The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Нет розы без шипов и любви без соперников


Нет розы без шипов и любви без соперников

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1525 г. Супруга короля едва успевает порадоваться окончанию его романа с Марией Болейн, как в ее свите появляется новая фрейлина - и новая соперница в борьбе за сердце Его Величества.

Участники: Анна Болейн, Мария Болейн, Екатерина Арагонская

0

2

Не так давно состоялся разговор сестёр Болейн. Разговор тяжёлый, поначалу давящий. Но… Затем исцеляющий, обновляющий и дающий силы на новую жизнь. Мэри ошибочно полагала, что он и был самым тяжёлым. Ошибочным потому, что, к счастью, сёстры итоге смогли понять друг друга. И к несчастью потому, что самое тяжёлое ещё предстояло. Анна – новая фрейлина Её Величества. А это значит, что её необходимо как можно скорее представить Екатерине Арагонской. Дальше откладывать это мало приятное событие смысла нет. Почему мало приятное? Вряд ли кто-либо из сторон не догадывался, зачем именно Томас Болейн – этот хитрый, расчётливый и идущий по головам для достижения собственных целей лис – призвал свою младшую дочь ко двору. О нет, дураков в Уайтхолле нет. И уж точно к ним не относятся непосредственные участники сих событий. Предыдущая игра с Мэри закончилась, да здравствует новая игра! И кому, как не сестре, ввести Анну в эту игру?
Боже, какая ирония! Бывшая любовница короля сопровождает к его супруге будущую любовницу. Мария не могла не поприветствовать саркастической усмешкой эту мысль. Поистине сюжет, достойный пера какого-нибудь меткого на слово писателя. О, можно побиться об заклад – пьесы с подобным сюжетом пользовались бы большой популярностью! Но, конечно, старшая дочь Болейн столь вольную мысль не озвучит никому и никогда.
В данный же момент ей требуется выдержать представление Анны Екатерине. Женщине, которой она всегда старалась прислуживать и помогать, причём с неизменно кротким видом. Впрочем, бури негодования в душе Мэри при виде королевы никогда и не испытывала. Она любила Генриха, да, но… Он был с ней, был достаточно долгое время. И это всё, что нужно было Марии. Остальное неважно. А вот что испытывала сама королева к любовнице супруга… Об этом можно было только догадываться. Благо, Её Величество всегда отличалась поразительной выдержкой. И что в действительности творилось за её царственно-невозмутимым видом – это лишь одному Богу известно. Но уже пора торопиться.
- Ну что, сестра? Ты готова? – улыбнулась Мэри.

Отредактировано Мария Болейн (2014-17-02 00:10:26)

+3

3

Сегодня она встала рано, но Мэри уже не оказалось на месте. Сполоснув лицо водой и приведя себя в порядок, Анна быстренько оделась и совсем недолго покрутилась перед зеркалом. Поморщив носик, девушка отвернулась. Ей никогда не нравились слишком темные цвета, но фрейлины Екатерины Арагонской, чаще всего носили наряды именно таких оттенков. Хорошо, что темно-синие платье Анны было изящно украшено золотой вышивкой, а почти черный арселе обшит молочно-белым жемчугом. Темные, густые волосы девушки тяжелой массой струились по ее спине, оканчиваясь чуть ниже поясницы.
Странно, но сейчас Анна была совершенно спокойна и уверенна в себе. Сердце не колотилось, как бешеное, мысли не путались, руки не дрожали. Она больше не наивная, юная девушка, только-только покинувшая любимую Францию и, на подкосившихся от страха ногах, входящая во дворец. Нет, это в прошлом. Она выросла, склеила свое разбитое сердце и готова пойти на все, лишь бы добиться желаемого.
Анна снова вернулась к зеркалу. На нее оттуда смотрела невысокая, слишком хрупкая, темноглазая девушка, с решительно поджатыми губами. Не так откровенно красива и чувственна, как Мэри, но смелая и уверенная в своих силах. Подмигнув своему отражению, Анна услышала звук открывающейся двери.
Ну что, сестра? Ты готова? - младшая Болейн ответила на улыбку сестры, подобрала юбки, гордо вскинула голову и громко произнесла:
- Именно для этого я и здесь, Мэри. Надеюсь, много времени это не займет.
С воистину королевской осанкой и грацией, она прошла мимо сестры и, уже выходя, обернулась.
- Покои Ее Величества находятся все там же, верно? Или ты пойдешь со мной?

