеку - немолодому, обремененному страшной ношей, было в чем исповедаться. А Джейн была подобна роднику, омывающему гнойные язвы его души. Он платил ей той привязанностью, на какую был способен, и возложенной на ее голову короной, не слишком заботясь тем, не давит ли она нежные виски.
И еще одно. Наследник... Ни одна из предыдущих королев не дала Тюдору сына. Джейн следовало молиться о том, чтобы понести. Пока она праздна, ее положение не может быть устойчивым. Более того - чем скорее, тем лучше.
- И также я надеюсь, что Господь пошлет мне сына для Англии, - всё также тихо закончила она.

Отредактировано Джейн Сеймур (2013-13-10 22:07:37)

+2

6

- Несомненно, Джейн, ты знаешь, как угодить Его Величеству, - все также шепотом продолжала Элизабет, - опыт предшественницы, должно быть, научил тебя многому. На ошибках учатся, пускай даже и на чужих... Да, и собственно, ты полная противоположность той, что была до тебя.
Элизабет поднялась и взглянула на свою сестру. Джейн не нужно притворяться покорной и смиренной, она такой и была всегда. И даже увлечение Генриха ее сестрой вполне понятно, после взбалмошной и яркой бури, кем являлась Анна Болейн, ему захотелось тихой и спокойной гавани. В Джейн было все то, что он так искал. Осталось дело за последним и самым главным – подарить королю сына. Ради наследника, Генрих развелся с первой женой и отправил на плаху вторую. И вот перед ней сидит третья, которая возможно и выполнит то, что так жаждет от нее король.
- И также я надеюсь, что Господь пошлет мне сына для Англии.
Безусловно, на это надеется не только Джейн, но и все Сеймуры, ибо от этого зависит исход событий. Не дай бог, Джейн родит девочку, страшно представить, что с ними со всеми будет! Две незаконные девочки уже есть и третья – это уже перебор и насмешка.
Элизабет опять покосилась на дверь, не стоит ли кто и не подслушивает ли? А то мало ли, вдруг кто-нибудь зашел незаметно, пока они разговаривали? Черт побери, она стала такой мнительной! Убедившись в том, что в комнату никто не заходил и что они до сих пор одни, Элизабет снова склонилась над Джейн.
- Не стоит беспокоиться, Дженни! Я уверена, у тебя будет сын и не один, – шепотом сказал Элизабет. – Ты подаришь Его Величеству много сыновей. Посмотри на нашу семью! Сколько у нашей матушки детей? А сколько мальчиков? Вот и я про то же! А у Нэда? И у него одни сыновья. Кто смеет усомниться в плодовитости Сеймуров? Никто. Так, что выше нос, сестра и ничего не бойся!
Чтобы ободрить королеву, Элизабет улыбнулась и состроила в зеркале рожицу.

+1

7

Слова сестры не успокоили молодую королеву, хотя состроенная рожица заставила улыбнуться. Хотелось бы в это верить. Однако не стоит забывать, что к рождению причастны оба родителя. Кроме того, у Генриха есть незаконный сын от Элизабет Блаунт и он кричал направо и налево, что виной - его жены... А если и ее, Джейн, постигнет судьба Екатерины?.. Воспоминания об Анне холодили ей кровь вовсе по иным причинам. Такой участи она не боялась. Лиз права - они совершенно противоположны. А вот государыня Екатерина... Она была хорошей женой. Генрих уважал ее. До поры до времени. Она была заботлива, тиха, благочестива, любима народом. Никому не пришло бы в голову предъявить ей обвинения в неверности. А если бы Господь дал ее чреву выжившего сына, то скорее всего, кузина Анна и кузен Джордж - помилуй Господь их души -  по сей день были бы живы.

