The Tudors / Тюдоры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1540-1547 » ...в чужих словах читают свои мысли...


...в чужих словах читают свои мысли...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Лето 1540 года. Старшая дочь короля делится с Леди Блаунт негодованием по поводу новой супруги своего отца. Этот разговор слышит королева. Не зная испанского, на котором и велась беседа между двумя дамами, тем не менее, Кэтрин Говард догадывается, о чем идет речь. И не медлит с тем, чтобы выказать свое возмущение.

Участники: Гертруда Блаунт, Мэри Тюдор, Кэтрин Говард

+2

2

Тяжелый августовский день опустился на Лондон и его предместья. Нескончаемая духота казалось совершенно невыносимой. А суета, связанная с новой королевской женитьбой, напоминала шутовской балаган и вызывала у Марии чувство бесконечной брезгливости.
Мария никак не могла простить отцу свою неустроенную жизнь и предательство его в отношении немецкой принцессы, которую король унизил разводом, не раздумывая запятнав ее честь, а сам спешно связал себя узами брака с выскочкой Говард! По мнению Мэри, Кэтрин была хуже и опаснее своей кузины.
Юная королева сразу стала наводить свои порядки, что же Мэри была готова, скрепя сердце, смириться с новыми порядками, но королева пожелала зайти дальше. Екатерина Говард решила сыскать расположения королевских дочерей. Мария отбывала аудиенцию у королевы подобно наказанию. Была с той вежлива, но холодна, дав понять, что не расположена выстраивать отношения с новой мачехой. Теперь, освободившись от возложенных  положением обязательств и королевской аудиенции, она чувствовала, что ей необходим совет человека, кто однажды переходил через подобные унижения. Гертруда Блаунт! Маркиза была близкой подругой ее матери, и король, зная об этой дружбе, вынудил леди Блаунт, в знак верности, стать одной из крестных принцессы Елизаветы. И именно ее опыт так необходим был сегодня Марии. В своей задумчивости она едва не сбила маркизу с ног, столкнувшись в одной из галерей дворца.

- Ваша светлость, нам необходимо поговорить, – сбивчиво проговорила Мэри.- Мне необходим Ваш совет!

+4

3

Жизнь – особа совершенно непредсказуемая и до смешного противоречивая. Она любит играться с людьми, даря неожиданные проблемы и не давая из них выхода.
Казалось бы, разве жена кузена Его Величества, некогда бывшего достаточно близким к королю, могла бы вдруг оказаться в опале? Находиться в заключении в Тауэре, лишиться мужа и возможности видеться с единственным ребенком? Все это что-то совершенно немыслимое, невозможное…
Увы, но слово «невозможно» совсем не допустимо, когда речь идет о Генрихе VIII и его окружении. Английский король был способен на все, что угодно. Признать родного ребенка бастардом, казнить женщину, которую добивался семь лет. Опозорить на всю Европу достойную принцессу, чтобы жениться на маленькой глупышке, пусть и из знатного рода, но явно не годящейся в королевы. Безжалостно расправляться со своими врагами или точнее с теми, кого таковыми он неожиданно счел. Разве был повинен в государственной измене Томас Кромвель? И разве был достоин смерти маркиз Эксетер лишь за то, что был родственником Генриха, а его жена способствовала испанскому послу?
Последний вопрос не раз тревожил мысли Гертруды, которая не могла не чувствовать вины в произошедшем. После случившегося в 1538 году она более не служила при дворе, не становилась приближенной особой жен английского монарха. Лишь сохранила искреннюю дружбу и привязанность Леди Марии, и только ради нее порой появлялась во дворце. Чтобы навестить дочь «королевы сердец».
-Ваше Высочество, - растерянный вид принцессы не на шутку встревожил Гертруду, когда она столкнулась с Марией в одном из коридоров Уйатхолла, который вел как раз в покои дочери Генриха Тюдора. – Я всегда готова Вам помочь. Но что случилось? – Леди Блаунт не скрывала в голосе своей обеспокоенности внешним видом и поведением Марии. – Или давайте мы пройдем к Вам в покои, и Вы мне там все расскажите?

