The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Сквозь время и пространство » Эдуард умер, да здравствует...


Эдуард умер, да здравствует...

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1493 год. Король Англии - Эдуард IV - скоропостижно скончался, оставив после себя малолетнего наследника. Лордом-протектором назначен младший брат Эдуарда - Ричард Глостер. Но всё ли пройдёт согласно воле покойного, и не зреют ли внутри венценосной семьи заговоры?
Действующие лица: Ричард Глостер, Анна Невилл, Сесилия Невилл.

Отредактировано Судьба (2013-30-11 22:08:46)

0

2

Она сидела, молча смотря в окно и слушая треск свечей. Сегодня решили поужинать в узком семейном кругу, осталось лишь дождаться сына. А пока… Пока можно, вглядываясь в расстилающуюся за окном черноту, подумать. О том, что было, о том, что будет. Герцогиня Йоркская пережила почти всех своих сыновей, а вместе с ними надежды, чаяния… Всё было погребено с ними. Как же она хотела светлого будущего для наследников Белой розы, для Англии! А что может предвещать это больше, чем наличие потомства мужского пола в королевской семье? О, этим Сесилия и Ричард Плантагенет могли гордиться! В возраст мужчины вступили три их сына. Казалось бы, династия Йорков будет процветать долгие и долгие годы. Но Эдуард отправился к праотцам. Джордж…
Господи, лучше бы ты отнял у меня память, - вздрогнув, подумала герцогиня. – Мой мальчик, мой бедный мальчик… Как, почему я дожила до этого момента?
Теперь остался только Ричард. Но что он может сделать? Право наследования принадлежит её внукам. Видит Бог, Сесилия очень хотела внуков! От Эдварда и французской принцессы, с которой он должен был обручиться. Тогда она могла бы быть спокойной за то будущее, за которое сражался её супруг. Но сыновья Элизабет? Эта ведьма не должна править страной от их имени! Герцогиня скорее ляжет костьми, чем позволит Риверсам стать во главе королевства.
- Ты же понимаешь, что мы должны это сделать? – Сесиль оторвала взгляд от окна, и уставилась на свою невестку Анну, сидящую напротив, большими немигающими глазами. С Анной герцогиня была всегда в хороших отношениях. В отличие от…
Прости господи, даже мысленно произносить снова это имя не хочу, - едва не скривилась почтенная дама.
- Мы обязаны поговорить с Ричардом и донести до него наше решение, - не терпящим возражение голосом продолжала Сесиль так, словно иного не может даже предусматриваться. – Ты готова отстаивать своё благополучие до конца?

Отредактировано Судьба (2013-30-11 22:12:31)

+3

3

Анна сидела в покоях свекрови, занимаясь рукоделием. Последнее время это  помогало ей отвлечься.  Ричарда все еще не было, отчего герцогине становилось тоскливо. Из-за всего, что происходило в их жизни сейчас, она видела мужа очень редко, отчаянно по нему скучала, но понимала, что иначе никак.
Эдуард скончался. Скоропостижно и так внезапно, что многие до сих пор прийти в себя не могли. Многие, только не Анна. Она словно чуяла ходящую за покойным королем беду. Убийство родного человека - это проклятие на весь род. Каким бы ни был Кларенс, чтобы он ни творил, все же он был родным братом, родной кровью и плотью. Анна не могла сказать, что питала к Джорджу теплые и родственные чувства, но что-то внутри нее оборвалось, когда его казнили. Отец, Иззи, Кларенс... Все, кого она знала, любила или пыталась полюбить, покидали этот бренный мир. Каждый вечер герцогиня молила Бога, чтобы он даровал упокоение их душам, избавив от всех мук и страданий. Этого было достаточно и в их земной жизни.
Вот теперь и Эдвард почил с миром. С миром ли? Его смерть всколыхнула страну и тех, кто стремился к власти. Лиз Вудвилл изо всех сил старается, из кожи вон лезет, чтобы ее сын сел на трон, а она была при нем регентом. Но допустить этого никак нельзя. За годы ненависти и борьбы у Анны выработался стойкий негатив по отношению к этой женщине. Хватит! Она уже свое посидела на троне, который ей вообще не должен был достаться!

Голос свекрови вывел герцогиню Глостер из оцепенения. Она повернула лицо к Сесилии и ее зеленые кошачьи глаза блеснули в неровном свете свечей.
- Я - дочь "Создателя королей", - негромко, но уверенно ответила Анна. - Я не умею сдаваться, мадам. Борьба у меня в крови. Но дело ведь не во мне, вы же понимаете. Все зависит от Ричарда. Не знаю, захочет ли он...
Она и правда сомневалась, сможет ли ее муж, решится ли пойти на такой шаг. Принципиальный, гордый и преданный, он обещал у постели умирающего брата, что сделает все, чтобы его сын стал следующим королем. Как же быть теперь? Сможет ли Ричард нарушить данное слово?