Джейн подперла лоб руками, облокотившись на крышку столика. Покамест король любит ее - он любезен, исполняет практически все ее просьбы, расточает ей клятвы, как любой молодожен. А его молодая супруга улыбается в ответ. Нет, она верит в то, что в данный момент он и впрямь так думает. Однако отлично знает - он властелин Англии, но не владеет собственными порывами. Таков его нрав, его характер. Она знала это, когда была скромной фрейлиной новой королевы. Знала, когда получила первый знак внимания от короля и ее родня уцепилась за это. Тогда... тогда она пожалела Генриха. Он был таким усталым. С потухшими глазами. Измотанным государственными делами и неудавшимся браком, в котором не затухали постоянные скандалы. При взгляде на нее в его лице появлялась жизнь. Его любезность, умение красиво говорить не могли не оставить отпечаток в сердце молодой женщины. Она умела разглядеть благие порывы в любом человеке. Те подарки, которые он дарил, и впрямь были сделаны от чистого сердца, он желал сделать ей приятное. Однако более того - не принять их не было никакой возможности. Это значило навлечь опалу не только на себя саму, но и на семью.

Что уж говорить о предложении, которое было лишь формальностью? Король Англии может выбирать в жены ту женщину, которую он пожелает. И вот теперь она - королева. И целиком зависит от него. Стоит ему пожелать - и даже не совершив ни единого проступка, она закончит свой век в монастыре или в отдаленном охотничьем доме, как первая королева. Как можно полностью доверять мужчине с таким нравом? Однако Джейн понимала - выбора у нее не было. С одной стороны - король, с другой - семейство. И надеялась она теперь лишь на волю Божию. Ей вдруг вспомнился разговор с Элизабет, когда они впервые увиделись после разлуки. Та говорила, что возможно бороться и самой влиять на свою судьбу. Можно-то оно можно. А только попробуй-ка, когда тебя выбрал король. Да, Анна делала всё, чтобы надеть корону. Да, она боролась и добилась своего. Но чем это закончилось? Выходит, и впрямь у каждого свой путь.

- Ты сама понимаешь, что это от меня не зависит, - тихо качнула головой Ее Величество, вновь поднимая лицо и оборачивая его к сестре, - можно убеждать себя чем угодно. Приводить любые примеры. Но это в воле Создателя и об этом можно лишь молиться. Все знали о риске, - ее губы опять шевелились почти беззвучно, - отец, мать, Эд. Теперь всё так, как они желали. А что будет потом - я не знаю, Лиззи. Я не знаю. И ты тоже молись за меня. За всех нас, - она сжала ладонь сестры. Пальцы новой королевы были холодны.

Отредактировано Джейн Сеймур (2013-14-10 16:27:34)

