The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Неожиданный соперник


Неожиданный соперник

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Начало 1537 г., Уайтхолл.
Брак принцессы - дело государственной важности, поэтому неудивительно, что многие имеют свои планы на этот счет. Появившийся при Дворе Генри Сеймур спутал все карты, но Гертруда Блаунт хочет решить эту проблему.

Участники: Гертруда Блаунт, Генри Сеймур

Отредактировано Генри Сеймур (2014-03-03 10:15:40)

0

2

В минуты уединения всегда найдется, о чем подумать, самые различные мысли будут окутывать человека, вызывая приятную взору улыбку на лице, либо же тень тяжелых раздумий в глазах.
Лицо Гертруды Блуант было спокойным, сосредоточенным. Тонкие изящные пальцы аккуратно делали стежок за стежком. Можно было подумать, что все внимание и все мысли светловолосой женщины сейчас прикованы к рукоделию, что находилось у нее в руках. Но нет, дежурная фрейлина, находившаяся сейчас в приемных покоях Ее Величества, совершала простые манипуляции иглой с ниткой машинально, совсем не задумываясь над ними. Мысли ее были далеко от цветочного орнамента, который постепенно появлялся на ткани.
Гертруда думала о том, что успело произойти за последние несколько недель. Возвращение Леди Мэри ко двору, рождественский бал, на котором были приняты обе дочки короля, хотя еще не столь давно Генрих Тюдор громко заявлял, что не желает видеть дочь «изменницы и предательницы». Но доброта новой королевы и старшей дочери смягчили сердце грозного английского правителя, и маленькая Леди Элизабет была принята при дворе.
Не смотря на то презрение, которое питала маркиза к обезглавленной королеве Анне Болейн, она вовсе не желала зла маленькой рыжеволосой девочке, и с благосклонностью смотрела на то, как дочь Екатерины Арагонской позаботилась о судьбе своей сводной сестры. Мэри Тюдор вообще являла собой образец доброты, щедрости и христианского милосердия. Она обладала всеми теми качествами, которые смогли бы сделать из нее великую королеву и прекрасную жену. Но если о наследовании трона нужно было молчать, ведь у короля вновь молодая жена, которая должна родить сына, то о замужестве принцессы пришло самое время подумать. И Юстас Шапуи уже предложил на аудиенции у короля прекрасный вариант. Его Высочество Дон Луис. По описаниям, которые предоставил имперский посол, молодой мужчина мог бы составить прекрасную партию для английской жемчужины – принцессы Мэри.
Гертруда не знала, как отнеслась к претенденту в женихи сама Мария Тюдор. Но зато маркиза видела, как принцесса относится к другому молодому человеку. Нет, ничего предосудительного. Но девичьи глаза не могут врать: они светятся при появлении рядом этого вельможи, выдавая тот трепет, который испытывает юная неискушенная в подобных делах девушка. Но смешно было подумать, что испанскому высокородному принцу предпочтут английского дворянина, пусть теперь он и возвысился в силу известных всем причин…  А если все же предпочтут?..
Огромная дубовая дверь скрипнула, нарушая тишину и стройный ряд мыслей в голове Гертруды. Она подняла свои большие голубые глаза от вышивки. И в момент, когда в дверях появился светловолосый юноша, она не смогла удержаться от того, чтобы в первое мгновение не изогнуть удивленно брови: надо же, стоило только подумать о нем, и как он сам появляется прямо перед ней. Словно Господь подсказывает, что сейчас самое время вмешаться в происходящее, а не пускать все на самотек. Ведь вдруг все же предпочтут?..
-Милорд, - Гертруда быстро поднялась с кресла, в котором удобно до этого устроилась за вышивкой, и опустилась в низком реверансе, как теперь полагало опускаться перед родственниками королевы. Хотя в отличии от своих старших братьев, Генри Сеймур, а именно он сейчас появился в покоях Ее Величества, не выглядел столь напыщенным, важным и упивающимся своим новым положением при дворе. Но тем не менее отступать от принятого этикета было невозможно. Выпрямившись, маркиза прямо посмотрела на светлое лицо юноши и мягко улыбнулась ему.
-Вы, должно быть, желали увидеть Ее Величество? Но она сейчас у короля… Возможно, Вы пожелаете что-нибудь передать?..