+1

4

- Немного не то, что мы привыкли носить во Франции, не правда ли, сестра? – Мария ободряюще улыбнулась Анне. – Знала бы ты, как я скучала по моде двора Франциска! Здесь же на первых порах от тоски на стену лезть хотелось. Ну а потом уже стало не до того, - снова улыбка, но на этот раз едва заметная, одними уголками губ. – Впрочем, тебе идут даже такие тёмные цвета! – Мэри подмигнула.
Она сейчас совершенно не кривила душой – черноволосой младшей дочери семейства Болейн удивительно шли тёмные оттенки. И если некоторые дамы выглядели немногим лучше собственной тени, и иногда приходилось едва ли не присматриваться, чтобы отличить одно от другого, то Анна… О, Анна Болейн смотрелась величественно, и лишь подчёркивала подобной выдержанностью в одежде свой характер.
- Почему-то мне кажется, что королева будет обеспокоена… В этот раз, - вдруг мелькнуло в голове. После недавнего разговора с сестрой Мэри поняла, что та намерена во что бы то ни стало действовать решительно и бесповоротно. И, зная её характер и наблюдая величественную походку… Мария внезапно скорее почувствовала, чем поняла, что всё будет совершенно не так, как в её случае. Потому что Анна, её младшая сестра… Сейчас она увидела женщину, которая может действительно составить конкуренцию самой королеве. Это ощущение мелькнуло стремительной кометой и точно так же мгновенно скрылось прежде, чем превратилось в полностью сформировавшуюся мысль.
- Впрочем, глупости, - предыдущие мысли поспешили спрятаться глубоко, - Королева – это королева. А я, Бесси Блаунт… Наша судьба известна изначально. Фрейлины… Любовницы… Не более. Наша участь – возникать бесплотной тенью подле короля и точно так же тихо растворяться потом среди теней. Рано или поздно.
Но довольно! А то с подобным успехом рассуждений она снова начнёт жалеть себя. Жалеть не о том, кем являлась, а о том, что всё закончилось. А этого позволить уж никак нельзя было. Ни за что! Не для этого она так тщательно собирала себя по кусочкам во время недавнего разговора с сестрой. Нужно идти вперёд. Во всех смыслах.
- Я пойду с тобой, - улыбнулась Мэри. – Думаю, нам обеим так будет легче. Пойдём! – бодро  улыбнувшись, старшая сестра вышла за порог покоев, ведя свою младшую сестру к королеве. Ну уж нет – она не позволит себе отсиживаться сейчас, хватит! Хватит этих недоумевающих взглядов и шёпота за спиной, хватит этого неузнавания. В последнее время белокурая жизнерадостная фрейлина Екатерины Арагонской слишком перестала быть похожей на саму себя. Пора прекращать это. Двор Тюдоров снова увидит Марию Болейн такой, какой она была раньше. Такой, какой будет всегда. С этими мыслями женщина бодро пересекала многочисленные коридоры в направлении покоев, которые она найдёт и на ощупь. В любое время дня и ночи. Войдя к королеве, Мэри ободряюще улыбнулась сестре и поспешила присоединиться к другим фрейлинам.

Отредактировано Мария Болейн (2014-17-02 00:46:07)

