The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Хрустальное сердце


Хрустальное сердце

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1540 год.
Переломное время для многих. Четвёртая жена короля Анна Клевская чувствует, что её брак не обернётся ничем хорошим. Но, в то же время, судьба отвернулась от её падчерицы - принцессы Марии. Отец отказался выдавать дочь замуж за любимого человека, разбив тем самым ей сердце. Встретившись в саду с Анной, девушка решает излить ей душу.
Участники: Анна Клевская, Мария Тюдор.

Отредактировано Анна Клевская (2013-05-10 01:36:28)

0

2

А кто сказал, что будет легко? - усмехнулась своим мыслям Анна, прогуливаясь по королевскому саду. Быть женой короля непросто. Даже очень непросто, если король - Генрих VIII. Этот человек схоронил трёх жён. С дочерьми же обращается так, словно они игрушки! Ну ничего, я справлюсь... Я обязательно справлюсь!
Королеве было от чего впасть в уныние: её венценосный супруг в последнее время был сильно не в духе. Точнее, это "последнее время" длилось вот уже несколько месяцев. С тех самых пор, как она прибыла ко двору Англии. И хоть по началу Анна не понимала английской речи, но быстро пришла к выводу о том, что отношение Генриха к ней положительным может назвать только слепой. Освоившись же и выучив язык своей новой родины, девушка лишь укрепилась в своих опасениях. При дворе любили поговорить. И говорили многое: мол, Его Величество сам на себя не похож после предыдущих браков, а последний просто стал последней каплей! Все сейчас боялись Генриха, ведь в таком состоянии он может сделать всё, что угодно. И с кем угодно.
Огибая очередную изгородь из растений, Анна постаралась выровнять дыхание. Прогулки на свежем воздухе определённо успокаивали. Тёплые солнечные лучи, щебетание птиц... Природа как будто говорила о том, что ничего плохого произойти не может. Хотя... В такие же тёплые дни судили одну из её предшественниц - Анну Болейн.
Нет, ну это просто немыслимо!- злилась на себя Клевская. - С такими мыслями я слягу от нервной болезни раньше времени.
Лёгкий шум со стороны отвлёк её от рисования мрачных картин своего будущего. Немного поодаль прогуливалась Мария - дочь того самого предмета всех страхов королевы. Однако с детьми Генриха у Анны сложились хорошие отношения. Даже с Мэри, которая ко многим окружающим относилась настороженно.
Решив поприветствовать падчерицу, Анна подошла поближе.
- Леди Мария!- королева улыбнулась девушке. Однако в следующее мгновение ей пришлось немало удивиться внешнему виду принцессы. Последнее время Мэри словно летала, излучая счастье. Но сейчас... Сейчас вместо лица была маска скорби.
Что-то всё же случилось...

Отредактировано Анна Клевская (2013-05-10 02:56:00)

+2

3

В ту самую минуту, когда королева Анна, пока еще королева, размышляла о тяжелой участи, выпадающей на долю английских королев. Её старшая падчерица, в который раз испытала на себе тяжесть бытия дочери английского монарха, своевольного, капризного, непостоянного как весенняя погода, он то вспоминал что он родитель и проявлял рачительность, суля золотые горы, и обещая устроить судьбу старшей из своих ,дочерей, которая уже давно должна была быть замужем, то в нем просыпался  всесильный монарх, а родительские чувства, если не угасали вовсе то притуплялись настолько, чтобы король мог позволить себе с ними не считаться. Помолвка Марии и Филиппа Баварского, кузена королевы Анны, казалось делом решенным. Герцог приехал в Англию, чтобы познакомиться с невестой и сделал почти невозможное, заставил поверить Марию, что для нее возможно простое женское счастье. «Ах, зачем?»
Новость о готовящемся расторжении брака с принцессой Клевской и аннулирование ее помолвки с Филиппом стали для нее громом среди ясного неба. Шапуи верный Шапуи, который и принес новости о ее участи, никогда не видел принцессу такой подавленной. Маска равнодушия, за которой Мэри привыкла прятать свою боль, не спасала, скрыть досаду от человека, который во многом заменил отца, не удалось. Мудрый посол не стал ни терзать девушку вопросами,  ни утешать уязвленное самолюбие, полагая, что лучший способ перенести испытание, остаться с ним один на один. Он поспешил ретироваться, оставив Марию наедине с ее мыслями. Погода была солнечной, а в глазах принцессы стоял сплошной туман. Она прошлась по саду, ласковое солнце щебет птиц уняли волнение, и в какую-то минуту неприятный разговор с имперским посланником показался воспаленной выдумкой воображения, страшным сном. Как вдруг.
-леди Мария!
Позвал ее голос с сильным немецким акцентом «Анна!»
-Ваше Величество! - реверанс вышел неуклюжим, а голос звучал потеряно, не оставляя сомнений что-то случилось и это что-то явно не по душе королевской дочери.