Отредактировано Гертруда Блаунт (2014-06-03 07:44:27)

+3

3

За последние полгода жизнь вовлекла Генри Сеймура в такой водоворот событий, какого он не то что не ждал, а даже вообразить не мог. Сперва его старшая сестра становится - подумать только! - королевой Англии, затем он, Генри, оказывается при Дворе, где ему поручают обольстить королевскую дочку, а в довершение всего он блуждает в любовном тумане, не смея ни приблизиться к объекту своего восхищения, ни держаться от нее подальше. Генри не знал, как относится к нему принцесса, да и вообще, запомнила ли она его за то короткое время, что они провели вместе на рождественском балу. Не знал он и о том, заметил ли Эдвард, что его план дал неожиданные результаты. Но со своими чувствами он вполне разобрался благодаря разговору с Лиззи - он был влюблен, практически с первого взгляда. Выждав, пока праздничные торжества в Уайтхолле отгремят, он выбрал день и договорился об аудиенции с королевой Джейн. Как бы высоко ни вознесла ее судьба, они оставались связаны кровными узами, и Генри хотелось спросить совета или даже (если хватит духу) попросить ее организовать ему безобидную встречу с принцессой.
Однако судьба внесла свои поправки в планы Генри: войдя в приемный покой, он обнаружил там только дежурную фрейлину сестры, на этот раз ею оказалась леди Блаунт. Придворная дама присела в учтивом реверансе, и Генри смешался. Он не привык к почестям и чувствовал себя неловко всякий раз, когда его приветствовали подобным образом.
- Приветствую, миледи, - ответил юноша и, в свою очередь, отвесил Гертруде поклон. - Вы правы, я пришел сюда, потому что у меня была назначена аудиенция у Ее Величества. - "Черт, когда же мне не придется одергивать себя в последний момент, едва не ляпнув просто "Джейн"!" - Спасибо, передавать ничего не нужно, я приходил по личному вопросу. Пожалуй, я зайду в другое время... Или, если можно, укажите мне, где можно подождать, пока Ее Величество вернется. Я, видите ли, пока не очень хорошо знаком с придворным этикетом, и не знаю, что уместно делать, а что нет, - проговорил младший Сеймур с простой и дружелюбной улыбкой и на всякий случай еще раз поклонился.

+3

4

Как этот милый юноша не был похож на других придворных Его Величества, пропитанных насквозь честолюбием, амбициями, коварным притворством и прочими «достоинствами». Его ни в коем случае нельзя было сравнить с отпугивающим лишь своей внешностью Фрэнсис Брайаном, которого называли викарием ада, и которому явно было по душе подобное прозвище. Нельзя было сравнить Генри и с его старшими братьями: холодными и расчетливым Эдвардом или заносчивым Томасом. При других обстоятельствах, возможно, маркиза Эксетер даже порадовалась бы, что объектом самых искренних и светлых чувств юной Марии стал именно этот молодой человек. Но Мэри была по рождению принцессой, в ней текла кровь английских и испанских королей. Дочь двух великих династий ни за что не станет супругой простого дворянина.
-Вы вольны поступить так, как Вам будет угодно, милорд, - ответила женщина, немного растерявшаяся от подобной прямоты юноши. Но его неловкость вполне была объяснима тем, что он, проживший большую часть своей жизни в родовом имении Сеймуров, совсем не представлял, как живут здесь – в сердце английского королевства.
Если желаете, Вы можете подождать Ее Величество здесь, - предложила Гертруда, не без выгоды для себя. Это был очень удобный момент, чтобы предотвратить возможные препятствия на пути помолвки Леди Мэри с Доном Луисом. Наивность и неискушенность Генри в придворных хитросплетенных интригах давали Гертруде возможность не бояться напрямую, или почти напрямую, поговорить с младшим Сеймуром и уговорить его более не тревожить сердце принцессы. – Я могу подать Вам вина, пока Вы ждете королеву.