Отредактировано Гертруда Блаунт (2014-04-06 17:23:03)

+3

4

Что случилось? Как просто ответить на этот вполне закономерный вопрос, когда случилось все. Когда жизнь смята, растоптана в очередной раз  собственным отцом, надежды потеряны. И смысл самого существования потерян. Почва уходит из-под ног, а вынуждают, сохраняя лицо, играть роль в дурном спектакле, а как еще как не мерзкой комедией следовало охарактеризовать новый брак короля? Мария не удержалась, чтобы брезгливо не поморщиться при воспоминании о новой королеве и о том, что ей приходится ходить к ней на поклон. Она, внучка Изабеллы Кастильской, вынуждена ходить на поклон к полуграмотной выскочке... Нелепо. Невозможно. Несправедливо. Сколько ей предстоит испытывать судьбу? Почему, едва обретя зыбкую почву, ее снова толкают в бездонную пропасть?
Как подобрать слова, чтобы выразить все, что накипело на душе? В не проходящей боли нет просвета, и все кажется недостаточным и невыразительным.
Но леди Блаунт была права в одном, коридор не лучшее место для разговоров, дворцовый тем более, где любопытные уши повсюду.
-Пойдемте, –  голос предательски дрожал, Мэри чудом удавалось сохранить самообладание.

-Как он мог? - оказавшись в покоях, Мэри дает волю чувствам. – Как он мог? 
Вопрос остается без ответа. Он не нуждается в нем, смел потому что король.
-Леди Блаунт, – Мария перешла на испанский, язык матери. – Скажите, как вы пережили... Вас заставили быть крестной Бесс, потому что вы слишком любили мою мать... Сегодня моя очередь приветствовать ту, что презираю. Все видят, что Кэтрин Говард не королева, а  жалкая пародия на нее. Глупая девица, которая умеет только веселиться до упаду. Его Величество сглупил, променяв немецкую принцессу на племянницу Норфолка. У короля короткая память....

+3

5

«Бедное дитя…» Плотно сжав губы, Гертруда наблюдала за Марией, не смея перебивать королевскую дочь. Каждое слово находило отклик в душе Леди Блаунт, заставляя ее переживать так, словно это ее, Гертруду, а не Марию вынуждают любезничать с той, по вине, пусть и невольной, которой принцессу лишили надежды на счастливое будущее, оставив вновь в безызвестности и безысходности.
Впрочем, даже в таком состоянии, старшая дочь Генриха Тюдора не забывала об осторожности, говоря с бывшей королевской фрейлиной не на привычном английском, а испанском, который был как родным языком матери Марии, так и матери самой Гертруды, Инесс де Бинеджас, прибывшей некогда в Англию в свите молодой инфанты Екатерины. 
-Никто не имеет права не подчиняться воле Его Величества, - пожав плечами, тихо по-испански ответила Гертруда. – Если бы я не согласилась стать крестной вашей младшей сестры…
Леди Блаунт не договорила, так как даже этот спектакль, который она разыгрывала вот уже шесть лет тому назад, не спас ее семьи. Так был ли во всем этом фарсе смысл? И кто тогда играл больше: она или сам король, который привык, что всё все равно случается так, как он желает?
-Вы должны быть сильной, Ваше Высочество, - свои мысли и переживания нужно было спрятать в самые потаенные уголки души, Мария нуждалась в ободрении, и Гертруда не имела права сейчас придаваться собственным терзаниям. Поэтому слегка тряхнув головой, словно отгоняя все лишние мысли, она подошла к Леди Мэри и, взяв ее за руку, отвела к кушетке.
-Вспомните свою мать, - присев рядом с принцессой, вновь на языке предков Марии продолжила Леди Блаунт. – Даже в худшие дни она никогда не позволяла себе забывать - кто она, и вела себя как истинная королева, коей и являлась. Новая супруга короля не может похвастаться подобными умениями, зато вы – ее полная противоположность, и все при дворе это видят и знают, кто из вас достоин уважения, а кто лишь снисхождения, ибо эта маленькая глупенькая девочка ведь и не подозревала, что станет однажды королевой. Что касается Его Величества… возможно, он в скором времени устанет от столь молодой и беспечной жены, и тогда Вам уже не нужно будет мириться с Кэтрин Говард. Вам нужно лишь набраться терпения.

