The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Над Лондоном спускается туман... » Судьба не дарит, а только одалживает.


Судьба не дарит, а только одалживает.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1540 год. Анна Болейн, чудом избежавшая страшной участи, вот уже 4 года находится в одном из монастырей Англии. За это время случилось очень многое. И в один прекрасный день встретиться со своей кузиной решает будущая королева Кетрин Говард.
Участники: Анна Болейн, Кетрин Говард.

Отредактировано Анна Болейн (2014-08-05 13:59:20)

0

2

Утро снова выдалось серым и дождливым. На прогулку не выйти, остается лишь сидеть у окна да читать. Признаться, ей уже изрядно надоела эта мрачная погода. Она отчаянно нуждалась в солнце и тепле. Отойдя от окна, расправив плечи, бывшая королева Англии, а теперь одна из постоялиц небольшого женского монастыря Св. Анны, подошла к маленькому зеркалу, висевшему на голой стене. Вскинув голову, она прямо посмотрела на свое отражение. Все такие же густые и черные волосы уложены в незамысловатую прическу, осанка по-прежнему прямая и воистину королевская, взгляд черных глаз решителен и тверд. Вот только морщины стали выделяться немного сильнее и тени вокруг глаз говорят о многом. 
Анна отошла от зеркала и присела на кровать. Последнее время я мучили страхи. Ей по-прежнему не разрешено было даже писать своей дочери, но, благодаря верным друзьям, ей все-таки удавалось время от времени напоминать Елизавете, что она не одна в этом мире. Известие о том, что мышка Сеймур родила Генриху сына повергло Анну в ступор и шок. Но потом наступило еще большее потрясение от осознания того, что ее Бесс теперь не удел, как некогда была и Мария. Она металась по своей комнате, пытаясь найти возможность увидеться с дочерью и, возможно даже, забрать ее, но прекрасно понимала, что Генрих никогда этого не допустит. Ей оставили жизнь, но забрали нечто более ценное. Но было кое-что, за что Болейн готова была благодарить и Джейн Сеймур и старшую дочь Арагонской - они взяли под крыло ее малышку. Но, вместе с чувством облегчения, пришло ощущение бессилия. О ее дочери заботится совершенно чужая женщина, а она, Анна, вынуждена сидеть в этом монастыре, потому что Генрих не в состоянии простить ее не понятно за что!
Потом, совершенно внезапно Анна узнала, что Джейн умерла. И, как ни странно, бывшая королева даже помолилась за упокой души той, которая когда-то заняло ее место подле короля. Затем появилась новая жена и Анна снова мучилась от мыслей о том, как сложится судьба ее дочери теперь. Но, кажется, новая королева не пришлась по вкусу слишком обнаглевшему Тюдору и пошли слухи о предстоящем разводе.
Откуда она узнавала все эти новости, находясь практически в заточении? О, Анна Болейн была мастером вызывать к себе и ненависть, и уважение. Когда она только попала в этот женский, практически заброшенный и забытый Кромвелем монастырь (иначе как объяснить, что он его не тронул), все сестры, послушницы и сама настоятельница отнеслись к ней с большим недоверием и подозрительностью. И винить их в этом было бы глупо. Ей отвели небольшую, но чистую и уютную комнату, приносили трапезу, но говорить с ней не хотел никто. Иногда Анну навещали Маргарет Ли и Томас. Делали они это конечно же тайно. Из семьи после мая 1536 года Анна не видела никого. Каждый день, ложась спать, бывшая королева проливала слезы по своему брату и просила у Бога позаботиться о нем, пока она сама доживает свои дни здесь. Каждый день Анна жила в страхе. Она ждала. Ждала, что вот-вот сюда ворвутся королевские стражники и ее снова увезут в Тауэр. Воспоминания о тех днях холодили ее кровь и поныне.
Но со временем страхи улеглись и создалось ощущение, что о ней просто забыли. Словно и не было никогда Анны Болейн, вихрем ворвавшейся в жизнь не только Генриха Тюдора, но и всей сонной Англии. У нее появилась подруга - сестра Беатрисса. Эта полненькая, жизнерадостная женщина была родом из Италии. Именно она и приносила все свежие сплетни Анне. А еще Беатрисса обожала слушать рассказы Анны о жизни при дворе. Ее голубые глаза загорались как у ребенка, когда Болейн начинала свою очередную историю. Постепенно Анну стали выпускать гулять и она стала кушать в обще столовой. К ней привыкли, некоторые даже привязались к знатной даме, некогда занимавшей такое высокое положение. Хотя, о прошлом Анны здесь, в стенах монастыря, предпочитали не говорить. Ее не заставляли принимать постриг, за что она была безмерно благодарна настоятельнице. Анна открылась ей, что все-таки верит, что однажды ей будет позволено вернуться в свои владения, забрать дочь и жить вдали от всего, что отравило всю ее жизнь.
В принципе, сейчас ее жизнь протекала спокойно, даже скучно. Единственное, что омрачало эту странную идиллию - тревога о дочери.
Неожиданно в дверь постучали и в проеме появилось лицо Беатриссы.
- Миледи, к вам гостья, - слегка беспокойно произнесла сестра.
Анна встала. Обычно Маргарет или Томас заранее сообщали о своих визитах. Сегодня она их не ждала. Кивнув Беатриссе, Болейн прошла на середину комнаты. Сердце замерло в тревожном ожидании.