+2

4

Анна застыла в изумлении. Леди Мэри всегда отличалась истинно высокородной выдержанностью и грацией. Такие качества нельзя приобрести. Подобное если и есть, то впитывается через кровь предков. Чем старше становилась королевская дочь, тем чаще окружающие при её появлении замирали на секунду, оживлённо перешёптываясь в дальнейшем - Мария всё больше и больше походила на свою мать. И хоть Анна никогда не видела Екатерину Арагонскую, она достаточно услышала о ней для того, чтобы понять - при дворе растёт не тюдоровская роза, а крепкий гранат.
Может, в этом и есть причина такого отношения Генриха к своим дочерям? Они всё больше напоминают своих матерей.
Тем сильнее было удивление Анны, когда она увидела, как в ответ на её приветствие всегда собранная принцесса вдруг оступилась при реверансе, а произнесённое по привычке Ваше Величество! далось явно с трудом. Что же могло произойти такого, что буквально вышибло королевскую дочь из колеи?
Несомненно, дело в Генрихе! В последнее время настроение Его Величества можно ясно прочитать по самочувствию окружающих его людей.
В любом случае необходимо узнать, что стряслось. Может быть она, королева, сможет чем-то помочь? В такие моменты Анна чувствовала, что как будто обязана протянуть руку помощи. Сразу забывались её собственные невзгоды, а участие в судьбе других словно являлось лекарством от собственных страхов.
Должно же быть хоть что-то хорошее от моего титула!
- Леди Мария, - как можно мягче постаралась произнести Анна. - Я вижу, что произошло что-то нехорошее. Буду счастлива, если моё участие поможет Вам.

Отредактировано Анна Клевская (2013-08-10 01:57:26)

+5

5

Я вижу, что произошло что-то нехорошее. Буду счастлива, если моё участие поможет Вам.

Мария подняла на Анну округлившиеся от изумления  глаза:  Как Она еще не знает?! Уже все решено, и участие ее не поможет.. . Вслух же произнесла: - Я признательна за Ваше внимание и заботу, которые вы неизменно проявляете ко мне, Ваше Величество. -  Мария подняла голову вверх, вглядываясь в солнечное голубое небо,  ища ответы на свои вопросы, а быть может того, кто будет милостив к ней более чем отец, затем вновь обратила свой взор на молодую мачеху – Но, боюсь, это не в вашей власти – с последним словом тяжелый вздох вырвался из девичий груди. Не желая нагнетать атмосферу и пугать и без того переживающую за свою участь иностранную принцессу, волею судеб ставшую английской королевой. – Чудесная погода, не правда ли? – Постаралась перевести беседу в другое русло Мэри. – таких теплых летних дней давненько у нас не было…  Девушка замолчала на лице ее была улыбка, а глаза оставались грустными и  по всему виду было видно: улыбка – дань вежливости, забрало под которым пульсирует сплетенный в тугой клубок комок нервов, открытая рана истекающая кровью, но гордость, проклятая гордость, сдерживает ее и  не позволяет открыться. Леди… Ваше Величество – девушка поспешила исправить свою оговорку – ваш кузен… Филипп… он…он.. еще в Англии?