+3

8

Джейн сжала ладонь сестры, и Элизабет почувствовала, как холодны хрупкие пальцы королевы. Джейн сейчас очень тяжело и чувство неопределенности не дает ей покоя. Честно говоря, Элизабет и сама не знала, что будет дальше. Сейчас ее сестра - королева, а родственники уверенно поднимаются вверх. Каждый второй придворный утверждает, что красивее дамы Джейн Сеймур никогда не видывал свет. Что характерно, несколько месяцев назад, никто не говорил таких слов… Сейчас же каждый второй желает выразить королеве свое почтение. Все те, кто когда-то говорил то же самое, точь-в-точь, слово в слово, но совсем другой королеве… Интересно, сколько их всех побежит прочь поджав хвост, когда удача отвернется от Сеймуров? Вот тут Джейн права, положение семьи Сеймуров зависит от того, насколько сильно любит король свою королеву. А значит Джейн нужно успеть зачать и родить до того, как супруг окончательно пресытиться ей. Сейчас же ни в чем нельзя быть уверенными. Генрих Тюдор может дать все, что угодно, а затем отнять и оставить тебя ни с чем. И хорошо, если с головой...
- Не беспокойся и будь мужественной, сестра! Ты права, на все воля Бога. Я же, буду молиться за тебя, - не выпуская рук королевы, тихо заверила ее Элизабет. – И только за тебя.
Элизабет намеренно не упомянула остальных членов семьи, давая понять сестре, что ее волнует судьба лишь одной Джейн. Братья могут и сами за себя отдуться если прижмет, благо языки у них хорошо подвешены. Как ни крути, но Элизабет была зла на них вдвойне. Мало того, что семья в свое время, сунули саму Элизабет в лапы старика-развалины, так теперь и Джейн продали, и кому??? Тому, на чьих руках кровь их кузины! А свадьба Джейн? Кровавая пляска на костях, да и только! Вспомнив тот день, Элизабет поморщилась, словно с горькой редьки. Братьям, конечно же – огромная выгода от этой блестящей партии, а на чувства сестры им глубоко плевать. Плевать, что Джейн, как и Анна, сидит на пороховой бочке, боясь и дрожа за свою жизнь.
Элизабет бросила взгляд на Джейн. Видно, что от их разговора ей еще больше стало не по себе. Элизабет закусила губу, продолжать или нет, этот довольно щекотливый разговор? Или выйти и оставить сестру в покое? Однако, ей не давал покоя еще один вопрос. О братьях. И раз уж, Джейн молчит и не просит оставить ее, Элизабет решила продолжать и дальше этот неприятный разговор.
- Джейн! Ты, наверное, знаешь, что нашу с тобой кузину, судило 24 пэра и среди них, был бывший жених и поклонник Анны граф Нортумберленд, а также ее родной дядя, герцог Норфолк? Именно он и вынес ей приговор «виновна»! А ее отец? Я слышала, что граф Уилтшир лично вызвался давать показания против своей родной дочери и сына… Давала показания и золовка Анны, леди Рочфорд, которую ты так мило приютила при своем дворе! Мне не дает покоя один вопрос, Джейн! - Тихо, почти беззвучно прошептала Элизабет. В горле точно ком от таких слов, а язык еле поворачивается продолжать дальше. Да, братья с нее шкуру спустят, ежели узнают, что говорила Элизабет своей королеве!- А что было бы, допустим, если ты или я, оказались на месте нашей кузины? Как ты думаешь, наш отец или братья… давали бы против нас показания, зная, что мы не виновны? Согласились бы они судить нас, как судили ее? Был бы озвучен вердикт «виновна» из уст Эдварда? Или Тома? Или нашего с тобой родного отца? Меня в последнее время очень беспокоит этот вопрос… И знаешь, я не уверена, что они поступили бы иначе, как Говард или Болейн.
Перед глазами Элизабет пронеслись те дни кровавого мая. Ужасно! Несчастная королева осталась одна, а близкие и родные ей люди, свидетельствовали и судили ее. Каково, это быть преданной собственным отцом? За считанные дни, семейство Болейн пало, и было уничтожено. Элизабет порой завидовала Марии Болейн, старшей сестре Анны, которая сумела найти свое женское счастье, хоть и осталась без поддержки семьи. Элизабет подобно Марии, с пребольшим удовольствием сбежала бы отсюда, сбежала бы от них всех, пока капкан окончательно не захлопнулся. Элизабет дрожащими пальцами, машинально прикоснулась к своей шее. Так страшно ей никогда еще не было. Но куда ей пойти? Идти совсем некуда…

Отредактировано Элизабет Сеймур (2013-14-10 23:42:25)

+3

9

- У меня не остается иного выхода, чем быть мужественной, - улыбнулась Джейн, - если в то время, когда всё сравнительно благополучно, пытаться предугадать самые страшные события, то можно сойти с ума, Лиззи. Нужно сохранять самообладание.

Она отчаянно пыталась овладеть собой, однако воспоминание сестры о процессе над Анной Болейн свело на нет все усилия. Королева ощутимо побледнела.

