The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1533-1536 » Ничто так не похоже на искреннюю убежденность, как злобное упрямство.


Ничто так не похоже на искреннюю убежденность, как злобное упрямство.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1536 год. После смерти Екатерины Арагоснкой, королева Анна делает еще одну попытку примириться с падчерицей.
Участники: Анна Болейн, Мэри Тюдор.

0

2

Мороз стоял такой, что находиться на улице дольше пары минут было просто невозможно. Поэтому, только выйдя из королевского экипажа, молодая женщина, закутанная в подбитый мехом плащ, быстро проскользнула в спасительное тепло дома. Она совершенно не обращала внимания на приветственные слова и реверансы, встречающих ее людей. Скинув плащ, женщина сразу же погладила свой выступающий вперед живот. Беременность уже была заметна и скрывать ее не было возможности.
Отказавшись от сопровождения, королева Анна Болейн, довольно быстрым темпом направилась в комнату, где должна была находиться ее дочь. Но, когда она туда вошла, там не оказалось никого. Сделав выговор слугам, Анна приказала немедленно привести к ней маленькую Елизавету. Она соскучилась по ней. Слишком рано ее отняли у матери, слишком мало времени они проводят вместе. Сейчас при дворе настали не самый спокойные времена и именно здесь, рядом со своим единственным ребенком, Анна могла отдохнуть и найти успокоение.
Вернувшись, слуга сообщил, что девочка спит. Королева улыбнулась, мысленно представив свою девочку, сложившую ручки под щечку и мирно посапывающую в кроватке. Уезжать она не собиралась. Она решила дождаться, пока дочь проснется. А тем временем... Можно уладить одну из проблем.
Анна поудобнее устроилась в мягком кресле, велела добавить дров в камин и принести чего-нибудь перекусить. В связи с беременностью, ее аппетит рос с каждым днем. Генриха это радовало. Он говорил, что это хороший знак, что их сын родится крепким и здоровым.
Когда подали угощения, королева отдала еще одно распоряжение и, откинувшись на спинку кресла, стала ожидать, когда к ней приведут ту, разговор с которой ничего хорошего обещать не мог. Но это было необходимо. Зачем? Анна и сама толком не понимала, зачем ей вообще говорить с дочерью покойной Екатерины. Отчасти, она понимала, что, если Мэри перейдет на ее сторону, то при дворе у нее появиться больше сторонников. Но, признаваясь себе самой, королева знала, что вряд ли они найдут общий язык. Этого не случилось три года назад, не произойдет чуда и на этот раз. Но, попытаться стоило. Да и время, пока Бесс спит, нужно было чем-то занять.

Отредактировано Анна Болейн (2013-22-10 22:10:30)

+2

3

В январе 1536 г,  Екатерина Арагонская, покинула сей бренный мир, своей кончиной положив конец вынужденному «двоеженству» короля. И пускай, последние годы  жизни  гордую испанку велено было титуловать «Вдовствующей принцессой Уэльской» в место
«Ее Величество» мало кто был согласен с  произошедшей  метаморфозой, и про себя продолжая именовать Екатерину соответственно ее законному титулу: королева Англии.
Теперь же найдя вечный покой, она сделала еще одно благое дело, для любимого супруга. Она решила его проблему. Генрих перестал быть « двоеженцем» а его пассия только сейчас смогла вздохнуть свободно, со смертью соперницы она стала законной королевой Англии. Спустя три года после коронации, лишь после смерти истинной королевы, королевы сердец…

Мария узнала о смерти матери через несколько дней, после ее кончины,  леди Шелтон, ее надзирательница  и тетка  Болейн страшную весть сообщила,  не считая нужным подбирать слова и щадить чувства бастардки. Она была столь холодна и цинична, что невольно сыграла на руку Марии. Холодность и черствость  леди Шелтон не позволили Марии,  пасть духом и забыться горем. Она сохранит трезвый ум. Ее враги  не должны видеть ее сломленной! Она не сломается ради матери! Поэтому девушка стоически перенесла  страшную новость,  и пусть, ей словно вынули душу, и внутри зияет черная дыра: ради памяти матери она  не может опустить руки. В этот день к счету Анны Болейн прибавился еще один  неоплаченный долг, и счет Мария намерена была предъявить мачехе, чего бы это ей не стоило. К тому же,  она говорила с врачом и аптекарем матери, и они не  дали гарантий того, что  ее мать не была отравлена, и если так, ищи кому это выгодно…