+1

5

Леди Блаунт держалась просто и мило, и это расположило Генри к придворной даме. Он с удовольствием принял приглашение фрейлины и присел у окна, намереваясь подождать сестру здесь. В отличие от коридоров Уайтхолла, где сновали незнакомые лица, а сам Генри так и ждал,что нарушит какие-нибудь неписаные законы приличия, в приемных покоях королевы все напоминало о самой Джейн: спокойная, не кичливая обстановка, в меру украшений и изящных безделушек, стараниями дам всюду наведен идеальный порядок. Если бы Генри закрыл глаза, он смог бы с легкостью вообразить, что он дома, в родовом поместье Сеймуров, ждет, пока Джейн спустится из своей комнаты, чтобы сопроводить ее к обеду. Но дом был далеко, а сама сестрица вряд ли скоро посетит семейное гнездо, если вообще когда-нибудь туда вернется...
Пока Гертруда ходила за кувшином вина и кубками, мысли Генри перетекли от пташки, упорхнувшей из дома ради короны и сердца Его Величества, на другое юное создание, которое только что впервые вкусило радость возвращения домой. Ему вспомнилось лицо принцессы, когда она оказалась подле отцовского трона, ее горделивая осанка и сжатые то ли от волнения, то ли от решимости губы. Тогда он подумал, что Мария Тюдор - неприступная особа, которая по чувствительности едва ли превосходит мраморную статую, но в танце она была мила с ним и не обращала внимания на его неуклюжие замечания. Как бы он хотел увидеть ее снова! Увидеть - и узнать, что же она такое на самом деле. Собственно, для этого ему и нужна была помощь королевы... И тут Генри сообразил, что ему может пригодиться и кое-кто еще.
"Леди Блаунт же служила Арагонской! И даже, кажется, была с ней дружна... Наверняка, принцесса ей симпатизирует, у них было не так много союзников при Дворе. Хм, думаю, эта дама сможет мне кое-что рассказать"
Когда Гертруда вновь приблизилась, Генри привстал и сам взял из ее рук кувшин.
- Позвольте мне помочь Вам. Я слишком молод, чтобы мне прислуживала дама Вашего положения. - И юноша налил в кубки немного вина, ровно столько, чтобы соблюсти этикет и не выглядеть развязным почитателем придворных дам. На этот сорт людей он и на рождественском балу насмотрелся, больше не хотелось.
- Скажите, миледи, - спросил Генри, протягивая кубок даме, - как Вы нашли бал? Я впервые посетил дворец и пришел в восторг от его убранства. Но еще больше меня впечатлило число людей, пришедших поздравить Их Величеств - все пэры Англии, самые известные семьи, и гости из других государств - я даже, признаться, немного растерялся. - Он помедлил, не решаясь подвести разговор к интересующей его персоне. Еще неизвестно, как отреагирует леди Блаунт на подобное течение беседы. Но все же решиться стоило, другого такого случая могло и не представиться, поэтому Сеймур невозмутимо продолжал:
- И конечно, я никак не ожидал, что мне выпадет огромная честь быть представленным не только Его Величеству, но и его дочерям. Прибытие Их Высочеств стало самым удивительным событием этого Рождества, не так ли? - и уж в чем-чем, а в последнем утверждении Генри точно не врал.

+4

6

-Благодарю, милорд, - Гертруда с улыбкой приняла кубок из рук младшего Сеймура. С каждой минутой этот молодой человек нравился ей все больше. И именно поэтому нужно было сделать все возможное, чтобы у него даже и мысли не было ухаживать за принцессой Марией. Сердце девушки еще быстрее поддастся на зов этого невероятного очарования, исходившего от такого простого и искреннего юноши.
Присев на одно из кресел, маркиза внимательно слушала Генри. Беседа началась с того, о чем не столь давно думала сама Гертруда, сидя в этих покоях за вышиванием. Рождественский бал. Двор Генриха Тюдора всегда славился своими праздниками. Английский правитель не желал прослыть скупердяем, каковым был его отец, но жаждал, чтобы его двор был самым роскошным двором во всей Европе, и перещеголял даже французский, который так славился благодаря неподражаемости галантного короля Франциска I.
-Вы правы, нынче рождественский бал был выше всяких похвал. А Ваша сестра, Ее Величество королева, была воистину главным его украшением. Все подданные Их Величеств не могли нарадоваться, что теперь с нашим королем столь добродетельная королева.
Подобно младшему Сеймуру, маркиза Эксетер начала издалека, но вполне искренни восхитилась королевой Джейн.
-И появление Их Высочеств было действительно неожиданным. Но Его Величество был явно счастлив видеть на празднике своих дочек. А они обе, думаю, были рады встретить светлый праздник Рождества в кругу своей семьи. Тем более, Леди Мэри уже достаточно подросла, чтобы принимать участие во всех придворных увеселениях. Она так хороша и чудно танцует. Если я не ошибаюсь, то Вам выпала честь не только быть ей представленным, но и даже пригласить ее на танец, верно?
Простое женское любопытство. Право, ну, кто поставить ей в вину этот невинный вопрос? Гертруда невзначай отвела взгляд от лица юноши и сделала несколько маленьких глотков из своего кубка, а потом вновь посмотрела на Генри.