+1

5

Много лет назад отправляясь в Англию, чтобы стать супругой будущего короля, Екатерина Арагонская и предположить не могла, какие события ей доведется пережить. И уж меньше всего она была готова к тому, что одной из ее главных забот станет роман короля с ее собственной фрейлиной. Разумеется, она была неглупой женщиной и понимала, что Его Величество может желать, кого ему угодно, и может даже тешиться с какой-нибудь придворной дамой... несколько ночей. Но Бесси Блаунт, а затем и Мария Болейн были настоящей проблемой. Несмотря на то что набожная и серьезная английская королева старалась окружить себя свитой из таких же благовоспитанных и преданных девиц, королевские ласки и драгоценности, которые получала в подарок каждая любовница короля, манили их больше, нежели спокойная и целомудренная жизнь в ожидании законного супружества. А может, так только казалось Екатерине, которая, как-никак, была женщиной, и ревность не давала ей покоя, как бы тщательно Арагонская ни пыталась это скрыть.
Так или иначе, отношениям Генриха с Мэри Болейн, кажется, пришел конец. От глаз Екатерины не укрылось, что ее фрейлина осунулась и побледнела, она уже не порхала пташкой по коридорам Уайтхолла, а сидела, уставившись в одну точку или вовсе искала уединения. По-человечески Екатерине было даже жаль девушку, которая оставила мужа ради того, чтобы пылать в объятиях Тюдора, а теперь разделила участь всех своих предшественниц. Но сама по себе Мария была теперь неопасна, не было нужды удалять ее от двора. Куда больше Екатерину обеспокоило грядущее возвращение в Уайтхолл младшей Болейн, Анны. Она не знала, от кого исходило это решение, как и не знала в точности, с какой именно целью Уолси расстроил помолвку Анны с Генри Перси, но смутная тревога поселилась в ее душе с тех пор, как Генрих настойчиво предложил ей взять еще одну фрейлину.
"По мне так одной Болейн во дворце более чем достаточно", - подумала тогда Екатерина, но вслух, как всегда, ничего не сказала. Последний человек, который посмеет перечить Его Величеству, - это его жена. И вот теперь она сидит за рукоделием в окружении своих дам, из которых может полностью доверять лишь испанкам, приехавшим с ней из-за моря, и ждет прибытия леди Анны. Она окинула взглядом фрейлин, склонившихся над вышивками. Многие из них достаточно миловидны и могли бы привлечь внимание короля. Но даже красота и покладистость Мэри Болейн не смогли привязать монарха к ней надолго. Чего же опасаться?..
- Ваше Величество, - перед Арагонской склонилась в реверансе Мария де Салинас, ее старшая и самая любимая фрейлина. Эта дама ходила бесшумно, держалась скромно и с достоинством и не выставляла напоказ свои ум и красоту, хотя ни тем, ни другим Господь ее не обидел. - Прибыла Ваша новая фрейлина. Разрешите мне представить ее Вам?
- Прошу Вас, - кивнула Екатерина. Она постаралась выбросить из головы все посторонние мысли, чтобы надлежащим образом исполнить свои обязанности. Сестры Болейн вошли в покои вместе. Мария выглядела куда лучше, чем все предыдущие дни: вероятно, присутствие сестры придавало ей сил. По лицу новоприбывшей было неясно, что она испытывает, но семейство Болейн и не славилось наивными простаками.
- Ваше Величество, позвольте представить Вам леди Анну Болейн, - проговорила старшая фрейлина, подводя девушку ближе.
- Спасибо, леди Мэри. - Теперь все внимание Екатерины было обращено на Анну. Так не похожа на сестру, но что-то общее во взгляде и в выражении лиц все же было.
- Приветствую Вас при дворе, миледи. Надеюсь, Вы добрались благополучно?
И еще один формальный вопрос, но ответ на него обычно много говорил о новых фрейлинах:
- Вас довольно долго не было в Лондоне. Почему Вы решили прибыть ко Двору?

+3

6

Волнение все-таки прокралось в ее сердце и ноги слегка дрогнули, когда она вошла во внешние покои королевы. Но вместе с волнением пришла и радость от осознания того, что вот она, придворная жизнь, которой ей так хотелось и о которой она мечтала скучными вечерами в Хивер.  Ей сказали подождать и Анна лишь покорно кивнула. Тем временем девушка цепким взглядом окинула комнату королевы и отметила, что здесь все по-прежнему богато, изысканно и слишком религиозно. Хотя, определенное очарование в этом присутствовало. Каждый, кто только переступал порог этих покоев, сразу же понимал, что попал в обитель благородной, набожной и не лишенной вкуса женщины.
Призраки прошлого подобрались к ней незаметно. Вот так же, каких-то три года назад, она тоже дожидалась, когда ее впервые примет сама Екатерина Арагонская. Тогда ее жизнь была наполнена красками и она могла верить в чудеса... и в любовь. Сердце болезненно сжалось. Прошло всего три года, а такое ощущение, что она повзрослела лет на десять, не меньше. Теперь прибытие ко двору не будоражило ее кровь, как тогда. Радость невольно сменилась страхом, но не перед встречей с королевой. Этот страх сидел намного глубже, она просто не давала ему вырваться наружу. Что ждет ее здесь в этот раз? Какую подножку подставит ей судьба теперь?
Приятный голос, с едва уловимым акцентом, вернул Анну к действительности. Пора.
Повернувшись к сестре и поймав ее взгляд, младшая Болейн улыбнулась и подмигнула. Несколько шагов и вот она стоит перед женой Генриха Тюдора. Моментально присев в самом низком и изящном реверансе, на который только была способна, Анна выпрямилась только тогда, когда королева к ней обратилась.
- Приветствую Вас при дворе, миледи. Надеюсь, Вы добрались благополучно? - расправив плечи, девушка подняла глаза на Екатерину. Все тоже красивое, благородное лицо, глубокие, смотрящие с некоторой грустью светлые глаза. Разве что морщинки стали более заметны. Но это ее не портило.
- Да, благодарю вас, мадам. Я добралась быстро. Дороги сейчас вполне сносны. Да и погода тоже.
Анна невольно улыбнулась королеве.
- Вас довольно долго не было в Лондоне. Почему Вы решили прибыть ко Двору?
Младшая Болейн ответила, не колеблясь:
- Я засиделась дома, ваше величество, - и это была чистая правда. - Для меня нет ничего более желанного, чем служить вам, мадам, и находиться здесь, при дворе, хотя матушка и не спешила меня отпускать. 
Лицо Анны снова озарилось нежной улыбкой. Мама... Она только уехала, а уже скучает по этой вездесущей женщине, умудряющейся знать все сплетни, живя вдали от двора.
- Не сочтите за дерзость, ваше величество, но мама просила передать вам свою любовь и почтение. Она каждый день молится за вас и его величество. 
Она снова нырнула в глубоком реверансе. Да так низко, что почти коснулась кончиком носа своей коленки.