Мэри видела в окно, как  подъехал экипаж.  «Отец, отец приехал ко мне, - было первой мыслью девушки – он приехал,  чтобы поддержать  и разделить со мной мое горе»
Бывшей принцессе было  известно о намерении Тюдора, и его поддержка, ласковое слово стали  бы сейчас лучшим утешением. Ожидания не оправдались. Мария отпрянула от окна. К замку направлялась миниатюрная черноволосая женщина. Анна Болейн приехала в Хетфилд.  Вскоре за Мэри прислали. «Ведьма хочет видеть меня? Что еще ей надо? Полюбоваться на мое горе?»
Глаза Марии полыхали гневом,  на молочной коже проступили красные пятна,   тонкие пальчики  сжаты  в кулаки до боли. И никого  в округе кому есть  дело до страданий юной души. Несколько раз, глубоко вздохнув,  экс-принцесса немного успокоилась,  красные пятна сошли с лица, открывая  фарфоровой белизны  кожу. А внутри продолжало полыхать пламя.  Анна Болейн была права в своих предположениях. Общего языка с  Марией  ей не найти никогда.  Девушка в траурном одеянии молча вошла в залу и стала перед креслом, в котором сидела Анна. Ни поклона, ни слов, она стояла как мраморная статуя, не выражая эмоций,  и просто ждала. Что на этот раз уготовила ей черноглазая ведьма?

+3

4

Анна отправила в рот кусочек нарезанного яблока, когда услышала шуршание платья в комнате. Повернув голову, она сразу же столкнулась с неприкрытом гневом, пылающим в глазах молодой девушки. Несколько минут королева молча смотрела на старшую дочь Генриха. Они не виделись три года. За это время Мэри лишь немного вытянулась в росте, зато черты лица стали намного взрослее, словно на нее смотрела умудренная опытом женщина, а не юная девица. Про себя Анна отметила дерзость девчонки, которая не соизволила даже поклониться. Но раздувать скандал из-за этого не собиралась. Она сейчас не в том положении, чтобы срываться. Если начнет ругаться, то уже просто не сможет остановиться. С того самого момента, как она узнала, что снова понесла, Анна старалась ограничивать себя от любых скандалов, старалась держать себя в руках. Много, очень много накопилось в ее неспокойной душе, но, для того, чтобы все это излить, еще будет время. Потом, когда на свет появится долгожданный принц.
- Добрый день, леди Мэри, - с хладнокровным величием произнесла королева. - Уверена, не меня Вы ожидали здесь увидеть, не так ли?-
Анна вопросительно изогнула черную, словно наведенную сажей, бровь. - Если хотите, то можете стоять здесь неподвижно, словно статуя, но я предлагаю присесть.
Королева изящной рукой указала на кресло, стоящее в другом конце стола.

Отредактировано Анна Болейн (2013-27-10 00:40:32)

+2

5

Мария предпочла проигнорировать вопрос королевы. Ответ и так был очевиден. Анна Болейн была последним человеком на Земле, которого Мария бы желала видеть, видеть добровольно.
Спасибо, в этом нет необходимости, наш разговор не будет долгим – сухо ответила она  не меняясь в лице. С  их последней встречи прошло три года.  Многое изменилось. Неизменной осталась лишь призрение и ненависть которую внучка Изабеллы Кастильской питала к  королеве-выскочке. В прошлый раз она ушла от нее ни с чем, неужели она думает, что между ними может что-то изменится?  Мария  бросила красноречивый взгляд на округлившейся живот Анны. Даже если она подарит королю сына. Она не признает Болейн королевой. " На месте матери – должна была быть она.." –зло подумала девушка созерцая самодовольное лицо королевы. Но ничего уж она приложит все усилия чтобы на этом лице заиграло другое выражение.

+3

6

- Не стоит указывать продолжительность нашего разговора, милая, - холодно отчеканила Анна, отвернувшись от стоящей падчерицы. Немного поколебавшись между засахаренными грушами и спелыми виноградом, привезенным в туманную Англию издалека, королева оторвала несколько крупных ягод от большой грозди. - Это решать буду я, а не Вы.
Анна  повернула свое лицо к Мэри. Черные, пылающие глаза схлестнулись с холодными голубыми. Дерзость и упрямство этой девицы начинало выводить Болейн из себя, но, собрав волю, она снова ей улыбнулась. Угрозами и криками здесь ничего не добьешься. Пройдясь оценивающим взглядом по фигурке девушки, Анна слегка вздохнула.
- Мне жаль, что Вы так и не смогли проститься с матерью, - искренне произнесла королева. И это было правдой, хотя в то, что Мэри ей поверит, она сомневалась. Анна уже привыкла, что во всех несчастьях покойной Екатерины многие винили именно ее.