+2

4

Чепец герцогини Сесиль одобрительно колыхнулся, отбрасывая тени. Кивком дама показала, что вполне довольна теми словами, которые только что услышала.
- Ты - истинная дочь своего отца, Энн, - голос женщины чуть смягчился. – Мой племянник гордился бы тобой, я это точно знаю! Сдаваться в наше время нельзя никому, даже женщине. Только на минуту, на секунду покажешь слабость – и бах! – тебя нет, - герцогиня устрашающе округлила глаза, в которых дьявольским огоньком плясали отблески пламени свечей. Наверное, в этот момент она выглядела особенно пугающе. Чего, собственно, и добивалась. Все знали: на пути матери Йорков лучше не становиться тогда, когда она что-либо задумывает. Эта женщина, подобно урагану, способна снести всё и всех на своём пути. И этот надвигающийся шторм знающие люди могли определить по выражению её глаз и решительности каждого жеста, с которым двигалась мадам. Вот и сейчас она намеревалась во что бы то ни стало перетянуть Ричарда на свою сторону, на их сторону. То, что должно случиться, произойдёт во благо Йорков,а не для удовлетворения амбиций Риверсов. Ибо пока жива Сесилия Невилл, она не допустит последнего.
- Да, Ричард упрям, горд и держится своего слова, - с лёгким вздохом произнесла герцогиня. – Как ни странно, иногда такие качества очень даже мешают.
С Джорджем было бы проще договориться, - не смогла удержаться от подобной мысли Сесиль.
- Но мы тоже не уступаем в упрямстве, - подбородок женщины воинственно вздёрнулся. – И я не выйду из этой комнаты, пока не добьюсь от своего сына того, чего хочу! Он должен будет понять и принять нашу правоту. От этого зависит слишком многое.

Отредактировано Судьба (2013-30-11 23:56:41)

+2

5

Смерть брата нанесла сильный болезненный удар по сознанию герцога Глостера. Он остался один. Последний из братьев. В памяти еще были живы дни, когда английский двор озарялся славой трех храбрых блистательных братьев Йорков, которые, не смотря ни на что, воссоединились во славу английского королевства. И что теперь?
Ричард сидел в темной комнате. Мрак был не только вокруг, но и внутри, в самой душе. Сердце было не на месте. Он нервно сжал и разжал пальцы. Элизабет, черт бы ее побрал, вновь все портила. Однажды по ее вине Ричард лишился своего брата Джорджа, а теперь, после смерти Эдуарда, эта ведьма не дает ему сделать то, что он поклялся сделать перед умирающим королем.
Все слышали, как ныне покойный король назначил своего младшего брата регентом. Но алчной Вудвилл, которая однажды вторглась в королевскую семью, было мало просто положения вдовствующей королевы, королевы-матери. Она хотела сама править от лица своего малолетнего сына и, прикрываясь тем, что якобы Ричард хочет захватить власть, она устроила грандиозное шоу со своим бегством и укрытием в Вестминстерском аббатстве. Но герцог все равно был намерен исполнить последнюю волю брата и короновать его старшего сына, принца Эдуарда, и стать регентом до его совершеннолетия, чтобы там не думала себе мать будущего малолетнего короля.

За окном сгущалась темнота, напоминая, что ему пора идти. Семейный ужин. Откровенно говоря, не особо хотелось. Он по-прежнему любил свою жену и, наверное, только в ней и находил утешение и спасение в эти непростые дни. Но мать… Ее поведение в последнее время настораживало. Настораживало и то, что она весьма тесно общается с Анной. Глостер бы не хотел получить в лице своей жены вторую герцогиню Йоркускую, с какой бы сыновьей любовью и почтительностью он не относился к этой женщине.
-Мадам, - оказавшись в покоях матери, он в первую очередь подошел к ней и, склонив голову, оставил на протянутой женской руке поцелуй. Затем только подошел к жене и пожелал доброго вечера ей.

Отредактировано Судьба (2013-03-12 21:12:14)

+3

6

Мрачные и тяжелые мысли моментально покинули черноволосую головку герцогини Глостер, как только в покои вошел ее муж. Ее глаза, как всегда, зажглись восхищением при виде его поджарого, мускулистого тела. Да, Ричард не был похож на своих братьев ни внешне, ни характером. Он был умерен во всем, в том числе в еде и спиртном. Развратным вечерникам, которые так любил Эдуард, Глостер предпочитал изнурительные тренировки.  Анна не раз наблюдала за ним в такие моменты. Она любила смотреть на него, в его глаза, видеть его улыбку, слышать его немного хриплый голос. Она любила в нем все! Этот человек был ниспослан ей судьбой и каждый день она благодарила Бога, что ее жизнь сложилась именно так, а не иначе. Единственное, что омрачало женское счастье герцогини так, это, что она больше так и не смогла подарить мужу ребенка. Видит Бог, они души не чаяли в своем единственном сыне, но как бы хотелось произвести на свет еще и дочь. Анна была уверена, что Ричард носился бы с ней, как с самой большой драгоценностью в мире. Хотя, еще не поздно. Они оба так молоды, любовь их безгранична, страсть не остыла, не покинула их ложе. Все еще может быть.
Анна улыбнулась мужу и предложила сесть возле себя. Взгляд ее метнулся к свекрови. Немного помолчав, она все же заговорила:
- Как прошел твой день, дорогой? Ты выглядишь уставшим.
Не дожидаясь слуг, она  сама наполнила кубок Ричарда вином и  протянула ему.
- Тебе нужно хоть немного расслабиться, - невольно пальцы Анны потянулись к лицу мужа. Она заботливо убрала несколько смоляных прядей, шаловливо упавших ему на лоб. - От Элизабет нет вестей?