+2

6

Кэтрин шла к леди Мэри всё с той же целью - расположить упрямую принцессу к себе. Неважно что та выказывала явное неудовольствие от общения с новой мачехой. Любой ценой нужно было заполучить его, так будет спокойнее. В первую очередь для её самолюбия. Но указывать принцессе на её место не стоило, следовало бы ещё раз попытать счастья решить всё мирно. Тем более раз представился случай сделать это: молодая королева желала бы провести вечер в компании принцессы, и, возможно, тем самым дать узнать лучше себя и самой получше разглядеть натуру падчерицы, которая так стремилась показаться враждебной.
Одета Китти была правда в очередную обновку, что при здравом размышлении могло только обозлить леди Мэри, ведь она прекрасно знает что подарки не берутся из ниоткуда, знает кто их дарит. Но разве могла устоять молодая королева перед тем очарованием что ей доставили всего несколько часов назад?
Приблизясь к покоям принцессы, девушка вот-вот готова была известить о своём визите, как внимание привлекла нечто: обычно закрываемая дверь покоев принцессы, сейчас не была плотно заперта. Возможно, это бы не привлекло того особого внимания молодой королевы, если бы не незнакомая речь. Судя по голосам...она признала только голос принцессы Марии, но она также изъяснялась на чужом для Кэтрин языке.
-Неужели во дворце гости? Его Величество знает об этом? А если и к нему пожаловали послы, то сегодня непременно будет бал! - мысли как всегда занялись любимой темой Китти - развлечениями. Но спустя какую-то долю секунды молодая женщина уловила совершенно не благодушную интонацию в голосе беседующих, в особенности, принцессы.
-Вот что бы не происходило она вечно недовольна! - осуждающе подумала молодая королева. Она по прежнему не понимала ни слова, хотя, всё же прислушалась. И как оказалось - не зря. Не смотря на беглую, иноязычную речь удалось уловить знакомые имена. Они звучат схоже во многих языках, даже без знания можно уловить. Имена оказались неприятно знакомыми. -Она готова всем подряд рассказывать обо мне! Так не должно быть! Я - королева и стоит мне только немного постараться и эта завистница вновь окажется не у дел! - Кэтрин не мог успокоить даже второй, менее эмоциональный голос. Она уже была зла на леди Мэри, но что-то удерживало её. Возможно это было любопытство: что же ещё она такого себе позволит сказать в её, Кэт, адрес? Впрочем, имело ли это смысл? Ведь она всё равно не понимала ни слова, кроме имён, упоминаемых в разговоре. Недолго думая, поддаваясь гневному порыву, Кэтрин толкнула дверь. Наверное слишком сильно, одна из створок ударилась о стену. Китти решительным шагом вошла в комнату, обвела взглядом полным возмущения, прервавших с её появлением разговор, дам.
-Добрый день, леди Мэри - быстро выпалила молодая женщина. Как бы иначе это звучало меньше пары минут назад! Ведь она шла сюда совсем не за новой ссорой. -Извольте объясниться, принцесса! С какой стати вы обсуждаете королеву Англии со всеми, с кем вам вздумается? Да ещё и не набираетесь смелости делать это доступным для всех? Вы ведёте себя или как последняя сплетница или как самая трусливая горничная, прикрываясь иностранными словами! - она даже усмехнулась -Вы видимо настолько глупой считаете меня, что полагаете будто я не догадаюсь что вас так чрезмерно раздражает моё положение при дворе? Выше чем ваше, и, несомненно, более выгодное. Зависть - не самая высшая добродетель, леди Мэри, Вам бы следовало это помнить. - как же много ей ещё хотелось сказать! Она скажет, но стоит отдышаться, слишком всё это внезапно произошло и так резко всколыхнуло усмиряемые чувства соперничества с королевской дочерью.

P.S.