+3

6

Почему леди Мэри так удивлённо на неё смотрит? Неужели её так удивило обычное человеческое участие и желание помочь? Или же, быть может, причина огорчений принцессы слишком очевидна для многих, но кроме неё, Клевской? В любом случае, если не задать Марии прямой вопрос, можно и дальше гадать сколько угодно. По лицу этой девушки практически невозможно ничего прочитать. Вот и сейчас она, словно стыдясь минутной заминки, постаралась скрыть брешь в броне, прикрывшись маской вежливости и относительного спокойствия. Официальный вопрос о погоде...
- Да, леди Мария, вы совершенно правы! Погода и правда очень тёплая... Но вот только у нас с Вами на душе отнюдь не так светло и радостно, - Анна грустно улыбнулась девушке. - Боюсь, это слишком очевидно для окружающих. И, быть может, всё же в моей власти хоть что-то сделать для Вашей пользы? Всё же я пока что жена короля...
Пока что.... Пожалуй, "пока что" - ключевая фраза здесь. Один Бог знает, чем закончится вся эта история с браком. И почему вокруг Генриха все страдают? Даже его дети. Пожалуй, в данном случае намного лучше родиться в семье ремесленника или торговца.
Филипп? Анна немало удивилась. Да, конечно же, она знала, что Генрих готовит помолвку своей старшей дочери с кузеном Анны - Филиппом Баварским. Сама королева всячески поддерживала это стремление - достаточно было посмотреть на молодую пару, чтобы понять то, что эти люди неравнодушны друг к другу. А ведь при дворе браки по взаимному чувству настолько редкое явление, что воспринимаются как чудо. Да, возможно, её дражайший кузен не самый примерный молодой человек, склонный к мотовству, а также несерьёзный в некоторых моментах... Но рядом с такой уравновешенной, терпеливой и умной девушкой, как Мария, у него есть все шансы встать на путь истинный. Но почему же Мэри задала такой вопрос?
- Предполагаю, что Филипп ещё в Англии, - Анна ответила неуверенным голосом. - Обычно он не упускает случая навестить меня, поскольку у нас очень тёплые дружественные отношения. Однако, когда я его видела вчера, выходящим после аудиенции Его Величества, он не остановился по обычаю побеседовать со мной. Сказал, что нанесёт визит чуть позже, и стремительно куда-то умчался. Но не думаю, чтобы Филипп успел уехать.
Анна осеклась, вспомнив, какое выражение лица было у её кузена после этой злосчастной аудиенции. Она внимательно посмотрела на Марию.
Неужели?...
-Леди Мария, - как можно мягче постаралась произнести королева, -дело касается Вашей помолвки?

+2

7

Но вот только у нас с Вами на душе отнюдь не так светло и радостно – разоткровенничалась Анна, своим примером поощряя к оной и свою падчерицу.
Мэри осторожничала, все еще боясь впустить немецкую принцессу в круг близких людей, а тем более доверять ей свои страхи,  переживания, разочарования  которые окутывали ее тонкой сетью паутины.  Горечь,  бессильная ярость – владели принцессой. И  она не знала, на кого больше сердита сейчас , на отца, который в очередной проявил свои « отцовские качества», разрушив едва начавшуюся складываться иллюзию счастья. Или на себя, за то, что так долго сама отказывалась от теперь уже упорхнувшего счастья. Она не хотела, чтобы Филипп приезжал.  Не хотела свадьбы с ним. Так почему когда все ее желания осуществились таким хитроумным способом, она, не может быть, она горько жалеет об этом. Кого ей умолять и говорить, что она передумала? Как повернуть все  обратно? В истории с герцогом Баварским, Мария  не рассчитывала, что в ней заговорят чувства, и что они будут сильнее долга и голоса разума. Ей казалось, что она всегда сможет обуздать их,  по меньшей мере, раньше ей это удавалось. И тут вдруг все пошло не так…
Теперь рядом с ней была любимая кузина герцога Баваррского, а  Мэри нуждалась в том, чтобы ее кто-то выслушал. И она решилась открыться Анне.
- Наша помолвка расторгнута. –  подтвердила она опасения  королевы. И я бы хотела… хотела … попрощаться с герцогом.  Слова давались тяжело булыжниками повисая  в воздухе.  Мы с ним не пара  –  храбрилась Мэри, но в глазах уже блестели слезы.