+1

7

Ричард, опустившийся рядом с супругой, с благодарностью принял из ее рук кубок с вином и сделал несколько глотков. Он действительно чувствовал себя усталым, изнуренным. Еще не было ни одного дня со смерти Эдуарда, в который бы его младший брат смог почувствовать себя свободнее. Герцог Глостер просто терялся, путался в мыслях, переживаниях. Но в чем он был стойко уверен, на что была направлена вся решительность, которая жила в этом мужском теле, - он коронует сына покойного Эдуарда и станет при нем регентом, как того и хотел его старший брат, чего бы ему это ни стоило, и чтобы не предприняла Элизабет, стремясь помешать и сделать лорд-протектором своего брата.
Отставив кубок, герцог коснулся пальчиков жены и ласково сжал их, с нежностью посмотрев в ее глаза, но вспомнил про мать, которая мрачной фигурой возвышалась в противоположном углу комнаты, а поэтому прекратил все проявления любви к своей дорогой Анне, отложив их на тот миг, когда они позволят себе остаться наедине.
-Никаких вестей. Во всяком случае, добрых вестей от нее точно нет и вряд ли мы их дождемся. Она по-прежнему остается в своем укрытии и, наверняка, продолжает посылать проклятия на наши головы. Впрочем, это уже неважно. Скоро коронация. Возможно, когда ее сын станет королем, она, наконец, успокоится и прекратить весь этот спектакль.

+2

8

В самый пик воинственного накала герцогини Сесиль, когда, казалось, одним только взглядом она могла прожечь стол, от тени дверного проёма отделилась фигура и направилась в сторону женщин. Ричард. Ну надо же, она даже не услышала скрипа отворяемой двери и звука шагов! Хотя стоит ли удивляться? Женщина была полностью поглощена возведением  планов, безжалостно разрушая неудачные идеи и с уверенностью победителя громоздя новые. Она должна, она справится! Покойный супруг научил её стратегически мыслить и никогда не сдаваться, какой бы безнадёжной ни казалась идея. Чета Йорков стоила друг друга, служа опорой в это нелёгкое время. И Сесиль очень не хватало своего мужа сейчас… Всегда не хватало. Но его отсутствие на этой земле означало только то, что на ней – Сесилии Невилл – теперь лежит двойная ответственность за то, что происходит в этой семье. Проблема была только в том, что Ричард моментами был слишком похож на своих отца и мать, а от этого задача становилась невероятно сложной. Но у герцогини были свои ресурсы для победы – Анна, к примеру.
Сейчас мать Йорков с удовлетворением смотрела на общение сына со своей женой. Да, её мальчик определённо привязан к сообразительной и стойкой дочери Ричарда Невилла. Это хорошо. Как хорошо и то, что Анна на нужной стороне. Как будто в подтверждение последнего, невестка кинула в её сторону взгляд. Герцогиня кивком подбодрила девушку, отхлебнув немного вина. Что ж, силы им понадобятся.
- От Элизабет нет вестей?- мадам Сесиль навострила уши, принимая как можно более непринуждённый вид - в данный момент её интересовал ужин. Да-да, и никак иначе! Чтобы доказать это, она принялась вдумчиво жевать, вперив взгляд в темноту окна.
-Во всяком случае, добрых вестей от нее точно нет и вряд ли мы их дождемся. - Сесиль громко хмыкнула, не в силах удержаться. Если от Риверсов вдруг начнут поступать хорошие вести, то это будет означать одно из двух - приближение Страшного суда либо горячки. Либо того и другого.
-Возможно, когда ее сын станет королем, она, наконец, успокоится и прекратить весь этот спектакль. - пальцы герцогини изо всех сил сжали кубок, а сама она нервно сглотнула. Прекратит спектакль? Кто, Элизабет? Нет, всё же её Ричард, несмотря на то, что уже давно не маленький мальчик, доверчив словно ребёнок. Пожалуй, пора вмешаться.
- Возможно… В том-то и проблема, сын мой, что на одни только предположения в наше время опираться слишком опасно. С такой же точно вероятностью возможен и другой исход, - почтенная дама выразительно зыркнула на сына. Для начала она хотела понять, приходила ли эта мысль в его голову. И если приходила, то что он обо всём этом думает.

Отредактировано Судьба (2013-18-12 02:46:09)

+3

9

Аппетита не было. Равнодушный взгляд Ричарда остановился на содержимом его тарелки, мысленно он посетовал на то, что встать и уйти сейчас нельзя, и тут раздался голос матери, который заставил герцога посмотреть на нее:
-Возможно… В том-то и проблема, сын мой, что на одни только предположения в наше время опираться слишком опасно. С такой же точно вероятностью возможен и другой исход
Откровенно говоря, он не думал что разговор за семейным ужином пойдет вновь о Риверсах и о том, что из-за них сейчас творится. Он так устал от них, от ежедневных мыслей о том, что же ему делать, как поступить, чтобы выполнить и волю покорного брата и усмирить его вдову. Почему он не может провести хотя бы полчаса, не говоря об Элизабет и ее претензиях!?
-Да, конечно, возможен, - сдержано ответил Ричард и сделал несколько глотков из кубка, посмотрев исподлобья на жену. Во взгляде его без труда читалось то, что он мог бы сказать Анне вслух: «Что же Вы обсуждали со своей свекровью, моя дорогая? Возможные исходы?»
-Но что я могу еще? – поставив кубок обратно на стол, Глостер вновь посмотреть на мать. – Разве у меня есть выбор? Мне не остается ничего другого, как только надеяться, что она успокоится, когда убедится, что ее сын унаследовал трон отца. Если ей этого будет недостаточно… Буду решать эту проблему, когда она возникнет. Пока все же еще есть шанс, что все закончится благополучно.
Но сколь уверенно Ричард произнес последнюю фразу, столь сильно он и сомневался в ее верности.