Леди, если я что-то неправильно поняла, дайте знать (:

Отредактировано Кэтрин Говард (2014-07-06 19:01:39)

+4

7

Как и надеялась Мария слова близкого человека, коим без сомнения была для нее леди Блаунт, помогли ей воспрянуть духом, боль не прошла, но притупилась и не доставляла уже столько терзаний. Поддержка - то, что было ей необходимо, чтобы двигаться дальше и не растерять себя в пути, не опускать руки. Она дочь своей матери! Как необходимо ей было услышать эти слова. Может быть, Кэтрин и правда заслуживает снисхождения?
В эту самую минуту, когда Мэри была готова, если не принять, то смириться с королевой, в дело вмешался его величество случай.
Королева Екатерина буквально влетела в покои своей падчерицы так, что дежурившая в приемной фрейлина, бросив извиняющейся взгляд на   госпожу, только развела руками. Мэри сделала ей знак удалиться, и та выскользнула так же быстро и тихо, как и появилась. Чего, увы, не скажешь о королеве, та была настроена решительно и так скоро покидать апартаменты падчерицы не спешила. Мэри с достоинством поднялась со своего места,
приветствуя нежданную гостью.
Но едва Екатерина открыла рот, недавние мысли о снисхождение к бедной девочке были забыты, с каждым словом пропасть между ними все увеличивалась. Мэри вновь была полна презрения к особе, которую велено считать королевой, и кипела от гнева.

-Объяснений?! – изумилась она. –Вы врываетесь ко мне без приглашения и требуете объяснений? – Мария не могла сдержать своего раздражения. - А с каких пор королева Англии подслушивает под дверью как последняя девка, да еще не стесняется в этом признаться, –  вспылила принцесса. Мало того, что Кэтрин явилась сюда действовать ей на нервы, так эта пигалица смеет указывать, на каком языке говорить.
-Это испанский, язык королей. – уточнила она, подчеркнув свое положение. – Ваше Величество изволили сравнить меня с трусливой горничной, уверяю, вы заблуждаетесь,  –проворковала Мария с едкой улыбкой на устах, - самые трусливые горничные, едва ли знают другой язык. Им это не нужно. В отличие от… - девушка не договорила, но презрительный взгляд, обращенный на Кэтрин, ясно давал понять о ком идет речь. - Впрочем, - пожала она плечами, - должно быть Вы осведомлены лучше меня о том, как ведут себя трусливые горничные. –бросила Мэри, в словах был явный намек на прошлое Говард. «Не настолько....Вам удалось превзойти  даже самые смелые ожидания» - мысленно парировала Мария вопрос королевы.
- Выше не значит прочнее, Ваше Величество. Зависть не лучшая добродетель, - спокойно согласилась принцесса, - зато хорошие манеры всегда в цене. Вам следовало бы взять пару уроков, прежде чем являться сюда и требовать от меня объяснений.

+4

8

Молоденькая королева влетела в покои своей падчерицы, подобному урагану, готовая разрушить все, что попадется ей на глаза. Вот оно – то о чем говорила Гертруда принцессе. Могла бы позволить себе подобную выходку Екатерина Арагонская? Никогда!

Да даже Анна Болейн, эта еретичка на троне, кем всегда считала маркиза Эксетер вторую супругу Генриха VIII, и то умела держать себя в руках. Во всяком случае, в первые годы своего замужества, когда угроза еще не нависла над ее черноволосой головой. А эта выходка Кэтрин Говард свидетельствовала лишь о том, что племянница герцога Норфолка была явно рождена не для короны.

Леди Блаунт вслед за Марией поднялась с кушетки и, стоя за спиной принцессы, опустилась в почтительном реверансе, приветствуя ворвавшуюся в комнату Екатерину Говард. Чтобы не думали Гертруда и Мария, тем не менее, теперь это девчонка являлась супругой короля Англии. Ей требовалась оказывать соответствующее почтение, или хотя бы изображать оное, даже если в душе на самом деле витали совсем иные чувства по отношению к маленькой избалованной королеве. Но Гертруде все же повезло больше. С нее разгневанная малышка Китти не требовала ответа.

Губы чуть не дрогнули в улыбке, когда Мария стала отвечать Ее Величеству. Сохраняя внешнее достоинство, Ее Высочество умело парировала королеве, находя едкое замечание на каждую брошенную Екатериной фразу. Только вот не пожаловалась бы королева своему супругу. Генрих Тюдор столько раз пренебрегал своей старшей дочерью, кто знает, как он поступит теперь, будучи влюбленным, как мальчишка, в свою молодую жену? Не пойдет ли на поводу ее желаний и капризов, вновь отрекаясь от собственного ребенка?