Отредактировано Анна Болейн (2014-21-02 21:49:03)

+4

7

Анна выглядела и держалась так, будто не было скандального расторжения ее помолвки, будто не знала, в каких отношениях ее сестра находилась с королем, - свежая, привлекательная своей необычной красотой (впрочем, внешность самой Екатерины тоже с трудом укладывалась в английские мерки), бодрая и жизнерадостная. И хотя Екатерина за годы супружества успела научиться видеть в каждой женщине потенциальную угрозу, здесь ее интуиция на мгновение уступила место расслабленному настроению, и улыбнулась королева вполне искренне:
- Благодарю, миледи. Надеюсь, Ваша матушка находится в добром здравии? При случае передайте ей мое сердечное приветствие и благодарность за молитвы.
Но мысли Екатерины уже приняли другой оборот. "Молодая девушка, уже вкусившая наслаждений и веселья при дворах двух королей, конечно же, снова мечтает оказаться в гуще событий. Блистать, покорять... соблазнять. Готова поклясться, ее прислали сюда неспроста. Отец и дядя наверняка недовольны тем, что поток милостей короля иссякает, раз Мария больше не греет ложе Его Величества. А Анну уже успели подзабыть, и этот свежий фрукт может прийтись по вкусу какому-нибудь аристократу вроде отпрыска Перси. Раз старшей выгодный брак теперь не светит, можно устроить судьбу меньшей сестрицы, и семейство снова на коне. До чего гнусные люди, опуститься до торговли собственными дочерьми!"
При мысли о коварстве главы семейства Болейн Екатерина досадливо поморщилась и поспешила объясниться, пока Анна не приняла эту гримасу на свой счет:
- Сегодня у меня что-то побаливает голова, поэтому я не буду сразу же загружать Вас и остальных дам работой. Но напомню Ваши обязанности: Вы будете наравне с прочими дамами помогать мне с гардеробом и прической, заниматься рукоделием - сейчас мы расшиваем престольную пелену для строящегося храма, следить, чтобы убранство покоев и все находящиеся в них вещи поддерживались в чистоте и порядке и пребывали на своих местах, а также выполнять различные поручения, которые я буду передавать лично или через леди Марию, - Арагонская указала на свою старшую фрейлину, которая почтительно присела. -  Кроме того, Вам надлежит вести скромный и достойный образ жизни, исправно посещать мессу по утрам и читать Библию перед сном, соблюдать меру в одеждах и развлечениях. - Королева бросила взгляд на элегантное, темное, но чересчур нарядное, по мнению Екатерины, платье новой фрейлины. Анне оно очень шло и подчеркивало ее стройный стан и красивую грудь, но именно этого Екатерина и не терпела. Король умудрялся соблазняться даже фрейлинами в наглухо застегнутых темных платьях и тонуть в девичьих глазах, выискивая их под громоздкими чепцами - что же он подумает при виде такой вольности?
"Ну уж нет, пока родня не подберет ей подходящую партию среди дворян, надо проследить, чтобы она поменьше попадалась на глаза Генриху. Для него и брак не помеха, но глядишь, и выдадут за какого-нибудь знатного наследника, Болейны метят высоко. А с родовитым семейством он не будет ссориться из-за минутной прихоти". Закончив перчисление обязанностей, королева дала знак Марии де Салинас подать старинное Евангелие в серебряном переплете, часть ее приданого.
- Если Вы готовы исполнять все эти требования, миледи, прошу Вас положить руку на Библию и подтвердить честность своих намерений, верность короне и готовность исполнять свой долг.