Отредактировано Судьба (2013-19-12 22:23:04)

+2

10

Анна молча, но очень внимательно следила за разговором мужа и свекрови. Она знала о тайной обиде, которую ее муж затаил на родную мать, но тщательно скрывал ее и пытался жить с этим. После того, как гордая и несгибаемая герцогиня Сесиль упала на колени перед покойным Эдуардом, умоляя его пощадить ее любимого сына, внутри Ричарда что-то переменилось к этой женщине, подарившей ему жизнь. И именно тогда Анна пообещала себе самой, что будет любить всех своих детей одинаково. Но, Господь распорядился иначе.
Заметив тень, мелькнувшую  в глазах мужа, герцогиня поспешила вмешаться.
- Ричард, эта женщина слишком долго правила нами. Она и ее алчное семейство оккупировали двор.  Я не хочу, чтобы мой сын рос в Англии, в которой правят Риверсы. Я не позволю ей снова играть в королеву!
Анна не заметила, как с силой сжала руки в кулаки и даже слегка стукнула по подлокотникам своего кресла. Ее глаза горели огнем, черты лица стали жестче, а голос твердым. Сейчас она как никогда была похожа на своего отца.

+1

11

-Анна! – глаза Ричарда на мгновение вспыхнули недобрым огнем, но тут же он уступил свое место привычной туманной задумчивости, которая постоянно царила в глазах герцога, никому не давая разглядеть за собой, о чем же он думает в эту минуту.
Ричард все прекрасно понимал. Понимал, почему его мать уверена в том, что Элизабет Риверс ни за что не успокоится. Понимал нежелание Анны подпускать эту женщину близко к трону, а значит, и к их семье. Сам Глостер до сих пор не простил вдовствующей королеве того, что она сделала с его семьей: начиная с предательства графа Уорвика, которого Ричард почитал за второго отца, и заканчивая унизительной казнью Джорджа.
Но что он может? Разве есть иной выбор, кроме как исполнить последнюю волю умирающего старшего брата и надеяться лишь на то, что амбиции Лиз Вудвилл утихомирятся вместе с восшествием на трон ее отпрыска?
-Я устал от этого бесполезного сотрясания воздуха, - после непродолжительной паузы, собравшись с мыслями и успокоившись, проговорил Ричард. – Я не меньше твоего, Энн, не хочу, чтобы Элизабет Вудвилл и ее родственники правили Англией, но пока Эдуард не станет совершеннолетним - регентом при нем буду я, если ты помнишь, что это решение перед смертью принял мой старший брат. И я прекрасно понимаю, - опережая возможные сомнения и возражения, тут же продолжил Ричард, переведя взгляд на герцогиню Сессил, - что вряд ли это устроит Элизабет. Но иного выхода нет: либо она смирится, либо нам придется заставить ее это сделать, когда ее сын станет королем.

+3

12

Анна была готова к такому ответу. Более того, именно этого она и ждала. Ее муж всегда был благороден и честен перед собой, перед Богом и людьми. Прекрасные качества. Особенно для будущего монарха. А именно Ричард должен им стать и никто иной. Нет, она не допустит ни Лиз, ни ее семейство, ни ее детей к трону. По одной простой причине - они не имеют на это никаких прав. И она должна, просто обязана сказать об этом ему. Потому что это их единственная возможность все изменить. Покойный король натворил много ошибок. Пришло время их исправлять.
- Ты не обязан исполнять клятву, данную Эдуарду, - тихо, но как-то по особенному твердо и уверенно произнесла герцогиня. - И на то, мой дражайший супруг, есть очень веские основания.
Анна встала из-за стола, не в силах усидеть на одном месте. То, что она собиралась сейчас поведать Ричарду, было слишком грандиозным. Она прошла мимо свекрови и словила ее удивленный, но подбадривающий взгляд. Некоторое время герцогиня постояла спиной, глядя в окно. В памяти всплыли слова Джорджа и отца. Хорошо, что Анна проходила в ту ночь мимо отцовского кабинета и смогла все услышать. Теперь у нее в рукаве был очень весомый аргумент против деревенщины Вудвилл. Джордж Кларенс был мастером собирать компрометирующие факты против своей семьи, но стоит отдать ему должное - не пользовался ими. Но теперь пришло время. И, если бы он сейчас был здесь, то особо долго не раздумывал.
Анна повернулась лицом к мужу и его матери.
- Ни маленький Эдуард, ни другие дети Елизаветы и твоего брата не имеют никаких законных прав на английский трон, Ричард. Ее притязания не обоснованы. На момент женитьбы на Лиз, твой брат, наш покойный король, уже был связан клятвой и обручен с другой женщиной. Этому есть доказательства. Так что, - торжественно вскинув голову, продолжила герцогиня, - ничего и никому ты не должен. Дети Вудвилл бастарды. Джордж, упокой Господь его душу, - перекрестилась Анна, - на небесах. Единственный законный наследник Эдварда - ты, Ричард. Только ты один.
Она замолчала, выразительно глядя на мужа. Затем ее взгляд метнулся в сторону свекрови, словно давал ей знак.