Отредактировано Анна Болейн (2014-08-05 13:56:45)

+3

3

Многие думают что это английская погода - серая, унылая, туманная и дождливая - делает англичан чопорными. Взглянули бы они на Кэтрин Говард и тут же усомнились бы! С тех пор как король изъявил своё желание вновь жениться, сделать своей новой женой молодую фрейлину "любимой сестры", Кэтрин стала ещё более улыбчивой, жизнерадостной, и очаровывала всё больше и больше. Король не скрывал обожания при взгляде на молодую невесту, а ей кружила голову грядущая роскошь, ничуть не смущало то, насколько монарх старше и его жизнерадостность подчинена всё более состоянию здоровья.
И что только толкнуло её на подобный, весьма отчаянный шаг? О благоразумии и осторожности не могло быть и речи: слишком леди Говард была молода и беспечна, чтобы задумываться о последствиях своих желаний. Для чего она едет в этот монастырь, где уже несколько лет держат бывшую королеву Анну, её кузину? Китти и сама не знала ответа. Показать чего добилась она? Вряд ли, они с Анной никогда не были соперницами. Мать Елизаветы заняла место подле короля, устранив из его жизни влиятельную испанскую принцессу Екатерину Арагонскую, пережила, пусть и в ссылке, два новых брака Его Величества, и теперь уже наверняка не имела ни сил, ни желания соперничать с ней, Кэтрин. Боялась ли девушка за свою судьбу и потому хотела получить совета? Нет, она видела как нравится Гериху и была уверенна что это теперь уже навсегда. Навсегда его обожание, балы, подарки. Он даёт ей всё это, она дарит ему свою улыбку и веселье. Что может быть непредсказуемого? Детская наивность, самоуверенность обаятельной красавицы делали её недоступной для страха смерти.
Для себя леди Говард решила что она едет к бывшей королеве дабы поговорить о принцессе Елизавете. Наивный предлог, но и он весьма недурен при таких обстоятельствах.
Узнать, где же на самом деле находится кузина оказалось несколько проблематично, но только по началу, пока сама Кэтрин не уверилась в этой мысли. А там...в Англии найдётся много весьма верных и болтливых людей одновременно, стоит только хорошо заплатить.
И вот, в это весьма неприглядное серое утро, карета несла будущую английскую королеву на встречу некогда бывшей королеве. Удивительное совпадение, но в это утро король пожелал отправиться на охоту. Очевидно, хорошее самочувствие было сильнее дурных настроений природы. Поэтому остаться незамеченной для Его Величества было проще простого. И опасаться не стоило, она вернётся от Анны куда раньше, чем он с охоты.
В дороге Китти прибывала в волнении от неведомого. Что её ждёт и как её примет кузина Анна? Не сочтёт ли её приезд неуместным? Ведь они едва ли знакомы. По крайней мере в памяти девушки время блистания Анны сохранились едва-едва. Но это не помешало ей решиться на этот визит.
Монастырь Св. Анны как и многие подобные ему места, не вызывал у Кэтрин должного благоговейного трепета, хотя девушка и называла себя верующей католичкой. Тем более он был страшно заброшен, удивительно что в нём ещё кто-то жил. -Как только Анне удалось к этим серым стенам привыкнуть? Я бы умерла от тоски и уныния! - подумала леди Говард, следуя за одной из послушниц. Видимо она была удивлена что разыскивают бывшую королеву - судя по всему у неё здесь никто не бывает. -Даже леди Елизавета побоялась бы бывать здесь, наверняка, какова бы не была сила её желания увидеть мать - это место не для принцессы
-Миледи, обождите здесь. Я предупрежу о Вашем визите - к счастью, у Китти хватило разума не называться невестой короля, а здесь, в этом забытом всеми месте, вряд ли слышали об их скорой свадьбе.
Теперь волнение усиливалось, но одновременно с ним Кэтрин испытывала нетерпение. Послушница вышла к молодой особе, кивнула, разрешив войти.
На мгновение девушка замешкалась, но всё же переступила порог комнаты и даже сделала несколько шагов. В центре небольшого помещения стояла Анна. Нечто внутри подсказывало, что не смотря на образ жизни, который теперь вела бывшая королева, она мало изменилась, сохраняя красоту, о которой даже самые злейшие враги Анны отзывали с восхищением.
-Добрый день, миледи. Вы вряд ли помните меня среди Вашей многочисленной родни, но для меня сегодня важна встреча с Вами. Леди Кэтрин Говард. - представилась молодая особа, слегка склонив голову набок, и, как заложено в её беспечной натуре, не сдержала улыбки.