+3

8

- Благодарю, миледи. Надеюсь, Ваша матушка находится в добром здравии? При случае передайте ей мое сердечное приветствие и благодарность за молитвы.
Лицо Анны озарилось счастливой улыбкой.
- Благодарю вас, мадам, - сердечно произнесла девушка, все еще улыбаясь.
Затем королева стала перечислять обязанности своих фрейлин. Для Анны ничего из этого было не ново. Все это она делала и в прошлый раз, и во время пребывания при французском дворе.
Кроме того, Вам надлежит вести скромный и достойный образ жизни, исправно посещать мессу по утрам и читать Библию перед сном, соблюдать меру в одеждах и развлечениях. - но вот эти слова заставили младшую Болейн насторожиться. Пусть внешне она и осталась такой же спокойной, внутри что-то нехорошо перевернулось. Во-первых, месса. Еще четыре года назад, вернувшись сюда из Франции, Анна уже была совсем не католичкой. Ее взгляд на религию был скорей евангельский, как многие позже скажут 'лютеранский'. Она ежедневно, конечно же тайно,  читала Библию и считала, что каждый человек должен иметь возможность читать Слово Божье на понятном ему языке. Мессы и все католические обряды стали ей чуждыми и не понятными. Но выхода не было. Англия все еще была полностью под властью Рима, так что стоит быть очень осторожной в своих взглядах. Но надежда, что однажды люди этой страны все-таки освободятся от папистской кабалы, не покидала ее сердце. Протестантизм пусть медленно, но уверенно распространялся по Европе. И как знать, может и она, Анна Болейн, сможет вложить свою лепту в это правое дело.
Так же Анна не могла не заметить оценивающий взгляд Екатерины. Темный цвет платья еще больше  вытягивал и без того хрупкую фигурку Болейн, а арселе, как заметила Анна, привезенный ею в Англию еще в в 1521 году, прижился здесь и теперь она была не единственной, кто его носил. Слово "умеренность" никогда не нравилось импульсивной Анне, а тем более, умеренность в развлечениях. Она любила танцы, маскарады, отлично играла в карты, а во время очередной партии могла рассказать одну-две не совсем приличных историй. Особенно, англичанам нравилось слушать про французов. А рассказывать младшая Болейн умела как никто другой.
- Если Вы готовы исполнять все эти требования, миледи, прошу Вас положить руку на Библию и подтвердить честность своих намерений, верность короне и готовность исполнять свой долг. - эти слова заставили Анну отвлечься от своих размышлений. Перед ней появилось необыкновенно красивое серебряное Евангелие. Сделав едва заметный вздох, девушка прикрыла глаза и положила руку на книгу.
- Я клянусь служить ее величеству королеве Екатерине преданно, со всем уважением и чистотой. Клянусь, что всегда буду вести себя скромно и добродетельно, являя собой пример благочестия для всех.
Голос Анны звучал уверенно, но негромко. Что она ощущала, когда давала эту клятву? Сейчас  и сама Анна не могла ответить на этот вопрос. Чувства смешались внутри нее, мешая трезво мыслить. Она понимала, что сейчас выполняет формальность, необходимую для ее вступления в новую должность. Но что-то в душе царапало, давая понять, что клятва, данная в это самое мгновение,  не будет исполнена.

+2

9

На лице младшей Болейн не дрогнул ни один мускул, хотя вряд ли ей, с ее живым характером, могли понравиться требования королевы. Слова клятвы она произнесла вполне твердо, хотя и без особого энтузиазма. Изменила ли ее история с молодым Перси? Или подавлять чувства ее научило не разбитое сердце, а поучения отца и дяди? С другой стороны, вряд ли кто осмелился бы открыто выразить недовольство строгими правилами английской королевы, хотя Екатерина точно знала, что среди ее дам недовольные были.
- Благодарю Вас, леди Анна. Вы приняты в число фрейлин, и я уверена, что Вы сможете сдержать данное слово и выполнять свои обязанности так же ревностно, как и Ваша сестра, - Екатерина с благосклонным видом кивнула Марии Болейн. "Пусть видит, что своего я так просто не отдаю. Спит она с королем или нет, ей придется подчиняться мне". Конечно, она предпочла бы, чтобы светловолосая пассия короля держалась подальше от ее свиты, особенно теперь, когда их роман с Его Величеством окончился, но следовало отдать ей должное - молодая женщина во все времена старалась прислуживать своей королеве, будто ничего не происходило. Будто они не любили одного и того же мужчину. А в том, что Мэри Болейн питала искренние чувства к Тюдору, сомневаться не приходилось - стоило лишь взглянуть на ее бледное, потерянное лицо в последнее время.
Из этого рассуждения возник вполне логичный вопрос: "Для чего Генрих велел вернуть ее ко Двору?" Арагонская была слишком умна, чтобы не понять: за расторжением помолвки Анны и Генри Перси стоял кардинал, а он ничего не делал без указки короля или без соображений о государственной выгоде. Мягкие, но настойчивые уверения супруга, что ей непременно нужна еще одна фрейлина, и разумеется, никакой другой кандидатуры, кроме девицы Болейн, в королевстве не нашлось - все это указывало на то, что Генрих имел какие-то виды на Анну. Прояснить это пока не представлялось возможным.
- Я думаю, Вы догадываетесь, миледи, кого прежде всего следует благодарить за то, что Вы вновь оказались при Дворе, - сказала Екатерина с едва заметной улыбкой. С каким бы родовитым семейством ни хотели породниться Болейны, она позаботится, чтобы их дочь не попала в семью будущего мужа через королевскую постель.