Отредактировано Судьба (2013-28-12 01:14:39)

+2

13

Теперь настал черёд мадам Сесиль внимательно следить за диалогом – диалогом своего сына и его жены. Затаившись в тени и почти слившись с ней, она видела, как Ричард пытается что-то возражать, видела, как решимостью преисполняется дочь Делателя королей. Ничто не ускользнуло от широко распахнутых совиных глаз герцогини Невилл. И, словно сова, немало пожившая и потерявшая женщина понимала, что она будет незаметной, будет ждать… Но, когда настанет подходящий момент, мать Йорков совершит стремительный бросок и ураганом сметёт всех врагов одним махом. И момент настал этим вечером. Либо сейчас, либо никогда. Её сын должен выйти из этой комнаты другим человеком. Причём он должен думать, что сам пришёл к подобному решению – при характере Ричарда такой подход необходим.
-Буду решать эту проблему, когда она возникнет.- Сесиль на пару секунд прикрыла глаза. Как же он ошибался, господи, как ошибался! Нельзя решать проблемы по мере их поступления, это сгубило многих. Власть держащий обязан быть стратегом, просчитывать каждый шаг и выстраивать множество путей для отступления. Её покойный супруг всегда так говорил. Сесиль вновь широко распахнула глаза, словно её подтолкнули, придав сил.
Но вмешиваться пока не стоит – Анна говорит дельные вещи, словно считывая слова с мыслей свекрови. Пусть пока герцог Глостер послушает то, что пытается до него донести супруга.
-Но иного выхода нет: либо она смирится, либо нам придется заставить ее это сделать, когда ее сын станет королем. - Женщина, пользуясь тем, что лицо её скрыто тенью, не сдержала усмешку.
Когда её сын станет королём, дорогой мой Ричард, ты не сможешь даже добиться поклона в свой адрес, - железную леди Сесилию Невилл передёрнуло при воспоминании о том, как когда-то ей самой пришлось унизительно раскланиваться перед этой самозванкой. Хотя единственное, что хотелось сделать – вернуть Элизабет Вудвилл к тому самому злосчастному дубу и привязать к нему канатами. Но в тот самый момент, когда мать Йорков мысленно затягивала узел на шее ведьмы, из мечтаний её выдернул голос Анны. Что? О чём она говорит? Какие основания? Хищная птица внутри герцогини собралась, готовясь расправить крылья.
Шах и мат, Риверс! Глаза герцогини зажглись огнём, не предвещавшим ничего хорошего для врага номер один. Во время рассказа невестки Сесиль медленно подавалась вперёд, вцепившись в подлокотники кресла. Наконец её лицо осветилось пляшущим отблеском свечей. Перехватив взгляд Анны и мгновенно поняв его, женщина наконец обратилась к сыну, стремясь закрепить эффект от подобной новости:
- Ричард, теперь ты понимаешь, чем на самом деле грозит воцарение Элизабет и её детей? Это конец всему, что строили твой отец, брат… Англия не может быть счастливой, пока находится под дланью тех, чей приход к трону изначально не был угоден Богу. И только от герцога Глостера зависит, какая судьба ждёт всех нас.

+1

14

Ричард был готов взять на себя роль лорда-протектора при малолетнем племяннике. Он готов был помогать ему, направлять; он готов был, пока то будет необходимо, брать на себя ответственность за управление королевством. Но он и представить себе не мог, что монарший венец может засиять и над его головой. Нет, видит Бог, он никогда не помышлял об этом, он никогда не хотел занять место покойного брата, которое, Ричард был уверен в этом, теперь по закону должно принадлежать юному Эдуарду. И первым желанием, как только он понял, к чему ведет Анна, было приказать жене немедленно умолкнуть. Грубо, так как он еще никогда с ней не разговаривал, но лишь бы она замолчала, и в этой комнате не раздались те слова, которые герцог Глостер страшился услышать.
Но он молчит, а Анна продолжает: «Единственный законный наследник Эдварда - ты, Ричард. Только ты один»
Он нервно сглотнул подступивший к горлу ком, и медленно перевел взгляд с жены на мать, наверняка зная, что она поддержит свою невестку. Так оно и случилось, а после в комнате воцарилось гнетущее молчание. Стало так тихо, что Ричарду показалось, что он слышит как от мгновенно появившейся, раздирающей голову боли стали пульсировать его виски.
От него ждали ответа, а он просто был не в состоянии дать его. А что говорить? Приказать навсегда забыть и более никогда не произносить подобного вслух? Но… Ричард не хотел даже мысли такой подпускать к себе и покачал головой, словно пытаясь прогнать ее. Но она прорвалась и гулким эхом прозвучала в голове: «А если они правы? Если маленький Эдуард и правда не имеет законных прав? Тогда… тогда… тогда он не должен стать королем»
-Кто может доказать истинность этого? – выдавил из себя Ричард, обращаясь к жене, но не поворачивая к ней головы. Его взгляд остановился на пламени свечи, и огонь отразился в его потемневших зрачках. – Твоих слов недостаточно. Нужен свидетель, который подтвердит, что Эдвард, перед тем как жениться на Элизабет, уже был обручен.
Все знали нрав покойного короля, и никого бы не удивило, что Эдвард IV, ради того, чтобы затащить очередную строптивую молодую девицу к себе в постель, дал ей клятву перед алтарем. В конце концов, не так ли он женился и на Элизабет Вудвилл? С той лишь разницей, что потом каким-то чудом не забыл своих обещаний и привез ее во дворец, как законную жену и королеву Англии. «Черт бы тебя побрал, Эдвард. Почему ты не мог взять в жену ту француженку, что нашел тебе Уорвик!?» - в сердцах подумал Ричард, окончательно теряясь в собственных мыслях, в которых тщетно пытался найти правильное решение.