+1

7

Мэри презрительно фыркнула, в ответ на тираду королевы. Единственное чего была достойна мачеха – презрение. Так считала Мария, так считали ее сторонники, так считали простые люди, искренне оплакивающие смерть королевы Екатерины.
- Вам нечего мне предложить,  мне нечего вам ответить. – гордо вскинув голову, парировала Мэри.
Отщипнув от виноградной кисти несколько ягод, королева обратила взгляд своих, черны как ночь глаза на Мэри. Мало кто был способен выдержать пристальный взгляд Анны. От такого взгляда становилось не по себе, и  часто человек,  «заслуживший» столь пристального внимания леди Болейн чувствовал себя ягненком на вертеле. Дочь королевы сердец была другой породы. Она не стушевалась, не опустила глаза. Она ответила на брошенный вызов. Молчаливая  борьба льда и пламени могла продолжаться бесконечно.
Начав  эту борьбу, королева первой же и оставила ее. Не для этого приехала. Мачеха улыбнулась Марии. Улыбка осталась без ответа. Мэри была в трауре, а перед ней сидела,  возможная, убийца матери.
- Только не уверяйте, что прислали за мной, дабы выразить свое соболезнование, – процедила  она сквозь зубы. В искренность и добрые намерения  здравствующей королевы Мария не верила ни минуты.

+3

8

Господи! - устало вздохнула Анна и закатила глаза.
Нет, ну вот какого черта ей вздумалось говорить с этой гордячкой?! Она же знала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Она такая же упрямая, как и ее покойная мать. Только до чего довело их обеих это упрямство? Екатерина столько лет страдала вдали от своего единственного ребенка, хотя могла избежать этой участи, приняв все условия Генриха. Глупо! До смешного глупо было спорить и противостоять Тюдору! Она, как никто, должна была это знать. Анна не понимала подобного упрямства, подобной глупости. Ради своего дитя женщина должна идти на все. Разлука с ребенком - это самое тягостное мучение для любой матери. И Арагонская страдала, в этом нынешняя королева была уверена. Но гордость... Она так и не смогла переступить через нее, даже в угоду родному ребенку. Она, Анна, так бы никогда не сделала. Ради Елизаветы, ради того, чтобы всегда быть рядом со своей малышкой, она пойдет на все. Последнее время и над ней стало витать страшное слово - развод. Она слышала сплетни, чувствовала грядущее всем своим естеством. И, если выйдет так, что Генрих потребует этого, она согласится. Да, она уже знала, как поступит, она приготовилась. Она заберет Бесс и уедет подальше от всего этого. И черт с ней, с этой властью и короной! Лишь бы ее ребенок всегда был с ней.
Но, пока рано чего-то боятся, ибо внутри нее живет  надежда на то, что все еще может изменится в лучшую сторону. Инстинктивно Анна снова приложила руку к животу и ощутила ответный толчок. Ее взгляд потеплел, щеки порозовели, а сердце наполнилось безграничной любовью к этому маленькому человечку, так сильно пинающему ее изнутри.
Королева снова обратила свое внимание на Мэри. Немудрено, что она выросла грубой и холодной особой, рядом ведь не было никого, кто бы мог помочь. Но не ей, Анне, рассуждать о сожалении и сочувствии. Все, что ей сейчас нужно было - это приструнить эту девчонку и привлечь ее на свою сторону. Если для этого нужно было стать доброй и любящей мачехой, она готова исполнить роль.
- Вам сложно в это поверить, но мне действительно жаль. Терять близких - это страшно и тяжело. И Вам, Мэри, сейчас, наверное, страшно и очень тяжело, ибо более нет никого, кто бы мог Вас защитить. - Анна замолчала, сделав паузу, вглядываясь в непроницаемое лицо падчерицы. - Но я готова помочь. Я хочу протянуть Вам руку помощи и надеюсь, что Вы примите ее.
Анна встала и подошла к Мэри, действительно протянув к ней свою руку. В ее глазах светилась теплота и сожаление. Сейчас Анна была искренна с падчерицей на столько, на сколько могла себе это позволить, и надеялась на взаимность с ее стороны. Хотя внутреннее чутью подсказывало, что этого так и не случится.