Отредактировано Гертруда Блаунт (2014-25-03 18:37:57)

+2

7

Генри присел вслед за своей собеседницей и сделал глоток терпкого вина. Ему было приятно, что мнение дамы о бале совпало с его собственным, и он  благодарно улыбнулся, выслушивая комплименты своей сестре-королеве. Ему хотелось, чтобы все в Англии узнали и полюбили его дорогую Джейн так же, как и он сам. Тем приятнее было убедиться, что новую королеву окружают столь приятные в общении фрейлины.
Новый оборот беседы, хотя и был вполне логичен, заставил сердце юноши забиться чаще. Он будто снова очутился среди блеска и шума, снова двигался под звуки музыки и ловил на себе взгляд серьезных, чуть печальных глаз... Усилием воли отогнав наваждение, Сеймур ответил:
- Вы правы, воссоединение семьи, особенно в Рождество - чудесное зрелище, и я уверен, все гости праздника были счастливы видеть, что Его Величество примирился с дочерьми. А уж я почувствовал себя баловнем судьбы, когда мне выпала честь станцевать с Ее Высочеством.
Генри замялся, не зная, что еще сказать, чтобы не выдать себя. С одной стороны, он еще не совершил ничего такого, что могло бы привлечь к его скромной персоне внимание. С другой стороны, над ним нависло безмолвное ожидание отца и Эда, больше похожее на наблюдение за ярмарочной потехой: сможет или нет? И была еще сама принцесса, которой Генри боялся, как огня, остро ощущая свое неравенство, но в то же время не мог не восхищаться. Решив, что от такой достойной дамы, как леди Блаунт, опасности ждать нечего, он позволил себе высказать часть своих мыслей.
- Ее Высочество и вправду была чудо как хороша на балу. И я убедился, что её таланты ничуть не уступают красоте. Любой пришел бы в трепет, только увидев ее, что и говорить о таком затворнике, как я.
Генри отпил еще вина и посвободнее устроился в кресле. Беседа была ему приятна и не сулила подводных камней. А скоро придет Джейн, и он сможет спросить у нее совета, как быть дальше.

Отредактировано Генри Сеймур (2014-30-04 11:08:57)

+3

8

Помнится, еще не так давно, желая угодить черноокой королеве, которая мечтала избавиться от старшей дочери своего супруга, многие изрекали лишь обвинения в адрес Леди Мэри: упрямая, дерзкая девчонка, посмевшая ослушаться своего отца и господина. Теперь же, когда Анна Болейн мертва, принцесса встретила при дворе сочувствие и восхищение. Вельможи короля – льстецы да лицедеи. Как удобно менять свое мнение, чтобы оставаться в фаворе у Его Величества.
Но в словах Генри сомневаться не приходилось. Этот юноша вызывал доверие лишь одним своим внешним видом. В нем не было того придворного лоска, которым покрыты с ног до головы многие вельможи Их Величеств. А то, что он прожил большую часть своей жизни в Вулфхолле, что не было ни для кого секретом, только укрепляло веру в то, что молодой человек еще не научился таким необходимым при дворе качествам как лесть, хитрость, изворотливость. Ему было еще далеко до своих братьев-интриганов, которые провели при дворе гораздо больше времени, чем в сельской глуши.
-Я знала Ее Высочество, когда она была еще маленькой девочкой, - с улыбкой начала Гертруда, поставив на стол свой кубок. – И привязана к Леди Мэри всей душой. И мне даже немного непривычно видеть ее уже такой взрослой и утонченной девушкой, ведь еще совсем недавно она была маленьким непоседливым ребенком.
Маркиза тихо рассмеялась, вспоминая еще то время, когда была жива королева Екатерина, и никто и представить не мог, что однажды Генрих VIII вознамерится взять себе иную жену и отречься от собственного дитя.
-Но теперь она одно из главных украшений двора Его Величества. А когда-нибудь станет украшением двора уже своего супруга, - серьезно произнесла женщина, наблюдая за своим собеседником. – Наверняка, наш король уже имеет не одно предложение относительно того, кому достанется рука Ее Высочества.