Отредактировано Судьба (2013-31-12 14:28:47)

+1

15

Твоих слов недостаточно. Нужен свидетель, который подтвердит, что Эдвард, перед тем как жениться на Элизабет, уже был обручен.
Анна улыбнулась. Она, конечно же, ждала этих слов. Просто так Ричард не мог поверить, даже ей, своей жене и верной соратнице. И она прекрасно его понимала. То, что она только что ему поведала, грозило государственным переворотом, а значит ее муж должен быть уверен до конца - все, что он делает - правильно и иного пути нет.
- Конечно, одних моих слов недостаточно. Хотя, я никогда бы не стала лгать тебе, - немного обиженно произнесла герцогиня. - Но Джордж успел шепнуть моему отцу, что он отыскал священника, который поженил Эдварда и ту женщину. Тебе лишь нужно потолковать со знающими людьми и убедить этого священника рассказать правду.
Анна замолчала, продолжая сверлить мужа зелеными, как у кошки, глазами. Она знала и понимала Ричарда, как никто другой. Пусть он до конца и не верит ей сейчас, но зерна сомнений упали в благодатную почву и теперь он будет действовать. Ричард, один из троих братьев Йорков, верил в благословенность этой династии на английском троне. И Анна знала, что он не позволит бастарду надеть на голову корону Святого Эдуарда в то время, когда есть прямой и законный наследник. Он сам.

Отредактировано Судьба (2014-12-01 20:11:30)

+3

16

Если известно имя священника, который обвенчал Эдварда с той девушкой, о существовании которой Ричард и не догадывался до этого вечера, если возможно его найти и если он сможет подтвердить все то, что только что рассказала Глостеру Анна, то сомнений не останется. Юный принц Эдуард и его младший брат – бастарды покойного короля и не могут ему наследовать. По закону людскому и божьему наследником Эдуарда iV тогда является его младший брат. В одно мгновение жизнь Ричарда перевернулась с ног на голову. Младший сын герцога Йорского никогда и не рассчитывал на то, что Судьба сделает его королем Англии.
Первые минуты Глостер чувствовал в себе готовность возразить жене и приказать никогда более не говорить о том, что ей известно. Он не хочет корону, ему не нужен английский престол. Что стало с Джорджем, который так рвался занять трон брата? Ричард не хотел повторять его судьбы, да и не было у младшего Йорка столько амбиций как у казненного герцога Кларенса.
Или было? Ведь постепенно в голову стали прокрадываться совсем противоположные мысли, хотя и окрашенные в благородные помыслы. Если он станет королем, Риверсы уже не смогут подобраться к власти, и Англия будет, наконец, избавлена от этих алчных людишек, столько лет помыкавших английским монархом. Если он займет трон, то королевство будет избавлено от правительства малолетнего короля. Ведь мальчишка на троне – это опасно, какой бы умелый и мудрый регент не находился подле него. Да и захочет ли Эдуард V слушать своего дядьку? Не вернет ли он мать и ее родственников к власти при первой же возможности? Ричард снова вернулся к мысли, что нельзя допускать Элизабет до трона и управления королевством. Англию нужно оградить от Риверсов любыми методами. И то что предложила Анна, наверное, лучший, да и к тому же единственный способ вернуть королевство в мир и покой.
-Тогда, - смотря куда-то в пустоту, не останавливая взгляда на лице жены или матери, медленно начал Глостер, все еще неуверенный, но уже почти решившийся. – Нужно найти этого священника. Если он подтвердит, что Эдвард уже был связан узами брака и не мог жениться на Элизабет Вудвилл, то у меня не останется иного выбора…

+2

17

Леди Невилл отчётливо видела колебания сына. Всё же у Ричарда всё было на лице написано – это не дело. Монарх должен уметь скрывать свои эмоции. А то, что герцог Глостер займёт трон Англии, Сесилия не сомневалась, это было лишь вопросом времени. Причём, как она надеялась, скорого времени. Однако сейчас подобное качество сына оказалось весьма на руку – можно было следить за сменой эмоций, настроений и желаний, словно по раскрытой книге. И женщина понимала все его мысли: вот он боится даже подумать о самой возможности надеть корону, вот он не доверяет свалившейся неожиданно новости, а вот уже почти готов бороться ради священности династии Йорков и страны. Почтенная дама постаралась скрыть усмешку. Да, её Ричард был наименее амбициозен из трёх братьев-Йорков. И, если Эдвард воевал за престол в качестве претендента и жаждал его занять, а Джордж страстно мечтал о хоть чём-то своём (тут герцогиня мрачно вздохнула), то Ричарду, казалось, были абсолютно чужды рвения властителя. Он был умён и предан, тем не менее, со спокойной душой оставаясь в тени. Однако есть одно «но» - оставаясь в тени до тех пор, пока не будет задета честь монаршей семьи и счастье страны, как следствие. А ведь от первого очень часто зависит и второе, не так ли? И вот тут мы подходим к главному – Ричард был наиболее принципиален и верен идеалам из трёх братьев Йорков. И вот на этом, и только на этом план Сесилии и Анны мог выехать вперёд.
Она перевела взгляд на невестку. Довольно интересный козырь прятала в рукаве Энн. Вся в отца! Сейчас на Ричарда смотрела словно не его супруга, а Уорвик – знаменитый «делатель королей». Тот же прямой и решительный взгляд, те же поджатые губы и гордо вскинутый подбородок…
- Наверное, Маргарита Анжуйская гордилась ею, - вдруг мелькнуло в голове герцогини. – Только такая девушка и могла быть её невесткой. Впрочем, не саму ли Маргарет я должна благодарить за это? Ибо после возвращения Анна словно повзрослела на добрый десяток лет. Чувствуется закалка Анжуйской.
Но насколько верна эта информация о тайном браке? Впрочем, зная нрав Эдварда… Вполне могла существовать Элизабет номер два. Только, слава Господу нашему, не Риверс. Пожалуй, нужно будет потолковать с Анной после ухода Ричарда. Ибо всплывшее событие довольно любопытно. А пока…
- Прошло несколько десятков лет, Ричард, - отозвался в стенах залы голос герцогини. – Спустя такой срок далеко не всех людей можно найти. В наше-то неспокойное время, - Сесиль усмехнулась. – В любом случае вспомни достижения твоего отца. Пять лет, начиная с его изгнания Анжуйской из совета, он боролся за себя и свою семью. Пять долгих лет, Ричард. Чтобы в итоге надеть бумажную корону, - голос дрогнул. – С ним же сложил голову и Эдмунд. Это всё было для нашего же блага, для блага Белой розы. Для процветания Англии. И как после этого возможно допустить узурпацию священной королевской власти сыном ведьмы, семья которой некогда поддерживала Ланкастеров? Сыном, рождённым вне брака?