+2

9

Кэтрин была рассержена и оскорблена злословием о себе со стороны леди Марии, казалось эта девушка никогда не успокоится, а ей, Кэтрин, её ненависть всегда будет казаться слишком раздутой. По крайней мере Китти не видела причин для подобного отношения: ведь она искренне желала наладить связи со всеми детьми короля, но если Элизабет и Эдуард с охотой ответили молодой королеве взаимностью, то старшая дочь продолжала с завидным упорством игнорировать мачеху. Что ж, она похоже добивается войны. -И моё терпение не безгранично, Мария.
-Я полагаю, имею право навестить вас, если мне этого захочется, не так ли? Не ожидая от вас приглашения. Это ведь бессмысленно. Вы предпочтёте и дальше избегать моего общества в угоду своим предрассудкам. -Мэри умело парировала направленные против неё выпады, но и Кэтрин никогда не жаловалась на недостаток острых "шпилек", если приходилось спорить. -Меня бы никогда в жизни не заинтересовали ваши завистливые речи, леди Мэри, если бы вы не унизились до того что бы скрывать своё злословие словами из других языков. Или вы можете доказать мне обратное? - гордо вскинув голову, сказала Кэтрин. Она понимала что просьба, которую она собиралась озвучить ударит по её самолюбию, если принцесса её исполнит (а она в этом не сомневалась), но раз уж дело дошло до спора...-Повторите тоже самое при мне, глядя мне в глаза. Осмелитесь? Ведь это будет честно, принцесса. Гораздо честнее чем сплетничать. - дальнейшие слова Марии заставили Кэтрин меняться в лице стремительно, но сдаваться она не собиралась. Даже до озвученной просьбы, брошенной в порыве гнева, дочь Екатерины Арагонской высказала всё что истинно думает о новой королеве.
-В любом случае не более шаткое чем ваше, принцесса. - с не менее выразительным намёком парировала Кэтрин -И у меня, в отличии от вас, более надёжная защита. -Ведь не меня родной отец высылал из дворца при каждой прихоти, думаю она хорошо это помнит. -Спешу вас разочаровать, но я шла сюда вовсе не за этим. А всё происходящее лишь результат вашего бессилия перед выбором Его Величества. И я искренне надеюсь на Ваше благоразумие и хотя бы на самую простую воспитанность, в недостатке которой вы только что упрекнули меня. Я искренне желала наладить наше с вами общение, дабы порадовать короля. К сожалению, благородство вашей матушки в вас дало совершенно не те всходы. - Кэтрин перевела взгляд с собеседницы на вторую леди, она не участвовала в их разговоре, но леди Говард подозревала, что любое её слово находило тысячу осуждений у этой женщины как и любое слово Марии находило весомые оправдания. -Если так будет и дальше мне никогда не добиться спокойствия. - но что мог поделать разум со вспыльчивой натурой?

Отредактировано Кэтрин Говард (2014-15-06 13:47:02)

+2

10

Рассердила королеву? Что же она сама виновата. Мария была из той породы людей, которые, видя хоть, малейшее препятствие не сдают назад, пытаясь его обойти, а лишь прибавляют скорость. Сейчас этим самым препятствием была королева. Королева – несмышленыш сердилась, грозилась, требовала. Однако на падчерицу искомый набор инструментов не действовал. И лишь подогревал строптивость и желание настоять на своем. Так было всегда. Так было в период владычества Анны Болейн. Почему же в период новой королевы из рода Говардов что-то должно измениться в ней ли самой или в ее поведении? Говарды, Болейны, Сеймуры... Все уходят, а она остается.
Неприступной не сломленной. Она – скала, а  другие лишь череда волн, бурлящих, неспокойных налетающих и разбивающихся безуспешно об одиноко стоящую скалу, да потому что неведомо им, что даже самая большая волна никогда не сокрушит  каменную  твердыню, зато та способна сломить атаку волн и отбросить назад.
-А я полагаю являться без приглашения туда, где тебя не ждут, вызывающе неприлично, тем более врываться без должного представления. Вы пришли сюда не как королева, вы наушничаете по старой привычке, приобретенной в Ламбете, но вы ошиблись здесь вам не дом вдовствующей герцогини, а я не одна из ее воспитанниц, во дворце следует соблюдать приличия. Это справедливо для всех, и для последнего поваренка на кухне, и для короля.
Следующий выпад малютки королевы заставил Мэри широко улыбнуться, она повернулась в сторону Гертруды, едва сдерживая смех.