Отредактировано Анна Болейн (2013-29-10 23:40:31)

+1

9

Может, упрямство и гордость не принесли, счастья королеве сердец, но и ее соперницу эти качества не сделали  ни на миг счастливее. Анна была не менее упрямой и гордой чем Катерина.  И  не была готова отказаться от короны даже ради ребенка, иначе,  сделала бы это раньше. Не став требовать  от короля ни короны, ни женитьбы.  Ее сестра Мэри – могла, отказалась, пожалуй, она единственная из семьи кто умела просто любить  не напоказ, тихо, по – настоящему и она обрела свое счастье.
Кто посмеет обвинить мать до конца защищающую собственное дитя? Кто те хулители злословящее в адрес человека, который до последнего дыхания боролся и защищал то, что ему дорого? Разве сами бы поступили иначе?  Жизнь истраченная, выпотрошенная до  дна, в смертельной схватке. Может, она не достойна земной славы, но достойна безграничного уважения и памяти. Прочь хулители, прочь!
Екатерина умерла, но проиграла ли он войну? Она почила королевой,  каковой ее почитал весь мир. Она сохранила за своей дочерью титул и даровала шанс исправить то, что не смогла сама. Шанс и надежда –главное что получила в наследство от матери Мария.

При приближении Анны Мэри инстинктивно сделала шаг назад.
У нее не было ни одной причины верить в искренний порыв Болейн. Она не собиралась прощать маленькой черноволосой женщине, что сегодня протягивала ей руку дружбы: ни смерти матери, ни своего нынешнего положения, с которым не собиралась мириться, ни унижения, которому подвергалась постоянно по наущению мистрисс Болейн. «И после всего она думает, что я приму ее? Ее дружбу? Ее соболезнования? Тогда она сумасшедшая!»
-Неужели вы думаете, что у меня такая короткая память?  -  зло, сощурившись, раздраженно проговорила Мэри,  наступая на мачеху. Потери. Что вы знаете о потерях?  А Вам бы этого хотелось, не так ли? – вспыхнула Мэри – хотелось, чтобы я осталась здесь одна, без поддержки. Вы ошибаетесь. Я не одна, и меня есть кому защитить. И меньше всего на свете я нуждаюсь в вашей помощи, леди Анна, особенно теперь…