Отредактировано Судьба (2014-01-02 00:59:40)

+3

18

-Да. Конечно, далеко не всех,  - живо отозвался Ричард на слова матери. Идея, высказанная в этих стенах, все крепче обосновывалась в голове герцога Глостера, побеждая все «но», которые возникали в мыслях и тут же нещадно довились доводами, которые сыпались на него из уст жены и матери.
-Но мы не может быть в такой ситуации голословными. Если я объявлю всем, что принц Эдуард всего лишь незаконнорожденный отпрыск моего брата, а я – законный его наследник, но при этом не предъявлю доказательств, все решат, что я просто решил захватить власть. Меня назовут узурпатором.
«А тебя и так назовут им. Элизабет и ее сторонники»
-Как можно больше людей должны будут убедиться в том, что мои слова о тайном браке Эдварда с той девицей – не ложь. Иначе у Риверсов будет больше шансов оспорить мои права и усадить на трон… бастарда.
А это оказалась несложно – назвать своего племянника бастардом, когда едва ли еще не час назад ты собирался готовить его коронацию. Теперь же Ричард почти был готов к тому, что назвать себя тем человеком, который примет монарший венец.
-Я сейчас же прикажу своим людям сделать все возможное, чтобы найти того священника. Или любые иные доказательства этого брака.
Так и не закончив ужин, Ричард поднялся со своего места и, поцеловав матери и жене руки, спешно покинул комнату, направившись к себе. По пути он приказал одному из слуг привести к нему Бекингема и Гастингса.

***

Дамы, думаю, мы уже подошли же к концу? С Вас по посту – и закрывать его? Если я ошибся в своих предположениях, стукните в ЛС: я исправлю тогда свой пост)

Отредактировано Судьба (2014-08-02 15:14:49)

+2

19

Ликование наполняло душу Сесиль – Ричард повернул ход своих рассуждений в необходимое русло, и всё увереннее брал курс в нужном направлении. Подобно кораблю, который застал сильнейший шторм и вынудил метаться туда-сюда беспомощной щепкой среди волн. И, если несколько особо сильных волн накроют, то данное путешествие вполне может оказаться последним. Но нет – вот наш корабль справился и, обретя уверенность и силы, плывёт в сторону берега. Теперь он будет делать всё для того, чтобы достичь цели. Сам. Мать и супруга исправно выполнили роль компаса, направив герцога Глостера к трону английскому. Конечно, они всё равно будут рядом, поддерживая его действия, но… Начало уже положено. Теперь Ричард сам уверен в том, что делает, верит в святость мотивов своих поступков.
Вот и сейчас. Он всё ещё хочет быть на стороне морали, на стороне ныне покойного Эдварда. Но в глубине души уже понимает, что на самом деле необходимо делать. Ибо кто скажет, где именно эта мораль, какая она? О, эта дама носит множество масок! Поначалу ты клянёшься преданно блюсти одни интересы, но… Со временем понимаешь, что свои интересы, как ни крути, ближе. Потому что иначе рискуешь больше потерять, нежели приобрести. И, что самое ужасное, не только ты – на дно может пойти множество людей. Но если грамотно подойти к данному вопросу, то… «И волки сыты, и овцы целы».
- И пастуху вечная память, - Сесилия отпила немного вина, не отводя взгляда от сына. Наконец-то он понял, как можно не потревожить память брата и при этом оградить престол от узурпации. Да, возможно, кое-кто и назовёт его таковым. Кое-кто, кого самого можно с полным правом назвать узурпатором. Ибо в ком, в ком, но в Риверсах точно нет крови Эдуарда Третьего. Зато полно наглости и ведьмовства.
- Иначе у Риверсов будет больше шансов оспорить мои права и усадить на трон… бастарда.- Мадам в чепце постаралась подавить усмешку. Ну вот и всё. Теперь путей отступления точно нет. И даже если предполагаемый священник и не найдётся… по разным причинам… то мораль снова сменит маски. Как бы там ни было, но варианты всегда существуют. Нужно только грамотно их искать.
Величественно протянув сыну руку для поцелуя, леди Йорк придала своему лицу каменное выражение. Не хватало ещё Ричарду заметить на нём почти детское торжество. Он же мужчина – это он принял решение. Да, да, именно так! Однако это выражение прорвалось наружу, стоило лишь будущему королю Англии покинуть залу.
- Поздравляю, дорогая невестка, нам это удалось! – Сесиль подняла вверх кубок. – Теперь восшествие на престол Ричарда Третьего – лишь вопрос времени. Кстати говоря, - глаза женщины хитро блеснули, - насколько велик шанс найти этого священника? Или же он потеряется в дебрях времён, так никогда и не появившись оттуда?