+3

4

Анна с настороженностью смотрела на входящую молоденькую девушку. Внезапно ее пронзила мысль, что эта девчушка, скорее всего, служит ее дочери и принесла плохие вести.
Неужели Бесс больна? - встревоженно подумала бывшая королева, но звонкий голосок девушки отвлек ее от рассуждений.
-Добрый день, миледи. Вы вряд ли помните меня среди Вашей многочисленной родни, но для меня сегодня важна встреча с Вами. Леди Кэтрин Говард.
Легкий кивок, приветливая улыбка. Говард. Значит, кто-то из родни. Странно, но осознание этого взволновало Анну сильнее, чем она могла бы представить. По сути, никто из ее близких сюда не приезжал по одной простой причине - многих уже не было в живых. Джордж, бедный Джордж сложил свою ветреную голову в 1536 году, матушка умерла двумя годами позже, а отец в прошлом году. Анна хорошо помнила, как горевала по матери, она оплакивала ее и брата и по сей день. Но вот смерть отца не пробудила в ней никаких чувств. Она не простила его и никогда не простит. Он предал всех - ее и Джорджа, Мэри, Елизавету. Он держал на руках сына Сеймур на крестинах, когда его родная  маленькая внучка была в ссылке.
Из родных осталась только Мэри, но, видимо, она не считает нужным искать свою сестру. Анна ее не винила. У Мэри семья, которую нужно оберегать. Слишком много горя она хлебнула от них всех, так что не удивительно, что старается вычеркнуть прошлое из своей жизни.
Болейн внимательно посмотрела на свою новоявленную кузину. Молоденькая, по-своему красивая, обаятельная и дружелюбная. Анна попыталась вспомнить себя в ее возрасте, но сейчас эти воспоминания оказались некстати, ибо вызывали приступ ностальгии и грусти.
Легких шорох привлек внимание бывшей королевы. Она посмотрела куда-то мимо Кетрин и увидела жмущуюся в двери Беатрисс. Снисходительно улыбнувшись любопытной подруге, она кивком отпустила сестру. Простое действо, но Анна сделала это так величественно, словно все еще была королевой Англии, находилась сейчас в своих шикарных покоях и отдавала распоряжения.
- Добрый день, леди Кетрин, - улыбнулась Болейн и тоже слегка наклонила голову. - Прошу вас, располагайтесь.
Ее слегка хриплый, грудной голос наполнил комнату.
Анна отошла в сторону и присела на одно из кресел, стоящих по обе стороны стола. Эти самые кресла в ее комнату доставили совсем недавно. Раньше здесь были грубые дубовые стулья.
- Найти меня непросто, да и опасно. Если вы здесь, значит случилось что-то важное. Я права? - она изогнула черную бровь и внимательно посмотрела на кузину.
Господи, только бы с Елизаветой все было хорошо!

Отредактировано Анна Болейн (2014-08-05 20:34:54)

+2

5

Китти действительно стоило хорошо подумать прежде чем ехать, даже доверчивая и легкомысленная девушка видела настороженность собеседницы. Разумно было бы объяснить зачем она приехала, но все слова куда-то испарились. -Кажется, я хотела поговорить о леди Елизавете...и попросить...ах, как глупо выходит! - они обе были в замешательстве. Однако, миледи Анна опомнилась первой, пригласив гостью присесть. Кэт отметила что здесь даже чуть уютнее, чем в других помещениях монастыря. Казалось, даже будучи незложенной, Анна не изменяла себе. Что-то королевское оставалось во всём чтобы она не делала. Кэтрин даже несколько позавидовала такой лёгкости, естественности и величественности её движений. Сможет ли так она сама, когда придёт время?
Послушно присев, молодая особа посмотрела на бывшую королеву, уже без улыбки, потому как тщательно подбирала слова, не зная как начать разговор, который сама же затеяла.
-Благодарю, миледи, что не отказались от встречи. - она кивнула, услышав слова женщины -Найти Вас было действительно непросто и дело действительно важное...для меня. - снова перевела дух. Что же не так? Почему она так волнуется? Раньше леди Говард редко так тщательно подбирала слова, говорила всё что думала. -Разумеется, вести о леди Елизавете у меня для Вас тоже есть. - тут она не могла сдержать улыбки, вспоминая малышку Бесс, которую видела совсем недавно. -Она, слава Богу, здорова и весела, как и пологается девочке в её годы, а тем более принцессе. К сожалению, я не могла даже намекнуть ей о визите к Вам. Но если Вы пожелаете, передам принцессе всё что захотите. - молодая особа сделала паузу, с удовольствием наблюдая как светлеет лицо Анны Болейн. И как она становится ещё более прекрасной. -Интересно, если бы король увидел миледи сейчас, он бы вернул её во дворец? - но об этом было лучше не думать, ведь случись подобное кто знает как перевернётся её жизнь. А возвращаться к той, прежней, ей вовсе не хотелось.
-Для меня важно всё, что Вы скажете о леди Елизавете, чего пожелаете, потому что...совсем скоро я стану новой мачехой для Вашей дочери, миледи Анна. И хочу для неё только самого лучшего, равно как и Вы. А кто если не Вы сможет мне в этом помочь. - она выжидающе посмотрела на женщину, о своём отношении к королю, будущая королева говорить не стала, подумав, что это вряд ли заинтересует его бывшую супругу.