+2

10

- Благодарю Вас, леди Анна. Вы приняты в число фрейлин, и я уверена, что Вы сможете сдержать данное слово и выполнять свои обязанности так же ревностно, как и Ваша сестра - услышала Анна и сразу же присела в реверансе, не забыв прошелестеть благодарность ее величеству.
Странное чувство наполнило младшую Болейн изнутри. Некое торжество, переходящее в ликование. Свершилось! Она снова здесь, при дворе. Снова жизнь закрутится ярким праздником и каждый день не будет похож на предыдущий. Как она скучала по этому дома!
От Анны не укрылся кивок Екатерины в сторону Мэри. И вот уже в сотый раз девушка подивилась выдержке этой женщины. Королева от корней волос до кончиков ногтей. Сложно будет с такой тягаться. Но отступать Анне было некуда. Потакать отцу и дяде она не собиралась. Значит нужно будет играть по своим правилам, идя напролом, доказывая свое превосходство. Готова ли она? Настанет час и выяснится.
Я думаю, Вы догадываетесь, миледи, кого прежде всего следует благодарить за то, что Вы вновь оказались при Дворе
Сказать, что Анна опешила от этого вопроса, значит не сказать ничего. Ничего  такого в этих словах не было бы , если бы не особые обстоятельства и, видимо, слухи, сопровождающие появление еще одной из рода Болейн при дворе. Слишком все было открыто и на виду - одна сестра только-только лишилась благосклонности короля и вот во дворец незамедлительно прибыла вторая. С одной стороны, Анна понимала, отчего так торопились отец и дядя. Если не они подсунут на глаза Тюдору новую девушку, так это сделает кто-то другой. Терять время - значит терять фавор, в котором они купались все то время, пока Мэри ублажала короля. Но именно от этого Анне и было противней всего. Родные люди торговали ими, как лакомыми кусками пирога на ярмарке. Конечно, так было принято. Не они с Мэри первые, не они последние. Но в том и проблема - черноволосая Болейн всегда была не так проста, как другие. И сейчас мириться с подобным не собиралась.
Вскинув на королеву темные глаза, она попыталась мило ей улыбнуться.
- Я лишь знаю, что мой отец решил, что я засиделась в девицах, мадам. А где искать достойного мужа, как не здесь, при дворе ваших величеств, где бывают самые родовитые и знатные лорды королевства? - скромно ответила новоиспеченная фрейлина. То, что она поведала Екатерине было слишком интимным, поэтому Болейн изобразила легкое замешательство и потупила очи, строя из себя пристыженную.