Отредактировано Судьба (2014-15-02 22:53:34)

+3

20

Анна провела мужа торжествующим взглядом. В отличие от своей свекрови, она даже не думала скрывать радости. То, что она задумала - удалось. Теперь ее Ричард вверх дном перевернет Англию, но докажет всем и каждому, что дети Элизабет - всего лишь бастарды. жаль, конечно, отнимать у мальчика мечту о троне. Но свою жалость герцогиня спрятала в дальний уголок своей души. Сейчас речь не о детях. Сейчас речь о будущем не только четы Глостеров, но и всей Англии. Главная задача - убрать Риверсов как можно дальше от трона. Навсегда, желательно. А для этого все средства хороши.
Вопрос свекрови заставил Анну улыбнуться еще шире.
- Этот человек существует на самом деле, миледи. Покойный Джордж даже называл отцу его имя. Роберт Стиллингтон, епископ Батский, кажется, - герцогиня Глостер нахмурила черные брови. - Но Ричарду этого знать не нужно. Он сам должен найти его. Иначе, все будет выглядеть так, словно этого священника специально принесли ему на блюдечке, готового к вопросам.
Анна взяла кубок с вином и сделала довольно большой глоток. Этот напиток имел гармоничный, свежий, теплый, сложный, пряный вкус с нотками спелых ягод. Молодая женщина в наслаждении прикрыла глаза. По ее стройному телу разлилось тепло, наступила приятная расслабленность. Вино слегка ударило в голову и Анна ощутила, что неимоверно голодна. Подойдя к столу, она сразу же положила на свою тарелку внушительный кусок баранины. Усевшись, герцогиня с аппетитом принялась за еду.
- Я попытаюсь еще раз поговорить с Ричардом, - тщательно прожевав, произнесла женщина. - Но и без этого, я уверена, у нас все получилось. И за это стоит выпить, мадам.
Анна победоносно подняла кубок и улыбнулась свекрови. Ее глаза торжественно сверкнули в отблесках свечей.

+1

21

Вот оно как! Мать Йорков, прожившая вроде бы немало лет, всё не переставала в глубине души каждый раз удивляться причудам и перипетиям судьбы. Судьба… Эта таинственная дама, словно заправская пряха, переплетала кружева людских жизней порой так, что и во сне не привидится! Создавались такие истории, которым позавидует любой мастер пера. И вот сейчас, как выяснилось, существовал тайный брак Эдварда с некой женщиной. Кто бы мог подумать… Ещё до союза с Элизабет. А это, как-никак, несколько десятков лет! И никто не знал. Ни одна живая душа. Или почти ни одна.
- Епископ Батский.., - вдумчиво произнесла женщина. Человек, вдруг отделившийся почти ощутимой тенью из тьмы десятилетий и стоявший теперь так близко от них. Когда вокруг тебя разливается темнота, разрываемая лишь нестройным танцем света, чувствуешь такие силуэты из прошлого как никогда живыми. – Роберт Стиллингтон.., - проговорила она, словно пытаясь ухватить нечто из недр памяти. Так бывает, когда какое-то смутное, еле ощутимое воспоминание пронесётся мгновением, успев лишь кольнуть ненадолго, и скрывается там, откуда появилось. Такое чувство, будто она слышала некогда это имя. Что-то чуть знакомое, что-то, что вряд ли прояснится без посторонней помощи. Возможно, этот человек некогда появлялся при дворе или кто-то говорил о нём. Возможно, Эдвард и правда мог его хорошо знать.
Эдвард Йорк… Сесиль чуть усмехнулась, покачав головой. С самого детства своенравный и упрямый. Они с супругом старались воспитывать в детях исключительно благородные качества, кои пристало бы иметь потомкам Эдуарда Третьего. Однако сыновья не уставали раз за разом удивлять. Узнай почтенная дама много лет назад о тайной помолвке наследника короны с леди некоролевских кровей, грандиозной встряски было бы не избежать. Герцогиня поморщилась при воспоминании о Риверс. Но теперь… Теперь всё значительно поменялось, и давняя история, кидающая тень на репутацию будущего короля, оказалась ныне очень даже на руку. Надо же, как всё удачно сложилось! Но Энн права…
- И верно, не стоит Ричарду облегчать задачу, - хитро улыбнулась дама в чепце. – Он должен сам организовать допрос этого епископа, дабы в голове не осталось ни тени сомнений насчёт правильности дальнейших действий. А если он будет искренне верить в то, что делает, - кубок, зажатый в цепких пальцах женщины, приветственно поднялся в ответ жесту Анны, - то и остальные поверят. С победой нас, дорогая Энн Невилл – дочь Делателя королей! Сегодня вечером ты пошла по стопам своего отца и явила миру нового правителя Англии – Ричарда Третьего.
Последние торжественные слова были сопровождены широкой улыбкой, столь редко появлявшейся в последнее время на отягощённом постоянными думами лице матери Йорков. Что ж, ныне и правда достойный повод. Эти две женщины повернули историю в другое русло, победили своего извечного врага и сделали благо для королевства. Есть от чего почувствовать прилив сил и радости! Правда, капризная судьба уже отмерила с грустной усмешкой Ричарду Третьему печальную участь – недолгое правление лишь в пару лет, смерть единственного сына, трагическую кончину на поле боя и неоднозначную славу в веках, но… Но сегодня, именно в этот вечер, сейчас… Сейчас Сесилия Йорк и Анна Невилл праздновали победу - Англия обрела короля, пусть даже пока и не подозревала об этом. Эдуард умер, да здравствует Ричард!

Эпизод завершён

Отредактировано Судьба (2014-21-05 05:29:44)

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Сквозь время и пространство » Эдуард умер, да здравствует...