Отредактировано Гертруда Блаунт (2014-08-05 08:20:36)

+1

9

Генри много бы дал, чтобы послушать истории из жизни юной принцессы, тем более из уст дамы, которая, по всей видимости, искренне любила ее. Но такое внимание выглядело бы неприлично, а потому Генри сидел с самым светским видом и не выказал своего интереса к словам леди Блаунт. К тому же уже через пару минут он услышал фразу, которая разом повергла его в уныние.
- Наверняка, наш король уже имеет не одно предложение относительно того, кому достанется рука Ее Высочества.
Генри как холодной водой окатили. До этой минуты его рассуждения касались лишь его собственной персоны и перспектив заслужить благосклонность Её Высочества. Но ведь не мог же он, в самом деле, рассчитывать на звание единственного претендента! Генри почувствовал, как горят его щеки, и рассеянно пригубил вина. Его сердце упало, мысли метались:
"Надо же быть таким остолопом! У принцессы наверняка есть жених! Или даже несколько кандидатов... Пока я болтаю с сестрами, к ней может посвататься какой-нибудь принц или король - вон сколько их понаехало! А послы... их тут не меньше дюжины, и кто знает, с какими поручениями они прибыли. Хорош же я буду тогда со своими чувствами!"
Надо было что-то сказать, чтобы не выдать своих переживаний, и Генри постарался удержаться в образе любезного придворного, которым не являлся и не хотел быть. Он несколько натянуто улыбнулся Гертруде и проговорил:
- Вы правы, миледи, достоинства Её Высочества таковы, что все королевские дома Европы должны были бы почитать за честь включить в свои династии столь прекрасную особу. Не говоря уже о том, чтобы породниться с нашим славным королем Генрихом. Но осмелюсь предположить, что народ Англии так истосковался по своей принцессе за время ее... отсутствия, что отправить ее к другим берегам и таким образом вновь расстаться с ней было бы непереносимо.

+1

10

Голубые женские глаза цепко улавливали изменения у молодого Сеймура. Замешательство, появившееся во взгляде, рассеянность – в движениях. Как и ожидала маркиза, ее фраза о, возможно, скором замужестве принцессы возымела должный эффект, приподняв немного занавес и приоткрыв на мгновение для взора истинные чувства, которые питал Генри к Ее Высочеству и которые, как то и подобало, он прятал за маской придворной учтивости.
Но чтобы не показаться невежливой и не выдать своего чрезмерного интереса, Гертруда отвела взгляд от лица младшего брата королевы и несколько секунд смотрела за окно, словно там, в саду, припорошенным снегом, было что-то интересное.
На губах мелькнула улыбка. Немного грустная. Потому что было жалко. И Генри, и Марию. Младший Сеймур казался очень приятным молодым человеком. Достойным, чтобы юной девушке питать к нему нежные чувства, тем более, ведь они были бы взаимны. Но там, где дело касается политики, нет места чувствам, а потому нужно их рубить на корню, пока не поздно, чтобы потом не страдать еще сильнее.
-Да, нам всем будет не хватать принцессы, когда Его Величество решит, кто для нее будет наиболее подходящим супругом, и она покинет нас, чтобы украсить двор своего будущего мужа, - возвращая свой взор к собеседнику, наконец, ответила Гертруда. – Но разве может быть иначе? Ее Высочество уже в том возрасте, когда девушке надобно выйти замуж. Ведь было бы слишком жестоко лишать ее возможности быть кому-то любящей женой и матерью. Вам так не кажется? А в Англии для нее нет подходящих женихов… Вы же понимаете, что принцесса, в чьих жилах течет кровь английских и испанских королей, должна стать супругой равного по происхождению ей человека?
«А Вы не можете похвастаться этим, даже не смотря на предков Вашей матушки» - мысленно добавила Гертруда, выразительно посмотрев прямо в глаза Генри.