+3

8

Анна видела, как Мэри колеблется. Стоит ли довериться постороннему человеку - вот что наверняка сейчас было в голове принцессы. Королева была уверена в этом. А стоит ли удивляться подобному вопросу?
Двор - это то место, где каждый сам за себя. Даже если рядом с тобой родственники. Это двояко. Ведь, с одной стороны, близкие люди могут поддержать, им можно открыться и ждать от них помощи. Но, с другой стороны, эти же люди могут и отвернуться. И бьют они больнее, чем враги. Хотя бы даже на примере леди Марии. Отец становится причиной бед дочери. Что может быть хуже? И удивительно ли после этого, что она боится поделится переживаниями со мной - своей мачехой?
Но всё же Анне хотелось заслужить доверие девушки. Они обе сейчас в тяжёлом положении. И, если каждый будет по одиночке, можно сойти с ума. Не бывает людей из стали. Каждому нужен хотя бы один близкий по духу человек - какая-то отдушина. Даже самые сильные люди нуждаются в этом.
Надеюсь, Мария это понимает...
- Наша помолвка расторгнута. - эти слова заставили Анну вздрогнуть. Да, её опасения подтвердились. Но всё равно... Одно дело, когда ты только догадываешься, теша себя какими-то надеждами, а другое дело, когда уже всё... Всё предельно ясно и понятно.
- Мне очень жаль, леди Мария, - слова, хоть и были искренними, дались с трудом. - Я была очень рада за вас с Филиппом.
Анна осеклась. Наверное, не стоит ковырять в свежей ране - по лицу принцессы было видно, что она едва держит себя в руках.
- И всё же я обязательно попробую поговорить с Его Величеством! - произнесла она уже твёрже.
В конце концов... В конце концов что? "Что он себе позволяет?" Глупая в данном случае фраза. Он король. И этим всё сказано. Любая прихоть, возникшая в монаршьей голове, непременно должна воплощаться в жизнь. По его мнению. А мнение короля - закон. Но, видит Бог, как она сейчас зла! Ну неужели Генриху так сложно было дать своей старшей дочери хоть немного счастья? Девочке и так нелегко пришлось. К тому же данный брак был бы выгоден и с политической точки зрения. А если вспомнить ещё то, что молодые люди питали друг к другу большую симпатию... Анна видела счастливую Марию в последнее время, слушала своего дражайшего кузена, который был счастлив... И она сама безмерно радовалась за них.
Ну должна же хоть кого-то семейная жизнь делать счастливым!
И тут у неё на глазах всё это рушится...
-И я бы хотела… хотела … попрощаться с герцогом. - донёсся до Анны голос принцессы.
- Конечно, я обязательно пошлю своего человека с поручением найти Филиппа, - поспешила она уверить падчерицу.
- Я всё ещё надеюсь, что то-нибудь можно изменить...

+4

9

-Ничего не изменится, Анна! Неужели вы не понимаете? – резко оборвала Мэри.  Не замечая как переходит с королевой с  холодно вежливого « вы» на  доверительное и  интимное « ты», обратившись к той по имени.  Она корила себя за проявленную слабость, за слезы стоявшие в глазах, выдававшие тайны ее сердца. Казалось, всем вокруг был слышан звон  сердца разбитого на тысячи осколков. Разбитое сердце не чашка, его не возможно склеить. Ни одному искусному мастеру такое, не под силу.  Она взяла Анну за руку, как бы извинясь за то, что минутой ранее вспылила.
- Вам не стоит вмешиваться, Ваше Величество. Вы не сможете ничего изменить. 
Отрицательно качнув головой,  подавлено произнесла Мэри. Две слезинки скатилась по щекам. 
- Я буду, признательна вам за Филиппа, но не стоит… - торопливый  реверанс и она срывается с места,  оставляя  королеву  одну,  рыдания душат ее, но их никто не должен видеть, тем более королева Англии. Пока еще королева….

+3

10

-Ничего не изменится, Анна! Неужели вы не понимаете? - судя по тону, которым эти слова были сказаны, судя по отчаянию, сквозившему сквозь них, сделать и правда уже ничего нельзя. Принцесса Мария не была одной из тех кисейных барышень, которые сдаются. Она использовала бы любую возможность как-то изменить ситуацию к лучшему, но... Но это не та ситуация. В глубине души Анна это понимала с самого начала - Генриха переубедить в чём-то невозможно. Но блажен тот, кто верует, как говорится. Надеяться хотелось.
- Вам не стоит вмешиваться, Ваше Величество. Вы не сможете ничего изменить.  - услышала она изменившийся голос принцессы как будто издалека. Девушка взяла королеву за руку, словно извиняясь за порыв отчаяния. Да, даже такие люди теряют иногда контроль над собой. Анна растерялась - она совершенно не знала, что ей следует говорить, как себя вести. Бывают такие ситуации, когда любой жест и какая угодно фраза выглядят глупо и бессмысленно. Но, когда ничего больше не остаётся, попытаться стоит...
Внезапно её падчерица поспешно поклонилась и, едва не плача, быстро удалилась. И её можно было понять: такие люди не любят показывать другим свои слабости. Однако необходимо хотя бы поговорить!
Пусть даже все слова будут казаться нелепой банальщиной...
- Леди Мария! - Анна поспешила нагнать девушку и, когда это удалось, схватила принцессу за руку. - Леди Мария... Я понимаю, что не в силах ничего изменить, как бы мне этого ни хотелось. Но... мы можем хотя бы поговорить. Да, я также понимаю и то, что эти слова ничего не изменят, как бы горько это ни было осознавать... Но, поверьте, иногда необходимо выговориться кому-то и даже выплакаться. Я не считаю, что слёзы - это проявление нашей слабости. Скорее, это то, что помогает снять часть тяжести с сердца.