+3

10

Если бы кто-нибудь сейчас спросил, о чем на самом деле мечтает вспыльчивая королева Анна Болейн, то многих, возможно, удивил бы ее ответ. Странно, конечно, добившись всех мыслимых и немыслимых высот, стольким пожертвовав, мечтать о том, чтобы всего этого в ее жизни не было вообще. Но именно так и было. Когда-то давно, получив предложение стать официальной фавориткой короля, Анна гордо отказалась. Чем она руководствовалась однозначно сказать было сложно. Стать такой как  Бесси Блаунт и рожать Генриху бастардов? Чтобы за спиной злобно шептались, а королева, словно шпион, следила за каждым шагом твоего ребенка, дабы знать, чего опасаться? Нет уж, увольте. Обречь свое дитя на жизнь с клеймом "незаконнорожденный" и перечеркнутым гербом? Нет уж, спасибо. Или стать такой как Мэри и получить постыдное прозвище "королевской подстилки" и гадать, от кого же ребенок - от мужа или от любовника в короне? Не очень привлекательно, согласитесь. 
Анна выбрала иной, сложный, опасный, тернистый и не совсем благородный путь. Она была амбициозна  и не скрывала этого. Она стремилась к власти и не лукавила. Она мечтала, чтобы ее ребенок однажды занял трон и шла к этой мечте, сметая все преграды на своем пути. Стоит ли винить женщину за то, что она решила добиться в этой жизни больше, чем  предлагали ей судьба и реалии того времени? И ведь не объяснишь этого упрямой и озлобленной Марии! Ведь не поверит, если скажешь, что поначалу-то ей и не нужен был король и внимание его тяготило юную фрейлину королевы Екатерины. И вовсе не она подтолкнула его к мыслям о разводе. Однажды Генрих признался, что впервые задумался об этом после того, как Блаунт родила ему сына. Именно тогда в голове у короля зародились мысли о том, что он еще может иметь сына, если только сменит жену, которая не в состоянии ему этого дать. Теперь уже в далеком 1527 году, когда Генрих впервые консультировался в Риме по поводу аннуляции брака, Анна даже не подозревала об этом, хотя весь двор уже величал ее "любовницей короля".  Не тем был человеком Генрих Тюдор, чтобы его можно было к чему-то склонить. Вовсе не тем. Он все решил сам и поведал о своем решении Анне. И только идиотка отказалась бы от возможности стать королевой Англии. Королевой, а не очередной любовницей!
И развод с Екатериной вовсе не первый в истории. Короли и королевы разводились и до этого. Карл Великий отправил свою первую жену в монастырь, решив заключить более выгодный брак. Элеонора Аквитанская получила развод, чтобы выйти замуж за Плантагенета по причине не способности зачать в браке с французским королем сына. И никто не поднимал шум, никто не делал из этого  огромную проблему. Да, на этот раз все вышло иначе, потому что Папа Римский не дал своего согласия. И вовсе не потому, что очень сопереживал брошенной Екатерине. Причина была в страхе перед ее племянником, обещавшим пойти войной  на Рим, если Тюдор получит разрешение на развод. И тут Генрих проявил характер и решимость, которых от него никто не ждал. Он взбесился и сделал то, что считал правильным и нужным для себя. Он получил власть, о которой другие монархи только смели мечтать бессонными ночами и благодарил за это ее, свою уже на тот момент беременную жену.
Порой, Анне казалось, что она родилась не в то время, не в ту эпоху. Однажды, она была уверена, женщины не будут столь уязвимы и зависимы от мужчин. Однажды они  выйдут из тени и гордо поднимут свои головы, показав, что они намного сильнее мужчин. Болейн была именно такой. Она была сильнее своего мужа и, порой, намного умнее. Она подавляла его своей энергией и он не мог ей этого простить. Негоже жене указывать место своему мужу. Но иногда она просто не могла удержаться от этого. И за это страдала. А еще за то, что так и не смогла выполнить обещание - все еще не смогла родить долгожданного сына. Он положил всю страну к ее ногам, пошел на разрыв с Римом, чтобы усадить ее на троне подле себя, а от нее требовалось лишь одно - принц, наследник. Не смогла, не вышло. Пока не вышло.

- Ты ошибаешься, девочка, если думаешь, что у меня вообще есть время думать о тебе, - холодно ответила королева. Она убрала свою руку и снова вернулась к столу, но не стала садиться. Вперив черные глаза в бледное лицо Марии, Анна тяжело вздохнула.
Как же ей надоело, что многие считают ее ведьмой, не весть как заставившей бедного и беспомощного короля на ней жениться! Она тоже человек! С душой и сердцем! Она любит своих родных, ни смотря на многие  разногласия. Она поддерживает Мэри, хотя отец отказался от старшей дочери. Она дорожит своим братом и до сих пор считает его маленьким мальчиком, которого нужно опекать. Она любит своего отца, хотя и не всегда понимает. Она, Анна Болейн, под своим крылом укрывает протестантов со всего мира, гонимых католической церковью, заботиться и оберегает их, она раздает милостыню в два раза больше, чем покойная Екатерина и следит, чтобы деньги из монастырей шли на благо королевства и его народа.

- Ты вольна принимать такое решение, которое сочтешь нужным, Мэри, - успокоившись снова заговорила Анна. - Видит Бог, я сделала не одну попытку, дабы наладить с тобой отношения. Больше не стану. Оставайся верной своему злобному упрямству. Уверена, так в твоей жизни будет и дальше. Посмотрим, к чему тебя это приведет, Мэри Тюдор.

+5

11

После выпада Мэри, похожей на атаку дикого волчонка, Анна Болейн вновь стала холодна с падчерицей. Она вернулась к столу с яствами, но не торопилось сесть, в очередной раз, вглядываясь в фарфоровое личико стоящей напротив молоденькой девушки. Девушки чье упрямство она так и не смогла сломить.  Как не смогут позднее сломить и упрямство малютки, что спала сейчас в  одной из комнат замка,  малютка Бесс,  до конца будет чтить память своей матери. Такой дочерней преданностью Анна могла бы гордится, но первой, первой была все же Мария, старшая дочь Тюдора. Верность и дочерняя любовь были сильнее, и для нее, союз с новой королевой был невозможен. Заключить его означало предать, отвернутся от матери. Она не сделала этого при ее жизни, не  сделает этого и после ее смерти.  Каким бы невзгодам не подвергала ее судьба, она будет стоять на своем до конца.  К чему приведет  «злобное упрямство» королевскую дочь? Для начала она взойдет на английский трон…. А пока, пока она еще и сама не знает, что ей предстоит пережить, ни ей, ни ее такой надменной мачехе, она знает только одно: склонять голову, прогибаясь, отвешивая фальшивые реверансы, и такие же фальшивые улыбки она не станет.
Мария была искренна во всем, что делает.  Ни моргнув, она прямо смотрела в лицо черноглазой королеве. Могли ли  эти двое найти общий язык? Пожалуй, что да, случись, им встретится при других обстоятельствах…
Но, увы …..