- Я знаю в подробностях этот процесс, дорогая сестрица, - как можно тише ответила она, - И знаю, кто какие давал показания. Отец и братья постоянно обсуждали это, стараясь быть в курсе мельчайших деталей. Касательно господина Норфолка у меня не было никаких сомнений: ты ведь знаешь, они с кузиной не сошлись в религиозных воззрениях. Он стал врагом собственной племянницы еще задолго до этого страшного времени. Когда она стала королевой, он получил вовсе не то, на что расчитывал, помогая ей подняться. Если уж ее друзья покинули ее, то что говорить о врагах? Чаша воистину горькая.
А что до графа Уилтшира... Это страшно, Лиззи. Помнишь, как сказано в Библии? Предаст же брат брата на смерть, и отец - сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; Христос произносит эти слова, говоря о последних временах. Когда своими глазами видишь подобное, то начинаешь опасаться Страшного Суда. У него был выбор. Проявить мужество и потерять голову вместе с двумя своими детьми или сохранить ее. Он выбрал второе и спас свою шкуру... Или был бы казнен по обвинению в пособничестве. Но я не хочу сейчас выносить суждения о нем. Это было бы... низко сейчас, когда он совершенно уничтожен. А твой прямой вопрос... Я скажу тебе прямо, -
Джейн взглянула в лицо сестры и сжала ее ладонь, - у меня нет на него ответа. Могу сказать тебе лишь одно. Старайся не пускать в свою голову тяжелые мысли. Гони их прочь. И я постараюсь делать то же самое.

Отредактировано Джейн Сеймур (2013-16-10 21:14:00)

+1

10

- Я так не могу. Мне все равно не по себе, - ответила Элизабет, встретившись с взглядом сестры. – Я пытаюсь гнать от себя эти мысли, но ничего не получается. Тот кровавый май до сих пор стоит у меня перед глазами. Мы не были соучастниками и, конечно же, не виноваты в том, что случилось с ней. Но все мы звенья в одной цепи. Замкнутый круг… Что же до Норфолка - я видела его несколько раз, и мне сразу стало ясно, что это за человек. Ради достижения цели, он пойдет на все, как и граф Уилтшир. И религиозность тут совсем не причем. Безусловно, они спасли свои шкуры, но вместо этого принесли в жертву близких им людей. Да, и были ли они им близкими? Знаешь, Джейн, порой люди ведут себя хуже животных.
И действительно, животные и те не покидают свою стаю, и до последнего защищают свое потомство. В этом же мире все наоборот, отец готов продать дочь, а дядя осудить и привести к смерти родных племянников. И такое не только Говардам присуще, таких семейств в Англии пруд пруди, и семья Элизабет не исключение. Да, да, она просто уверена в этом! Пускай, Джейн и чурается подобных мыслей, но Элизабет уверена, что их семья поступила бы также, как и семья Болейнов. И ящик из под стрел, мог бы оказаться гробом для любой из дочерей Джона Сеймура…
Элизабет почувствовала, как по ее коже медленно поползли мурашки. Ящик из под стрел! Страшно даже представить, как некогда твои родные и близкие, вдруг становятся тебе судьями и фактически палачами. А каково было самой Анне? Редкий человек может обладать таким мужеством, с каким она приняла свою судьбу. Двор – змеиное логово, а интрига и смерть идут рука об руку. Отчасти из-за этого,  у Элизабет нет особого желания, находится здесь. Она бы с удовольствием променяла бы двор и службу у королевы на какое-нибудь тихое и уединенное место, подальше от сюда. Но, чтобы покинуть двор, нужно хотя бы быть замужем или же иметь свое собственное поместье и, конечно же деньги, дабы ни в чем не нуждаться. Но куда она поедет без гроша в кармане? На замужество она и не надеялась, кто ее возьмет без приданого? Вот и приходится терпеть и довольствоваться тем, что имеешь, нравится это тебе или нет.
- Знаешь, что Джейн. Я бы отдала все на свете, чтобы уехать подальше от этого страшного места, - немного подумав, шепотом добавила Элизабет. – Не буду лукавить, но мне… очень не комфортно здесь. Но ты же сама знаешь, мне некуда идти, а значит придется смирится.