+3

11

Как скромны были речи Анны Болейн, как невинен ее взор! В ответ на вопрос королевы девушка произнесла вполне честные слова и даже упомянула амбиции своей родни, подтверждая догадки Екатерины об истинной цели ее прибытия ко Двору. Арагонская благосклонно кивнула своей новоиспеченной фрейлине, но из ее сердца не уходила какая-то смутная тревога. Было в этой девице что-то, что отличало ее от всех остальных придворных леди и даже от собственной сестры. Королева отвернулась, передавая ненужное теперь Евангелие Марии де Салинас, и спросила сама себя: "Что так тревожит меня в младшей Болейн? Чего от нее ждать? Разврата? Нет, хоть они и вышли с Марией из одной утробы, Анна явно хочет пойти дальше своей сестры. Потому что она... умнее? Нет, это неверное слово. Корыстнее? Тоже нет. Судя по скандалу, который вышел с наследником Перси, дело было замешано на чувствах, а не на титулах. Тогда что же?... Своенравнее. Верно. Мэри Болейн направляла семья, но эта девушка хочет чего-то и сама, и, вероятно, попробует снова сама выбрать себе мужа. Но конец в таких случаях всегда один - семья берет верх, и девица опять оказывается с разбитым сердцем, если ей не посчастливится влюбиться в того, кого ей назначат. Останется лишь пожалеть бедняжку, если и с ней такое произойдет..." Мысли Екатерины приняли другой оборот, и она отогнала тревогу подальше. В конце концов, Анна только что прибыла в ее свиту, и пока она будет состоять на службе у королевы, именно она, Екатерина, будет определять образ и порядок ее жизни.
- Для молодой девушки вроде Вас, леди Анна, любовь представляется прекрасным цветком, который будет вечно свеж и ароматен. Но поверьте, цветы быстро вянут, и даже у прекрасных роз есть шипы, о которые легко пораниться. Чтобы этого не произошло, следует прежде всего воспитывать в себе стойкость духа, смирение и готовность честно исполнять свой долг перед Богом и людьми. И тогда Господь вознаградит своих верных слуг даже более, чем они могут мечтать. Надеюсь, Ваше пребывание здесь пойдет Вам на пользу и подготовит Вас к исполнению долга жены. - Помедлив, Екатерина снова улыбнулась. Не было нужды пугать молодую особу раньше срока, хотя сама Арагонская и испытала на себе уколы множества шипов королевской любви. - Я рада видеть Вас в своей свите, миледи. Ступайте в Ваши покои, отдохните и пообщайтесь с сестрой, Вы, верно, хотели бы этого после долгой разлуки. - Королева повернулась к Марии Болейн:
- Ваши услуги мне сегодня не понадобятся, можете быть свободны.

+4

12

Сама того не замечая, Анна с замиранием внимала каждому слову своей королевы. Ее голос лился, словно тихая, спокойная, но таящая в себе большую силу, музыка. Когда Екатерина говорила или улыбалась, ее лицо преображалось и озарялось светом. Она понимала, почему когда-то юный Генрих Тюдор влюбился в ту, которая стала женой его старшего брата. Отец рассказывал, что первые годы их брак был очень счастливым и молодой король души не чаял в своей королеве. Но потом все пошло не так. Жалость к Екатерине от того, что она не может дать сына, медленно, но верно сменялась разочарованием и озлобленностью. Поговаривали, что уже почти год король не навещает ее ночью. Отец и дядя были несказанно этому рады и уверяли, что у нее, Анны, есть все шансы, чтобы заманить Тюдора. Она смотрела в их довольные, ухмыляющиеся лица и чувствовала, как в душе, словно снежный ком, растет обида и злость. Когда-то она боготворила своего отца и делала все, чтобы он мог ею гордиться. Теперь же... Теперь, кажется, от былой любви не осталось и следа.
Я рада видеть Вас в своей свите, миледи. Ступайте в Ваши покои, отдохните и пообщайтесь с сестрой, Вы, верно, хотели бы этого после долгой разлуки.
Анна присела в реверансе и скромно улыбнулась.
- Благодарю вас, мадам.
-Ваши услуги мне сегодня не понадобятся, можете быть свободны.
Девушка обернулась к Мэри. Помедлив пару минут, она подошла к сестре и улыбнулась ей тоже. Между ними все еще ощущалась некая неловкость, но Анна была уверена, что благодаря покладистому характеру старшей сестры, стена между ними вскоре рухнет окончательно. По крайней мере, ей искренне хотелось в это верить, ибо на пути, который она собиралась пройти, поддержка близких ей очень понадобится.