-Завистливые речи? - Мария вновь обернулась к мачехе, лицо ее вновь было беспристрастно. – Но Ваше Величество только что сетовали на то, что язык вам незнаком, ваши нападки в просторечье именуются клеветой, исходящее из уст Ее Величества бездоказательные обвинения в адрес королевской дочери, грязной клеветой. Не я, а вы ищите повода для ссор. Не я, а вы подслушиваете под дверью, нарушая все правила приличия. Мэри стала наступать на мачеху. – Вы видите, я говорю вам все прямо в глаза, вы не смеете меня упрекнуть в трусости. Честно? Не вам рассуждать о честности, миледи. Это прерогатива людей иного склада. Говарды торгуют честью как выгодным товаром. Ваш дядя особенно усерден…
Защита? У королевы Англии может быть только один защитник – это младенец мужского пола, герцог Йорский. А вот его-то как раз у вас и нет. Ваша кузина тоже считала, что ее положение и выше, и надежнее, что у нее есть защита. И куда все исчезло?
Все скоротечно. Вы можете пойти отсюда прямо к моему отцу, он может снова отправить меня от двора, заставив жить затворницей, но я не буду заискивать перед вами, ища вашей дружбы, не стану исполнять ни ваши просьбы, ни ваши приказы. Вам следовало подумать о благородстве своей матушки, и какие ее восходы произросли в вас.

*

дамы, если вы не против, я бы хотела уже закругляться с этим эпизодом, ей-богу надоело ругаться с Кэтрин, для меня уже ничего нового нет, посему предлагаю по последнему посту от  Кэтрин и леди Блаунт и разойдемся с миром.

+1

11

Кэтрин устала, очень устала спорить с принцессой и пытаться от той добиться чего-либо, что хоть сколько-нибудь принесёт ей мир и спокойствие. Конечно, можно было закрыть глаза на презрение со стороны старшей дочери Генриха и довольствоваться восхищением Елизаветы и маленького Эдуарда, что было бы вполне разумно, но девушка, увы, не сумела к разуму прислушаться и уже в который раз терпела если не поражение, то уходила ни с чем. Но сегодня было особенно оскорбительно уйти просто так: она искренне хотела сделать этот визит приятным. Не вышло. Сделать попытку исчерпать конфликт, сгладить его и хотя бы расстаться на время не в обиде друг на друга было выше молодой королевы. Она была ребёнком, увы, слишком любящим и верящим в свою исключительность.
-Леди Мария, видит Бог я шла к вам с миром, вы же, увы, не устаёте обсуждать моё поведение и то что я недостойна оказанной мне чести. Я прекрасно сознаю что вы не станете себя сдерживать и впредь. Но этот разговор мне неприятен хотя бы потому, что вы пытаетесь таким образом скрывать очевидное ваше ко мне пренебрежение. К чему? Чего вы боитесь? Весь дворец знает о том что вы презираете меня, ни к чему в таком случае делать из этого тайну и говорить...как вы сказали?...на языке королей. Можете с тем же успехом продолжать. Пожалуй я перестану стучать в закрытые для меня двери. Хорошего дня, леди Мария. - большой выдержки и хладнокровия стоили девушке эти слова. И всё бы, возможно, на том и закончилось, оставив двух женщин в той же хладнокровной неприязни, если бы не слова Марии, заставившие Кэтрин вновь обернутся. Она недоумённо взглянула на собеседницу, та снова вызвала в молодой королеве гневный порыв. -Я бы ей сейчас дала достойный её ответ...бесплодная смоковница ещё смеет меня упрекать. Но это новый повод для ссоры, а я устала. Лучше с ней до поры не встречаться. Так будет спокойнее, возможно когда нибудь я смогу смотреть сквозь эту непробиваемую девушку.
-Значит время ещё не пришло, принцесса. Не стоит торопить Господа и решать за Него. - проблески ума, здравого смысла и мудрости. Да, такое случается и с малышкой Говард. Но как же её утомили эти сравнения с кузиной! Кажется у принцессы нет иного оружия кроме ненависти к их семье.
-Миледи Анна и я - совершенно разные люди, принцесса. Ни к чему нас сравнивать и напоминать мне о её судьбе. - девушка посмотрела на собеседницу так, что бы стало понятно - на сегодня достаточно переводить заезженную уже тему. -Я слишком уважаю себя, что бы опускаться до жалоб Его Величеству на вас. И это никак не поможет нашему с вами недопонимаю. - и снова попытка уйти оборвалась словами Марии. На этот раз Китти была задета. Да, она не знала матери, выросла хоть и у родственников, но всё же с материнским теплом не сравнить, но замечание Марии задело леди Говард за живое. -Если бы моя матушка смогла, она бы отдала мне самое лучшее, что было в нашем роду. Всё что я могу, это уповать на то, что она не огорчается, глядя на меня с небес. И что бы не огорчать её, я желаю прекратить этот бесполезный разговор, принцесса. надеюсь столь прискорбных эпизодов более не повторится, по крайней мере я сделаю всё что в моих силах, дабы не огорчать вашего отца нашим недопониманием. А теперь позвольте пожелать вам счастливо провести этот день. - Кэтрин кивнула и удалилась. -Пусть даже ты проведёшь его в том же бесконечном злословии в мой адрес - Китти попыталась забыть этот эпизод, весьма неприятный. Всё же как не крути, а думать что ещё наговорит принцесса в её отсутствие. Но это уже не имеет значения: по пути в покои её встречают фрейлины и наперебой щебечут о том что Его Величество прислал своей розе без шипов новые подарки...