+2

6

Слова кузины о том, что с ее дочерью все хорошо, целительным бальзамом пролились на измученную переживаниями душу матери. Она жадно ловила каждое слово Кетрин, мысленно представляя себе рыжеволосого ангела с темными, болейновкими глазами.  Тоска по дочери съедала Анну, не давала ей покоя. Теперь, как никогда прежде, она понимала, чувствовала боль Екатерины Арагонской, разлученной с единственной дочерью. И теперь было совершенно не важно, за что платила первая жена Генриха такую высокую цену. Теперь она, Анна, оказалась на этом месте. Временами ей казалось, что она сойдет с ума, если не получит хоть весточку от Бесс. Только сейчас, сквозь пелену тяжелых мыслей, она поняла, что эта юная девушка, предлагает ей передать что-нибудь Елизавете.
- Это было бы чудесно. Спасибо.
Благодарно кивнув Говард, она снова устремила свой взгляд на нее и стала слушать. Но сказанное Кетрин повергло бывшую королеву в шок.
- Что? - едва слышно спросила Анна. - Мачеха моей Бесс?
Она нахмурила брови. По лицу Анны пробежала тень. Она всегда плохо умела скрывать свои эмоции.
- Вы хотите сказать, что именно из-за вас Генрих прогнал ту немецкую принцессу? - с привычной для себя прямолинейностью спросила Анна. Недоверие в ее голосе было слишком явным, чтобы даже попытаться его скрыть. Сейчас она не задумывалась о том, что ее кузина  может удивиться, что королева в изгнании в таких подробностях знает о том, что происходит в той жизни, которую она давно оставила.   
- И как вы давно при дворе, леди Кетрин?, - серьезно спросила Болейн. -  Как  познакомились с королем? Если мне не изменяет память, вы долгое время были под опекой вдовствующей герцогини. Или я с кем-то вас путаю? Вы действительно правы, потомство у Говардов велико, нетрудно ошибиться.
Что-то внутри подсказывало, что она знает ответ, но ей нужно было услышать это из уст своей родственницы.
Говард... Анна была практически уверена, что узнает руку, приведшую юную Кетрин в королевскую спальню. Слишком все было очевидно. Слишком типично для него.
Господи! Новая мачеха! Снова!  Бедная моя девочка!

Отредактировано Анна Болейн (2014-09-05 12:22:07)

+1

7

Однако, благодарная улыбка Анны вскоре сменилась крайней степенью удивления, и далеко не радостного. Кэтрин едва ли смогла подавить уязвлённое самолюбие: чем она хуже других? Почему эту женщину так удивляет выбор короля? Девушка не замедлила спросить:
-Это Вам кажется невозможным, миледи?
Но вскоре настал черёд удивлять ей самой.
Откуда она знает такие подробности? Или место не настолько глухо, как мне показалось? - впрочем, это заметно облегчало разговор: Анна достаточно знала и без её рассказа.
Из-за меня? - девушка даже рассмеялась -Кто знает что творится в голове Его Величества, но королева Анна, как говорят, не понравилась ему при первой же встрече, меня же тогда ещё не было в её свите. Но не исключаю, что, увидев меня, король решил поставить точку на отношениях с принцессой. - не без гордости заметила девушка, но тут же добавила -Но у королевы дивный характер, она добрая и умная, все дети короля с ней ладят. Но его слово - закон, кому как не Вам знать это. - Китти выслушала вопросы бывшей королевы, хотя не ожидала что вся эта история так заинтересует вторую супругу Генриха Тюдора.
-Меня отправили во дворец зимой, год назад. Незадолго до свадьбы короля. Её Величество набирала фрейлин, и я оказалась в их числе. А балы самое лучшее место для знакомств, полагаю, Вы прекрасно знаете об этом. А я так люблю танцы! Не могла себе отказать в удовольствии и по долгу службы всюду сопровождать королеву. Король, к слову, ещё весьма склонен к танцам и делает это искусно.  - какая-то детская обида, поселившаяся на мгновение в сердце Китти и снова заставившая её усомниться в своё решении, куда-то ушла. Стоило начать разговор о праздниках и танцах, лицо молодой леди Говард загорелось детским восторгом. Но стоило старшей из кузин заговорить о детстве Кэтрин, девушка даже слегка поморщилась. Скучное было время, если бы не они сами себя развлекали, пусть и далеко не невинными способами, то давно умерли бы от тоски.
-Нет, Вы не ошибаетесь, миледи Анна. - вынуждена была согласиться Кэтрин.

+1

8

Это Вам кажется невозможным, миледи?
Анна пробежалась по своей кузине быстрым, оценивающим взглядом и, остановившись на юном лице, снова улыбнулась.
- Надеюсь, я не задела ваши чувства, Кетрин, - дружелюбно и миролюбиво произнесла женщина. - Я отнюдь не удивлена, что выбор короля остановился именно на вас, ибо у Генриха некая тяга к женщинам из нашего рода.
Сардоническая усмешка мелькнула на губах бывшей королевы, взгляд ожесточился, черты лица стали более острыми. Напоминать о том, чем обычно оборачивается эта самая тяга для женщин из семейства Говардов, Анна не собиралась. Она не сомневалась, что эта, на первый взгляд беспечная и ветреная молодая особа, не так проста как кажется. Говард как никак!
-Кто знает что творится в голове Его Величества, но королева Анна, как говорят, не понравилась ему при первой же встрече, меня же тогда ещё не было в её свите. Но не исключаю, что, увидев меня, король решил поставить точку на отношениях с принцессой. Но у королевы дивный характер, она добрая и умная, все дети короля с ней ладят. Но его слово - закон, кому как не Вам знать это.
Анна коротко кивнула. Ее дивила гордость, светящаяся в глазах этой девочки. Не может же Кетрин не понимать, что ее используют?!
- Вы не первая фрейлина, которая станет королевой Англии. В последнее время это скорее правило, чем исключение.
Болейн откинулась на спинку кресла и устремила свой взгляд в окно. В голове одна за другой проносились картинки из прошлой и уже кажется такой далекой жизни. Когда-то именно она проложила ту самую дорожку, по которой теперь с гордо поднятой головкой и гордым взглядом идет Кетрин Говард. Как давно это было! Или нет? Неужто прошло почти двадцать лет с тех пор, как она впервые появилась при  дворе? Уму не постижимо, как быстро летит время!
Слова родственницы о танцующем Генрихе вызвали на лице Анны снисходительную улыбку. Если верить Беатрисс, то ее некогда красивый муж растолстел до безобразия, а рана, которую он получил на турнире в 1536 году мучит его постоянно. И все же она сказала:
- Его величество всегда был умелым танцором. Никто не мог с ним сравниться.
И это было воистину правда! О, как  уверенно и легко он вел ее в танце в тот день, когда впервые увидел на маскараде! Его голубые глаза прожигали ее насквозь. Каждый раз, когда они танцевали вместе, Анне казалось, что мир вокруг замирал, останавливался или вовсе исчезал. Оставались только они вдвоем и страсть, которая была сильнее всего на свете. До поры до времени.
Анна вздохнула и нежно улыбнулась своим мыслям. Как ни крути, но с течением времени ненависть и обида угасли. Теперь она могла вспоминать о тех днях с благодарностью и светлой грустью. Раны затянулись, хоть и остались шрамы. Но было кое-что, что она так и не простила Генриху - смерть Джорджа и предательство их дочери.
Болейн снова повернулась к Кетрин. Милая, улыбчивая девочка. Жаль, если и она пострадает.
- Как поживает наш дядюшка?
Вопрос вырвался сам собою и прозвучал он при этом саркастично и без какого-либо намека на родственные чувства и семейные узы. Так обычно спрашивают про заклятых врагов.