+1

11

- И какой же у нас есть выход, Лиззи? - тихо спросила Джейн, не выпуская руку сестры, - Прошлое... Прошлое неизменно. Тот кошмар уже совершился. И только время способно сгладить всё. Оно лечит. Эти стены видели много чего. Ты права. И не только то, что происходило тогда. Но приходится с этим жить. Приходится. Иначе можно сойти с ума. На пепелище вырастает новая трава - пусть не сразу, но всё-таки когда-то да пробиваются зеленые ростки. Теперь нужно думать, как жить дальше. И у меня уже есть мысли на этот счет. Не забывай, что у Анны осталось дитя. Знаешь, я хочу попытаться сделать то, что в моих жалких силах - хочу восстановить справедливость по отношению к леди Элизабет и леди Мэри. Пока что я размышляю над тем, как это лучше сделать. И я уверена, души их матерей порадуются, если у меня выйдет то, что я задумала. Успокойся, дорогая моя - королева провела ладонью по светлым волосам леди Отрэд, - Успокойся, тебе не о чем волноваться. Это я сижу на этом троне, это я зовусь королевой... Хотя не желала этого.

Последние слова молодая женщина произнесла совершенно беззвучно. Известно - и у стен есть уши. Если бы кто-то услышал такие крамольные для любимой супруги короля речи, у Ее Величества могли бы быть крупные неприятности.

- Ты можешь быть совершенно спокойна. Пока я здесь, до моего последнего вздоха - с тобой всё будет хорошо, я обещаю тебе это. Я позабочусь о тебе и о твоём будущем. Оно будет таким, как ты пожелаешь.

Отредактировано Джейн Сеймур (2013-07-11 10:51:26)

0

12

Идея по поводу двух бывших принцесс, повергла Элизабет в шок. Восстановить справедливость к опальным дочерям короля? В своем ли уме Джейн? Да, Его Величество и слышать не желает ни об одной, ни об другой! Совсем недавно, лорд-канцлер просил у короля средства на одежду для маленькой Елизаветы, на что Генрих ему ответил, что проблемы маленькой девочки его не касаются, и вообще, мол, она ему не дочь. И если тут сам Томас Кромвель остался бессильным, то что говорить о королеве, которая даже еще не беременна? Элизабет прекрасно знала, что ответит на ее просьбу король. То же, что и в прошлый раз – нечего думать о чужих детях, беспокойся за своих будущих (которых у тебя еще нет…До сих пор!). Элизабет в негодовании покачала головой. Эта идея ей не нравится! Бесспорно, ей безумно жаль этих двух девочек, но сестра сильно рискует с этой задумкой, ведь, как ни крути, но королю будет не по душе эта затея. А, злить лишний раз Его величество не стоит, ибо любое упоминание об «бастардах» действует на короля словно красная тряпка на разъяренного быка, особенно упоминание об дочери казненной Болейн.
- И я уверена, души их матерей порадуются, если у меня выйдет то, что я задумала.
О, да, конечно! Особенно душа предыдущей королевы, уж она то точно порадуется. Особенно если учитывать, при каких обстоятельствах и благодаря кому, эта самая душа покинула землю! – не без иронии заметила Элизабет, но вслух говорить этого не стала, также, как и отговаривать от этой бессмысленной, но весьма опасной затеи. Уж если Джейн вбила себе что-то в голову, то ее ни за что не переубедить. Хотя…
- Эммм… Не плохая идея, Джейн, но, я плохой советчик в таких делах. – Решила пойти на хитрость Элизабет, - Может тебе лучше поговорить на счет этой идеи с Эдвардом или Томом? – вполне вероятно, что братья смогут ее образумить и убедят отказаться от этой затеи. – Или уж лучше попросить совета у нашего лорд-канцлера, сэра Томаса? Попробуй! Уж, он то знает, как сделать лучше! – глядишь, может, что-то, да, и выйдет из этой идеи, которую придумала ее сестра. По крайней мере, Кромвель знает, что делать и как. Элизабет, это уже не должно касаться.
- Далее, не буду больше беспокоить и поспешу оставить тебя с твоими мыслями, Джейн. Думаю, ты решишь эту задачу. С твоего разрешения, я поспешу откланяться, - леди Отрэд сделала реверанс, и направилась к двери, чтобы дать Ее Величеству отдохнуть и переварить услышанное, а может и хорошенько подумать. Обернувшись, она с грустью посмотрела на Джейн и прошептала, - Спасибо, тебе! Спасибо за поддержку, сестра.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Страх ранит глубже, чем меч.