+1

12

Молодая неопытная королева и старшая королевская дочь, успевшая вкусить не мало печалей на своем еще в общем-то не особо длинном жизненном пути. И позади них бывшая фрейлина, некогда игравшая не последнюю роль в том, что происходило при дворе, а теперь все чаще остававшаяся на заднем фоне всего происходящего. Она свое отыграла, когда, не боясь никаких угроз и опасностей, готова была отдать все ради первой супруги Генриха Тюдора и его тогда еще совсем юной дочери. Она смело смотрела в черные глаза еретички Болейн, не дрожа от страха спокойно говорила с бесконечной чредой допрашивающих в деле Элизабет Бартон. Не ощущала она страха и тогда, когда оказалась в Тауре и ее обвиняли в государственной измене. Но потом что-то оборвалось. Наверное, в тот миг, когда ее мужа казнили, а сына заточили в крепости, не давая им отныне встречаться. Теперь в маркизе не было былого рвения. Вот и сейчас она стояла за спиной принцессы, будто растворяясь на фоне мебели и стен, но, впрочем, внимательно слушая каждое произнесенной слово как малюткой Говард, так и принцессой.
Разговор, к счастью, подошел к концу. Когда Ее Величество удалилась, маркиза вздохнула свободнее. Гертруде вовсе не хотелось в чем-то обвинить новую супругу Генриха VIII. Неопытное дитя. Милая, забавная девочка, оказавшаяся не на своем месте. Что ей можно поставить в упрек? Но и обвинять Леди Мэри тоже бы язык не повернулся. Разве может принцесса не реагировать остро на эту девицу из столь ненавистного рода Говардов. Анна Болейн разрушила семью маленькой Марии, а появление в королевской семье кузины казненной королевы ознаменовалось отменной помолвки принцессы с герцогом Баварским. Счастье, которое, казалось, вот-вот, наконец, после долгих лет ожиданий и горестей, настигнет и старшую королевскую дочь. Но нет, увы. Зато король счастлив, и эта маленькая девчушка на троне. Только принцессе не до веселья, и сердце Гертруды с горечью сжималось, когда она смотрела вслед уходящей королевы, а потом переводила взгляд на Марию.

Эпизод завершен

Отредактировано Гертруда Блаунт (2014-13-09 19:43:37)

+1


Вы здесь » The Tudors / Тюдоры » 1540-1547 » ...в чужих словах читают свои мысли...