Отредактировано Анна Болейн (2014-11-05 14:57:55)

+1

9

Кэтрин поражалась тому какой разноликой может быть эта женщина, неудивительно что при дворе о ней до сих пор говорят столь различно. Разумеется, не вслух, все прекрасно знают что имя Анны Болейн при дворе не жалуют, а некоторые по-прежнему желают казни "ведьмы". Смятение в глазах миледи снова сменилось мягкостью, Китти даже не ожидала такой толерантности по отношению к себе, ведь не далее как несколько секунд назад мать Елизаветы кажется не была рада возможности того что её дочь обретёт новую мачеху в лице кузины. -Надеюсь, такой же конец как Вас меня не ожидает, я смогу удержать короля, он и так без памяти влюблён. А ведьмой меня до сих пор никто не назвал. - самоуверенно подумала молодая леди  Говард. Ободрённая такой мыслью, девушка решила отпустить замечание Анны, и ответила улыбкой на её слова.
Но бывшая королева без лицемерия была склонна делать и комплименты, и отпускать замечания. Такая прямолинейность несколько пугала Кэтрин, ведь её открытый, добрый и ветреный нрав был совершенно не похож на характер Анны. По крайней мере она не видела ничего общего кроме кровного родства.
-С ним и сейчас никто не сравнится...пусть он и не так ловок, как раньше. Он сам мне в этом признался, но это не мешает Его Величеству оставаться обаятельным кавалером - она рассмеялась, вспомнив этот разговор, и я не показалось чем-то зазорным говорить о подобном. Казалось что они всё равно друг друга понимают.
Кажется Анна тоже увлеклась какой-то своей мыслью, ведь и ей было что вспомнить. Поговаривали, что со времён развода с Анной дворец не видел больших праздников, разве что рождение принца Эдуарда. Девушка припомнила, как ей довелось слышать о себе: "Эта девочка принесёт во дворец праздник, глядя на неё король вспомнит былое" - хорошо что ей не довелось услышать конца фразы, но услышанным она была польщена и пообещала себе что едва станет королевой, установит свои порядки относительно веселья, а убедить короля устроить лишний раз танцы, уж она это сумеет!
Но от легкомысленных грёз Кэтрин отвлёк неожиданный вопрос Анны. Девушка слегка переменилась в лице, хотя подобное выражение лишь на мгновение промелькнуло на лице, и со свойственной ей беспечностью Говард сказала, даже не насторожившись интонацией вопроса, хотя сегодня как никогда она была в сомнениях, внимании и настороженности:
-Хвала небесам, дядюшка здравствует, и Его Величество им доволен - хотя Кэт не могла быть уверенна в своих словах, ибо расспрашивать короля о политике и прочих делах не надлежало приличной даме, но стоило ли говорить о том что герцога крайне интересуют её успехи? Даже сейчас, когда она в шаге от короны, он не переставал наблюдать за племянницей. А она всё так же считала его птицей счастья, обранившей в её руки перо удачи. -И леди Рочфорд при дворе весьма успешна - случайно вырвалось у Кэт, она не собиралась упоминать виконтессу в этом разговоре, но сказанного не вернёшь.