Отредактировано Анна Клевская (2013-16-10 15:45:32)

+2

11

Анна нагнала ее возле увитой плющом беседки, в которой девушка намеревалась уединиться, прежде чем снова показаться  на глаза людям. Не ожидавшая что мачеха решится последовать за ней:  Мэри вздрогнула от ее прикосновения и отдернула руку но  все же остановилась. Изнутри терзали противоречивые чувства.  Мария была зла на королеву, посмевшую ее потревожить, и не давшая ей возможность самозабвенно предаться своему горю. Одна ее часть рвалась наговорить немке много неприятных вещей, чтобы та оставила ее в покое, но другая  часть ее была  признательна Анне, за то, что та  решилась  разделить с ней то, что не всякий решился бы: сердечное горе, и не просто разделить, но поддержать, облегчить страдания. Несостоявшаяся невеста   подняла заплаканное лицо на королеву и выразительно шмыгнула носом. Говорить она еще не могла от  накатывающих волнами рыданий. Она кивнула головой в сторону беседки и  укрылась в ней. Анна последовала следом. Вдоволь проплакавшись.  Мария, наконец - то обрела дар речи и ее мачеха узнала много интересного: о том, что Мэри считает, что она приносит несчастья и видимо, она проклята, ведь отец отвернулся от Рима. И  нет  на ней благословения Господня. А значит, ей грозят, муки ада.  Почему муки ада и проклятия небес  обошли стороной множество мирных англичан из тактичности умолчим. Марии тяжело переживший удар отца казалось, что в эту минуту в мире нет  никого  несчастнее ее – горе сначала делает человека эгоистом, а потом превращает в добряка. Также Мэри озвучила Анне с некоторых пор вынашиваемую идею побега…

+5

12

У неё получилось! Анна нагнала свою падчерицу у какой-то беседки и схватила за руку. Высказав на одном дыхании всё, что думает, королева заметила, что на лице Марии отразилась целая гамма эмоций - от негодования и раздражения до растерянности и благодарности. И Анна её хорошо понимала. Конечно, у неё был не такой сильный характер, как у этой девочки, но в чём-то они были похожи. Так, Анна из Клеве терпеть не могла, когда её начинали жалеть, предпочитая давать волю эмоциям наедине с собой. Она также не любила взваливать груз неприятностей на других. Если только эти другие сами не вызывались помочь. А подчас это правда необходимо. Поэтому Анне и хотелось расположить к себе принцессу - она прекрасно понимала, что Марии вряд ли можно кому-либо ещё тут доверять.
Только помогая друг другу, мы можем выжить при дворе.
Кажется, то же самое подумала и леди Мария, которая, кивнув Анне в сторону беседки, направилась туда. Королева проследовала за ней. Там девушка изливала Анне душу. Для начала вдоволь выплакавшись, Мария словно бы вернула себя, сняв с сердца непосильную тяжесть. И, вслед за слезами, из неё хлынули признания, переживания, страхи. В этот момент Анна почувствовала себя исповедником, который внемлет ищущему помощи. Она сидела молча и старалась только слушать. Помочь уже ничем невозможно, какие бы слова сейчас ни были бы произнесены. Единственное, что можно сделать - слушать, просто слушать. Иногда, правда, королева пыталась мягко переубедить свою падчерицу в том, что на самом деле она не проклята, а также в том, что не стоит делать попытку бегства.
- Миледи, это мало чем поможет. Отец всё равно Вас найдёт.
Кажется, Мария особо с этим не спорила. И Анна знала, что девушке нужно время. Просто немного времени для того, чтобы обрести равновесие. А потом эта девушка вновь оденет непроницаемую маску, чтобы ни один окружающий её человек не догадался об урагане, бушующем внутри.
Так они и сидели довольно долгое время в беседке, укрывшись от всего мира, - пока ещё королева Англии и уже несостоявшаяся невеста, дочь короля. Они могли себе позволить спрятаться на некоторое время - на самом деле их никто не искал. Девушки были всего лишь пешками в игре короля. И на данный момент пешки были не нужны. Игра окончена. Да здравствует новая игра!

Эпизод завершён.

Отредактировано Анна Клевская (2013-21-10 21:39:12)

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Хрустальное сердце