+2

13

А это забавно – смотреть, как приветствуют новую тебя! С изумлением, недоверием, словно заново знакомясь и изучая. Фрейлины Её Величества даже не думали скрывать это от бывшей фаворитки короля, перешёптываясь ещё до того, как Мэри успеет отвернуться. Пожалуй, можно было понять: они настолько привыкли лицезреть бледную девушку с отрешённым взглядом и без тени улыбки на уставшем лице, что, когда эта же леди вдруг впорхнула в покои с вновь наполненными жизнью глазами, в стройных рядах дам в чёрном произошло волнение. Как? Снова та же Мэри Болейн, что и прежде? Весёлая и любящая жизнь? Но что произошло? Неужели король вновь вернул ей своё расположение? Шептание и едва заметные взгляды из-под головных уборов в сторону белокурой девушки. Особо смелые рискнули стрельнуть глазками в сторону Её Величества. Одному Богу, правда, известно, что они хотели увидеть, так как Екатерина Арагонская с истинно испанской скрытностью и королевской гордостью никогда не позволяла эмоциям оставить след на собственном лице.
Старшей же дочери клана Болейн не удалось сдержать усмешку при виде таких волнений. На самом деле её вид был далеко не цветущим. Но, сравнимо с предыдущими днями… А ведь всё просто! Всё гораздо проще того, что, вероятно, эти леди уже успели себе нарисовать в воображении. Генрих навсегда потерян для Мэри. Но разве это повод перестать жить дальше? Словно в подтверждении таких мыслей, девушка улыбнулась другим фрейлинам Её Величества, кивая им и присаживаясь рядом. Вот так вот. С самым что ни на есть безмятежным видом, как будто и не было недавно никаких потрясающих душу переживаний, молодая леди из клана Болейн легкими движениями начала неторопливо наносить узоры на вышивку. Привычная работа. Снова. И снова она – самая преданная слуга королевы английской. Была и будет. И между «была» и «будет» более нет ничего. К тому же рядом теперь сестра. Как тут не порадоваться близкому человеку, когда семья далеко? Так что привычная жизнь возвращается. И она будет даже лучше, чем прежняя!
Однако, несмотря на подобные попытки себя успокоить Мэри не могла не посматривать время от времени на младшую сестру, сопровождая взгляды ободряющей улыбкой. Тревогу она старалась не показывать и искренне надеялась, что оной заметно не будет. Как держится Анна, всё ли верно делает? Как относится к её прибытию ко двору королева? Ведь проницательная и мудрая испанка не может не догадаться об истинных мотивах, побудивших Томаса Болейна выдернуть свою младшую дочь из Франции. И насколько она готова вынести ещё одну Болейн при себе и своём супруге? Но, хвала Господу, всё шло хорошо. Даже очень, если не думать о подоплёке происходящего. Королева делала вид, что рада принять у себя навязанную супругом очередную фрейлину, а Анна делала вид, что рада будет соблюдать меру в одежде и развлечениях. И та, и та сторона обменивались вежливыми речами, которые неторопливым ручейком растекались по покоям. Один раз королева даже кивнула в её – Марии – сторону.
Исполнять обязанности так же ревностно, как сестра, - отразилось сарказмом в голове белокурой леди сказанное Арагонской. – Причём во всём, - добавила она уже от себя, тут же возмущённо отгоняя нагло прорвавшуюся мысль. Ну уж нет, хватит об этом! Впрочем, в следующую же секунду на смену неожиданно пришла гордость – Анна смогла с присущими ей непосредственностью и сообразительностью ответить на последний вопрос королевы. И, когда последняя позволила сёстрам удалиться, Мэри, после поклона Её Величеству, искренне ответила на улыбку Анны.
- Как ты себя чувствуешь? – последовал вопрос через минуту, когда сёстры отошли в сторону. – Каково для тебя нынешнее возвращение ко двору?

+1

14

Анна еще несколько секунд смотрела на королеву, но потом повернулась к Мэри. Вопрос сестры заставил девушку слегка нахмуриться. Каково же ей снова вернуться сюда?
Да черт его знает, если честно! Анна и сама не понимала, чего ждет от судьбы на этот раз. Встреча с королем пугала и волновала ее одновременно. Ей не терпелось увидеться с Томасом и Маргарет и наговориться до такой степени, чтобы язык распух и стал болеть. Но, как оказалось, больше всего на свете она боится увидеть его... Ведь сердце еще не забыло. Это глупое сердце очень болело, особенно ночами. Воспоминания то и дело возвращались к ней в виде тревожных сновидений и на утро Анна была измучена. 
Она боялась увидеть его глаза и понять, что все еще любит, что все еще тоскует. Перси пробудил в ней сильные чувства. Такие не проходят за год или два. Даже за три не прошли.
Анна едва заметно вздохнула.
- Еще не знаю, Мэри, - искренне, не кривя душой, ответила она сестре. - Я настроена добиться всего, чего хочу. Но, если честно, меня пугает тот путь, который я сама для себя избрала.
Девушка снова посмотрела на Екатерину. Сможет ли она? Под силу ли ей это?
- Но у меня есть ты, дорогая, - взяв руку Мэри, Анна легонько ее сжала. - Еще у меня есть мама и Джордж. И я знаю, что вы будете рядом. Это придает сил.
Ни отца, ни дядю она даже не упомянула.

Отредактировано Анна Болейн (2014-20-05 18:52:02)

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1509-1533 » Нет розы без шипов и любви без соперников