Отредактировано Кэтрин Говард (2014-13-05 18:47:18)

0

10

Хвала небесам, дядюшка здравствует, и Его Величество им доволен
Анна не удержалась и рассмеялась. Но смех вышел грубоватым и даже злым. Она прикрыла рот ладонью, но все еще продолжала улыбаться.
Кто бы сомневался! Непотопляемый Норфолк всегда сумеет выкрутиться. И теперь, по словам кузины, снова в фаворе у Генриха. Невероятно! С какой легкостью ее бывший муж избавляется от действительно нужных и преданных людей, но при этом у себя под носом не видит лицемеров и подхалимов. Хотя, возможно, именно такие люди и нужны Генриху рядом.
И леди Рочфорд при дворе весьма успешна
Улыбка сначала застыла на губах, потом и вовсе исчезла. Рука медленно и беззвучно опустилась на колени. Взгляд темных глаз стал каменным, тяжелым. Анна пристально смотрела на Кетрин, словно прожигала ее насквозь. Возможно, юная девушка даже смогла заметить как в глубинах черных зрачков вспыхивает пламя.
Паркер... О, если бы мыслями можно было убивать, то эта мерзкая лгунья уже давно бы валялась в могиле! В голове сразу же вспыхнуло воспоминание. Яркое, бьющее по сердцу. Она и Джордж, плечом к плечу стоят перед напыщенными лордами, которые обвиняют их инцесте. Она как сейчас помнит побледневшее лицо брата, его округлившиеся от шока глаза. Тогда он просто повернул к ней лицо и долго смотрел. Когда на ее щеках одна за одной появились слезы, он тихо сказал: "Не надо, сестрица". Тогда они оба получили смертный приговор. Джордж крепко сжал ее холодные пальцы и попросил молиться о нем. Господи! Эти воспоминания были такими четкими, словно все произошло вчера. Лицо Джорджа она видела так явно, словно могла просто протянуть руку и взъерошить его волосы, погладить по небритой щеке.
Болейн несколько раз моргнула, прогоняя наваждение. Нет, любимого брата здесь нет. Он лежит в темной могиле. Она ведь сама видела его смерть. Последний "подарок" от Генри.
Сглотнув подступивший к горлу ком, Анна хрипло заговорила:
- Значит, она вернулась ко двору? Занятно, - складка пролегла меж ее черных, идеальной формы бровей. - Я так полагаю, вернул ее никто иной, как Норфолк?
Бывшая королева вопросительно посмотрела на Кетрин, но потом сообразила, что та вряд ли знает ответ.
- Вы намереваетесь взять ее в штат? - прямо спросила Болейн.
В том, что именно Норфолк способствовал возвращению Паркер, Анна не сомневалась. Так же и в том, для чего именно она ему нужна была при дворе.

0

11

Видимо у бывшей королевы Англии были свои мысли, воспоминания и счёт с прошлым, которого Китти понять было не дано, да и ни к чему. Она терпеливо снесла реакцию Анны на свои слова, хотя эта женщина не переставала удивлять будущую королеву перепадом настроений.
Наконец она снова обратилась с вопросами, как оказалось, они стали не самыми приятными: после наблюдаемого у Кэтрин желание говорить о родственниках и прочих общих знакомых стало таять. Она посерьезнела, даже кажется напряглась, не зная как отвечать так, что бы не доставить кузине более такого потрясения.
-К сожалению, я могу лишь предполагать, миледи, что дядюшка этому поспособствовал. - сдержанно ответила Кэт, хотя любопытство так и подталкивало расспросить о леди Паркер, ведь ей самой доводилось слышать лишь обрывки чужих разговоров. Девушка на некоторое время задумалась, прежде чем ответить на следующий вопрос. Но следовало думать, что из её молчания Анна и так сделала определённые выводы.
-Леди Рочфорд занимает должность главной фрейлины и смещать её я не вижу оснований, со своими обязанностями она справляется прекрасно. - да и что знала о ней Кэтрин? Ровно столько, сколько Джейн Паркер считала должным сообщить, разговоры же обо всём прочем касающемся этой леди, чудесным образом обходили девушку стороной.
-Не самый лучший разговор получается, не для этого я ехала сюда. И почему она так упорно молчит о леди Елизавете? неужели ей нечего ей передать и судьбы бывших недоброжелателей сейчас важнее возможности напомнить о себе дочери? - пришла неожиданно серьёзная мысль в голову молодой девушки, поэтому она несколько нетерпеливо перевела разговор.
-Миледи Анна, целью моего визита является леди Елизавета. Я понимаю, что Вас волнует и жизнь других, некогда Вам знакомых, людей, но у меня, к сожалению, совсем немного времени, Вы же знаете какими неприятностями может обернуться долгое отсутствие во дворце без ведома Его Величества. -А мне бы не хотелось чтобы свадьба сорвалась -Я хочу доставить Вашей дочери радость известиями о Вас, возможно, даже навещать чаще ради неё. - это было так нехарактерно для Кэтрин - быть такой серьёзной, но сейчас ей больше хотелось видеть улыбку на лице кузины Анны.