+1

11

Еще несколько минут назад разговор казался Генри весьма приятным и легким, но сейчас от его былой веселости не осталось и следа. Он и сам не догадывался, как сильно его может поразить весть о грядущем замужестве принцессы. Хотя, казалось бы, какой для этого может быть повод? Один-единственный танец, беседа, прошедшая не совсем гладко - и вот уже пугающее поручение старшего брата превратилось в такую же страшную, но вместе с тем прекрасную мечту. А теперь она грозит распасться на части, так и не успев толком оформиться.
- Вы совершенно правы, миледи, - согласился Сеймур с рассуждениями своей собеседницы. - Боюсь, я не слишком подходящий кандидат для обсуждения такого важного дела, как выбор подходящей партии для Её Высочества, - сопровождавший эти слова смешок, пожалуй, выглядел натянуто, и Генри постарался говорить бодрее. - Но я, конечно же, желаю принцессе Марии всяческих благ и процветания во славу Англии и любой державы, которую она украсит своим пребыванием. Думаю, не будет большой дерзостью сказать, что после всех испытаний, выпавших на ее долю, Её Высочество достойна счастья.
Генри искренне верил в то, что говорил, но на душе у него кошки скребли. Хотелось бы ему выяснить, кого прочат в мужья принцессе! Но выспрашивать что-то у леди Блаунт значило выдать себя с головой и - кто знает - навлечь на себя гнев короля, а это уже могло повредить и Джейн. "Еще не хватало, чтобы нашей Джейн досталось за то, что ее брат суёт нос в королевские дела!" - эта мысль подействовала на младшего из Сеймуров отрезвляюще, и он решил, что благоразумнее всего будет удалиться. Ему как никогда хотелось остаться наедине с королевой и рассказать ей обо всем, что лежало на душе, но ее аудиенция с Его Величеством затягивалась, а продолжать милую беседу с фрейлиной не было никаких сил. Генри бросил взгляд в окно и с деланным равнодушием проговорил:
- Что же, сдается мне, сегодня получить аудиенцию у Ее Величества мне не удастся, поэтому я, пожалуй, загляну в другой день. Не будете ли Вы так любезны передать Вашей госпоже, что я заходил и выражаю ей глубочайшее почтение и братскую любовь. - Генри снова улыбнулся, и на сей раз без тени горечи. - Благодарю Вас за уделенное мне время, в такой чудесной беседе оно пролетело совершенно незаметно.
Младший Сеймур отвесил церемонный поклон и приготовился покинуть покои королевы. На сегодня ему хватило впечатлений, и не самых приятных. "Посмотрите на самого несчастного мальчишку в мире!" - ухмыльнулся бы Эдвард, увидев своего братца в таком положении, и был бы абсолютно прав. Главное, чтобы этого не заметила проницательная Гертруда.

+3

12

-Безусловно, милорд, я все передам Ее Величеству, - мягко произнесла Гертруда, поднимаясь с кресла и отвечая на поклон младшего Сеймура дежурным реверансом. Генри вышел из приемных покоев английской королевы, а ее фрейлина еще несколько мгновений, закусив нижнюю губу, с оттенком вины смотрела на закрывшуюся дверь.
Почему он все же ушел? И правда не было больше времени ждать, или ему было неприятно говорить о возможном скором замужестве Марии? А если и так, то, что он сделает дальше? Дай бог, если примет верное решение, которое пойдет на благо обоим: отступиться от королевской дочери, не позволит взять чувствам вверх над разумом и не будет мешать испанскому послу, который готовился выполнить очередное поручение своего монарха и подготовить все для того, чтобы брак принцессы с Его Высочеством Доном Луисом в итоге состоялся. Но если нет, если он решит бороться за принцессу, а не искушенное сердце юной Марии поддастся на зов первой любви, которая, как говорят, самая чистая и искренняя?
Хотя дочь Екатерины Арагонской, конечно, унаследовала от своей гордой матери-испанки и ум, и чувство собственного достоинства. Она прекрасно осознает, что дочь великих испанских и английских королей не должна связывать себя с простым дворянином, даже если его старшая сестра неожиданно заняла место королевы. Это ничего не меняло. Или почти ничего. Может быть, Сеймуры уже и считали себя частью королевской семьи, но это совсем не значило, что для большинства они не стали просто выскочками, удачно пристроившими свою сестру в спальне короля, как до этого сделали Болейны. А муж принцессы, самой дорогой жемчужины в английской короне, не может быть выходцем из подобной семейки.
Еще несколько секунд болезненного созерцания деревянной дубовой панели, и маркиза, глубоко вздохнув, вернулась за вышивание. Рукоделие помогло немного отвлечься и успокоиться.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1536-1540 » Неожиданный соперник