- В таком случае, мое решение Вам известно, и было известно, еще до того как вы переступили Хетфилд
-  уверенно проговорила Мэри, и с каждым брошенным словом, пропасть между ней и Анной все увеличивалась.  – Упрямство или настойчивость? –Саркастический, дерзкий взгляд и такая же интонация в голосе. Явный намек на саму Анну.   – Посмотрим – прозвучало как вызов – посмотрим, к чему приведет Ваша настойчивость, – ядовитая усмешка застыла на губах. « Теперь пусть плюется ядом, сколько  пожелает. Не отступлюсь…»

+5

12

Анна видела ненависть и презрение в глазах Мэри. На миг ей показалось, что на нее смотрит сама Екатерина. Она словно поднялась из могилы и насмехается над ней. Ядовитая улыбка, ядовитый взгляд, слова, наполненные гневом и все тем же ядом. Сейчас Анне казалось, что и сама Мэри была вся отравлена, пропитана яростью. Но черные глаза не уступили, не сдались и не потупили свой взор.
- Если человек совершает одну и ту же ошибку дважды, он должен поднять руки вверх и признаться  - либо в беспечности, либо в упрямстве. - задумчиво произнесла королева. - Мы с вами либо беспечны, либо до ужаса упрямы, Мэри, ибо я дважды протянула вам свою руку, и вы дважды от нее отшатнулись.
Болейн усмехнулась и подошла к окну. Теперь она стояла к падчерице спиной и та не могла видеть, как меняются эмоции на этом красивом лице. Злость и гнев, захлестнувшие сначала, через миг уступили место отчаянию, а потом и безразличию. Никогда они не  смогут поладить. Но она пыталась. Может, не так, как нужно было, может не совсем правильно, но пыталась. Прошлое не вернуть и жить им глупо. А Мэри... Она все еще надеялась вернуть былое.
Анна повернулась лицом к дочери Арагонской и еще что-то хотела сказать, но тут в двери тихо постучали и вошла Кет Чемпернаун, служившая гувернанткой принцессы Елизаветы и пользующаяся безграничным доверием королевы. Она сообщила, что Ее Высочество проснулись. Моментально складки разгладились на лице Болейн, на губах заиграла улыбка, а глаза засияли счастьем. Она словно преобразилась, засветилась любовью и нежностью изнутри. Пусть Мэри считает ее ведьмой, пусть мечтает, чтобы она сгинула навсегда! Все это сейчас стало совершенно не важно. В ее жизни был светлый лучик надежды и радости, ее дочь. А вскоре родится еще и сын. Лишь это сейчас имело значение, остальное ерунда.
- Благодарю, Кет, - отпустив гувернантку, кивнула королева и перевела свой взгляд на падчерицу. - Я вас более не задерживаю. Ступайте и проклинайте меня в своих молитвах, леди Мэри. Меня ждет дочь. 
Пройдя мимо сводной сестры Елизаветы, быстрыми шагами Анна направилась в комнату своей малышки. Больше всего на свете ей сейчас хотелось прижать ее к сердцу и больше никогда не отпускать, потому что... Преодолевая свою гордыню, королева все же призналась себе, что боится. Боится, что ее дочь может постигнуть участь Мэри, что однажды ее Елизавета так же будет стоять перед совершенно чужой ей женщиной, не в силах  примириться с потерей родной матери. Да, она боялась. Боялась, что Бесс вырастет такой же одинокой, озлобленной, ранимой и замкнутой, как ее сестра.
Этого не случится! Нет! Я всегда буду рядом. Всегда!

эпизод завершен.

Отредактировано Анна Болейн (2013-06-11 02:06:32)

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1533-1536 » Ничто так не похоже на искреннюю убежденность, как злобное упрямство.