0

12

Колючий взгляд бывшей королевы мгновенно потеплел, на губах снова появилась улыбка, а каждая черточка точенного лица преисполнилась нежностью. Елизавета... Ее единственное солнце, ее радость и гордость. Они очень редко общались, а виделись и того реже. Но в один прекрасный день, Анна верила в это всем сердцем, она снова воссоединится со своим ребенком. Возможно, именно Бесс и освободит ее из этого заключения. Сейчас Болейн сама себе напоминала Алиенору Аквитанскую, которая восемнадцать лет ждала именно такого момента. У ее дочери такое же смелое сердце, как и у сына Алиеноры - Ричарда.
Поднявшись с кресла, она прошла к небольшому столику подле постели и достала оттуда послание, предназначенное для Бесс. Она написала его буквально вчера, но отправить было не с кем. И вот судьба подарила ей шанс в виде юной кузины, явившейся в монастырь нежданно-негаданно, но чрезвычайно вовремя.
- Вот,  - протянула она Кэтрин и снова вернулась на свое место. - Я буду вам очень благодарна, если оно попадет к моей дочери. Только прошу вас, кузина, будьте осторожны. Я не хочу, чтобы вы пострадали из-за меня.
Она внимательно посмотрела на Кэтрин.
- Вы и так многим рискнули, приехав сюда. Не хочу подвергать вас еще большему риску. Но хочу, чтобы вы знали - ваш визит многое мне дал, дорогая.
Рука Анны импульсивно потянулась к руке девушки и коснулась ее. Она слегка сжала ее тоненькие пальчики в знак поддержки и благодарности. Убрав руку на колени, Болейн снова стала серьезной и задумчивой.
- Я хочу вас предупредить, - вдруг произнесла Анна. - Остерегайтесь леди Рочфорд и Норфолка. Это не те люди, которым можно доверять. Вы понимаете меня?
Анна спросила с нажимом, сверля юную родственницу глазами.
- И передайте моей дочери, когда увидите снова...
Голос женщины сорвался, в глазах заблестели слезы. Господи! Сколько же еще ей предстоит провести дней в разлуке со своим ребенком?!
- Передайте, что я люблю ее больше всего на свете. Скажите, что я молюсь о ней каждый день и прошу Бога только об одном, чтобы мы встретились как можно быстрее.
Анна резко встала и отвернулась от девушки. Слезы потоком хлынули из глаз, оставляя мокрые дорожки на смуглых щеках.

Отредактировано Анна Болейн (2014-16-05 13:20:58)

+1

13

За переменами в лице кузины Кэтрин наблюдала с удовольствием: улыбка ей шла несомненно куда больше чем резкость и угрюмость. Или просто Китти не любила серьёзных людей.
В повисшей тишине раздавались только шаги вставшей с кресла Анны, шелест платья и едва уловимое их дыхание, совпавшее одно с другим. Когда женщина обернулась, в руках у неё было запечатанное послание. Кэтрин вновь с доверчивостью и лёгкостью улыбнулась бывшей королеве.
-Если я здесь, значит уже умею избегать опасностей. Не беспокойтесь, миледи. Ваша дочь получит его сегодня же. -Его Величество за одну мою улыбку всё простит, благодушное настроение после охоты этому поспособствует ещё больше. -Когда она ответит, я пришлю кого-нибудь к Вам.-Или приеду сама... Что-то есть во всём этом, есть в Анне нечто, что притягивает окружающих...а мужчин наверное именно это и сводит с ума, а женщин заставляет бояться за верность своих мужей. Такая же как я...или я такая же как она?
-Мне тоже было необходимо увидеть Вас, миледи. Если мне удастся сделать что-то для вашего сближения с леди Елизаветой, я буду только счастлива, конечно, насколько это возможно. - даже легкомысленная Кэтрин не желала подвергать себя открытому риску.
Но уже мгновение спустя Анна вновь посерьезнела, это заставило и Кэт перемениться в лице. Улыбка исчезла, она внимательно смотрела на Анну, обдумывая её слова и одновременно неуверенно кивая.
Если леди Рочфорд ей бы и в голову не пришло слишком многое доверять (для этого у неё есть более близкие лица), то как же она могла быть скрытной в отношениях с дядюшкой? Не то что бы она ему доверяла, просто не могла иначе относиться к человеку открывшему для неё все те прелести жизни, о которых ранее она даже не имела представления.
Но дабы успокоить кузину, леди Говард кивнула, давая понять что слова сестры дошли до неё...и, вероятно, будет повод прислушаться к ним.
Беседа вновь приобрела мотив светлой грусти. Но даже слёзы, выступившие на глазах, не делали эту женщину слабой. Они делали её женщиной, женщиной и матерью, глубоко переживающей разлуку со своим ребёнком. Даже не будучи матерью Кэтрин чувствовала эту боль, пусть не так, как Анна. Зато она понимала Елизавету, ведь сама была такой же девочкой выросшей без матери. И почему-то именно сейчас ощутила это так остро, как никогда прежде. От этого тоже сделалось дурно, в горле завязался вязкий ком, но Кэтрин сдержала и подавила порыв.
-Обязательно миледи. Всё передам, слово в слово - голос дрогнул и у самой леди Говард. Сейчас ей ещё более хотелось соединить эти две одинокие жизни, убрать с их дороги камни условностей, которые не дают слиться воедино одной реке.
Пробил колокол - как быстро летит время! - кажется наступает время дневной молитвы. Но Анна даже не обернулась, никак не отреагировала на звук. Кэтрин оставалось только ждать, ей не хотелось уезжать, но бой колокола кажется гнал незваную гостью прочь, а может быть пытался уберечь от неприятностей, условия для которых создала её легкомысленность.

+1

14

Чье сердце, кроме материнского, может любить свое дитя так, что готово разорваться от страхов и тревог? Кто, кроме матери, никогда не отвернется и найдет способ поддержать своего ребенка в любой ситуации? Кто еще в нашей жизни с радостью пожертвует собой лишь бы для того, чтобы уберечь нас от невзгод?
Когда Анна становилась старше, то часто ловила себя на мысли: "А смогу ли я когда-нибудь стать такой же хорошей матерью своим детям, как моя матушка?" Ответ пришел сам собою, когда ясным осеннем утром на свет появилась ее Елизавета. И пусть Генрих был разочарован полом ребенка, новоиспеченная мать ощущала себя самой счастливой из всех женщин на земле. Она не выпускала новорожденную из рук, пыталась сама ее кормить и укладывала спать рядом с собой на подушки, а не в детскую колыбель, чем  вызывала шок и придворных, и своих фрейлин. Она лелеяла свое долгожданное счастье и засыпала, прижимая дочь к себе.
В тот день, когда трехмесячную Бесс отняли у нее и отвезли в Хатфилд, стал одним из самых тяжелых для Анны. Она так и не смогла сдержаться - слезы катились по ее щекам беспрестанно. Не по-королевски? Возможно. Но тогда Анна не была королевой. Она была матерью, у которой забрали ее единственное дитя. А еще бывшая королева хорошо помнила январь 1536 года. Тогда, после долгой болезни, Елизавету наконец привезли в Уайтхолл к матери. Какое же это было счастье! Она не отходила от своей принцессы ни на шаг. Все обиды на Генриха, опасения по поводу его чрезмерной увлеченностью Джейн Сеймур, отошли для Анны на второй план. Елизавета, ее рыжеволосое солнце с черными глазами - это и все, что тогда имело значение для королевы. Генрих все время проводил в пьянках и гуляньях, а Анна - с дочерью. И, положа руку на сердце, это были самые счастливые дни за все три года.

Удар колокола вывел Болейн из задумчивости. Она повернулась и взглянула на Китти. Сердце отчего-то болезненно сжалось. Она была уверена - больше кузина здесь не появится. Слишком опасно.
- Вам пора, Кетрин, - тихо произнесла Анна. - Я благодарна вам, что вы рискнули и посетили меня. Поцелуйте Елизавету от меня.
Она выпрямилась, расправила плечи, вскинула голову. Гордый взгляд, прямая осанка, негромкий, спокойный, но преисполненный непередаваемого достоинства голос. Даже в изгнании она не утратила своего королевского шарма.
- Беатриса вас проведет, - она грациозно указала рукой на дверь, за которой, Анна была в этом уверена, уже дожидается ее верная союзница и подруга. - Я буду молиться за вас, дорогая кузина. А вы, хотя бы иногда, вспоминайте и меня в своих молитвах. 
Легкая, невесомая улыбка тронула губы бывшей королевы. Сейчас Кетрин уйдет и она снова останется наедине со своими мыслями. Снова страхи будут терзать ее, а ночами, в беспокойных снах, будут являться души тех, кого уже нет с ней рядом. А потом вновь наступит утро и  оживет надежда -  однажды, когда-нибудь, она обнимет свою дочь, прижмет ее к сердцу и больше никогда не потеряет.

Отредактировано Анна Болейн (2014-02-06 14:16:15)

0

15

Им обеим пришлось нелегко, прошло некоторое время, прежде чем сёстры вновь смогли заговорить друг с другом. Обе понимали: визит близится к завершению, это опасно по меньшей мере для одной из них.
Но не смотря на все перепады настроений и тонов во время беседы, Кэтрин явственно ощущала нежелание покидать сестру. За такое короткое время она стала для неё объектом повышенного интереса, сопереживания и сочувствия. Добродушной Кэтрин так хотелось привезти сюда Елизавету или (она даже сама удивилась подобной смелости!) провести переодетую Анну во дворец, в комнаты принцессы, дать им шанс увидеться. Но пока она могла передать одно-единственное письмо, но было ясно как важно оно для Анны.
-Миледи Анна, я искренне рада что вы согласились принять меня, это было важно и для меня тоже. - девушка улыбнулась -Разумеется, я передам всё как вы пожелали, милая кузина. - она на секунду остановилась -Я приложу все силы для того, чтобы стать вашей дочери другом, старшей сестрой. -Пусть это никогда не заменит ей вас, но это всё что в моих силах - последний восхищённый взгляд в сторону Анны был брошен уже в дверях, и почему-то появилась уверенность что и она сможет стать такой же.
Девушка понимающе кивнула.
-Господь не оставит вас, дорогая кузина. Придёт время и Он укажет леди Елизавете дорогу к вам. Я искренне в это верю и буду молиться о вашем воссоединении. - Кэтрин постучала (ну не пристало же будущей королеве открывать двери самой!), дверь распахнулась перед ней, на пороге ждала та самая женщина, кажется, Анна назвала её Беатрисой. -Было бы хорошо, если бы принцесса смогла общаться с матерью через неё. Стоит ли рискнуть? - промелькнула в голове мысль. Хотелось снова обернуться, но девушка леди Говард удержалась: если обернётся, то непременно задержится, а этого нельзя было допустить.
Следом за подругой (а кто же она, если не подруга для Анны в этом её насильственном одиночестве?) бывшей королевы Кэтрин миновала несколько хитросплетений коридоров монастыря, где слышалось пение вечерних молитв. Вышли из монастыря, кажется, кучер с облегчением отметил возвращение будущей королевы, тут же занялся лошадьми.
-Благодарю вас, сестра. Если бы не вы, я никогда бы не нашла кузину Анну. - обернулась к монахине Китти, вкладывая ей в ладонь несколько монет. -Позаботьтесь о ней. - девушка скрылась в карете, бросая прощальный взгляд на монастырь Святой Анны. Как знать, быть может случай ещё приведёт её сюда? А увещевания найдут отклик в молодой и неопытной душе?

Эпизод завершён.

Отредактировано Кэтрин Говард (2014-02-06 17:19:07)

0


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » Над Лондоном спускается туман... » Судьба не дарит, а только одалживает.